Письмо от Л.С.Беляева, с ответом Т.М.Хабаровой

Л.С.Беляев:

Социалистическая
модификация стоимости

Глубокоуважаемая Татьяна Михайловна!

С большим интересом и пользой для себя посмотрел несколько статей в Вашей книге «Моя война за…». Особенно интересна для меня были Ваша статья в журнале «Коммунист», 1988, № 1 и Ваше выступление на Молодежном семинаре 21 мая 1997г. Попросил нашу библиотеку поискать несколько книг и статей в журналах, на которые Вы ссылаетесь, в том числе книгу А.В.Бачурина.

Больше всего меня интересует «двухмасштабная система цен» или реализация прибавочного продукта через повышение розничных цен на предметы потребления и «налог с оборота». Я тоже считаю это величайшим открытием советских экономистов времен окончания НЭПа, и этой проблеме (механизму формирования цен) посвящена бóльшая часть моей книги «Элементы политэкономии социализма» (2016г.), которая у Вас есть. С этой проблемой тесно связан хозрасчет предприятий и разрушительные последствия ошибочной (капиталистической) его версии, внедрявшейся с конца 1950-х годов, включая реформу 1965-1967 гг.

Мне было приятно обнаружить общность в нашей оценке важности и эффективности «налога с оборота», а также роковых последствий отказа от него и внедрения хозрасчета с максимизацией прибыли и заданием планов в стоимостном (денежном) выражении. В то же время, у нас имеются различия в экономической интерпретации этого механизма. Поэтому, я хотел бы попросить Вас посмотреть некоторые места в упомянутой моей книге и высказать Ваше мнение по нескольким вопросам, которые я постараюсь четко сформулировать:

1. Вы совершенно логично ставите «во главу угла» модификацию стоимости при различных способах производства (капиталистическом и социалистическом). И, насколько я понял, показываете, что при социализме такой модификацией становится себестоимость (c + v).

Я прихожу фактически к этому же выводу, но по несколько иным соображениям:

– во-первых, ссылаясь на К.Маркса и Ф.Энгельса, я стараюсь показать, что в социалистическом производстве понятие (или категория) «стоимость» вообще теряет смысл. Стоимость – это специфическая категория товарного производства, сложным путем (через рынок) выявляющая общественно необходимые затраты на производство товара. При обобществленном производстве затраты труда (сложного, приводимого к простому) могут измеряться непосредственно, не прибегая к понятию «стоимость». Эти затраты труда (c + v), естественно, не содержат прибавочной стоимости m, и я называю их «трудоемкостью» (термин «себестоимость» становится неудачным, если отсутствуют «стоимость» и «прибавочная стоимость»). Следовательно, в социалистическом производстве при оценке затрат труда стоимость преобразуется в трудоемкость (c + v);

– во-вторых, в соответствии с принципом «от каждого по способностям, каждому по труду» (о котором Вы почему-то нигде не пишите), заработная плата трудящихся, предназначаемая для личного потребления, выплачивается соразмерно совершенному труду. Поэтому, затраты труда на производство какого-либо продукта (трудоемкость его производства) могут оцениваться выплаченной зарплатой. Трудоемкость продукта равна при этом сумме зарплаты, выплаченной как непосредственно при изготовлении продукта (живой труд v), так и ранее при производстве расходуемых материалов и энергии, а также используемых сооружений и оборудования (овеществленный труд c);

– далее, по величине (значению) трудоемкости (индивидуальной или среднеотраслевой) должны устанавливаться основные «учетные» цены всех видов продукции (и средств производства и предметов потребления). Эти цены необходимы для планирования и оценки эффективности производства и для других экономических расчетов. В частности, планы производства должны быть оптимальными в части обеспечения минимума суммарных затрат труда (трудоемкости) на участке или в сфере планирования. А снижение трудоемкости (себестоимости) является одним из критериев повышения эффективности производства.

2. При оценке и назначении цен всех видов продуктов по трудоемкости (себестоимости) естественно возникает вопрос: «А как же быть с прибавочным продуктом, который необходим для создания общественных фондов потребления и накопления и для общегосударственных расходов?». Рассматриваемый механизм повышения розничных цен на предметы потребления (и платные услуги) с перечислением «налога с оборота» в бюджет государства, как раз и решает проблему образования прибавочного продукта (я называю его «трудом (или продуктом) для общества», так как «прибавочный» – это «капиталистический» термин).

Мне показалось слишком сложным (пространным и частично надуманным) Ваше обоснование этого механизма. Увеличение розничных цен на предметы потребления, по моему мнению, нельзя объяснить производством продукции трудом и предназначением предметов потребления для воспроизводства рабочей силы. Объяснения гораздо более простые:

– обобществление производства, отсутствие частной собственности и эксплуатации делают неправомочным начисление какой-либо прибавочной стоимости в ценах производимой продукции; труд оплачивается полностью в соответствии с его количеством и качеством;

– «труд для общества» должны совершать работники не только производственной сферы, но и непроизводственной сферы тоже; если же начислять прибавочную стоимость только в цены продукции производства, то возникает странное (ничем не объяснимое) противоречие («неравенство») – труд работников производственной сферы оплачивается неполностью, а непроизводственной – полностью;

трудоемкость предметов потребления, поступающих в розничную торговлю, значительно меньше суммарных денежных выплат населению (зарплата работников производственной и непроизводственной сфер, пенсии, стипендии, пособия). Поэтому, для соблюдения денежного баланса и требуется увеличение розничных цен по сравнению с трудоемкостью предметов потребления;

повышение розничных цен отдельных предметов потребления, в принципе, может быть любым (отрицательным тоже). Однако, должны быть выполнены два общих условия: 1) сумма розничных цен всех предметов потребления (и платных услуг), предлагаемых населению страны, должна быть несколько выше суммарных денежных выплат населению (для избежания дефицита предметов потребления); 2) суммарное повышение розничных цен, всех предметов потребления и услуг (суммарный «налог с оборота») должно превышать общую необходимую сумму общественных фондов и общегосударственных расходов (общий по стране «продукт для общества»).

3. По моим (и не только моим) представлениям, государственная розничная торговля не является рынком, а сами предметы потребления – товарами в том смысле, который они имеют в капиталистическом товарном производстве. При достаточно зрелом социализме практически все предметы потребления производятся по планам, являются общественной (единой государственной) собственностью и продаются по твердым централизованно установленным ценам.

Государственная розничная торговля – это просто механизм распределения предметов личного потребления «по труду», т.е. в соответствии с полученной зарплатой и вкусами (потребностями) трудящихся.

4. Большое внимание в моей книге 2016 года я уделил хозрасчету предприятий (глава 5). Как и Вы, я критикую разновидность хозрасчета, которая внедрялась с конца 1950-х годов. Одновременно, мне кажется удалось разработать систему хозяйственного учета и контроля (вместо хозрасчета) в социалистическом производстве, которая может применяться без использования понятий стоимость, прибыль и т.п. (параграф 5.2 на стр.109-127). Мне очень хотелось бы узнать Ваше мнение об этой системе хозучета и контроля.

5. Мне очень понравился предложенный Вами обобщенный критерий оценки эффективности социалистической экономики в целом – степень снижения уровня розничных цен, достигаемого за плановый период.

6. Что касается Вашей деятельности в рамках Съезда граждан СССР и Большевистской платформы КПСС, то я отношусь к ней положительно. Действительно можно считать СССР де-юре существующим. Вся проблема, как объединить усилия и сделать это существование де-факто.

 

Мои просьбы к Вам, Татьяна Михайловна, относятся к рецензированию некоторых мест и положений моей книги 2016 года:

1. Введения (стр. 5-13) и Заключения (стр. 148-171) – общие замечания.

2. Главы 3 (стр. 630-81) – насколько убедительно мне удалось показать прекращение товарного производства и утрату смысла категории «стоимость» при достаточно зрелом социализме.

3. Главы 5 (стр. 101-137) – описание истории (этапов развития и «поворота вспять»), недостатков и последствий хозрасчета – насколько с Вашей точки зрения, правильно все это описано. Особенно интересно Ваше мнение по предлагаемому мною хозяйственному учету и контролю в условиях зрелого социализма (параграф 5.2).

Если Вас интересует мое мнение по какому-нибудь конкретному вопросу, с готовностью отвечу.

Желаю всего самого доброго!

Ваш Л.С.Беляев
4 октября 2016г., г.Иркутск

Т.Хабарова:

Сталинская модель –
апология живого труда
по отношению к труду
овеществлённому
(«капиталу» в кавычках
и без кавычек)

Уважаемый Лев Спиридонович,

сразу хочу сказать, что отношение к Хабаровой как к некоему «третьестепенному» автору по меньшей мере недальновидно, а включённые в книгу работы требуют не беглого просмотра «по диагонали», но внимательного чтения и изучения. Причём, не выборочно, а все целиком.

Иначе излагаемая фундаментально важная трактовка попросту не будет понята, – что, собственно, в данном случае и произошло.

Так, Вы приписываете мне определение социалистической модификации стоимости как… себестоимости (c + v).

Между тем, на «недочитанной» Вами 47-й странице книги даётся исчерпывающе чёткая «формула» СМС:

Социалистическая модификация закона стоимости (аналогичная цене производства при капитализме), это

ОПТОВАЯ ЦЕНА ПРЕДПРИЯТИЯ
ПЛЮС
ОПТОВАЯ ЦЕНА ПРОМЫШЛЕННОСТИ
.

Причём, это вот так и дано в книге: заглавными буквами, с подчёркиванием и с разрядкой по строчкам, чтобы читатель почувствовал, насколько это важно. Но, как видим, в рассматриваемом случае всё впустую.

Ниже там следует несколько более развёрнутая формулировка:

цена на продукцию производственно-технического назначения с минимальной доходообразующей составляющей в ней, в форме прибыли предприятия,
ПЛЮС цена на потребительский товар, до отказа загруженная доходообразующей составляющей в форме налога с оборота
.

И опять же курсивом с подчёркиваниями.

А почему она «двухмасштабная» –то, сталинская ценовая модель? Потому что из двух цен состоит. Если это не понято, то дальше уже растолковывать нечего и незачем.

 

Поскольку я, как коммунист и учёный-марксист, ставлю себе целью ВЕРНУТЬ сталинскую модель в экономическую действительность возрождаемого нами социалистического строя (и она несомненно БУДЕТ туда возвращена), то Ваши рассуждения об «исчезновении» стоимости при социализме я, – уж извините за откровенность, – не могу воспринимать иначе, нежели какой-то беспочвенный вздор.[1]

В этом вопросе я стою целиком и полностью на (единственно и непреложно марксистской!) точке зрения И.В.Сталина: социалистическое производство есть производство /ещё/ /и частично/ товарное, с товарно-денежными отношениями в исторически модифицированной форме; при нём безусловно действует закон стоимости в специфической модификации, имеет место (естественно!) категория стоимости, а с нею заодно, – себестоимости и «прибавочной стоимости» (каковая при социализме выступает как чистый доход).

Замена всего этого пакета категорий высосанной из пальца «трудоёмкостью» ни к чему, кроме путаницы и неразберихи, не ведёт.

Социализм – это общество, в котором труд затрачивается ещё по принципу «рабочей силы», как абстрактный, а не творчески-самоцельный. Да, он взят под мощную опеку рабоче-крестьянского государства, но всё ещё осуществляется не ради него самого, а в обмен на какие-то другие блага. Но стоимость и есть мерило затрат абстрактного труда и инструмент оперирования его затратами.

В обществе, где труд ещё сохраняет черты «рабочей силы» («абстрактности») стоимости просто не может не быть, вкупе со всеми её производными, в первую очередь себестоимостью и доходообразующей составляющей в цене.

Выдуманное Вами «преобразование стоимости в трудоёмкость», это пустая игра словами. Суммарные затраты на производство какой угодно продукции не могут оцениваться одними лишь зарплатами. Где это Вы видели, чтобы на предприятии, получив материальные оборотные средства, писали в калькуляцию своей цены не цену израсходованных ГСМ как таковых, а зарплату рабочих на нефтепромыслах? Нельзя смазывать разницу между трудом живым и овеществлённым, валить их в одну кучу. Овеществлённый труд способен функционировать (и на практике сплошь и рядом функционирует) как капитал, т.е. выручка от реализации товара идёт в карман собственнику этого капитала.

А задача социализма, его всемирноисторическая миссия в сфере экономики – обобществить прибавочный продукт, сделать так, чтобы «выручка от реализации товара» попадала прицельно в руки трудящемуся как «держателю», «носителю» живого труда, вкладывающему в производство непосредственно на своём рабочем месте именно живой труд, сплав своей мускульной, умственной, духовной энергии.

Для этого надо создать такой экономический механизм, который бы по всему народнохозяйственному комплексу строго отделял живой труд от овеществлённого, – а не валил их в одну кучу, как это получилось у Вас. (А до Вас «получилось» у Либермана–Косыгина в приснопамятной «экономической реформе».) Строго отделял бы живой труд от овеществлённого и именно на живом труде «осаждал» бы, «адсорбировал» преимущественную часть вырабатываемого в производстве прибавочного продукта (чистого дохода).

И такой механизм был создан под руководством И.В.Сталина, и это действительно явилось одним из величайших открытий в истории мировой экономической мысли и хозяйственной практики.

Общественный чистый доход в виде «налога с оборота» (централизованного чистого дохода государства, по А.В.Бачурину) аккумулировался на предметах народного потребления, – или на средствах воспроизводства рабочей силы, как ближайших стоимостных заместителях живого труда. Собственно, это и означало, что общественный доход в социалистическом народном хозяйстве стал формироваться не по капиталу, а по труду, произошёл гигантский, подлинно формационный сдвиг во всей экономической цивилизации человечества.

Но, будучи по труду сформирован, прибавочный продукт и распределяться стал, автоматически, также «по труду». Существенная часть ЦЧДГ шла на систематическое снижение базовых розничных цен и на расширение фондов неоплачиваемого общественного потребления. По этим двум каналам трудящийся при социализме и получает причитающуюся ему долю в чистом доходе общества.

Странным образом, Вы меня упрекаете, якобы я «ничего не пишу» о принципе распределения по труду. Да помилуйте, в книге буквально ни одной работы нет, где бы об этом подробнейше не говорилось. Конечно, если на читать приобретённую Вами книгу на интересующую Вас тему, то получится, что автор по тому или иному вопросу ничего не сказал. Но вот, хотя бы, на стр.49 подзаголовок в тексте так и не прочитанной Вами статьи: Распределение общественного прибавочного продукта ПО ТРУДУ – регулярное снижение розничных цен плюс систематическое наращивание фондов неоплачиваемого общественного потребления. Что значит я «не пишу»? Просто Вы не читаете то, что написано.

 

В общем, приходится с сожалением констатировать, что – подобно другим вершинным взлётам человеческого гения – сталинскую модель оказалось легче создать, нежели современникам и даже ближайшим последующим поколениям её уразуметь. И Вы тут тоже исключением, как ни прискорбно, не стали.

Суть сталинского творения – вот эта передача функции консолидации общественного дохода от капитала (овеществлённого труда) труду живому, как его (дохода) объективно единственному продуценту – осталась Вами всецело не понята.

Объявляя объяснение по Сталину «слишком сложным и надуманным», Вы взамен предлагаете некий букет «досталинских» (и откровенно антисталинских) заблуждений, – как нечто якобы «гораздо более простое».

Но это та «простота», которая – по поговорке – хуже воровства.

Налог с оборота у Вас оказывается не формой консолидации обобществлённого прибавочного продукта (а это, повторяю, его единственно правильная, но не какая-то «надуманная» трактовка), – он у Вас оказывается… «увеличением розничных цен для соблюдения денежного баланса».(?!) Баланса между чем и чем? Видите ли, между суммой зарплат работников и суммарной себестоимостью – «трудоёмкостью», по-Вашему – предметов потребления. Да зарплата – это элемент себестоимости продукции, а налог с оборота – это прибавочный продукт. Что же, по-Вашему, зарплата из налога с оборота, что ли, выплачивалась?

И «увеличение розничных цен», многократно Вами поминаемое, здесь тоже ни при чём. За счёт налога с оборота цены, как известно, снижались, а не росли.

Живой труд, – в лице своих стоимостных «заместителей», товаров народного потребления, – осаждал на себе вырабатываемый в общественном производстве чистый доход (его львиную долю), и это было никакое не «увеличение розничных цен», а это был общественный чистый доход, консолидируемый там и так, где и как этого требовала объективная логика социалистической экономики.

А откуда он вообще брался, налог с оборота? С рынка, вот именно. Это ещё один «ляп» в Ваших доказательствах – будто розничная торговля при социализме не является, якобы, рынком. Является, и ещё каким. И если на нём не следить «во все глаза» – как это и делалось при Сталине – за равновесием спроса и предложения, за конъюнктурой и даже за капризами моды, то можно очень хорошо прогореть.

Благодаря своей «завязанности» на рынок, налог с оборота, так же естественно и логично, становится и основным инструментом передачи трудящимся их доли в совокупном чистом доходе общества, – т.е., регулярного снижения базовых потребительских цен. В Вашем же анализе эта его главнейшая, ключевая роль вообще обойдена молчанием.

Из-за этого непонимания Вами самóй природы налога с оборота как главного рычага РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПО ТРУДУ, – из-за этого с Вашей точки зрения невозможно и объяснить, почему в сталинской схематике отсутствует развитая доходообразующая составляющая в ценах на продукцию группы «А». (А у Вас, так она там отсутствует не только в развитом виде, но вообще.)

При чём здесь оплата труда «полностью» и «не полностью»? Труд оплачивается (в смысле, через зарплату) не «полностью» или «не полностью», а он оплачивается в соответствии со стоимостью воспроизводства рабочей силы. Это так и при социализме, незачем закрывать на это глаза, поскольку на первой фазе коммунистической формации труд из статуса «рабочей силы» ещё не вышел.

Воспроизводство рабочей силы может быть расширенным (и расширенным весьма существенно), зарплата может дополняться различными выплатами премиального или социального характера по месту работы, но…

Но всё это к РАСПРЕДЕЛЕНИЮ ПО ТРУДУ не имеет никакого отношения. «Распределяется по труду» не зарплата (необходимый продукт), а прибавочный продукт, или, при социализме, чистый доход. И распределяется он, – повторяю ещё и ещё раз, – через регулярное снижение базовых розничных цен и систематическое наращивание фондов неоплачиваемого общественного потребления.

Это делается за счёт «подушки» налога с оборота, почему в нём и концентрируется преобладающая часть общественного чистого дохода. И почему он и есть никакой не «налог», а централизованный чистый доход государства. Этот термин А.В.Бачурина, по моему убеждению, в дальнейшем должен быть официально узаконен.

Впрочем, какая-то доходообразующая составляющая – в пределах 4–5% от себестоимости выпуска – должна наличествовать и в ценах на продукцию производственно-технического назначения, – как это и предусматривается в сталинской модели. Не могу лишний раз не заметить, что придуманная Вами путаница с заменой себестоимости на «трудоёмкость» – и с «исключением» стоимости вообще из политэкономии социализма – она все эти соотношения, по сути своей вот именно простые и понятные, только искажает и затемняет.

Стоимость сама собой, естественноисторически уйдёт из экономики лишь в результате достаточно длительного функционирования сталинской двухмасштабной системы цен. А покуда она объективно – как ни верти – существует, её никакими декретами и никакими псевдонаучными потугами не отменишь.

И опять-таки, сюжет с распределением по труду не зарплаты, а прибавочного продукта освещён в имеющейся у Вас книге – см., хотя бы, стр.50–51.

Снова и снова подчеркну, что только перенесение как доходо-аккумулирующей, так и распределительной функции в экономическом механизме на живой труд, – причём, перенесение, выполненное не на словах, а структурно, организационно-технологически, – только оно делает социалистическое общество действительно, объективно неэксплуататорским: таким, где весь «избыточный» продукт не уходит в карман собственнику средств производства, а справедливо «раскладывается» на всю массу трудового народа. Благодаря чему рядовой трудящийся становится и полноправным сохозяином производительного потенциала, а отсюда и столь же полноправным представителем политически господствующего класса.

 

На вашу просьбу прорецензировать некоторые разделы Вашей книги я, к сожалению, не смогу дать незамедлительного положительного ответа.

Это большая работа, на которую у меня ни в данный момент, ни в самом ближайшем будущем явно не найдётся времени.

К тому же моё мнение по некоторым поставленным Вами вопросам – например, о судьбе стоимости и производных от неё показателей при социализме – уже изложено в настоящем письме, да и более чем обильно аргументировано в имеющейся у Вас книге. Дополнять чем-либо эту пространную, добросовестно повёрнутую под разными углами аргументацию я просто не вижу необходимости. Резюме на тему, удалось ли Вам «показать прекращение товарного производства» в условиях социализма, такое резюме, в соответствии с разделяемой мною сталинской позицией, гласит: не удалось и не удастся. Ввиду моей почти что полувековой «войны» за признание и конструктивное освоение социалистической модификации стоимости, продолжать полемику на эту тему я не нахожу никакого смысла.

 

В заключение мне хотелось бы поблагодарить вас за содержательный и доброжелательный отзыв на книгу. Мне также не кажется неуместным, с моей стороны, воздать Вам справедливую хвалу как единственному, пока что, представителю нашего, прости господи, научного сообщества, – единственному, откликнувшемуся на исследование, которое по его проблематике должно было бы оказаться у этого «сообщества» в центре внимания.

С уважением и добрыми пожеланиями

Т.Хабарова
11 октября 2016г.

P.S. Наша переписка, – если Вы не возражаете, – будет размещена на сайте cccp-kpss.su. Собственно, возразить Вы можете только против публикации Вашего письма, моё так и так там появится.


[1] В книге эта проблема затронута, – к сожалению, вкратце, – в небольшой статье против взглядов М.В.Попова на стр.215–218.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/1293
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru