Письмо на имя Л.И.Винниковой

…прошу вас разобраться с референдумом 1991 года. Ведь очень важно не обманывать людей. На самом деле люди, по факту, проголосовали за развал СССР и образование СНГ (как обновлённый союз независимых, отдельных друг от друга республик).

Уж не знаю, зачем власти нужна Хабарова с её письмами. Но возможно, она просто не представляет опасности, плюс собирает вокруг себя активных и не разобравшихся, уводя от реальной картины.

Из письма Л.Винниковой
17 марта 2018г.

Лариса,
извините за задержку с ответом, но мне откровенно не хотелось отвечать на вопрос, заданный Вам какой-то, извините, дурой.

Откуда у неё такие сведения, что Хабарова с её письмами/?!/ «нужна власти»? А ведь распространяет эту дичь с апломбом, как факт. Вы могли бы и без меня догадаться, что пересылать мне подобную дичь вряд ли стоит.

В порядке исключения отвечу.

Формулировка на Референдуме была следующая:

Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности?

Ну, и что в этой формулировке такого уж «антисоветского»?

На референдумах люди голосуют за то, что написано в бюллетене, а не за то, что кому-то придёт на ум спустя годы после голосования. Вот они и проголосовали за сохранение Союза Советских Социалистических Республик, в чём дело-то? Аббревиатура же СНГ появилась на свет лишь в декабре 1991г., и в марте за неё вообще никто голосовать не мог.

Насчёт «суверенности», то у нас в Конституции любой союзной республики было чёрным по белому обозначено, что данная республика есть «суверенное советское социалистическое государство, добровольно и равноправно объединившееся с другими республиками» и т.д. И опять-таки, какого ещё рожна надо-то? Три из пятнадцати союзных республик – Россия, Украина и Белоруссия – являлись членами ООН, это что вам – не суверенитет? И ведь СССР упорно добивался и для остальных республик такого же статуса, – чему препятствовали, в первую очередь, большие радетели чужих «суверенитетов», американцы.

Употребление в вопросе Референдума термина «федерация» вместо «союза» – явная ошибка составителей, их «подвох» против самих себя. Ведь федерация – значительно более жёсткая форма объединения, чем союз. Членами федерации суверенные государства быть не могут. Вот у нас РСФСР была (и есть де-юре) федерация, так не состояли же в ООН Якутия, Башкирия или Татарстан. Тем паче термин «федерация» неприменим к СНГ.

Выдумывать, будто те, кто голосовал за федерацию, фактически поддержали развал СССР, – это попросту глупость. Скорее, по смыслу этой терминологии, приверженцами федерации должны были бы оказаться «советские националисты» вроде меня, ратующие за постепенное перерастание союзного государства в унитарное.

И наконец, «обновление». А тут что крамольного нашли шибко «советские» визгуны типа Вашей респондентки и тех, на кого она ссылается? Разве Конституция СССР 1977г. не являлась «обновлённым» вариантом Сталинской? И разве не висел уже в воздухе вопрос об очередном обновлении нашего Основного Закона, – например, об изъятии из него не выдержавших проверки жизнью положений о «развитом социализме», о Советском государстве как «выполнившем», якобы, задачи диктатуры пролетариата, и т.п.? Вот и Съезд граждан СССР ещё с конца 90-х годов предлагает Проект новой редакции Советской Конституции, ну и что?

Суммируя, главная подлянка заключалась не в формулировке вопроса, вынесенного на Референдум, – в ней ничего особо неприемлемого нет, – а в том, что национально ответственное, не изменническое руководство права не имеет ставить перед гражданами вопросы подобного рода: должна или не должна их страна продолжать своё существование? Вот где политическая уголовщина, вот где измена Родине.

Но в тот момент силы коммунистического Сопротивления в Советском обществе не успели ещё сформироваться в должной мере. Первая в стране публично принятая Резолюция о политическом недоверии Горбачёву прозвучала лишь осенью 1990г. на III конференции Всесоюзного общества «Единство» в Ленинграде.

Советским людям ничего не оставалось делать, кроме как идти и голосовать на Референдуме, – пусть даже у многих из них и возникали вполне оправданные сомнения в правомерности этой акции. И они пошли и проголосовали – подавляющим большинством за сохранение СССР, перечеркнув тем самым все и всякие подлые расчёты агентуры психоинформационной войны. Это было похоже на то, как в 1812г. жители Москвы, массово и без всякой агитации покинули город перед вторжением в него наполеоновских войск, – и тем самым перечеркнули захватнические планы Наполеона, как и всю его дальнейшую карьеру.

Сегодня примерно такую же политически опорную роль играет Мартовский референдум в национально-освободительной борьбе Советского народа. Советские патриоты должны давать самый решительный отпор попыткам принизить, а то и вовсе отрицать эту его роль, изображать Референдум, – на пару с оккупационным режимом, – как «простой опрос населения», «плебисцит», не имеющий, дескать, юридического значения. А то и ещё чище – как «антисоветскую провокацию». Антисоветские провокаторы в нынешних условиях – это как раз те, кто старается выбить из наших рук итоги Референдума как в высшей степени перспективное (и далеко ещё нами не использованное на полную мощь) идеологическое оружие.

 

Добавлю лишь, что проблема извращённой оценки Референдума не единожды поднималась в материалах СГ СССР.

См., напр., мою переписку с Ю.К.Ковальчуком (также проповедником вышеочерченной порочной точки зрения), 15-21 марта 2014г.

Затрагивалась она и на некоторых наших митингах соответствующей тематики (мартовских). На каких именно – у меня просто нет сейчас времени лазить по архиву.

Т.Хабарова
27 марта 2018г.


См. также по теме:


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/1432
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru