В идейном плане мы сделали всё, что нужно для проведения полноценного восстановительного съезда КПСС

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС
Т.Хабарова

Доклад на Третьей
Межрегиональной конференции
сторонников Большевистской
платформы в КПСС

Москва, 14 июля 2001г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

Большевистская платформа создавалась в своё время для большевизации КПСС, а после развала КПСС в августе – ноябре 1991г. эта цель естественно переросла в цель полного восстановления главной Коммунистической партии страны на большевистских началах.

Сегодня значительное число рядовых коммунистов осознали, насколько ложным и пагубным шагом был отказ от КПСС; идёт сбор подписей за проведение «Съезда возрождения КПСС», а энное количество таких съездов иди попыток их проведения уже состоялись. Это избавляет меня от необходимости пространно разъяснять, – а почему всё-таки именно КПСС, и насколько мы были правы в ноябре 1991г., когда взяли этот курс практически в одиночку и затем твёрдо, неуклонно его проводили на протяжении всех последующих лет. Вспомните, какая была атмосфера, – ну, скажем, году в 1992-м: одни доказывали, что КПСС – это разложившийся труп и незачем копаться в этом гнилье, другие с совещаний, где предлагалось восстанавливать КПСС, выскакивали с хлопаньем дверьми или вопили, что, мол, мы вашу КПСС по стенке размажем, попробуйте только тронуть региональные организации нашей священной и неприкосновенной РКРП. Я не сторонник поговорки «кто старое помянет, тому глаз вон». НАДО поминать старое, потому что культивирование исторического беспамятства – это, как выяснилось, один из главных видов оружия информационно-психологической войны.

Стоящие перед нами трудности
и наши задачи

ИТАК, прошло десять лет.

Конечно, кто-то может сказать: но ведь задача так же далека от решения, как и была десять лет назад?

Думаю, всё же, что это не так, и постараюсь в своём выступлении это показать. Уже не говоря, что это показано в проекте нашего Программного заявления, который у многих из вас имеется на руках.

Во-первых, мы все за эти годы убедились, насколько протяжённы и инерционны сами процессы, приведшие вот к такому фантасмагорическому положению вещей: что на родине большевизма, в партию, которая по Конституции была провозглашена руководящей и направляющий силой общества, и вот в неё большевизм оказалось, что надо возвращать, внедрять, продавливать откуда-то извне её самой.

Ведь что такое Большевистская платформа? Первоначально – это объединение советских патриотов, энтузиастов, многие из которых вообще и в партии-то не состояли. В 1991г. в Московском оргбюро Большевистской платформы подавляющее большинство было беспартийных. Так если пришли люди с улицы с твёрдым намерением навести порядок в «руководящей и направляющей силе общества», – ясно, что до них, до этих людей там очень здорово «поработали», и не месяцы, не годы длилась эта «работа», а десятилетия.

Собственно, и катастрофа-то вся из-за этого и произошла, что вот этот большевистский стержень оказался из партии вынут, причём его вынимали, выкручивали, выламывали несколько десятилетий. Сколько же времени нужно, чтобы обратно его вмонтировать? Тоже ясно, что не год и не два.

Во-вторых, ведь и сам большевизм ушёл вперёд, он сегодня другой, чем был в начале прошлого века или в 30-е годы. И это закономерно, – странно было бы, наоборот, если бы он топтался на месте. Это его развитие, опять-таки, совершалось практически полностью вне партии, а не в ней самой. Значит, прибавляется ещё проблема, известная как «возвращение Одиссея», – т.е. проблема узнавания законного, так сказать, хозяина в его новом облике, который он не мог не приобрести за десятилетия отсутствия в своём доме. На это тоже нужно время.

И в-третьих. В-третьих, было бы очень наивно думать, что те, кто разваливал КПСС, сочли свою миссию законченной осенью 1991г. И что ими ничего не было предпринято, чтобы предотвратить возможное и даже неизбежное возрождение партии. Конечно же, не только было предпринято, но это вообще ещё целый огромный этап всей этой грязной работы, и мы из этого этапа далеко ещё не выкарабкались.

Ведь вся эта наша так называемая коммунистическая многопартийность – это же не какое-то стихийное явление. Это крупнейшая плановая операция информационно-психологической войны. Множество разных коммунистических партий существуют не по чьей-то глупости и не потому, что у кого-то амбиции. Они существуют по воле и по плану ведущего с нами войну геополитического противника, который очень хорошо знает: мы можем уйти от полного, безоговорочного и бесповоротного поражения в войне только при одном условии, – если у нас в стране воскреснет партия, построенная на подлинно коммунистической, по-современному большевистской основе. Соответственно, и назначение всех этих имитационных, как мы их называем, псевдокомпартий – это всячески мешать и препятствовать вот этому «второму пришествию» советского большевизма. А мешают они, главным образом, тем, что имитируют или инсценируют этот его неизбежный новый приход. Почему и называются имитационными.

Я от персональных обвинений воздерживаюсь, история потом разберётся, кто там, в этих псевдокомпартиях, сам был слеп и обманут, а кто сознательно обманывал других. Но суть дела от этого не изменится, а она такова, что на сей день никакого коммунистического движения, в надлежащем смысле этого слова, в стране практически нет, а есть некое новое поколение пятой колонны, и оно весьма эффективно противодействует тому, чтобы подлинное революционно-освободительное движение, наконец, началось.

Таковы стоящие перед нами трудности.

Первое, это самый факт, что продолжается и отнюдь ещё не кончилась информационно-психологическая война, протяжённость и крупномасштабность связанных с ней процессов и та мощнейшая инерция, которую они за десятилетия набрали.

Второе, это закономерная творческая трансформация самого большевизма, его подъём на качественно новую ступень. Нельзя сегодня механически взять из прошлого какие-то абсолютно правильные для того времени решения, приложить их к нашей обстановке и сказать: вот, большевизм вернулся. Из этого уже ничего не получится.

И третье, это в целом имитационный, «невсамделишный» характер окружающей нас коммунистической среды. Эта среда не воспринимает, не подхватывает, не впитывает нужные для дела начинания и идеи – нужные для дела освобождения страны. Она их или отторгает, или имитирует. Она так запрограммирована. Создание у нас такой среды – это, надо сказать, крупное политтехнологическое достижение противника. Бороться же с этим мы пока толком не научились.

Теперь по задачам.

Всё равно, война или не война, имитаторы кругом или порядочные люди, – всё равно надо вот этот стержень осовремененного большевизма обратно в партию ввинчивать. И это при том, что и сама-то партия ещё, как говорится, неизвестно где.

Чтобы этот стержень ввинтить, его надо предварительно выковать, т.е. надо иметь научно безупречную, с марксистской точки зрения, картину прошлого, настоящего и будущего социализма в нашей стране.

Кроме идейных основ, у партии имеются основы организационные, они фиксируются в Уставе. Это у нас обычно как-то не замечается, но ведь здесь тоже образовались преизрядные авгиевы конюшни, и без их расчистки обновление партии также не произойдёт.

И наконец, вопрос о современной массовой базе партии, а это и есть вопрос о том, кого, как, под какими лозунгами, какими путями партия поведёт на сегодняшний «последний и решительный бой», и какими средствами она надеется этот бой выиграть.

Наш марксистский «анамнез»,
диагноз и прогноз
.
С такой наработкой можно
уже начинать планировать
Восстановительный съезд КПСС

КАК ЭТИ ЗАДАЧИ решаются, – а на концептуальном уровне уже, собственно, и решены, – Большевистской платформой.

Мы категорически против теории относительно того, будто у нас изменился общественный строй, произошла полная реставрация капитализма, и теперь, чтобы справиться с этим вновь возникшим капитализмом, нужна новая социалистическая революция.

Товарищи, или мы к марксизму давайте относиться как к науке, или каждый сочиняет, что бог ему на душу положит.

В марксизме есть ЗАКОН изменения общественного строя – это закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Изменение общественного строя – это революционное или реформаторское приведение базисных отношений в соответствие с новыми потребностями прогрессивного развития производительных сил. После этого в производительных силах наступает подъём и расцвет.

Ну, и какой же расцвет наступил у наших производительных сил после этой самой «реставрации капитализма», и зачем она им была нужна? А если она им была не нужна, значит, закон соответствия здесь не работал и изменение общественного строя в марксистски-научном смысле не имело места.

А что же тут тогда поимело место? А поимело место тут механическое разрушение, демонтаж социалистического строя в СССР в результате нашего поражения в Третьей мировой войне, она же война «холодная», или информационно-психологическая. Да, на руинах разрушенного социалистического строя образовалось нечто капитализмоподобное, но этого, с позволения сказать, «капитализма» не потерпело бы у себя ни одного дня ни одно из так называемых цивилизованных буржуазных государств. Т.е., то, с чем мы сейчас реально имеем дело, это, – как сформулировано в проекте нашего Программного заявления, – специфическая личина оккупационного режима. И избавляться от этого квазикапитализма нужно не посредством повторной социалистической революции, а так, как вообще избавляются от агрессии, фактической интервенции и оккупации, – посредством ответной национально-освободительной, или Отечественной войны.

Дальше мы разговор о войне продолжим, а пока таким вопросом зададимся: ну, а что же всё-таки закон соответствия, – он при всех этих наших злоключениях как-то присутствовал?

Конечно, а как же. При Сталине мы благополучно построили в Советском Союзе социализм. Споры о том, построили мы его или нет в сталинскую эпоху, давно пора кончать. Это просто информационный шум, которому имитаторы сознательно не дают утихнуть, потому что если бы действительно хотели разобраться и понять, то давно бы поняли. При Сталине была успешно решена ключевая структурная проблема построения социализма: найдена ФОРМА ОБОБЩЕСТВЛЕНИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПО ТРУДУ СОВОКУПНОГО ПРИБАВОЧНОГО ПРОДУКТА. Как это сделано, это отражено в сталинской экономической модели. Повторять 196-ой раз про сталинскую модель не буду, сотни раз уже говорено и писано. Не понимают этого сегодня только те, кто не хочет понять, – или уж попросту вообще не способен воспринимать доводы разума.

После создания и запуска в ход сталинской экономической модели, или си-стемы непрерывного снижения затрат и цен, первая фаза коммунизма была нами СТРУКТУРНО ПРОЙДЕНА, – я так это формулирую: СТРУКТУРНО ПРОЙДЕНА, и нам на ней в принципе делать было больше нечего. Это все, кто вообще на эту тему думал, начиная со Сталина, видели и ощущали уже где-то с конца 40-х годов. Советские производительные силы оказались оснащены великолепнейшим хозяйственным механизмом для рывка в коммунистическое будущее. Им требовались соответствующие сдвиги, как принято говорить, в человеческом факторе; т.е. на уровне производственных, базисных отношений и в концентрированном выражении базиса – в надстройке.

Что же это за сдвиги? Переход от социализма к коммунизму состоит, в конечном итоге, в повсеместной и поголовной замене труда – «рабочей силы» трудом-творчеством. Тоже сто раз об этом, – извините, – калякали и писали, противно даже повторять.

Имелся ли у нас какой-то проект, или набросок, организации вот такого массового перехода к труду по призванию, к труду как первой потребности жизни для каждого члена общества? Да, имелся. Это сталинская демократическая модель, или ИДЕЯ ВСЕМЕРНОГО РАЗВЁРТЫВАНИЯ И ЗАКРЕПЛЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТАХ ОБЩЕСТВА МАССОВОЙ НИЗОВОЙ КРИТИЧЕСКИ-ТВОРЧЕСКОЙ ИНИЦИАТИВЫ.

Если бы сталинская экономическая модель была своевременно дополнена сталинской демократической моделью, то мы осуществили бы то самое, чего требовал в данном случае закон соответствия: через мощное вмешательство политически передовой, революционизирующей надстройки, через всеохватывающую ДЕМОКРАТИЗАЦИЮ общества согласовали бы структуру наших производственных отношений с новыми запросами прогрессивного развития производительных сил. И нам открылся бы, говоря по науке, базисный цикл второй фазы коммунистической общественно-экономической формации.

Но этого, увы, не произошло. Не надо без конца занудствовать, почему да отчего. Не сумели, и всё тут, таков факт. Сталин при жизни не успел, он же всё-таки был не господь бог. А после Сталина, там другие дела пошли. Развернулась новая, Третья мировая война, несравнимо более изощрённая и опасная, чем обе предыдущие, вместе взятые. Достойного же преемника Сталину среди тогдашних советских руководителей не было. А ставка в информационной войне делалась как раз на то, чтобы руками всевозможных внутренних отщепенцев искусственно создавать помехи и сбои в функционировании нашего общественного организма и расковыривать те болячки, которые уже без них имелись.

Так и получилось, что перебраться на вторую ступень коммунистической формации мы не смогли, т.е. мы не разрешили объективное диалектическое противоречие между устаревавшими производственными отношениями первой, собственно социалистической фазы и новыми потребностями развития наших производительных сил.

Ну, а закон соответствия, – вы спросите, – он-то нас куда определил, после всего этого? А никуда; и вот это нам жизненно необходимо понять, – причём, я об этом говорю, опять-таки, уже наверное в 145-ый раз. Закон соответствия ПРОДОЛЖАЕТ держать нас в зоне неразрешённого межциклического противоречия на стыке первой и второй фаз коммунистической общественной формации. То, что противоречие не разрешено, это другими словами означает, что мы потеряли контроль над собственным общественным развитием, заблудили в какую-то трясину и, – как и следовало ожидать, – потерпели поражение в войне.

Но из зоны затяжного базисного конфликта на стыке двух фаз коммунистической формации мы так и не вышли. Из неё вообще выхода ОБЪЕКТИВНО никуда никакого нет, кроме как, извините, в коммунизм. Сколько можно повторять, что спираль развития не имеет обратного хода? Общество, запертое в зоне неразрешённого базисного противоречия, должно или собраться с силами и преодолеть, наконец, невзятый качественный барьер, или оно просто будет сметено с мировой арены и перестанет существовать как самостоятельный субъект исторического действия.

Вот наш марксистски-научный «анамнез», диагноз и прогноз.

Конечно, меня могут спросить: а как же это возможно, чтобы мы полвека, по существу, сидели в этой самой, как вы выражаетесь, зоне, разве такое бывает? Господи, да сколько угодно. Вспомните из школьных учебников истории, сколько кувыркались после своих буржуазных революций та же Англия, Франция, прежде чем встали на торный, так сказать, путь нормального капиталистического развития. Во Франции практически весь XIX век, как говорится, жизни не было: то война с разгромным финалом, то реставрация, то опять революция, то опять война и вся страна оккупирована. И они в такой же «зоне» сидели, как и мы сейчас, т.е. не могли надлежащим образом согласовать свой базис и надстройку с потребностями буржуазного развития своих производительных сил. Так что мы тут отнюдь не исключение.

Итак, не надо нам ни про какую реставрацию капитализма. Мы – временно оккупированная геополитическим противником социалистическая страна, которая с правильной траектории развития сбилась на этапе развёрнутого коммунистического строительства. Нам надо, прежде всего, освободиться от оккупации, вырваться из лап внешнего агрессора и обслуживающих его коллаборантов внутри страны. Никаких НЭПов, переходных периодов и т.п. после этого не должно быть. Мы должны вернуться в ту точку всемирноисторического эволюционного пространства, откуда нас столкнули в нынешнюю яму, – т.е., вернуться на этап развёрнутого строительства коммунизма. Но туда нельзя вернуться просто так, там нужно закрепиться, т.е. разрешить то противоречие, с которым не справились полвека назад: восстановить в народном хозяйстве сталинскую экономическую модель, дополнить её сталинской демократической моделью и т.д., – как было разъяснено выше.

Как это сделать, мы показали в подготовленном нами проекте новой редакции Конституции СССР. Он опубликован в «Светоче» №40 уже более двух лет назад.

Это что касается картины прошлого, настоящего и будущего нашей страны как союзного социалистического государства, как СССР. Думаю, что ничего более убедительного в научном аспекте, более добросовестно и глубоко проработанного ни у кого на сей день нет. С такой наработкой, в которую входит детальнейший конституционный проект, вполне можно начинать планировать Восстановительный съезд КПСС. Не липовый, не бутафорский, а тот, который действительно восстановит ту партию, какая нам сегодня нужна.

Но, товарищи, здесь и обратный тезис верен: БЕЗ такой наработки проводить разные «съезды возрождения КПСС», это значит дискредитировать самоё идею воссоздания ленинско-сталинской, большевистской Компартии в стране, сбивать с толку и в очередной раз расхолаживать людей и плодить новые и новые имитационные псевдопартийные образования, которые, кроме наших врагов, больше никому ни для чего не нужны.

Если всё же ещё кто-то заговорит опять о теории «второй социалистической революции», я вам снова и снова отвечу: ТЕОРИИ такой не существует. Существует абсолютно безграмотная с точки зрения марксистско-ленинской науки неотроцкистская утка на службе информационно-интеллектуальной войны.

Кстати, вот вопрос на засыпку: назовите мне автора этой теории. Ведь не сможете! Потому что его здесь нет, его где-нибудь в Европе надо искать, в мозговых центрах международного троцкизма. А здесь сию «теорию» только озвучивают. Настоящий автор своего авторства никогда не стесняется и не боится его признать и оповестить. Вот как я не боюсь во всеуслышание сказать, что вышеизложенная разработка – это плод моего труда как учёного.

Конечно, при непереоценимой поддержке моих немногочисленных, но поистине самоотверженных друзей и соратников по Большевистской платформе.

Советский народ – современная
массовая база большевистской партии

И ЕЩЁ один упрёк нам могут бросить вдогонку: вы что же, против революции? Да, мы против революции там, где она не нужна, где требуется совсем иное по своему характеру социально-историческое действие.

И здесь мы переходим к вопросу о современной массовой базе большевистской партии и о том, какой вообще тип социально-исторического действия она должна взять на вооружение.

Выбор тут, как выше было уже лишний раз повторено, – революция или война.

Революция всем хороша, кроме одного, – свергая существующий строй и олицетворяющую его систему власти, она вовсе не отрицает, что эта власть и этот строй до неё, до революции, существовали на законных основаниях.

Но у нас же ситуация всецело иная!

Как же мы можем шайку коллаборантов, доморощенных квислингов, которые обманом, предательством, неслыханной подлостью сдали и продолжают сдавать страну геополитическому противнику, а противник щедро им за это заплатил и продолжает платить, – как же мы можем подобную банду считать законно существующей системой власти? Это фактически оккупационная администрация, которая по всем нормам международного права не имеет ни йоты легитимности с момента своего возникновения. Не надо этой, извините, сволочи бросать разные спасательные круги в виде признания их каким-то отреставрированным капитализмом. Это просто сволочь, которая грабит территорию и национальное достояние СССР, уничтожает Советский народ, никакие изданные ими правовые акты, «конституции» их, бюджеты, кодексы, законы о земле, о труде и о чём бы то ни было не имеют юридической силы, юридически ничтожны с момента их издания, договоренности с ними на мировой арене, всевозможные: их ратификации, займы и пр. недействительны, всё это в дальнейшем подлежит аннулированию без всякого удовлетворения могущих возникнуть у кого-либо претензий. Какие претензии, – как будто не знали, с какой мразью эти договорённости заключали.

Вокруг нас простирается оккупированная территория СССР, СССР продолжает существовать де-юре, де-юре продолжается действие Союзной Конституции и республиканских Конституций 1977-78гг. Советский народ как был, так и остаётся единственным законным хозяином всех находящихся на территории СССР рукотворных и нерукотворных богатств. Его надо вывести из состояния социальной прострации, в которое он ввергнут методами психополитической войны, заново консолидировать как совокупность граждан СССР и подвигнуть на борьбу не с какими-то новоявленными и якобы «законными» частными собственниками, но именно с наглыми оккупантами его Социалистической Родины и с прихвостнями этих оккупантов.

Заниматься этим должна не «оппозиция», которая из кожи вон лезет, лишь бы народный протест удержать в рамках оккупационных «законов». Заниматься этим должно Сопротивление, у которого главная забота всегда, наоборот, – удержать людей или побудить их вернуться в конституционно-правовое поле оккупированного государства, сплотить их как граждан оккупированной страны и поднять на борьбу с интервентами именно как с интервентами, а не с какой-то новой буржуазией или с кем-то там ещё в этом духе.

К нашему общему стыду и позору, Сопротивления во главе с КПСС в стране до сих пор нет, – хотя мы, например, говорим о необходимости его организации с весны 1993г. Но имитаторы на то и имитаторы, чтобы необходимые стране идеи не реализовывались, а вокруг идей пустых и ненужных шла отвлекающая толчея. Соответственно, десять лет никто, кроме нас, к народу как к Советскому народу не обращается и работу по его консолидации не ведёт. Если бы такая работа велась, – т.е., я хочу сказать, велась бы в нормальном объёме, а не малыми силами, – то сегодня люди в массе совершенно иначе реагировали бы на ту же, например, попытку узаконить частную собственность на землю; и вполне возможно, они реагировали бы так, что никому уже бы и в голову не пришло к ним с этим соваться.

По поводу того, не противоречит ли установка на Советский народ традиционной марксистской нацеленности на рабочий класс, у нас год тому назад прошёл отличный политклуб «Социальная база современного освободительного движения на территории СССР». Повторяться не буду, сколько же можно твердить. К сожалению, этот политклуб до сих пор не опубликован, но во-первых, слышали же люди, должны же наконец научиться воспринимать. А во-вторых, ксерокопий целая туча разошлась.

Если мы выдвигаем какие-то идеи,
мы непременно пытаемся
практически их осуществить

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ, платформа в партии, это, по определению, идейно-теоретическое течение; наша конечная продукция – это всевозможный концептуальный материал. Здесь мы потрудились за истекшее время сверхнапряжённо и вполне эффективно; всё, что концептуально необходимо для проведения полноценного Восстановительного съезда КПСС, нами сделано. А без должного идейно-теоретического оснащения его ведь тоже проводить незачем; война у нас идёт информационно-интеллектуальная, и съезды тогда хороши, когда они демонстрируют наконец-то достигнутое полное интеллектуальное возобладание над противником. Если же они демонстрируют только то, что ни в одном информационно-интеллектуальном подвохе как не разбирались, так и не разобрались, то сами понимаете, какая им в этом случае цена.

Конечно, не следует представлять себе дело так, что вот, мол, – Хабарова сидит, пишет, и всё у них там, на Большевистской платформе, к этому сводится.

Сами формы нашей теоретической работы, они не кабинетные, а все рассчитаны на живое общение с какой-то аудиторией. Это и политклубы, и митинговые выступления, – потому что и на митинге, если он правильно организован, можно много толкового сказать, – и полемические выступления на «чужих» семинарах, конференциях и т.п.

Далее, если мы выдвигаем какую-то идею, мы непременно пытаемся её практически осуществить, пусть наши возможности далеко не всегда позволяют это в той мере, в какой хотелось бы. В 1991г. мы не просто выдвинули идею, что партия должна быть восстановлена, но Большевистская платформа сыграла плодотворнейшую инициативную роль, – нынче тщательно замалчиваемую, – во всём процессе, который привёл к образованию СКП–КПСС. Правда, мы-то планировали, что он, этот процесс, приведёт к воссозданию унитарной Компартии Советского Союза.

Если мы выдвинули идею консолидации Советского народа как совокупности граждан СССР, то мы инициировали Движение граждан СССР, провели Съезд граждан СССР, сделали для него документы, которые, я уверена, впоследствии в учебники истории войдут. С 1996г. ведём кампанию по защите советского гражданства, тут и сбор подписей, и пикеты, и митинги, и попытки контактов о депутатами, и выпуск различных обращений, заявлений, и чего только нет. Пусть нас не поддерживают, пусть нашу работу игнорируют, подчас откровенно срывают, – всё что угодно можно сказать, кроме одного: что мы сидим сложа руки. Вот уж этого не скажешь.

Выдвинули идею создания Советов граждан СССР – и упорно их создаём по стране, хотя и это дело тоже крайне не простое. Вот как бы нужен Совет граждан СССР г.Москвы, но попробуйте московские организации компартий на это уговорить. А без них тоже ничего не получится, потому что протестный контингент в Москве поделен между партиями и движениями, и эти люди без санкции своего партийного начальства ни в какие Советы не пойдут.

Одни наши митинги, которые мы проводим регулярно в День Конституции СССР 7 октября, в годовщину Референдума 17 марта и по другим поводам, – и те заслуживают отдельного разговора. Достаточно сказать, что 90% наших публикаций в газете «За СССР», да и в других газетах, – это или различные документы, принятые нами на митингах, или мои и В.С.Лебедева митинговые выступления. Назовите мне любую другую организацию, начиная с КПРФ, чтобы ВСЕ основные материалы всех созываемых ею митингов регулярно шли в печать, да ещё воспроизводились по нескольку раз другими изданиями, причём по их инициативе. Никто, кроме нас, таких продуманных и насыщенных содержанием митингов не делает. А что «большинство коммунистических организаций, – как признала недавно газета “За Родину, за Сталина!”, – систематически эти митинги игнорируют», так это, согласитесь, уж никак не наша вина. В этом году 5 декабря мы обязательно отметим 65-летие Сталинской Конституции, приходите на Октябрьскую площадь, как обычно.

Полагаю, что товарищи члены Оргкомитета и члены Рабочей группы Исполкома Съезда граждан СССР, которые сегодня выступят, дополнят эту картину.

Наша задача на перспективу остаётся прежней – добиться, чтобы в стране образовалась мощная массовая, по-современному большевистская партия, которая не сюсюкала бы с режимом в Думе, и не стращала бы его призраком «новой социалистической революции», чего он совершенно не боится, а реально возглавила бы национально-освободительную войну Советского народа против оккупантов и их марионеток в Кремле. И затем сумела бы уверенно, без всяких новых зигзагов, вывести страну на путь скорейшего возобновления нормального социалистического и коммунистического развития.

В этом месте моего доклада кто-нибудь может хихикнуть и съязвить: да как вы это сделаете, у вас ни людей, ни денег, и в средствах массовой информации вы блокированы, и на радио вас не пускают и т.д. А я отвечу: да, у нас ни людей, ни денег, ни доступа в массовотиражную печать, а между тем все идеи, которые на слуху в левом движении и чего-то стоят, они ВСЕ НАШИ, причём, как – цитатно, а не какими-то отголосками. И за советский патриотизм уже сколько народу ухватилось, и про существование СССР де-юре везде рассказывают, и про Третью мировую войну, и про национально-освободительную войну «Свободная Россия» в наших материалах начиталась, хотя половину не поняла, и восстанавливать КПСС все бросились, а ведь это Четвёртое Постановление Съезда граждан СССР первого созыва от 29 октября 1995г. И даже про сталинскую экономическую модель уже по радио можно услышать, что неплохо бы к ней вернуться.

Один из наших товарищей, В.С.Коротаев, очень любит рассуждать о структурном и бесструктурном управлении ходом вещей. Структур – да, пока у нас толком нет. А бесструктурно, что ж… Бесструктурно, это значит, в переводе на русский язык, бороться с истиной – это плевать против ветра. Не хочешь нормально, по-людски её воспринимать, – она тебя сзади возьмёт за шиворот и заставит повторять то, что говорит человек, фамилию которого ты никак из себя выдавить не можешь. И всё равно будет так, как должно быть. Так что все эти бойкоты и блокады – это палка о двух концах, и тем, кто на них излишне специализируется, следовало бы об этом помнить.

Товарищи, в моём докладе вкратце и в основных чертах освещено содержание проекта Программного заявления Большевистской платформы, которое мы планируем на нынешней Конференции утвердить. Это не Программа партии в обычном смысле слова. Это документ сродни тому, который был принят на Минской конференции в 1991г. Как сформулировано в резолюции по данному вопросу, которую мы позже зачитаем, это «наиболее приемлемое и полное на сегодняшний день изложение истории и причин возникновения, идейно-теоретических позиций, целей, задач и достигнутых результатов деятельности Большевистской платформы в KПCC».

В этом качестве мы хотели бы, чтобы документ обсуждался и затем был утверждён.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/444
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru