Не «возможен», а необходим

Кандидат философских наук
Т.Хабарова

В «Московскую правду»
(По поводу статьи Н.Михайлова
«Возможен ли сегодня октябрь 64-го?»
в «Московской правде» от 18 августа 1989г.)

Самым настоятельным образом прошу «Московскую правду», прежде всего, опубликовать моё письмо; довольно, под крики о «демократизации», лишать «несогласных» всякой возможности высказаться. На страницах нашей печати и вообще в средствах массовой информации должны в полную силу и во всей их аргументированности прозвучать голоса людей, чьё отношение к Горбачёву, его ближайшему окружению и к затеянной ими «перестройке» определяется одним словом – «долой».

Не знаю, «возможен» ли сегодня «октябрь 1964-го»; но что он абсолютно и объективно необходим, в интересах спасения, защиты и дальнейшего плодотворного развития социалистических завоеваний советского народа, очищения их от ревизионистских наслоений и спекуляций, – вот это уже никаким сомнениям не подлежит.

При этом я вовсе не агитирую за организацию каких-то «заговоров» и «дворцовых переворотов». Марксистско-ленинская партия не должна унижаться до «заговоров» против несостоявшегося, проваливающего дело руководителя, чьё политическое, идейное, организаторское банкротство не то что очевидно, но оно попросту вопиёт о себе, и продолжающееся нахождение подобного банкрота на высших партийно-государственных постах является позором и величайшей опасностью для партии и страны. В дальнейшем (причём, отнюдь не откладывая этого в долгий ящик) должен быть отлажен чёткий и практически работающий уставный механизм, который, во-первых, квалифицировал бы как тягчайшее нарушение норм партийного строительства всякое сокрытие от партии, – как от руководства любых уровней, так и от партийной массы, – поступающих в узаконенном порядке критических оценок, критических суждений и предложений касательно реального хода дел на любом участке и направлении, от создания стратегической концепции до обстановки в низовом хозяйственном эвене. Разумеется, критика нужна не просто «для сведения», но к ней и отношение должно быть соответствующее – как к наиболее действенному средству выявления и своевременного устранения ошибок, недостатков, промахов, как к незаменимому орудию разрешения возникающих проблемных противоречий социалистического развития.

И во-вторых, за партийной организацией как таковой, за коммунистически сознательными рядовыми партийцами должны быть уставно закреплены право и реальная возможность досрочного отзыва руководителя, который явно не в состоянии противодействовать нарастанию негативных процессов, не реагирует надлежащим образом на критику, а тем паче подавляет её, утратил связь с массами и не пользуется их доверием. Более того, право постановки вопроса о выражении недоверия партийному руководителю должно быть признано и за гражданами, не состоящими в партии, в особенности в тех случаях, когда руководитель одновременно занимает ответственный государственный пост.

И хотя на сей день у нас, со всей ясностью, отсутствуют сколь-либо эффективные механизмы вышеописанного рода, мы, тем не менее, оказались в ситуации, когда их безотлагательно необходимо задействовать, а для этого установить явочным, если понадобится, порядком. От имени тех, кто хотел бы видеть в лице КПСС мощный, практически дееспособный и нравственно безупречный коммунистический авангард нашего народа, стоящий на твёрдых большевистских, марксистско-ленинских позициях, – призываю честных коммунистов Советской страны, рядовых членов партии, не потерявших ещё веру в коммунистические идеалы, руководителей всех рангов, добросовестных и преданных своему делу работников партийного аппарата, мыслящих и патриотически настроенных членов Центрального Комитета: взглянуть трезвыми глазами на положение, создавшееся в партии и в государстве, и не тратя далее драгоценного времени, не путём «заговора», но законным и непререкаемым авторитетом любого очередного или внеочередного партийного форума сместить М.С.Горбачёва с поста Генерального секретаря, потребовать немедленного его ухода в отставку со всех ныне занимаемых государственных должностей, радикально проанализировать и пересмотреть – в плане их соответствия марксистско-ленинскому учению – идейно-теоретические основы и ориентиры общеполитического курса, с тем чтобы они позволили, наконец, вывести страну из затянувшегося кризиса и открыть убедительные, воодушевляющие перспективы её движения вперёд.

Вряд ли следует сомневаться, что такое решение встретила бы вздохом долгожданного облегчения и горячо приветствовала бы подавляющая масса советских людей, – все, кто живёт и впредь намерен жить честным трудом, а не махинациями в горбачёвских «кооперативах» и не гонорарами за бесстыдные конъюнктурные поделки на поприще «науки», «литературы» или «искусства», за омерзительную, но временно пользующуюся хорошим «сбытом» клевету на героическое прошлое нашего социалистического Отечества.

И не надо поддаваться наивным опасениям, – рьяно внушаемым народу «плюралистической», так называемой, горбачёвской пропагандой, – будто без Горбачёва мы «пропадём», собьёмся, дескать, с пути истинного, погрузимся опять в стагнационное болото или не сумеем достойно «интегрироваться в мировое сообщество». Достаточно задаться простым вопросом: а где, собственно, были все эти Горбачёвы, Лукьяновы, Медведевы, Яковлевы, Шеварднадзе и пр. во времена того самого «застоя», – каковым застоем мы, если разобраться хорошенько, на девяносто процентов как раз им, теперешним «перестроечникам», и обязаны? Достаточно полистать газетные подшивки с отчётами о крупнейших политических мероприятиях тех лет и почитать лизоблюдские песнопения того же, хотя бы, Шеварднадзе в честь дорогого и любимого Леонида Ильича! Можно подумать, будто они без работы сидели, страдали за своё правдолюбие, за свои «революционные», как они нынче уверяют, убеждения! Да ничего подобного: именно в застойный период «революционеры» эти стремительно возносились вверх по ступеням партийно-государственной иерархии и чувствовали себя в затхлой атмосфере вранья, грубейшего пренебрежения интересами народа, интеллектуального и морального «ступора», как рыбы в воде.

Чего же ради мы сегодня-то должны ожидать от них какой-то «революции»? Можно ли представить себе В.И.Ленина преуспевающим царским чиновником или министром Временного правительства? Любой грамотный и добросовестный учёный-обществовед, специализирующийся на критике современных буржуазных и ревизионистских теорий, вам подтвердит, что программа горбачёвской «перестройки» представляет собой дословное – пункт за пунктом – воспроизведение тех «программ» для нашей страны, которые на протяжении последних десятилетий активно разрабатываются различными советологическими «центрами» международного империализма. И разрабатываются, естественно, вовсе не с целью какого-то «продолжения дела Октября» и «возрождения ленинской концепции социализма», – а в целях прямо противоположных: окончательного разбалтывания, подрыва и ликвидации социалистического строя в СССР, полного «искоренения» марксистско-ленинской идеологии, сокрушения Советского Союза как могущественной многонациональной мировой державы и превращения его в конгломерат враждующих между собой псевдонезависимых государств, которым заведомо предназначена участь резервуара дешёвых производственных ресурсов для зарубежных благодетелей.

Именно на это – и только на это, не на что-либо иное! – нацелены «предложения» о разрушении в СССР системы централизованного директивного планирования и управления экономикой, государственно контролируемого доходо- и ценообразования, о введении рыночных отношений в их буржуазной модификации, т.е. с восстановлением рынка рабочей силы, а значит, и безработицы; о «реабилитации» частной собственности, уничтожении монополии внешней торговли, ликвидации коллективного ведения хозяйства на земле и скорейшей раздаче земли в наследственное владение новоявленному кулаку. На это нацелены подстрекательские, демагогические призывы (и упорные «законодательные» попытки) предоставить примитивную анархо-синдикалистскую «самоуправляемость» обособленно рассматриваемым промышленным предприятиям, – чего не только не может и не должно быть при социализме, но и при капитализме-то практически давно уже нет. На это нацелены требования полностью «оттереть» Коммунистическую партию от оперативного руководства социально-экономическими процессами, вернуться к буржуазной парламентской «говорильне», вместо того чтобы развернуть работу над развитием и совершенствованием социалистического народовластия как такового. На это нацелено позорное, воистину мракобесное поношение основополагающих принципов и понятий марксистско-ленинской теории как якобы «мифов», «выдумок Сталина» и т.п., – при том, что тут же в ранг свежеиспечённой «науки» возводится богословие(!), всевозможные разновидности религиозного обскурантизма, а быстро «осмелевшие» (если не сказать – обнаглевшие) церковники в открытую требуют, чтобы никто иной, как «епископы православной церкви», взяли на себя «толкование происходящих в обществе процессов» и всю идейно-воспитательную работу с массами.[1]

Следует особо подчеркнуть чудовищную именно научную безграмотность и нелепость всех этих домогательств, – безграмотность, которая мигом была бы выведена на чистую воду, если бы в средствах массовой информации не царил всё тот же диктат кучки процветающих конъюнктурщиков от «науки», двадцать с лишним лет не дававших сказать правду о действительных, а не измышленных мифах брежневской эпохи: «развитом социализме», «общенародном государстве» и пр.

B самом деле, как можно, например, в здравом уме и твёрдой памяти талдычить, уж извините за резкость, о каком-то «равноправии форм собственности», в том числе частной(!) и общественной? Форма собственности – это прежде всего способ соединения производителя со средствами производства. Частная собственность – это «общепризнанный», тысячелетиями обкатанный экономический механизм эксплуатации человека человеком, безвозмездного присвоения собственником средств производства результатов чужого прибавочного труда. Переход собственности на средства производства в руки рабоче-крестьянского государства – это, в свою очередь, единственно известный и доступный человечеству путь к освобождению от эксплуатации, к тому, чтобы результаты общественного прибавочного труда распределялись в интересах всех без исключения членов общества. Вне всяких сомнений, мы не только можем, но попросту права не имеем не говорить о несовершенствах, отклонениях, искривлениях в системе государственной собственности, как она сложилась на сей день, мы обязаны искать возможности её реконструкции, дебюрократизации, подъёма на новый качественный уровень. Но болезни роста вовсе не упраздняют объективного принципа развития, и воистину, надо заделаться «академиком» вроде Абалкина или Аганбегяна, дабы «не понимать», что эксплуататорская форма собственности не может быть «равноправна» с антиэксплуататорской, и социалистическая революция совершается не для того, чтобы обеспечить им обеим «благоприятные условия соревнования», а для того, чтобы эксплуататорские структуры экономических отношений исчезли навсегда с лица земли. Используя в этих целях, между прочим, и государственно-политическую мощь диктатуры пролетариата.

Никому, конечно, не возбраняется разделять и другие взгляды на концептуальный «становой хребет» марксистской доктрины – тезис о безоговорочной отмене частного (в том числе и частногруппового) владения средствами производства как о решающем завоевании пролетарской революции и структурной базе строительства нового общества. Но тогда надо, видимо, начать с того, что выложить на стoл партийный билет с изображением Владимира Ильича и далее подвизаться в какой-то иной партии – троцкистско-бухаринской, зиновьевско-каменевской, столыпинской и т.п. А марксистско-ленинскую избавить от своего присутствия и от своего бесчестно-скудоумного насилия над предначертаниями великих её основателей. Да кстати, и от ответственности за безмозглое головотяпство, «идейные истоки» которого никакого отношения к Марксу, Энгельсу, Ленину, их трудам и их указаниям не имеют.

Возьмём ещё пример подобной же элементарной и глубоко вредоносной идейно-теоретической безграмотности, возведённой в сан некоей самодельной «аксиомы» «нового политического мышления»: это выдумка о «приоритете общечеловеческих ценностей над классовыми». В марксистско-ленинском учении «общечеловеческие» ценности – это ценности передового, революционного класса, «заведующего», по широко известному ленинскому определению, социально-экономическим порядком данной исторической эпохи. Самосознание класса-революционера, класса-гегемона диалектически «снимает» в себе духовные достижения всех предшествовавших периодов развития, сводит, «переплавляет» их в новую, качественно высшую интеллектуальную и нравственную целостность. Так было когда-то с буржуазно-демократическим мировосприятием, которое смогло создать мощный, ярко прогрессивный для своего времени «сплав» духовных и культурных ценностей, накопленных всей предыдущей историей людского сообщества.

C началом же формирования новой, коммунистической цивилизации, с выходом на историческую арену рабочего класса роль носителя, творца и гаранта «общечеловеческих», в указанном единственно верном понимании, норм и ценностей объективно перемещается именно к нему. Никаких «третьих» нормативных установок в реальной исторической действительности марксизм не признаёт: есть ценности, идеалы уходящей, отступающей в прошлое общественно-экономической формации, и есть идеалы формации восходящей. И есть процесс более или менее выраженного в каждый данный исторический момент конструктивного поглощения, «переработки», но вместе с тем и вытеснения первых вторыми. О людях, которые этого не осваивают, В.И.Ленин говорил, что их не только на трибуну, но и вообще на собрание-то пускать стыдно. A мы подобных «знатоков» пустили не то что на собрание и на трибуну – на посты, где они имеют возможность самым разрушительным образом влиять на ход развития всей нашей общественной системы. Ибо домыслы о приоритете мифических «общечеловеческих» воззрений над классово-пролетарскими на практике означают только одно: стремление поставить буржуазную идеологию над идеологией коммунистической. Безразлично, делается ли это с сознательным злонамеренным расчётом или всего лишь по невежеству и некомпетентности.

Так что, товарищи коммунисты, попросите вашего Генерального секретаря, – пусть он вразумительно объяснит вам, да и всем нам знать не мешает: чем же он всё-таки руководствуется, навязывая партии и народу в качестве «концепции перестройки» набор рекомендаций, которые прямыми их авторами – западными советологами, белоэмигрантами, теоретиками правого и «левого» ревизионизма и т.д. – создавались ради одной-единственной цели, – инспирировать «саморазвал» и самоуничтожение социалистического общественного уклада в СССР? И попросите понастойчивей, чтобы наглядно и исчерпывающе убедиться: блеф «нового политического мышления» зиждется не на том, что y М.С.Горбачёва имеются аргументированные и действительно «новые» решения по острейшим, «лобовым» идейно-теоретическим вопросам, а на его уверенности, что подобных вопросов никто не отважится ему задать.

Безусловно, социализм нуждается на сей дань во всестороннем качественном обновлении. Но это, к слову, не вчера выяснилось: мыслящие люди пытались поднять эти проблемы ещё в период XXV и XXVI (а не XXVII!) съездов КПСС и подвергались за свою гражданскую смелость и бескомпромиссность гонениям и грубейшей, чванливой дискриминации со стороны как раз тех, кто стремится нынче присвоить себе лавры «революционеров», якобы дальновидно разглядевших необходимость коренных изменений. А во-вторых, все преобразования должны идти по линии очищения, укрепления и творческого развития основ социалистического общественного устройства, но не по линии крикливого ниспровергательства и откровенных поползновений к реставрации капитализма.

Среди нас, рядовых советских трудящихся, никто не уполномочивал Горбачёва «демонтировать» социалистический строй в стране, провозглашать глупое «равноправие» частной собственности, плодить ворьё под вывеской «кооперации», «восстанавливать в правах» безработицу и частнонаёмный труд, легализовать существование в нашем обществе эксплуататорских классов, подрывать обороноспособность государства ради покровительственных похвал госпожи Тэтчер, превращать законодательные органы в клуб вчерашних диссидентов, требующих «передачи» им «всей полноты власти». Нам не нужна одноколейная «гласность», представляющая собой ежедневное и ежечасное гнусное, безнаказанное оскорбление патриотических чувств десятков миллионов честных советских граждан, не располагающих практически никакой возможностью сделать публично слышимым и публично значимым их ответ. До каких пор это будет продолжаться и допустимо ли вообще подобное в цивилизованном государстве, чтобы рядовой избиратель нигде и никак, ни при каких обстоятельствах не мог выразить своего мнения о человеке, безответственно куролесящем на высоких постах? Сейчас по газетам замелькала такая цифра, что, мол, – по новейшим данным, – только 15 процентов населения у нас поддерживают «перестройку» по-горбачёвски. Думаю, что в действительности цифра эта ещё значительно ниже. Почему же пресса «под завязку» заполнена исключительно лишь излияниями этих пятнадцати процентов, – да и то, в основном, самой оголтелой их части, патологически обозлённой против всего советского и социалистического? Почему упорно и бесчестно вдалбливается людям вот уж и впрямь миф о неизбежности и «безальтернативности» творящихся в стране «революционных» безобразий? Не пора ли поставить вещи с головы на ноги и дать беспрепятственно высказаться тем восьмидесяти пяти процентам, которые, – со всей очевидностью, – на нормальных, прямых, всеобщих и равных, подлинно демократических выборах голосовали бы против Горбачёва?

И партии следует тоже ориентироваться не на пятнадцать процентов, а на восемьдесят пять. Нужно потребовать общепартийной дискуссии по всей «перестроечной» неразберихе, выслушать людей, выдвигающих альтернативные предложения. Партийцы, не доводите до такого позора, какой произошёл в Польше и происходит в Венгрии, где так называемые «коммунисты» сели за «круглый стол» с классовым противником и униженно, на блюдечке преподнесли ему власть, – которую, между прочим, не сами добывали. Не позволяйте заморочить себя всевозможными «мыльными пузырями», обвинить в этих «пузырях» социализм. Мыло исчезло не «при социализме», а при Горбачёве с его «радикальной реформой» и с его «советниками», у Сталина и даже у Брежнева никаких этих «мыльных» проблем не существовало. Давайте, наконец, отделим социализм и партию от тех, кто всю жизнь лепился возле них, – как это теперь стало досконально ясно, – ради карьеры, а вовсе не в силу какой-то своей приверженности марксистским идеалам. Воистину, вспомнив пущенный недавно в оборот лозунг, можно сказать: на сегодняшний день «больше социализма» – это значит «меньше Горбачёва». Народ поддержит вас в выборе на пост Генерального секретаря компетентного и твёрдо убеждённого в нашей коммунистической правоте руководителя-марксиста.

Москва, сентябрь 1989г.


[1] См., хотя бы, «Московский комсомолец» (позор!) от 10 августа 1989г., стр.2.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/123
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru