Большевистская платформа в КПСС – 2001. Программное заявление

Содержание

Большевистская платформа в КПСС –
правильно найденный организационный облик
возрождающегося большевизма
(Народного коммунистического сопротивления)

СОЗДАНИЕ Большевистской платформы в КПСС в июле 1991г. ознаменовало собою важный этап в истории возрождения подлинно революционных, ленинско-сталинских начал в советском, а вместе с тем и мировом коммунистическом движении XX – ХХI века.

На протяжении десятилетий возрождающийся большевизм существовал главным образом как идейно-теоретическая деятельность не контактировавших между собой энтузиастов («красных диссидентов»), которые в условиях «застойного» социалистического общества и развернувшейся информационно-психологической агрессии транснационального классового противника не имели никакой возможности не то что организационно объединиться, но даже узнать друг о друге.

В этот период, – как стало очевидно впоследствии, – как итог по-настоящему творческого, новаторского прочтения трудов Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, был заложен концептуальный фундамент подъёма коммунистического учения на исторически более высокую ступень, а тем самым – неизбежного возвращения партии и Советского государства к их революционно-гуманистическим истокам и дальнейшего всеобъемлющего развития на этой основе.

Несмотря на отсутствие реальных организационных связей между участниками этого процесса, это был именно объективно-исторический обновленческий процесс, включавший в себя не только плодотворно работавшую теоретическую мысль, но и опиравшийся на несомненную, – хотя также организационно не оформленную, – массовую базу. Эту массовую базу составляли многочисленные критические выступления рядовых советских граждан, их обращения в партийные и государственные органы, в СМИ и т.д. с выражением обеспокоенности как общим ходом дел в стране, так и в особенности положением в идеологической сфере. Существеннейшая часть таких выступлений замалчивалась, и внешне они были совершенно разрознены, но их совокупный объективно-исторический смысл однозначен: народ как таковой остро реагировал на симптомы неблагополучия в обществе и настойчиво, причём политически дисциплинированно, стремился повлиять на опасное развёртывание событий, приведшее в дальнейшем к беспрецедентной национальной катастрофе.[1]

С объявлением пресловутой горбачёвской «гласности» и «перестройки», хотя они в первую очередь предназначались для легализации совсем другого, по большей части антисоветского контингента, но и Народное коммунистическое сопротивление (как мы предлагаем называть этот процесс) также с неизбежностью должно было выйти из фактического подполья и консолидироваться.

Однако этот вариант не мог не быть предусмотрен и «просчитан» разработчиками информационно-психологической войны. Чтобы воспрепятствовать консолидации в разрушаемом советском обществе здоровых коммунистических сил, в рамках КПСС были заблаговременно образованы разветвлённые имитационные структуры – платформы, призванные широко инсценировать выход Народного коммунистического сопротивления на политическую арену. При этом подразумевалось, – естественно, – что они будут «нейтрализовать» прорывы и намечающиеся очаги действительного Сопротивления, выявлять и блокировать возможных его лидеров.

В ретроспективе разрушительная роль официально конституировавшихся внутри КПСС платформ хорошо видна. Так, Движение коммунистической инициативы, прикрываясь декларациями о создании некоего противовеса горбачёвщине, на самом деле старательно «перепиливало» – и перепилило, в конце концов, – важнейшую структурную связку, на которой держался унитарный, вот именно всесоюзный характер КПСС. Такой связкой служило отсутствие в составе КПСС специализированной российской компартии, а тем самым отождествление основной членской базы КПСС со всей массой коммунистов России. С появлением КП РСФСР, – что и было конечной целью созываемых ДКИ «инициативных съездов», – никакого противовеса Горбачёву не возникло, но вот членская база оказалась из-под КПСС довольно хитроумно уведена. А это сделало партию по существу беззащитной в критический момент.

Тем не менее, сама идея допущения платформ в партии содержала в себе и определённое рациональное зерно. В ситуации 1990–91гг. мысль воспользоваться новыми уставными нормами и попытаться большевизировать КПСС через образование в ней соответствующей платформы была стратегически правильной. Хотя, конечно, в тактическом плане рассчитывать на скорый, «штурмовой» успех столь грандиозного по своей объективно-исторической сути начинания уже не приходилось. Времени оставалось ничтожно мало, выходящее из подполья Народное коммунистическое сопротивление тут же подвергалось мощной и всесторонней имитационной «обработке» и дезориентации. Людям подсовывались лжелидеры, которым образ «борцов за чистоту коммунистического учения» создавала не их реальная деятельность в качестве таковых, – её попросту не было, – а та же самая горбачёвско-яковлевская официозная партийная пресса. Внедряемая ими идеология на поверку представляла собой лишь подновлённую, расцвеченную «марксистскими» фразами горбачёвщину, со строго дозированными имитаторскими уступками народному недовольству.[2]

В этих условиях факт возникновения в КПСС ПОЛНОСТЬЮ НЕИМИТАЦИОННОЙ по своим идейно-теоретическим установкам Большевистской платформы, программный материал которой был от первой до последней строчки написан типичнейшим, два десятка лет гонимым официальными властями «красным диссидентом» Т.Хабаровой, нельзя не расценивать как решающее для того времени достижение действительных сил Сопротивления и коммунистического обновления, таившихся в Советском народе. Всесоюзная конференция сторонников Большевистской платформы в КПСС прошла 13–14 июля 1991г. в Минске, в ней приняли участие около 900 чел., представлявших 12 союзных республик. И хотя впереди ожидало отнюдь не триумфальное шествие, но лишь очередная полоса предельно напряжённой работы и изнурительной борьбы, всё же с этого момента возрождающийся большевизм приобрёл не только концептуальное, но и организационное существование; причём, для того этапа его организационный облик как платформы в КПСС также был угадан и воплощён абсолютно точно.

В одном из документов Расширенного пленума Оргкомитета БП в КПСС 13 июля 1996г. дано правильное, целиком сохраняющее свою силу и по сей день определение Большевистской платформы как «существующей уже сегодня инициативной части будущей унитарной ленинско-сталинской Коммунистической партии Советского Союза».[3] Значение Минской конференции как раз в том и заключается, что она предоставила возможность этому инициативному ядру своевременно сформироваться на легитимной основе действовавших в тот период внутрипартийных норм. Тем самым через все воспоследовавшие драматические события оказалась уверенно протянута в будущее нить преемственности, позволяющая утверждать, что партия как таковая выстояла в тягчайших испытаниях и в свой срок непременно вернётся на то место в истории страны и народа, которое, кроме неё, некому больше занять.

Большевистская платформа в КПСС
и ВКПБ

С АВГУСТА по декабрь 1991г. имитационные элементы в партии сотворили то чёрное, предательское дело, ради которого заботливо взращивались: вопреки никем не отменённой в законном порядке Конституции СССР, предостережениям классиков и выводам марксистско-ленинской науки о партийном строительстве, растащили коммунистов из растерзанной Горбачёвым – Ельциным КПСС по новообразованным псевдокоммунистическим партийкам. Осуществилась заветная мечта главарей правотроцкистского блока: единую Компартию страны как организующее первоначало власти трудящихся подменили безвредной для классового противника «системой» якобы коммунистической многопартийности. Имитационные псевдокомпартии тут же по их возникновении с готовностью регистрировались, – если сами того желали, – ельцинским режимом. Их основным рассадником стали Марксистская платформа в КПСС и ДКИ.

Интенсивнейший имитационный натиск испытала на себе и Большевистская платформа, образовавшаяся на базе не столько КПСС как таковой, сколько Всесоюзного общества «Единство». Между лидером «Единства» Н.Андреевой и его идеологом Т.Хабаровой – фактическим инициатором создания Большевистской платформы – с самого начала существовала ощутимая разница позиций. С точки зрения Т.Хабаровой Большевистская платформа являлась единственно и всецело орудием необходимого обновления и возрождения КПСС. Если же встать на точку зрения Н.Андреевой, то Большевистская платформа в КПСС вообще непонятно зачем была нужна, поскольку учреждённая Н.Андреевой в ноябре 1991г. ВКПБ вполне могла возникнуть и непосредственно из общества «Единство».

Судя по тому, что принятая на учредительном съезде ВКПБ программа концептуально утратила всякое сходство с отправным документом Минской конференции, так оно и было. Избранный на конференции в Минске Оргкомитет по созыву Чрезвычайного ХХIХ съезда КПСС во главе с той же Н.Андреевой работать в качестве такового, по существу, и не начинал. Из семнадцати его членов через несколько месяцев лишь одна Т.Хабарова продолжала считать, что ей авторитетным всесоюзным форумом поручено вести такую работу. Излишне говорить, что для учреждения ВКПБ Оргкомитет по созыву съезда КПСС также совершенно не требовался.

Сегодня, – таким образом, – пора внести назревшую ясность в вопрос о связи между Большевистской платформой в КПСС и ВКПБ. Никакой реальной преемственности – ни концептуальной, ни организационной – между ними нет. Расхожая версия относительно того, будто Большевистская платформа представляла собой некий подготовительный этап, предваряющий появление ВКПБ, и только этим ограничивалась её роль, не соответствует действительности. Платформа изначально была нацелена на возрождение, большевистскую «санацию» и ресталинизацию именно КПСС, на невыход из политико-правового поля Коммунистической партии Советского Союза. Этим целям она служит и сейчас, и будет продолжать им служить, покуда они не окажутся полностью достигнуты.

Что же касается ВКПБ, то она, – как исчерпывающе показывают факты, – также изначально была и есть псевдобольшевистская имитация этого процесса. Замкнув на себя все предполагаемые функции и руководящие посты Большевистской платформы, Н.Андреева затем, – по рутинной схеме имитационного перехвата («возглавить и увести в сторону»), – попыталась безвозвратно «похоронить» всё, что было наработано в Минске: и идейно-теоретический задел, и организационные подходы, заодно и избавиться от нежелательного кадрового состава.

Однако в данном случае имитация не удалась в той мере, на какую была рассчитана. Хотя и обескровленная оттоком основного контингента в ВКПБ, Платформа сумела удержаться на политической сцене и как организация, и как мозговой центр. 20 ноября 1991г. Московское оргбюро БП приняло Заявление, в котором подтвердило свой статус Платформы именно в КПСС, охарактеризовало указ Ельцина от 6 ноября о запрете КПСС и КП РСФСР на территории Российской Федерации как «акт внутренней агрессии против народа», а сам ельцинский режим – как нелегитимный и преступный, прислуживающий интересам транснационального капитала, и призвало коммунистов «сохранить первичные парторганизации КПСС, перерегистрировать оставшихся членов партии, продолжать уплату членских взносов, накапливая их покуда в первичках» и в целом «продолжить свою деятельность в качестве членов Коммунистической партии Советского Союза».[4]

Более ранние публичные выступления подобного содержания нам неизвестны, – хотя мы рады были бы о них узнать, если бы нам представили соответствующие свидетельства. Справедливо будет констатировать, поэтому, – именно Большевистской платформе принадлежит та заслуга, что посреди всеобщей вакханалии имитаторского новоучредительства осени 1991г. она одна твёрдо и идейно-политически грамотно заявила о нерушимости существования КПСС, о том, что такая партия не только есть, но и навсегда останется главной партией страны, и что она сумеет убедить в этом всех и каждого, даже если ей какое-то время придётся возмещать недостаток численности и организационных средств исключительно лишь непререкаемостью идейно-интеллектуального авторитета.

Как и следовало ожидать, сегодня претенденты на роль инициаторов воссоздания КПСС появились в избытке. Тем более важно чётко прочертить линию исторического развёртывания действительной инициативы и действительной преемственности. Это нужно не для удовлетворения чьих-то амбиций, это нужно для дела, – чтобы по возможности не позволить новым и новым командам перехватчиков отнимать у этого нашего общего дела каждый раз по десять лет.

Межгосударственные формы
классовой борьбы.
Сегодняшнее положение СССР
как страны, потерпевшей
временное поражение
в Третьей мировой войне
и фактически оккупированной
силами и структурами
транснационального капитала.
Отношение к СССР – критерий
революционности в нашу эпоху

ИТАК, на этапе, который завершился образованием Большевистской платформы в середине июля 1991г., Народное коммунистическое сопротивление решало и решило задачу организационного проникновения в КПСС, – ибо на сей раз источник большевистского обновления партии лежал в значительнейшей своей части в народе, в беспартийной массе, а не в ней самой.

С осени 1991г. задача на весь последующий период определилась так, что партию придётся не только большевизировать, но теперь ещё и полностью воссоздать.[5]

Из всего вышеизложенного явствует, что мы рассматриваем отношение к КПСС как критерий разграничения между большевизмом и небольшевизмом, революционностью и нереволюционностью в коммунистическом движении в современных условиях.

Каково в наши дни конкретное обличье оппортунизма, ренегатства и в целом прислужничества классовому противнику в коммунистической среде, как их распознать и как с ними размежеваться, – важность этой проблемы не требует пространных доказательств. Несколько шире она читается как проблема вообще СОВРЕМЕННЫХ ФОРМ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ. Совершенно очевидно, что коль скоро Советский Союз потерпел тяжелейшее классовое поражение, то, не разобравшись во всём этом, невозможно понять ни причин происшедшего, ни сегодняшнего состояния страны, ни того, как преодолеть катастрофу.

Классовая борьба, подобно всем другим социальным феноменам, имеет конкретно-исторический характер, её проявления в разные эпохи выглядят по-разному. В результате успешной пролетарской революции рабочий класс с его социальными союзниками становится тем, чем трудящиеся никогда за всю историю человечества не были, – государствообразующим классом, непосредственным носителем государственной власти. Соответственно, появляются новые – межгосударственные, внешнеполитические – формы противостояния труда и капитала, которых прежде не было, поскольку труд не существовал как государство трудящихся. Этих форм в основном две – МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ ГОСУДАРСТВ С ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ ОБЩЕСТВЕННЫМ СТРОЕМ и их вооружённое противостояние, ВОЙНА.

Интересы капитала транснациональны, они не знают государственных границ, поэтому незамедлительно происходит теснейшее смыкание контрреволюционных элементов внутри рабоче-крестьянского государства с мировым империализмом. Это ЕДИНЫЙ ФРОНТ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРОЛЕТАРСКОМУ ОСВОБОДИТЕЛЬНОМУ ПРОЦЕССУ, его звенья нельзя рассматривать по отдельности друг от друга. Чем радикальней в стране побеждающего социализма подавляются эксплуататорские классы и их остатки, выкорчёвывается эксплуататорское отношение к человеку, тем яростней накал классового ожесточения и ненависти на внешнем сегменте этой «дуги». Эту закономерность множество раз подчёркивали в своих трудах и В.И.Ленин, и И.В.Сталин. Если классовую борьбу трактовать не начётнически, а так, как она имеет место в действительности, то тезис об обострении классовой борьбы по мере нашего продвижения к социализму и затем к коммунизму в условиях враждебного империалистического окружения – это попросту самоочевидная истина.

Взаимосвязанность внешнего и внутреннего классового противника настолько плотная, что классово чужеродные силы внутри пролетарского государства неизбежно скатываются на позиции антинациональной «пятой колонны», ведущей диверсионную подготовку к открытому иностранному вторжению. А это, в свою очередь, подталкивает внешнего агрессора смотреть на внутреннюю контрреволюцию и даже просто на внутрипартийную или интеллигентскую фронду как на прекрасный материал для выращивания «пятой колонны», постепенно всё более и более превращающейся из подсобного средства в прямое и главное орудие ведения войны.

«Двухступенчатая» схема агрессии против социалистического государства явственно обрисовалась уже в канун Второй мировой войны, когда правотроцкистская оппозиция в СССР, – своевременно обезвреженная И.В.Сталиным, – откровенно расчищала почву гитлеровскому нашествию. И уж совсем зловещий характер приобрела эта тенденция после Победы Советского народа в Великой Отечественной войне, когда транснациональный империализм убедился в полнейшей невозможности сокрушить советский строй одним лишь военным нападением извне, не расшатав и не подорвав его изнутри.

В Третьей мировой («холодной», или информационно-психологической) войне, начавшейся практически почти без перерыва вслед за Второй, планам реанимации «пятой колонны» в СССР не только была отведена центральная роль, но вообще подлинным сверхоружием этой войны «оказались не ракеты с ядерными боеголовками, а таким сверхоружием оказалась ИНСПИРИРОВАННАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИЗМЕНА, – как можно было бы определить этот заново оформившийся вид боевых операций, – инспирированное и тщательно подготовленное противником предательство высшего национального руководства».[6] Пятая колонна «постепенно прибрала к рукам все командные высоты в партийно-государственном аппарате и в средствах массовой информации, с помощью этих последних идейно разложила значительную часть народа и под диктовку фактического агрессора осуществила демонтаж советской системы изнутри, как бы открыв ворота нашей общенациональной крепости врагу».[7]

Таким образом, та форма классового противостояния, от которой столь тяжело пострадал социализм в СССР во второй половине XX в., называется: ВОЙНА. Рассмотрение всего случившегося в категориях войны – это не отказ от классового подхода (в чём нас иногда пытаются упрекать), а это марксистский КЛАССОВЫЙ ПОДХОД в том его облике, который сегодня единственно современен и единственно отвечает реальному положению вещей.

Суммируя:

  • СССР потерпел временное, но оттого не менее разгромное поражение в ходе ещё не закончившейся Третьей мировой (информационно-психологической) войны;
  • территория СССР раздроблена и фактически оккупирована силами и структурами транснационального капитала;
  • она управляется коллаборационистскими по своей сути режимами национальной измены, которые как таковые нелегитимны с момента их возникновения;
  • в Советском Союзе не произошло смены общественного строя в том смысле, какой вкладывает в это понятие марксистская наука, т.е. через срабатывание закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил;
  • социализм в Советском Союзе разрушен (демонтирован) чисто механически, в результате длительных подрывных действий внутренней контрреволюции, выступавшей как орудие ведения захватнической, колонизаторской войны геополитическим противником СССР – империалистами США и их пособниками по НАТО.[8]

С образованием первого на планете за всю её историю государства трудящихся – СССР – мировой революционный процесс поднялся на новую, качественно высшую ступень. Если прежде его кульминационной точкой, «точкой роста» был выход непосредственно на подготовку социалистической революции, на установление диктатуры пролетариата, то теперь такой кульминацией сделался самый факт существования Страны Советов и строительства в ней свободного от эксплуатации общества. Т.е., всемирный освободительный процесс также впервые в истории обрёл государственную форму.

Если прежде революционное и нереволюционное крыло в нём разграничивались по принципу отношения к пролетарскому перевороту и диктатуре пролетариата, – к самой перспективе её утверждения, – то теперь таким разграничительным рубежом стало ОТНОШЕНИЕ К ФАКТУ СУЩЕСТВОВАНИЯ СССР, ПРИЗНАНИЕ ОБЪЕКТИВНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ НЕУНИЧТОЖИМОСТИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И ГОТОВНОСТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ ЗАЩИЩАТЬ ЕГО от внешних и внутренних врагов. Этот колоссальной важности вывод был сделан партией большевиков и затем закреплён в соответствующей резолюции VIII пленума Исполкома Коминтерна и в документах Всемирного конгресса друзей СССР ещё в 1927г.[9]

Естественно, с тех пор он ни на минуту не утрачивал и не утратил своей силы.

Суммируя:

  • сегодня понастоящему революционен только тот, кто на вопрос, в какой стране он живёт, без запинки отвечает, что он живёт на временно оккупированной территории СССР, а не в какомто вновь возникшем буржуазном государстве;
  • тот, кто нравственно, интеллектуально, граждански не смирился и никогда не смирится с поражением нашей Советской Родины в развязанной против неё неспровоцированной агрессивной войне, кто считает поражение безусловно и однозначно временным;
  • тот, для кого неприемлема болтовня о прекращении существования СССР и «полной реставрации капитализма» в нашей стране, для кого Союз Советских Социалистических Республик продолжает существовать во временно оккупированном состоянии;
  • тот, для кого задача задачэто не совершение «новой социалистической революции» в неведомо откуда взявшемся на нашей земле буржуазном обществе, а для кого задача – это освобождение СССР от временной оккупации транснациональным империализмом.[10]

Большевистская платформа
и процесс, приведший
к образованию СКП–КПСС

СВОЁ твёрдое намерение «остаться в СССР», что бы ни произошло, и ни при каком повороте событий не покидать конституционно-правового поля Советской государственности Большевистская платформа чётко обозначила уже в Минске. В документе «Большевистская платформа в КПСС» в качестве «классового актива необходимого стране социалистического возрождения» указаны политические и экономические СТРУКТУРЫ советского общества, продолжающие в целом сохранять социалистический характер, и в первую очередь партия.[11]

Ориентация Платформы на КПСС выражала, – таким образом, – правильный, по-современному большевистский выбор линии в предстоящей борьбе, исходя из сталинского тезиса о всемерной защите СССР и недопущении даже мысли, что Союз может нацело исчезнуть с политической карты мира.

Создание же любых других партий, сколь бы устрашающе «рабочие» и «большевистские» названия они ни носили, означало, – в той обстановке, – что их учредители не считают себя более связанными советскими конституционными нормами, выходят из конституционно-правового поля СССР в правовое пространство коллаборационистского режима и тем самым в завуалированной форме сами делаются частью этого режима, вступают с классовым врагом в некое политическое партнёрство, выгодное врагу и косвенно им поощряемое.

Из сказанного становится ясной вся логика предпринятых Платформой действий по воссозданию КПСС и её позиция в вопросе о пресловутом «единстве коммунистов».

Сразу же после фактически совершившегося развала партии Платформа поставила себе целью приложить все силы, чтобы активизировать легитимные оргструктуры КПСС, прежде всего ЦК. В начале января 1992г. тогдашним руководителям Московского центра БП в КПСС Т.Хабаровой и Ю.Суслину удалось убедить члена ЦК КПСС А.Пригарина в необходимости хотя бы попытаться созвать Пленум Центрального Комитета. В феврале 1992г. аналогичный процесс развернулся на уровне Москвы: было образовано Информбюро московских коммунистов, нацелившееся восстановить Московскую городскую организацию КПСС. Здесь Платформа также приняла самое деятельное участие.

Пленум ЦК КПСС состоялся 13 июня 1992г. Его главным результатом стало образование Оргкомитета по созыву XX Всесоюзной партконференции и ХХIX съезда КПСС. В Оргкомитет от Большевистской платформы вошла Т.Хабарова, участвовавшая в работе Пленума в числе приглашённых.[12]

3 октября 1992г. Большевистская платформа провела в Москве Вторую межрегиональную конференцию своих сторонников. На ней были приняты Программное заявление Платформы к XX конференции и ХХIX съезду КПСС, а также резолюция «О проекте Программного заявления XX Всесоюзной конференции КПСС» (автор проекта А.Пригарин). Идейные разногласия внутри Оргкомитета ЦК выступили в этих документах со всей очевидностью. Участники Межрегиональной конференции БП в КПСС, – среди которых были уже и делегаты XX Всесоюзной партконференции, прошедшей через неделю, 10 октября, – характеризовали решение руководства Платформы не выдвигать своё Программное заявление в качестве альтернативы официальному «пригаринскому» проекту как «уступку меньшевизму».[13]

Большевистская платформа внесла заметный позитивный вклад в подготовку и проведение таких ярких мероприятий начального этапа восстановительного процесса, как ХХ Всесоюзная партконференция 10 октября 1992г. и Московский городской партактив 4 октября 1992г.[14] Однако, по мере приближения к съезду всё резче обнаруживалась имитаторская суть основного состава Оргкомитета ЦК КПСС. Этому способствовало явление на свет божий отлежавшихся где-то «в тине» кадров будущей КПРФ. В январе 1993г. председатель Оргкомитета К.Николаев с А.Пригариным и Ю.Изюмовым повторили трюк, разыгранный до них «инициативниками»: самовольно переквалифицировали все возобновившие к тому времени свою деятельность первички КПСС на территории России в первички КП РСФСР, не обсудив вопроса на Оргкомитете и даже не проинформировав толком Оргкомитет о своей затее.[15] Опять у КПСС не оказалось собственной членской базы, а тем самым было предрешено и её невосстановление в качестве унитарной Компартии Советского Союза.

В январе – феврале сорвали практически готовую XXIX конференцию Московской городской организации КПСС, о дне проведения которой – 30 января 1993г. – было даже оповещено в прессе.[16]

История всех этих событий, – которые мы здесь не имеем возможности осветить сколь-либо подробно, ещё ждёт непредвзятого исследования и объективного изложения.

XXIX съезд КПСС, состоявшийся в конце марта 1993г., «временно преобразовал» КПСС в Союз коммунистических партий (СКП–КПСС). Избранный председателем СКП–КПСС О.Шенин трактовал эту имитационную новоделку как «международную организацию», которая выполняет только координирующие функции по отношению к вошедшим в неё республиканским компартиям, но сама не создаёт низовых звеньев, в том числе и первичек, не ведёт никакой массово-политической работы и т.д.[17] Иначе говоря, СКП–КПСС продублировал схему ельцинского СНГ, т.е. целиком вышел в прорежимное правовое пространство, стал его фрагментом, абсолютно для режима безвредным. Верить обещаниям, будто отсюда проистечёт, рано или поздно, возрождение единой КПСС, СССР, Советской власти и социализма, столь же глупо, как ожидать возрождения социализма от любого другого режимного учреждения, – скажем, от Госдумы или Конституционного суда.

Для воссоздания любой системы необходима своего рода матрица, системообразующий остов, и для союзной социалистической государственности таким остовом как раз и служит унитарная КПСС. КПСС нужна не под занавес, как награда за труды по восстановлению СССР, – она нужна как инструмент, без которого СССР не может быть и не будет восстановлен. Такова была и есть точка зрения Большевистской платформы – точка зрения, которой ещё предстоит полностью восторжествовать. И это не проигрыш, не какая-то наша неудача, – как подчас пытаются изобразить, злорадствуя, – а это огромное наше общее достижение, что подлинно советская, подлинно коммунистическая позиция не осталась где-то за кадром, но неотрывно вплетена во всё происходившее, и её можно «выронить» только из недобросовестных журналистских отчётов и обзоров, «выронить» же из истории вряд ли у кого-нибудь получится.

Раз за разом, в любой ситуации – благоприятной и совсем безнадёжной, не боясь оказаться в меньшинстве или вообще в одиночестве, представители Большевистской платформы выходили на трибуну, обосновывая широко принципиальное, а не конъюнктурное решение накалённых буквально «добела» проблем. По всем таким проблемам Оргкомитет Платформы выпускал тщательно аргументированные заявления, заключения, резолюции и т.п., которые и на сей день не только не утратили актуальности, но лишь приобрели с течением времени новые и новые подтверждения себе. И эти зёрна истины непременно дадут желаемые всходы, поскольку были посеяны там, где надо, и тогда, когда это требовалось.

Ещё в январе 1992г. Большевистская платформа выдвинула идею Сопротивления оккупации как МАССОВОГО ГРАЖДАНСКОГО НЕПОВИНОВЕНИЯ НЕЛЕГИТИМНОМУ РЕЖИМУ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗАКОННОЙ – Т.Е.СОВЕТСКОЙ – ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ВЛАСТИ ЯВОЧНЫМ ПОРЯДКОМ СНИЗУ.[18] Возобновление деятельности КПСС мы именно и представляли себе как мощнейшую ненасильственную (т.е., некровопролитную) предупреждающую демонстрацию режиму непризнания и неприятия его народом.

«…какую партию и для чего мы воссоздаём? – говорилось в выступлении от Большевистской платформы на Московском городском партактиве 4 октября 1992г. – Должна ли она сосуществовать с режимом или противостоять ему? Если сосуществовать, “легально действовать в законных рамках”, имея в виду “законы”, установленные оккупационными властями, тогда незачем здесь время зря тратить. А если противостоять, но при этом не призывая и не прибегая к кровопролитию, то метод такого противостояния – это метод открытого ненасильственного игнорирования режима и оттеснения его от власти.

Всё, что нам удалось до сих пор сделать, сделано исключительно этим методом. Год тому назад сказали открыто, что надо восстанавливать партию, – и просто-напросто восстанавливаем её явочным порядком, ни на кого не обращая внимания. …Сила подчиняется только силе. Фактическое воскресение партии из мёртвых – единственное, что поставит режим в тупик».[19]

Вне всяких сомнений, жизнь ещё вернёт этот подход – и самым настоятельным образом – в повестку дня. На этапе 1992–93гг. имитаторы сумели его торпедировать, но для правильной оценки этого следует трезво взглянуть на тогдашнее соотношение сил. С одной стороны была слаженная и многолюдная команда искушённых в подковёрных манипуляциях высокопоставленных партаппаратчиков, с другой – энтузиасты из народа, никогда не сидевшие в номенклатурных кабинетах. Достаточно сказать, что член Оргкомитета ЦК КПСС по созыву ХХIX съезда Т.Хабарова формально до сентября 1992г. вообще не состояла в партии. И станет ясно, – громадным прорывом Народного коммунистического сопротивления явилось уже то, что всё это концептуальное содержание смогло собранно и полномасштабно прозвучать с тех трибун, с которых оно прозвучало.

В послесъездовский период СКП–КПСС быстро и откровенно определился как имитационная конструкция, предназначенная блокировать возрождение в стране Коммунистической партии, которая составляла бы действительную, а не бутафорскую угрозу режиму.[20] С помощью различных уставных уловок было фактически ликвидировано индивидуальное членство в КПСС, перед коммунистами – членами КПСС выросла издевательская дилемма: чтобы принадлежать к тому малопонятному сооружению, в которое «временно преобразовали» их партию, они теперь должны были, – видите ли, – вступить в какую-либо из новоучреждённых партиек.[21]

В январе 1994г. Т.Хабарова подала О.Шенину заявление о выходе из Политисполкома СКП–КПСС, пребывание в котором утратило всякий смысл, ибо оно только порождало дискредитирующую нас кажимость нашего соучастия в проведении ренегатской линии, с которой мы в действительности были категорически не согласны. Возможностей же для конструктивной работы не просматривалось из-за полного отсутствия у нас единомышленников в этом органе и проваливания при голосовании любых наших предложений или возражений.

Расставаясь с СКП–КПСС в 1995г., Оргкомитет Большевистской платформы отмечал: «…в интересах дела Платформа должна продолжать самым фактом своего существования фиксировать, – идейно и организационно, – правильный подход к решению вопроса о воссоздании на территории СССР подлинно коммунистических партийных структур современного типа, руководствующихся соответствующей системой взглядов. Долг каждого, кто уверен в своей правоте, – открыто высказать эту свою убеждённость и твердо её отстаивать, не оглядываясь на то, где в данный момент численный перевес».[22]

Взгляд в прошлое – 1

Социализм как первая фаза
коммунистической формации
был в СССР построен.
Сталинская экономическая модель –
решение ключевой для социализма
проблемы обобществления совокупного
прибавочного продукта и распределения его
по труду. Разрушение сталинской
экономической модели в результате
«хозяйственной реформы» 1965–67гг.
и объективная необходимость
её восстановления

ВЫШЕОЧЕРЧЕННАЯ трактовка нынешнего состояния СССР как временно оккупированной страны подразумевает и вполне определённый взгляд на наше прошлое; а именно, что причин для самораспада у Советского Союза не было, и постигшая нас катастрофа носит в основном внешний и насильственный, а не внутренний характер.

Сюда вовлечена целая связка бесконечно дебатируемых в левом движении проблем: был ли построен в СССР социализм, как сработали внутренние противоречия советского общества, какова роль товарно-денежных отношений в обобществлённой экономике и т.п. С нашей точки зрения, эти всем осточертевшие дебаты нагнетаются имитаторами искусственно: это стандартный запуск информационного вируса, когда людям не дают разглядеть, что надлежащие решения по затронутым вопросам давно представлены, надо просто брать их на вооружение и идти дальше, а не толочь без конца воду в ступе.

Позиция Большевистской платформы по всему этому проблемному узлу множество раз и достаточно подробно излагалась; ниже мы приводим её в тезисном виде.

Суммируя:

  • Социализм как первая фаза коммунистической формации был, безусловно, построен в Советском Союзе, поскольку в сталинскую эпоху была решена ключевая его проблема – ОБОБЩЕСТВЛЕНИЕ ПРИБАВОЧНОГО ПРОДУКТА И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЕГО ПО ТРУДУ через обобществление средств производства. Или, – другими словами, – в экономике был найден ПРИНЦИП ДОХОДООБРАЗОВАНИЯ, ОБЪЕКТИВНО СООТВЕТСТВУЮЩИЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА: так же, как доходообразование по закону средней нормы прибыли объективно соответствует частнокапиталистической собственности. Без адекватного ей принципа доходообразования никакая форма собственности нормально функционировать не может.
  • Нахождение характерно социалистического принципа аккумуляции и распределения общественного прибавочного продукта отражено в СТАЛИНСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ, или двухмасштабной (двухуровневой) системе цен.[23] Распределение по труду в сталинской модели осуществляется через РЕГУЛЯРНОЕ СНИЖЕНИЕ БАЗОВЫХ РОЗНИЧНЫХ ЦЕН И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЕ РАСШИРЕНИЕ ФОНДОВ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.
  • При социализме имеют место товарноденежные, или стоимостные отношения в соответствующей конкретноисторической модификации. Двухмасштабная система цен как раз и представляет собой СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ МОДИФИКАЦИЮ ОТНОШЕНИЯ СТОИМОСТИ: так же, как закон средней нормы прибыли представляет собой модификацию отношения стоимости для частнокапиталистического производства. Таким образом, при социализме имеет место рынок. Отличительным признаком социалистического рынка служит то, что на нём товарами являются только предметы народного потребления.[24]
  • Сохранение товарноденежных отношений и рынка в социалистическом обществе объясняется тем, что труд здесь существует ещё в унаследованной от капитализма форме РАБОЧЕЙ СИЛЫ и должен оплачиваться по схеме возмещения затрат рабочей силы. Стоимостные отношения отомрут лишь на высшей фазе коммунизма, когда труд перейдёт в более высокую форму РЕАЛИЗАЦИИ ТВОРЧЕСКОЙ СПОСОБНОСТИ каждого, а распределение будет совершаться по законам разумного изобилия.
  • Сталинская экономическая модель, систематически сокращая объём циркулирующей в обществе меновой стоимости, создавала тем самым искомые предпосылки постепенного перерастания социалистического частично товарного производства в коммунистическое бестоварное. В определяющих своих чертах это был адекватный хозяйственный механизм для периода развёрнутого коммунистического строительства.
  • Кризисные явления в советской экономике конца 50х – конца 80х гг. (падение темпов роста, крайне неблагоприятная динамика показателей эффективности, торможение научнотехнического прогресса, дотационные «волдыри» и дефициты по ряду потребительских товаров и пр.) были вызваны не архаичностью, – якобы, – и дальнейшей непригодностью сталинской модели, а отступлениями от неё и полным её сломом в ходе «хозяйственной реформы» 1965–67гг. «Реформа» подменила найденный в сталинский период принцип доходообразования «по труду», пропорционально затратам в обществе живого труда, на псевдокапиталистический принцип аккумуляции чистого дохода пропорционально стоимости производственных основных фондов и материальных оборотных средств (т.е., как бы «по капиталу»). Тем самым было нарушено важнейшее для народного хозяйства системное взаимосоответствие между принципом доходообразования и формой собственности. Естественно, оказался выведен из строя и механизм распределения по труду (т.е. снижения розничных цен и наращивания фондов бесплатного общественного потребления). После этого оставалось удивляться не наступившим кризисным симптомам, а единственно тому, что с такими запредельными разрушениями экономика СССР функционировала, хотя и не лучшим образом, ещё двадцать с лишним лет.[25]
  • По своим последствиям и своей антисоциалистической сути «реформа» 1965–67гг. может квалифицироваться только как государственное вредительство, проведённое полностью в контексте развернувшейся психополитической войны. Ибо, как сказано в одном из наших материалов, «невозможно представить себе такую степень человеческой дурости, чтобы тот же, например, А.Н.Косыгин на самом деле не понимал, что – реально – он в советской экономике творит».[26] О реформе как «праворенегатской авантюре», «приведшей экономику фактически в кризисное состояние и фашизирующей общественно-политический строй», Т.Хабарова писала открыто не в эпоху «гласности», когда это стало безопасно, но ещё в 1977г., когда за подобные утверждения можно было дорого поплатиться.[27]
  • Cпровоцированные «реформой» экономические несуразности, сплошь и рядом действительно вопиющие, нельзя считать проявлениями какойто внутренней дефектности самой социалистической системы. Они представляли собой результат диверсионного подрыва системы и её функционирования в глубоко аварийном режиме. Чтобы избавиться от этих ненормальностей, надо было не крушить социализм дальше, а на партийно-государственном уровне признать «реформу» авантюрой, вычистить из народного хозяйства внесённые ею искажения, восстановить действие сталинской экономической модели и двигаться вперёд, работая над её совершенствованием, – ибо, бесспорно, модель нуждалась в шлифовке, и там было что доделывать и улучшать.

Взгляд в прошлое – 2

Объективные, ОРГАНИЧНЫЕ
для нашего строя
социодиалектические противоречия.
Закон соответствия
производственных отношений
характеру и уровню развития
производительных сил –
основное противоречие любой
общественно-экономической формации;
базисные циклы. Историческая задача
советского общества в послевоенный период –
осуществить БЕСКОНФЛИКТНЫЙ
межциклический переход из базисного цикла
первой фазы коммунизма
в базисный цикл второй, высшей фазы.
Сталинская демократическая модель –
концептуальный набросок
выполнения этой задачи.
Срыв выполнения задачи
и втягивание общества
в зону неуправляемого
межциклического конфликта

МЕЖДУ ТЕМ, в нашем обществе действовали, – разумеется, – и объективные диалектические противоречия, ни от каких вражеских происков не зависящие. Они далеко не всегда своевременно разрешались, и их неразрешённость создавала, к сожалению, для этих происков необходимую питательную среду.[28]

Основное противоречие любой общественно-экономической формации описывается законом соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Закон соответствия срабатывает циклами (которые в материалах Большевистской платформы обычно именуются «базисными циклами»). Содержание каждого цикла составляет постепенное устаревание производственных (базисных) отношений, их «сползание» от роли главного двигателя производительных сил к роли их тормоза.

На стыке двух циклов происходит качественный скачок – слом устаревшей базисной «коробки», революционное преобразование базисных отношений, сердцевиной которых служит форма собственности на средства производства. За формой собственности стоит ещё более глубокое отношение – комплекс гражданских прав, которые данное общественное устройство гарантирует тому или иному своему члену. За социалистической общественной собственностью стоит ПРАВО НА ТРУД как первоисходная конституционная гарантия каждого гражданина. Именно в виде права на труд, со всем «шлейфом» других сопровождающих его прав (на отдых, на обеспечение в старости, на бесплатное образование и медобслуживание и т.д.), общественная собственность выступает перед отдельной личностью. Она не выступает в виде вещного обладания чем-то, а имеет сугубо правовую оболочку. Когда пустословят на тему о том, будто общественная собственность «ничья», то демонстрируют непонимание как раз этого ключевого момента: что отнять у человека эту самую «ничью» собственность, значит лишить его всех привычных ему прав, не давши ничего взамен.

Ответственнейший базисный стык, с которым нам надлежало справиться, это переход от первой фазы коммунистической формации, где труд гарантируется в основном ещё по типу «рабочей силы», ко второй фазе, где труд будет гарантирован как беспрепятственная творческая самореализация каждого члена общества. Объективное вызревание такого сдвига отчётливо ощущалось всеми в стране – и рядовыми гражданами, и высшим партийно-государственным руководством – уже где-то к концу 40-х годов. Не чему иному, как задачам перехода к коммунистической фазе, посвящён появившийся в 1952г. знаменитый сталинский очерк «Экономические проблемы социализма в СССР».

Этот рубеж мы должны были преодолеть без традиционных для всей предшествовавшей истории социальных катаклизмов. Коммунистическая общественно-экономическая формация, в обеих её фазах, тем и отличается от всех предыдущих, что в её рамках периодическое качественное обновление самой «структуры общества» (В.И.Ленин), т.е. совокупности производственных отношений, должно протекать без каких-либо «прободений» общественной целостности и без потери управления ею. Это обусловлено принципиальным отсутствием в социалистическом обществе классового антагонизма, а постольку, – как указывал И.В.Сталин, – и обречённых уйти с исторической арены классов, которые могли бы организовать сопротивление назревшим переменам.[29]

Таким образом, основополагающий для нашего общества комплекс гражданских прав по поводу «рабочей силы» трудящегося нужно было упорядоченно и плавно, не допуская бесконтрольности и шараханья из стороны в сторону, начать замещать исторически неизмеримо более высоким комплексом прав по поводу творческой способности каждого участника народнохозяйственного процесса. Это была бы одновременно и всеохватывающая ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ нашей общественной жизни, и вместе с тем новая ступень в развитии социалистической формы собственности, её дальнейшее углубление и усовершенствование. Ведь при социализме, – как было показано выше, – вопрос о собственности практически без остатка превращается в вопрос о правах, о политических и экономических гарантиях, предоставляемых государством гражданину.

Существовал предварительный концептуальный набросок этого грандиозного преобразования, который мы предложили называть СТАЛИНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ МОДЕЛЬЮ. Это сформулированная И.В.Сталиным ещё в конце 20-х годов программа развёртывания самокритики и массовой критики снизу, или, – шире, – ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ МАССОВОЙ НИЗОВОЙ КРИТИЧЕСКИ-ТВОРЧЕСКОЙ ИНИЦИАТИВЫ.[30]

Сталинская демократическая модель – это, как нетрудно видеть, политическое «концентрированное выражение» экономики снижения затрат и цен, и это тот политический инструмент, при посредстве которого только и можно «отомкнуть» базисный цикл второй фазы коммунизма и начать без лишнего переполоха в обществе туда перебираться. Однако этот великолепный демократический проект, на многие десятилетия, – как выяснилось, – опережавший своё время, при жизни И.В.Сталина не был осуществлён. В последующий же период о его реализации не приходилось и мечтать, поскольку всё сталинское надолго сделалось средоточием бешеных атак информационно-интеллектуальной войны.

Хотя задача «развёрнутого строительства коммунизма» была в общем и целом верно поставлена в Программе КПСС, принятой XXII съездом в 1961г., с позиций отказа от сталинского наследия нечего было даже и думать её решать. Из-за нереализованности сталинской демократической модели мы не могли грамотно «замкнуть» собственно социалистический базисный мегацикл, а значит, нам и вторая фаза не открывалась. И совсем уже не о чем стало говорить после того, как в середине 60-х годов была разрушена двухмасштабная система цен, образовывавшая экономический плацдарм перехода к коммунизму.

В советском обществе продолжали своим чередом устаревать «фабрично-уравнительные», как их В.И.Ленин определял, базисные отношения первой фазы. Они давили на производительные силы и вызывали всевозможные тормозные явления, дополнительно к тому негативу, причиной которого служила косыгинская «реформа». Отсутствие давно ожидаемых демократических перемен нервировало народ. С точки зрения объективной диалектики СССР втягивался в зону НЕРЕГУЛИРУЕМОГО БАЗИСНОГО КОНФЛИКТА – ДЛИТЕЛЬНО НЕРАЗРЕШЁННОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ ПЕРЕХОДА ОТ ПЕРВОЙ ФАЗЫ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ КО ВТОРОЙ. Отсюда и возникала та кризисная среда, в которой геополитический противник, через свою агентуру, пользовался по существу неограниченными возможностями для вмешательства в своих интересах во внутренние дела страны.

Справедливости ради нужно отметить, что само наше застревание на стадии «фабричного равенства» получилось не без активного «содействия» со стороны классового врага. И.В.Сталин в «Экономических проблемах социализма в СССР» предупреждал, что наши базисные отношения могут войти с производительными силами в серьёзнейший тормозной конфликт, если «проводить неправильную политику», типа той, которую рекомендовал небезызвестный Ярошенко – один из наиболее «упёртых» сталинских оппонентов в экономической дискуссии 1951–52гг.[31] Но ведь именно такую политику – бухаринскую, правотроцкистскую – всё в большей и большей мере практиковало пришедшее на смену И.В.Сталину руководство СССР. Соответственно, и результаты подобного курса не заставили долго себя ждать.

Втягивание общества в социодиалектически опасную зону, – как ранее и сама вероятность этого, – диагностировалось марксистско-ленинской наукой в СССР на протяжении всего десятилетия 70-х годов и первой половины 80-х. Однозначно прогнозировался и катастрофический исход такого развития событий, если оно не будет пресечено: мощный гражданский дисбаланс в стране, который из-за вовлечённости враждебных сил извне примет классово-антагонистический характер.

К сожалению, это были выводы «подпольного» марксизма, а не официального, к тому времени намертво парализованного агентурой влияния. Жизнь, – также к сожалению, – полностью их подтвердила.[32]

Суммируя:

  • Чтобы разрядить во всём её объёме кризисную ситуацию, сложившуюся в СССР к середине 80-х годов, следовало прежде всего навести порядок в идеологии и общественных науках, прекратить пропаганду и массовое тиражирование всевозможных антисоциалистических «теорий», которые никакого касательства к науке как таковой не имели, а служили единственно лишь инструментами информационнопсихологической агрессии Запада.
  • Восстановление сталинской модели в экономике означало бы устранение НЕОРГАНИЧНОГО социализму, искусственно внедрённого политическими диверсантами противоречия между общественной формой собственности и псевдокапиталистическим принципом аккумуляции и распределения совокупного чистого дохода. Дополнение и довершение сталинской экономической модели сталинской демократической моделью означало бы, что мы вошли, наконец, в русло нормального, управляемого разрешения ОРГАНИЧНОГО социализму, объективноисторического противоречия между устаревшим базисом и новыми потребностями развития главной производительной силы общества – трудящихся масс. Это был, – несомненно,очень сложный круг мероприятий, но ничего фатально неосуществимого он в себе не заключал. Без «помощи» внешнего врага, – как уже говорилось, – мы вообще не имели бы первой половины задачи, т.е. «реформаторского» вредительства в народном хозяйстве, а со второй половиной справились бы во много раз быстрей и с несравнимо меньшими издержками.
  • После принятия всех вышеописанных мер можно было бы утверждать, что СССР не на словах, а ОБЪЕКТИВНО, социодиалектически вступил в полосу развернутого строительства коммунизма, или в базисный цикл высшей фазы коммунистической общественноэкономической формации.

Где мы и кто мы сегодня

Из зоны неразрешённого
межциклического противоречия
нет пути назад, на нижестоящую
ступень развития. Сегодняшний
«капитализм» на территории СССР –
специфическая личина
оккупационного режима.
Страна ПРОДОЛЖАЕТ пребывать
в зоне неразрешённого противоречия
междуфазового перехода внутри
коммунистической формации,
вдобавок она оккупирована
геополитическим противником.
Несостоятельность теории
«новой социалистической революции».
Выход из катастрофы –
национально-освободительная борьба
с внешним агрессором, последующее
возвращение на этап развёрнутого
строительства коммунизма

ЧРЕЗВЫЧАЙНО важен вопрос о том, как на языке закона соответствия охарактеризовать наше сегодняшнее местонахождение. Ведь закон соответствия – это наиболее объемлющий закон смены общественно-экономических формаций, а также крупных сдвигов внутри каждой формации. Находиться вне сферы его действия так же невозможно, как находиться вне поля всемирного тяготения. Как там небесные тела не просто «плавают в тумане без руля и без ветрил», но движутся по строго определённым орбитам, так и любой общественный организм, в любом его состоянии, обязательно заключён в рамки какого-то базисного цикла, какого-то конкретного соотношения между базисом и производительными силами.

В наработках Большевистской платформы ответ на этот вопрос дан, наряду с другими.[33]

Из зоны неразрешённого социодиалектического противоречия нет пути назад, на предыдущую ступень развития, хотя внешне события и могут выглядеть так, будто реставрируется исторически более ранний строй. Но на самом деле развитийная спираль попятного хода не имеет, и из исторически вышестоящего общественного организма, что бы с ним ни приключилось, жизнеспособного нижестоящего уже никогда не получится.

«…общественный организм, вышестоящий на всемирноисторической лестнице, – говорилось на Расширенном пленуме Оргкомитета БП в КПСС 13 июля 1996г., – не может превратиться ни при каких условиях в организм нижестоящий. Он может деградировать, и очень сильно, но даже в самой катастрофической точке это будет, – как, например, в нашем случае, – социализм, не преодолевший противоречия перехода ко второй фазе коммунизма, вдобавок ещё подвергшийся внешней агрессии и т.д. Но никоим образом это не будет капитализм, эволюционирующий в обратном порядке от первоначального накопления к последующим стадиям. …

Отсюда достаточно хорошо известная, твёрдая позиция Большевистской платформы, – которой… мы будем придерживаться и впредь: мы находимся ни при каком не при госмонокапитализме, мы находимся в оккупированной геополитическим противником социалистической стране, которая не смогла своевременно перебраться на вторую ступень коммунистической общественно-экономической формации (хотя объективные предпосылки для этого были), запуталась в неразрешённом, к тому же ещё и непонятом, концептуально не освоенном противоречии собственного развития, значительно деградировала и вдобавок стала жертвой агрессии внешнего врага, воспользовавшегося внутренними трудностями. Задача состоит, во-первых, в освобождении страны от внешнего агрессора, т.е. от тех форм зависимости от него, разрушительное действие которых в совокупности равнозначно открытому вторжению. И, во-вторых, после этого… всё же никуда не денется и проблема преодоления того социодиалектического барьера, на котором споткнулся весь процесс. Т.е., освободив государство, нужно будет нацеливать его не на какое-то новое строительство социализма, потому что стратегически социализм уже пройденный этап, но именно на переход от низшей фазы коммунистической формации к высшей, а следовательно, на воссоздание некогда уже существовавших… предпосылок такого перехода: двухуровневой экономики и всего остального, о чём шла речь в предшествовавшем изложении».[34]

Суммируя:

  • Страна в плане её местоположения во всемирноисторическом эволюционном процессе ПРОДОЛЖАЕТ пребывать в зоне неразрешённого противоречия междуфазового перехода от социализма ко второй стадии коммунистического общества. Затяжной базисный конфликт крайне осложнён вмешательством извне, изза чего принял стихийноантагонистическую форму. Никакого «капитализма» у нас нет. Сегодняшний «капитализм» на территории СССРэто специфическая личина оккупационного режима. «…на территории СССР уже почти десятилетие действует особый аппарат по перемалыванию и уничтожению нашего производственного потенциала, утилизации его остатков, разграблению природных ресурсов, превращению недавнего высокоразвитого индустриальноаграрного государства в регион с типично колониальной, резервационной экономикой». «Как результат поражения в информационнопсихологической войне, на территории СССР работает механизм по истреблению, перетиранию высокотехнологичной в целом советской экономики в экономику колониального типа. Вот об этом и надо говорить, а не о реставрации капитализма».[35]
  • «И буржуазии никакой здесь нет. Есть преступное сообщество внутри страны, которое обслуживает аппарат разрушения её экономической мощи в интересах геополитического противника».[36] Точно так же и противоречие междуфазового перехода в границах коммунистической формации никак не могло превратиться в противоречие труда и капитала.[37] Труд и капитал здесь противоборствуют, – как это уже было разобрано, – на межгосударственном уровне, т.е. опятьтаки в категориях империалистической войны.
  • Из всего сказанного вытекает полнейшая неадекватность анализа обстановки в терминах «новой социалистической революции». Теория «второй социалистической революции» – типичный информационный вирус, который чисто фразеологически импонирует рядовым участникам движения, но сути происходящего не только не отражает, а наоборот, нацелен на то, чтобы максимально её затемнить. Надлежащий ответ на агрессию и фактическое вражеское нашествие, пусть оно и осуществляется при помощи туземных коллаборантов, – не революция, а национальноосвободительная война. Вести её должен не выдернутый из реального жизненного контекста, схематизированный «пролетариат», а Советский народ.
  • Следует всячески подчеркнуть, что альтернативы новой Отечественной войне Советского народа и его последующему рывку в коммунизм для нас объективно не существует. Из зоны межциклического противоречия выйти можно только в вышестоящий базисный цикл. Сколько бы общество ни топталось перед невзятым качественным рубежом, оно, в конце концов, должно будет его преодолеть, – или окажется попросту выброшено из нормального, прогрессивного течения всемирноисторического процесса на задворки цивилизации, в её отстойную яму.
  • Нельзя также трактовать стоящую перед нами проблему как «возвращение в социализм». Социалистический базисный цикл как таковой мы необратимо миновали, и кризис у нас разразился не при социализме, – если быть вполне точными, – а на этапе развёрнутого строительства коммунизма. Именно туда нам и предстоит возвращаться. Здесь лишний раз виден абсурдный и дезориентирующий характер теории «новой социалистической революции», которая сулит нам, в случае победы этой самой революции, дословное повторение всей эпопеи собственно социалистического строительства, в том числе переходный период от капитализма к социализму, НЭП и всё прочее. Но это такая же нелепость, как если бы человек, столкнувшийся на своём пути с определёнными трудностями, ожидал, что после их преодоления он повторно проживёт тот отрезок своей биографии, который к этим трудностям привёл.

Идейно-теоретическая деятельность
Большевистской платформы.
Московский политклуб

С ВЕСНЫ 1994г. начал работать политклуб Московского центра Большевистской платформы в КПСС, который, – как и планировалось, – стал своего рода проблемной лабораторией нашей организации. Заседания политклуба – это не просто посиделки на злободневную тему, какие ныне проводятся во множестве и не оставляют после себя, как правило, сколь-либо осязаемого результата. Каждый политклуб приносит то или иное проблемное решение, причём оно дано в компактной и популярной форме доклада, рассчитанного на произнесение не перед избранными, а перед обычной аудиторией рядовых членов партии и сочувствующих. Исключение пока что составили лишь некоторые политклубы с приглашением «внешних» докладчиков, не готовых вынести на обсуждение по-настоящему концептуальный материал.

Из-за отсутствия должных средств мы не успеваем своевременно обнародовать все имеющиеся наработки, что и является на сей день досаднейшим недостатком этой сферы нашей деятельности. Среди опубликованных политклубов наибольший резонанс вызвали «Большевизм и троцкизм» («Светоч» №32–33), «Существует ли сегодня в стране коммунистическое и вообще левое движение?» (Информбюллетень МЦ БП в КПСС №23), «Современный большевизм и идеи чучхе» («Светоч» №34), «Что происходит с нашими деньгами?» («Светоч» №36), «Гражданство СССР: дальше отступать некуда» (Информбюллетень МЦ БП в КПСС №27), «И.В.Сталин и проблемы развития социалистической демократии» («Светоч» №38), «Что происходит с рабочим классом» («Светоч» №39). Часть из них перепечатана в местной прессе.

К сожалению, имитаторами успешно культивируется дурная «традиция» заимствовать чужие тексты без ссылок на первоисточник, а напоминания товарищам о необходимости делать это (т.е. ссылаться) пропускаются мимо ушей. Так, когда мы в документах одной из групп, занимающихся нынче «восстановлением КПСС» (в данном случае на Украине), читаем, что «никакой реставрации капитализма в СССР нет и быть не может, а есть лишь кризис социализма, связанный с переходом нашего общества на следующий этап развития», – мы, естественно, не можем не видеть здесь прямое воспроизведение материала нашего политклуба «Сегодняшний облик Октябрьского выбора» («Светоч» №30–31), достоверно авторам упомянутых документов известного. Мало того, что научно недобросовестно эксплуатируют чужую разработку, так ещё и пытаются создать впечатление, будто до них здесь, как говорится, и конь не валялся. И такие примеры, увы, далеко не единичны.

Почвой же для подобных явлений служат хронические задержки с публикацией наших теоретических материалов, их крошечный тираж, а также то, что мы вынуждены предварительно распространять материал в ксерокопиях, где он выглядит вообще «бесхозным». Вывод из всего этого такой, что сторонникам Большевистской платформы в КПСС и читателям «Светоча» необходимо найти способ помочь Московскому центру с оперативным изданием того огромного теоретического задела, которым он располагает и который к тому же непрерывно пополняется. Работа «в стол», как и распространение научных трудов и политической документации в такой форме, которая не обеспечивает им элементарной защиты от профанирующего плагиата, должны быть в ближайшей перспективе прекращены.

Необходимость коренного
реформирования Устава КПСС

СРЕДИ вопросов, которые должны быть решены в ходе воссоздания КПСС, важное место занимает проблема коренного обновления партийного Устава.

Суть дела в том, что в Уставе КПСС до последнего сохранялась такая правовая архаика, как многостепенные выборы. В этом отношении КПСС, – которая по её Программе должна была «идти впереди в организации своей внутрипартийной жизни»,[38] – в действительности структурно отставала от Советского государства, ибо на государственном уровне у нас ещё по Сталинской Конституции 1936г. многостепенные выборы были заменены всеобщими, равными и прямыми при тайном голосовании.[39]

Отрицательная сторона многостепенных выборов хорошо известна, – они практически отсекают массу рядовых избирателей от реального участия в формировании выборных органов высших степеней. И в КПСС партийные низы реально участвовали, по существу, лишь в выборах руководства первичных парторганизаций да делегатов на иерархически ближайшую партконференцию. Далее всё совершалось уже без них. Отсюда и их безвластие в партии, бесконтрольность партийной верхушки, возможность возникновения поистине чудовищного разрыва между настроениями рядовых партийцев и установками, господствующими «наверху». В итоге партия, где народу хватило бы на приличное государство, оказалась беспомощна перед шайкой предателей, от её имени разваливавших страну.

Суммируя:

  • Система многостепенных выборов в Уставе КПСС должна быть заменена внутрипартийным всеобщим, равным и прямым избирательным правом.

Сегодня острейшая необходимость этого вряд ли кем-либо осознаётся, но с течением времени внимание партийной общественности неизбежно на этом сосредоточится, и соответствующие наработки будут востребованы.

Проект такого Устава Большевистская платформа предложила в 1994г.[40]

В проекте партия истолковывается как объединение первичек, и выборы делегатов на все партийные форумы, вплоть до съезда, производятся только от первичек, непосредственно низовой партийной массой. В первичках же определяются и кандидатуры в состав исполнительных органов. Предусмотрены возможности для конструктивного осуществления первичками этих прав: например, они могут группироваться между собой по признаку выдвижения одного и того же кандидата в состав того или иного исполнительного органа.

В Пояснительной записке к проекту читаем:

«Устранено делегирование с конференции на конференцию (с районной на городскую и т.д.), – которое и создавало, по нашему убеждению, специфический “кумулятивно-бюрократический эффект”… При строительстве исполнительной вертикали снизу вверх она не наращивается участок за участком, а каждый следующий её уровень выстраивается заново от “нуля” до той высоты, какая в данном случае требуется».[41]

Резко повышен статус делегата руководящего органа (конференции, съезда). «Статус делегата конференции, съезда объявляется действующим до созыва следующего форума. Создаются Советы делегатов, обладающие определенными правами, они функционируют наряду с избранными исполнительными органами, – конечно, не торпедируя работу этих последних и не подменяя их собой. Думается, что беззаботная потеря, на другой день после съезда, политического потенциала большинства его делегатов, – как это происходило и происходит ещё сегодня, – для любых условий непозволительная роскошь».[42]

Устранена ещё одна уставная норма, активно способствовавшая, на наш взгляд, «бюрократическому окостенению партии»[43]: это прямая подотчётность нижестоящих партийных комитетов вышестоящим. «Между исполнительными органами партии по вертикали отношений подотчётности нет».[44] «Исполнительный орган в целом подотчётен избравшей его конференции (съезду), его члены – выдвинувшим их коммунистам в первичках».[45] В промежутках между конференциями, съездами партийному комитету о его подотчётности ненавязчиво, как говорится, но достаточно твёрдо напоминает параллельно действующий Совет делегатов.

При этом вышестоящий партийный комитет отнюдь не утрачивает разумного контроля над нижестоящим. Единогласные (согласованные, или консенсуальные) решения вышестоящего органа для нижестоящего беспрекословно обязательны, причём «с первого захода». Вообще узаконено, что все распоряжения, указания, поручения и т.п. в партии отдаются ОДИН РАЗ. В причинах невыполнения разбирается уже контрольная инстанция, а не сам партийный комитет. «Когда на секретаря партийного комитета взваливается обязанность “выбивать” из коммунистов выполнение решения или поручения, он из партийного работника превращается в администратора, а коммунисты – в подчинённых. …И в результате на всех мало-мальски значащих партийных постах оказываются административно-бюрократические “выбивалы”… вполне определенного и хорошо памятного нам… типа, со всеми вытекающими отсюда последствиями».[46]

Резко повышен и статус члена ЦК.

«В структуре Центрального Комитета ЛИКВИДИРУЕТСЯ “МАЛЫЙ ЦК” – Политбюро (или любое аналогичное образование), которое на практике и сосредоточивает в своих руках всю реальную власть. Члены ЦК абсолютно равноправны. На организационном Пленуме ЦК устанавливается Рабочая группа из тех его членов, кто имеет физическую возможность регулярно участвовать в заседаниях. Рабочая группа открыта для всех остальных членов Центрального Комитета».[47]

«В партии узакониваются ПЛАТФОРМЫ, как средство выражения идейного разномыслия (в рамках, естественно, коммунистической идеологии). При этом запрет на фракционную деятельность сохраняется».[48]

И наконец, Коммунистическая партия объявлена НЕУНИЧТОЖИМОЙ, покуда существует коммунистическая идея. «…ни один из образуемых ею органов не вправе её распустить. Если хотя бы трое коммунистов (первичка) не пожелают разойтись, партия считается продолжающей свою деятельность. …Любая часть входивших в объединение первичек, продолжившая существование в экстремальных обстоятельствах, обладает правом говорить и действовать от имени партии как таковой».

В настоящее время оккупационный режим предпринял беззастенчивый натиск на права общественных организаций, всё более цинично обнажая свою демофашистскую суть. В этом свете не исключено, что Устав партии, которая способна в экстремальной ситуации «рассыпаться» на первички, не теряя при этом принципиальных основ партийного единства, может понадобиться нам гораздо скорей и с гораздо большей остротой, нежели мы сегодня думаем.

Суммарный обзор проблемных решений,
не располагая которыми,
не удастся возродить ни партию, ни страну

СЛЕДУЕТ отдавать себе отчёт, что под определённым углом зрения вопрос о восстановлении партии неизмеримо сложней, чем проблема возрождения страны.

Страну предали, и из-за этого она потерпела поражение в войне. Но партия сама совершила предательство. И не просто в субъективном плане, – т.е., что предателями оказались какие-то конкретные лица, Горбачёв с его прихвостнями и пр. Партия ОБЪЕКТИВНО совершила предательство тем, что проиграла информационно-интеллектуальную войну, – чего никак не должно было случиться, поскольку КПСС вот именно ОБЪЕКТИВНО поставлена была на роль интеллектуального авангарда народа, строящего самое совершенное общество на Земле. Но для неисполнения объективных, всемирноисторических обязанностей не бывает уважительных причин, как и для неисполнения воинского долга: и то, и другое, по какой бы причине ни произошло, всегда равносильно предательству и измене. И информационная война как раз на то и была рассчитана, что проигрыш в ней – по любой причине – на практике означал предательство страны и народа.

В послесталинский период КПСС идеологически упустила «бразды правления», из-за этого не смогла адекватно определить ни положение нашего общества во всемирноисторическом эволюционном пространстве, ни вытекающую отсюда внутриполитическую ситуацию в СССР, ни расстановку сил на международной арене. Советское руководство в упор, – что называется, – не видело или не желало видеть зловещую реальность Третьей мировой войны.[49]

Впервые за всю историю партии развитие марксистско-ленинской науки стало совершаться не в ней, а полностью за её пределами. Ведь творческую научную мысль невозможно остановить в её исканиях, и она просто выскользнет из слишком жёстких и безжизненных рамок, вернётся в народ как к своему питающему источнику.

Трагикомическим образом, теперь уже не КПСС несла свет марксистской, коммунистической истины в массы, а наоборот, новаторски развивающийся марксизм вынужден был из народа продираться в КПСС. И мы еле-еле успели до окончательного её развала сделать это и как-то закрепиться в ней.

Сегодня мы продолжаем решать эту исторически весьма и весьма объёмную задачу: задачу обратного, так сказать, закрепления коммунистической идеи в партии – коммунистической идеи в её современном облике, проделавшей всю ту мыслительную работу, без которой нельзя было бы так ставить вопрос. Неудивительно, что задача эта по существу совпала, – как выше уже отмечалось, – с задачей полного организационного восстановления КПСС. Наверное, партия в том виде, какой она приобрела при Горбачёве и его ближайших предшественниках, и должна была развалиться, чтобы весь этот человеческий хлам, эти ельцины, гайдары, черномырдины и пр., мог естественным порядком истечь из неё. Ведь при наличии в ней подобного гнойника, о какой большевизации могла идти речь?

На сей день у партии должна быть ясная, научно убедительная картина прошлого, послеоктябрьского развития страны, с анализом тех внешних и внутренних факторов, которые в совокупности привели к катастрофе, и безошибочная характеристика настоящего, показывающая реальные, а не иллюзорные пути выхода из ситуации национального бедствия, также во внешнем и внутреннем аспектах. Наше видение этих проблем мы изложили в предыдущих разделах.

Должны быть реконструированы замшелые уставные нормы, этого мы также коснулись.

И, наконец, должна быть указана, а затем и заново сформирована массовая, социальная база партии, – опять-таки, на современном уровне, применительно к нашей конкретной обстановке. Здесь же следует развернуть картину будущего нашей Родины как Союза Советских Социалистических Республик – картину, которая не позволяла бы усомниться, что объективно такое будущее единственно возможно (т.е., альтернатива ему – попросту историческое небытие), а субъективно, в плане удовлетворения народных чаяний и надежд, – единственно желательно. Этот круг проблем Большевистская платформа разрабатывает через инициирование ею, в 1993–95гг., Движения граждан СССР.

Взгляд в будущее

Большевистская платформа
и Съезд граждан СССР
как постоянно действующий орган
(Движение граждан СССР)

С НАМИ ведётся война, её ведёт транснациональный капитал, цитаделью которого являются Соединённые Штаты Америки. Война ведётся новыми, изощрёнными средствами, по существу почти целиком руками предателей внутри страны. Согласно классическим определениям, война есть силовое принуждение государства к проведению политики, которая отвечает интересам государства–противника. Какие при этом используются средства силового принуждения – это в конечном итоге безразлично. Отрицать факт войны, нашего поражения в ней и оккупации нашей территории на том основании, что мы на улицах наших городов не встречаем солдат в натовской форме, – это или какая-то непостижимая политическая сверхнаивность, или своеобразная разновидность всё того же предательства.[50] И без чужеземных патрулей на улицах шайка внутренних коллаборантов, действуя под диктовку Международного валютного фонда – оперативной штабной структуры транснационального капитала, – с лихвой перевыполнила намётки гитлеровского плана «Ост».[51]

Большевистская платформа предложила считать СССР страной – жертвой агрессии, находящейся в состоянии временной оккупации геополитическим противником, ещё в 1993г.[52]

Из признания СССР временно оккупированной страной вытекают следующие важнейшие положения,

Суммируя:

  • СССР продолжает существовать деюре;
  • деюре продолжают действовать Союзный Договор 1922г. и Конституция СССР 1977г. со всем опирающимся на неё законодательством;
  • сохраняется международная правосубъектность СССР, в том числе все его права в Организации Объединённых Наций;
  • коллаборационистские режимы на территории СССР нелегитимны, изданные ими правовые акты, все без исключения, не имеют юридической силы;
  • нелегитимно и горбачёвское руководство СССР, как работавшее на достижение целей, которые ставил себе классовый противник СССР на мировой арене, и являвшееся, таким образом, прямой вражеской агентурой;[53]
  • единственной законной властью на всей территории СССР деюре продолжает оставаться Советская власть;
  • историческая обязанность освободить страну и вернуть её в русло цивилизованного, т.е. социалистического развития, восстановив повсюду на её территории законную власть и государственность, лежит на Советском народе как совокупности граждан СССР;
  • Советский народ должен быть выведен из шока и граждански бессознательного состояния, причинённого информационнопсихологической войной, заново консолидирован и именно как Народ подвигнут на освободительную борьбу с оккупантами и их пособниками;
  • метод освободительной борьбы Советского народа, в его принципиальных чертах, это организация массового гражданского неповиновения режиму, воссоздание явочным порядком снизу «любых легитимных структур советского конституционного строя»,[54] принуждение режима к самоликвидации или политическое «удушение» его в вакууме, который возникнет для него благодаря перетеканию реального гражданского авторитета к инициативным властным структурам.

В целом это была (и есть) программа для яркого и мощного общенационального лидера подлинно исторического масштаба, и поскольку претенденты на такую роль имелись, мы не стали обходить их стороной.

С нашими предложениями мы обратились к Постоянно действующему президиуму Съезда народных депутатов СССР (С.Умалатова), к оргкомитету запланированного на осень 1993г. Вече советских народов (В.Анпилов), к оргкомитету I Конгресса народов СССР, созывавшегося под эгидой СКП–КПСС. Ближайшей к нам «легитимной структурой советского строя» являлась партия, и хотя с СКП–КПСС к тому времени всё было, как говорится, ясно, но поскольку мы ещё продолжали там работать, то до весны 1995г. не прекращали попыток поставить О.Шенина во главе национально-освободительной эпопеи Советского народа.[55]

Считаем уместным отметить, что мы вообще никогда ни с кем не соперничали из-за персонального лидерства и неизменно сражались единственно за идею, за то, чтобы она была взята на вооружение и запущена в дело. Идея создания Большевистской платформы в КПСС плюс объёмистый документ с её скрупулёзным научным обоснованием, под который оставалось только собрать учредительную конференцию, были буквально подарены Н.Андреевой, без всяких предварительных условий, и Т.Хабарова возглавила уцелевшую часть Платформы лишь после того, как стало очевидно, что Большевистская платформа в исполнении Н.Андреевой – стопроцентная имитация, причём для дела совершенно губительная. Не иначе мы поступали и в других случаях.

Однако, – если вернуться в 1993–95гг., – реакцией на все наши обращения и призывы по вопросу консолидации Советского народа служило гробовое молчание, неприглашение нас на те мероприятия, к оргкомитетам которых мы взывали, и непредоставление слова там, где от нашего присутствия уже никак в то время нельзя было избавиться, – например, на Пленуме Совета СКП КПСС.[56] Сегодня О.Шенин всюду повторяет, причём как какое-то своё открытие, сформулированные впервые нами тезисы о существовании СССР де-юре, о необходимости унитарной КПСС для восстановления СССР де-факто и т.д., но ведь когда-то мы несколько лет его усердно, что называется, обхаживали со всем этим, и он был к этим здравым мыслям абсолютно и враждебно глух.

Убедившись лишний раз в бесполезности каких-либо апелляций к штатным, так сказать, имитаторам, – тем паче занимающим в «штатном расписании» высокие места, – Большевистская платформа оказалась вынуждена, несмотря на недостаточные материальные возможности, взять на себя не только идейную, но и организационную инициативу.

В августе 1994г. мы провели политклуб «Гражданство СССР: дальше отступать некуда», на котором было принято Обращение ко всем нашим соотечественникам, кто готов подтвердить своё советское гражданство, бескомпромиссно держаться за него и «действовать как гражданин СССР, в рамках развёртывания кампании ненасильственного противостояния оккупационному режиму, исходя из нерушимых конституционных прав и обязанностей каждого советского гражданина, как и СОВЕТСКОГО НАРОДА в целом».[57]

За основу консолидации Советского народа бралась политически осознаваемая и осознанно подтверждаемая принадлежность к гражданству СССР. Этот отправной пункт был полностью проработан и чётко заявлен уже на Расширенном пленуме Оргкомитета БП в КПСС 24 июля 1993г.

15 апреля 1995г. впоследствии было нами объявлено Днём первого публичного провозглашения права Советского народа на воссоединение. В резолюции митинга на Октябрьской пл. в Москве (излишне уточнять, что она была предложена Большевистской платформой) Советский народ впервые характеризуется как народ НАСИЛЬСТВЕННО РАЗДЕЛЁННЫЙ, имеющий безусловное и неоспоримое ПРАВО НА ВОССОЕДИНЕНИЕ и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР.[58]

В той же резолюции, опять-таки впервые, конкретно поставлена задача проведения Съезда граждан СССР.

Большевистская платформа
и Движение граждан СССР
(продолжение).
Съезд граждан СССР первого созыва
(Москва, 28–29 октября 1995г.),
его результаты, его историческое значение.
Как всё же быть с имитаторами?

СЪЕЗД граждан СССР первого созыва состоялся 28–29 октября 1995г. в Москве.

Смело можно утверждать, – не опасаясь показаться слишком самонадеянными, – что историческое значение этого события поистине трудно переоценить, и что только информационно-психологическая блокада со стороны имитаторов мешает тому, чтобы такая оценка (а она всецело в интересах народа) была дана уже сегодня.

Следует ясно себе представлять, что объективным носителем верховной власти, государственного суверенитета и исторической ответственности за судьбу страны на территории СССР по сей день является Советский народ. Советский народ есть новая историческая общность людей, и это не просто социально-философские благие пожелания, а юридический, в том числе и международно-правовой факт, зафиксированный в Конституции СССР. Все субъекты международного права, имевшие дело с СССР, признавали тем самым Конституцию СССР и то, что они имеют дело не с кем иным, как с Советским народом. Без согласия Советского народа, выраженного в конституционной форме (конституционной с точки зрения Конституции СССР), никакие действия, решения и т.п., затрагивающие сферу его суверенитета, не имеют правовой силы и юридически являются актами внешней или внутренней агрессии против него.

Поэтому не надо нам, как говорится, вешать лапшу на уши относительно того, будто на мировой арене и в стане доморощенных либерал-фашистов никто не знает, что такое Советский народ. Это знает прекрасно любой грамотный юрист и любой государственный деятель в любой из так называемых цивилизованных стран, фактически ведущих необъявленную агрессивную войну против СССР. Знают они и то, что информационно-психологическое, а по возможности и физическое уничтожение Советского народа – наипервейшее условие для того, чтобы результаты агрессии (захват наших земель, разграбление нашего национального достояния и пр.) могли быть сочтены юридически и практически необратимыми. Именно поэтому информационно-психологическая война с самого начала всем своим напором и была нацелена на то, чтобы дезорганизовать, деморализовать и растлить Советский народ, ввергнуть его в граждански бессознательное состояние.

Как мы видим, это во многом удалось. Но полностью Народ далеко ещё не истреблён, и если он сумеет всё же очнуться от информационно-психологического шока, придёт в себя, вновь обретёт целостность национального самосознания и гражданское единство, то остальное предрешено, и тех, кто развязал Третью мировую войну, ждёт участь нацистских военных преступников.

Вот почему для подлинно левых сил в нашей стране, да и за её пределами, весь смысл их деятельности должен сейчас заключаться в том, чтобы помочь Советскому народу выбраться из временного политического небытия и вернуться на мировую сцену полноправным и по-прежнему грозным для врагов субъектом исторического действия. И вот почему для имитаторов любого сорта отношение к Советскому народу – это безошибочная лакмусовая бумажка, главный предмет их скрыто ненавидящей идеологической озабоченности, вот почему они на разные лады стараются подменить Советский народ то русским народом, то оторванным от всяких национально-государственных корней «пролетариатом», рабочим классом и т.д.

Съезд граждан СССР 1995г. как раз и имел то значение, что после сокрушительного разгрома первой половины 90-х годов он ИДЕЙНОПОЛИТИЧЕСКИ «ВОСКРЕСИЛ» СОВЕТСКИЙ НАРОД, причём сделал это в юридически корректной и неоспоримой форме. В сущности, это было ПЕРВОЕ ЗАКОННОЕ ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО НАРОДА КАК ТАКОВОГО после Всесоюзного референдума 17 марта 1991г.

Съезд принял Декларацию о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР.[59] В Декларации, четырех Постановлениях Съезда и в документе «За Советское большинство», с которыми обратился к советским людям избранный Съездом Исполком, сжато, но в то же время во всём требуемом объёме изложена идеология предстоящей нам борьбы за освобождение нашей Родины от нового, причём на сей раз смертельно опасного поработительского ига.

Суммируя:

  • торжественно подтверждён самый факт существования Советского народа и то, что он как был, так и продолжает оставаться единственным законным хозяином территории СССР и всех находящихся на ней рукотворных и нерукотворных богатств;
  • прояснён нынешний статус Советского народа как народа насильственно разделённого, а следовательно, имеющего священное и неотъемлемое право на воссоединение и на самоопределение в государственной форме Союза Советских Социалистических Республик;
  • так называемые «беловежские соглашения» объявлены недействительными с момента их заключения, а самый акт их заключения – подпадающим под ст. 64 УК РСФСР «Измена Родине», равно как под аналогичные статьи УК других союзных республик;
  • Советский народ определён как совокупность граждан СССР;
  • советское гражданство объявлено сохраняющим юридическую значимость, в том числе в международноправовом аспекте;
  • определены принципы консолидации Советского народа как сплочение людей на основе приверженности советскому гражданству и создание повсюду на территориях и в трудовых коллективах прочного Советского большинства, опираясь на которое, народ сможет затем силой массового низового давления вытеснить внешних и внутренних оккупантов и поставить вещи на свои места. «Ибо всюду, где живут и трудятся в основном граждане Советского Союза, земля может быть только территорией Советского Союза, собственность – только единой собственностью Советского народа, власть – только властью Советов».[60]

Специальным Постановлением было обращено внимание «коммунистов и всех советских граждан на то, что в коммунистическом движении СССР произошла подмена советского конституционного порядка, – при котором Коммунистическая партия в стране может быть только одна, – буржуазным принципом многопартийности. Стало быть, коммунисты, считающие себя гражданами СССР, должны сознательно и добровольно вернуться в конституционную партию страны – единую Коммунистическую партию Советского Союза, проведя с этой целью её Восстановительный съезд».[61]

Это Четвёртое Постановление Съезда граждан СССР.

Своим Третьим Постановлением Съезд граждан СССР образовал Конституционную комиссию «с целью выработки современной редакции Конституции СССР» и с принятием за основу конституционной работы текста Конституции СССР 1977г.[62]

Спустя два – три года поднялась имитаторская суета с «восстановительными съездами КПСС», которых, – как можно судить по имеющимся сведениям, – на сегодняшний день прошло уже несколько. Ни одна из этих групп даже и отдаленно не располагает тем комплексом проблемных решений, который был нами охарактеризован и подытожен в предшествующих разделах и в отсутствие которого браться за «восстановление КПСС» – это значит попросту публично расписываться или в своей полнейшей несерьёзности, какой-то политической детскости, или – того хуже – в откровенно имитационном происхождении своей активности. В особенности умилительны, – иначе здесь не выразишься, – попытки «возродить КПСС» под эгидой высококвалифицированного имитатора О.Шенина, без малого десять лет прилагавшего все мыслимые и немыслимые усилия к тому, чтобы Компартия НА СОВЕТСКИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРИНЦИПАХ не была в стране возрождена. И, кстати, прекрасно в этом преуспевшего.

Само собой разумеется, – наивно было бы с нашей стороны ожидать, что вышеобрисованное новое направление нашей деятельности окажется вообще вне сферы внимания имитационных элементов. И впрямь, – как только выяснилось, что мы намерены действовать самостоятельно, мгновенно образовался этакий «консорциум» по освоению наших новых разработок и их переадресованию любым другим организациям, кроме нас самих. Из воздуха возникла какая-то «Партия СССР»; кто в ней состоял и куда она, в результате, делась, – это нынче никому неизвестно. С большим размахом (а ведь на это деньги нужны) стала издаваться газета «Советский Союз», тут же обозвавшая себя «органом граждан СССР». Сей «орган граждан СССР» упорно не публиковал никаких наших материалов, хотя невозможно было отрицать, что проблему советского гражданства первыми подняли и всесторонне прорабатываем именно мы. Зато в изобилии печатались беззастенчивые компиляции наших документов за подписью некоего Козлобаева. Этот Козлобаев впоследствии ухитрился опубликовать за своей персональной подписью, – и не где иначе, как в «Правде», – даже Декларацию Съезда граждан СССР, автором которой, от первой до последней буквы, является Т.Хабарова. Наш протест по поводу политического жульничества и плагиата «Правда», – в наихудших «традициях» застойных времён, – оставила без всякого ответа.[63]

Из всех участников вышеупомянутого «консорциума» Козлобаев сумел наиболее плотно и агрессивно к нам примазаться, стал – наряду с Т.Хабаровой – одним из сопредседателей Оргкомитета Съезда граждан СССР, а на самом Съезде попытался осуществить примерно ту же перехватническую операцию, которую Н.Андреева проделала в своё время с Большевистской платформой: т.е., «приватизировать» в свою пользу все позитивные результаты Съезда, начиная с написанных не им документов, не им сформулированных идей и не им выдвинутых инициатив, а действительным инициаторам всего предприятия указать на дверь, да ещё и сопровождая это угрозами «задушить и уничтожить».[64]

Однако, «задушить и уничтожить» нас и на сей раз не удалось. Съезд граждан СССР как постоянно действующий орган и его Исполком на сегодня работают в соответствии с намеченной программой. Деятельность Исполкома будет освещена в следующих разделах, а чтобы закончить с перехватчиками, скажем, что их возню не стоит излишне драматизировать, – хотя она и наносит интересам страны и народа чувствительный ущерб. Но в условиях информационно-психологической войны имитация разумных начинаний и перехват плодотворных идей, в сущности, столь же естественное явление, как то, что на обычной «горячей» войне стреляют. Пасовать перед перехватчиками – то же самое, как на обычной войне хныкать из-за того, что враг ведёт по тебе огонь. На то он и враг. И перехватчик на то и перехватчик, чтобы нужная идея явилась перед людьми не иначе, как в искажённом, обкромсанном, профанированном виде, неспособной к дальнейшему развитию.

Самое главное в нашей ситуации – добиться, чтобы всё это понимали рядовые участники движения, ибо в немалой степени именно из-за их неуменья различить между имитатором и действительным борцом мы продолжаем терпеть поражение за поражением. Люди должны осознать, что они на войне, и разобраться в том, каким оружием она ведётся, – чтобы научиться, наконец, выбивать это оружие у врага из рук, а не торчать перед каждым информационным «снайпером» во весь рост глупой и легко доступной мишенью.

Большевистская платформа
и Движение граждан СССР
(продолжение).
Деятельность Исполкома
Съезда граждан СССР.
Подготовка проекта новой
редакции Конституции СССР

СУЩЕСТВЕННЕЙШИМ нашим достижением при работе в более широких гражданских, а не специфически партийных рамках явилась подготовка проекта новой редакции Конституции СССР.

Концепция проекта рассматривалась и была одобрена на Расширенном пленуме Исполкома СГ СССР 16 марта 1996г. На Расширенном пленуме Исполкома 27 декабря 1997г. проект был представлен уже вполне законченным, получил там единогласную поддержку присутствовавших, был принят за основу дальнейшей работы в данном направлении, а доклад председателя Конституционной комиссии Съезда граждан СССР Т.Хабаровой «Страна, которую мы не потеряли» утверждён как пояснительный материал к проекту.[65]

Полностью проект и пояснительный доклад к нему опубликованы в «Светоче» №40 (июнь 1998г. – февраль 1999г.).

Таким образом, среди всех партий и движений коммунистического спектра единственно лишь Движение граждан СССР и его «встроенный мотор» – Большевистская платформа сумели на сегодняшний день дать многоплановую и живую, доведённую до юридической конкретики картину советского социалистического будущего нашей страны, с перспективой перерастания социалистического общества в СССР в коммунизм.

В проекте целиком «прописана» сталинская экономическая модель, т.е. конституционно защищена уже не только социалистическая форма собственности, – этого, как жизнь показала, недостаточно, – но и социалистический принцип аккумуляции и распределения общественного чистого дохода, или хозяйственный механизм.

«Прописана» и сталинская демократическая модель, т.е. созданы конституционные предпосылки для осуществления социалистическим государством широчайшей программы институционализации массовой низовой критически-творческой инициативы.

Статья о праве на критику и на проявление творческой инициативы дополнена статьёй о праве граждан на конструктивный учёт их мнения. Эта новая статья юридически закрепляет «последнее слово» в диалоге между властью и критикующим гражданином именно за гражданином, а не за официальными инстанциями, – что, несомненно, будет способствовать наполнению права на критику реальным житейским содержанием.

В статье о конституционных свободах (слова, печати и т.д.) специально оговорено предоставление гражданам «возможности, в том числе материальной, издавать за свой счёт малыми тиражами и распространять выражающую их мнение печатную продукцию».

В избирательной системе узаконена альтернативность выборов, право самовыдвижения кандидатур. Принцип всеобщего, равного и прямого избирательного права не ограничен только правом подачи голоса как таковым, а распространён НА ВСЕ ПРАВА, реализуемые в избирательной процедуре: право отвода выдвинутой кандидатуры, право отзыва депутата и др.

Устранены многостепенные выборы в судебной системе, предлагается все суды, вплоть до Верховного суда СССР, формировать также на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права.

Предлагается упразднить прокуратуру как институт, ввиду того, что принципы её строения и функционирования в корне противоречат адекватно понятым демократическим началам Советской власти. Высший надзор за соблюдением социалистической законности гораздо логичней и целесообразней возложить на отделы юстиции президиумов Советов народных депутатов, во главе с Отделом юстиции Президиума Верховного Совета СССР.

С учётом сегодняшних политических реалий и того, что вернуться к жёстко однопартийной системе будет уже практически невозможно (да и не нужно), решён вопрос о партиях: КПСС конституционно выделена особым статусом, как специфическая властная структура, – каковой она всегда являлась и должна быть и впредь, – но наряду с ней допущено существование других партий как обычных общественных организаций.

Восстановлена норма Сталинской Конституции относительно того, что социалистическая собственность священна и неприкосновенна, лица, на неё покушающиеся, являются врагами народа. Расширен и в известном смысле ужесточён перечень объектов государственной (всенародной) собственности: туда включена, например, материальная база электронных СМИ и массовотиражных печатных изданий. Но наряду с этим гражданам предоставлены и самые широкие возможности самостоятельно заниматься индивидуальной или групповой производительной деятельностью, основанной на личном труде, не эксплуатирующей наёмную рабочую силу и не носящей посреднического или иного паразитического характера.

Сделаны определенные шаги к будущему неизбежному превращению союзного государства в унитарное: так, в составе Верховного Совета СССР Совет Национальностей заменён Советом Территорий, т.е. районирование страны по этническому признаку заменено на более отвечающее современным условиям районирование по экономическим зонам.

Исключительным носителем верховной власти, государственного суверенитета и права на самоопределение в Союзе ССР объявлен Советский народ. Как следствие такой постановки вопроса, снята статья о праве каждой союзной республики на свободный выход из СССР. Или единый процветающий народ и единая могучая государственность, или право каждого сновать туда-сюда. Жизнь показала, опять-таки, что в условиях, когда транснациональный империализм стремится установить на планете «новый мировой порядок», эти вещи несовместимы, и между ними надо, наконец, выбирать, – причем, жёстко и однозначно.

Союзная республика определена в проекте как советское социалистическое государство, суверенитет которого наиболее полно реализуется в государственной форме Союза ССР.

Несмотря на обилие весьма решительных новаций, – а вышеприведенный обзор их далеко не исчерпывает, – в проекте скрупулёзно соблюдена преемственность советского конституционного процесса. Это особенно наглядно прослеживается на рабочем варианте проекта, который выполнен в виде сравнительной таблицы, сопоставляющей аналогичные статьи проекта, Конституции СССР 1977г. и Сталинской Конституции 1936г. Этот материал тоже полезно было бы издать, ибо он представляет несомненную аналитическую и познавательную ценность.

Что касается дальнейшей судьбы проекта, то он будет ещё раз рассмотрен на Съезде граждан СССР второго созыва, а Съезд официально, – в рамках, конечно, той условной «официальности», которая вообще нам сейчас доступна, – вынесет его на всенародное обсуждение.

Большевистская платформа
и Движение граждан СССР
(продолжение).
Кампания по защите
советского гражданства
(1996–2001гг.)

ВРЯД ЛИ будет большим преувеличением предположить, что радикальные решения Съезда граждан СССР осенью 1995г. в какой-то мере подтолкнули и наших думских сидельцев к принятию через несколько месяцев, в марте 1996г., известных Постановлений, одно из которых дезавуировало так называемую «денонсацию» Союзного Договора 1922г. Верховным Советом РСФСР 12 декабря 1991г., а второе признало юридическую силу для Российской Федерации – России результатов Всесоюзного референдума 17 марта 1991г. о сохранении СССР.

Уже в апреле 1996г. Исполком Съезда граждан СССР, – предварительно выразив своё в целом положительное отношение к вышеуказанным Постановлениям, – направил председателю Госдумы ФС РФ Г.Селезнёву и руководителю фракции КПРФ Г.Зюганову проект нового Постановления Думы: «О юридической силе для Российской Федерации – России гражданства СССР».[66] Предложенный нами текст естественно вытекал из двух предыдущих, и по нашему твёрдому убеждению, вполне мог быть Думой того состава принят.

Но, видимо, «смельчаков» из Думы в действительности беспокоило лишь то, как бы их не «обскакал» какой-то самодеятельный Съезд граждан СССР, – а вовсе не то, как реально помочь десяткам миллионов наших людей решить крайне болезненную для них проблему оставления в силе их советского гражданства.

Свой проект мы оформили в виде листовки – «Летучки», и с мая 1996г. «Летучка» начала «облёт» городов и весей Российской Федерации. Под ней поставили подписи советские граждане Москвы и Подмосковья, Ленинградской и Курганской областей, Краснодарского края и Свердловска, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии и т.д. Огромную работу по сбору подписей проделали член Исполкома СГ СССР, член Оргкомитета Большевистской платформы Э.Трущенко в Ростове-на-Дону и активист Движения граждан СССР А.Алексеева в Рязани. Подписи шли даже с Украины – из Запорожья, Днепропетровска, Донецка, Чернигова…

Вот и дивишься, – какую же надо на месте «коммунистов» Селезнёва и Зюганова воспитать в себе гражданскую и политическую бесчувственность, чтобы, – получая подобные человеческие документы регулярно НА ПРОТЯЖЕНИИ НЕСКОЛЬКИХ ЛЕТ, – не отреагировать на этот поток человеческой тревоги и боли ВООБЩЕ НИКАК, ни даже, как говорится, шевелением уха.

Излишне упоминать, что реакция со стороны прочих псевдокомпартий была не лучше. Мы получали, например, письма от членов ВКПБ со стереотипной бредовой аргументацией, – явно спущенной им «сверху», – якобы мы хотим «подписями изменить общественный строй»(?!), поэтому они будут ждать вооружённого восстания пролетариата и отказываются работать с «Летучками».

5 июня 1997г. Исполком СГ СССР под названием «В защиту советского гражданства» выпустил Обращение «к председателю Госдумы ФС РФ Г.Н.Селезнёву, депутатам-коммунистам, руководству партий, движений и групп социалистической и коммунистической ориентации, ко всем советским гражданам», а 23 июня у здания Госдумы на Охотном ряду был проведён многолюдный пикет.

В списке на рассылку и личное вручение Обращения каких только адресатов нет: тут и Московский горком КПРФ (А.Куваев), и «Трудовая Россия» (В.Анпилов), и РКП-КПСС (А.Пригарин), и РУСО (Ф.Клоцвог и Р.Косолапов), и Союз офицеров СССР (С.Терехов), и РКРП (В.Тюлькин), и РКРП-II (М.Попов), и ВКПБ (Н.Андреева), и ВКП(б) (А.Лапин), и СКП–КПСС (О.Шенин и Е.Копышев), и Народное движение «Союз» (Г.Тихонов) и т.д. и т.п. Реакция – по-прежнему нулевая. Откликнулось лишь общество «Ленин и Отечество» (И.Ковалёва), поместившее в своей газете сообщение о пикете и краткое изложение Обращения. Полный текст Обращения опубликовала одна лишь газета «За СССР» (гл. редактор Л.Бабиенко).[67]

Сборщики подписей под «Летучками» из Рязани направляли копии подписных листов С.Умалатовой с призывами к ней – «возглавить движение граждан СССР за своё советское гражданство, считая это прямой её обязанностью как председателя Постоянно действующего президиума Съезда народных депутатов СССР». Если бы С.Умалатова вняла этим призывам, мы бы не только не возражали, но всячески бы это приветствовали: пусть возглавляет, ведь у неё финансово-организационные возможности не чета нашим. Делу от этого была бы только польза. Но мольбы рязанцев остались тщетными. Даже возглавить уже придуманное и «раскрученное» кем-то толковое начинание, и то наши имитационные «вожди» упорно находили ниже своего достоинства.

Нашу работу мы продолжали, но после думских выборов 1999г. и резкого изменения состава Думы в худшую сторону принятие ею Постановления о юридической силе гражданства СССР сделалось нереалистичным. А с приходом к власти Путина начался форсированный обмен советских паспортов на паспорта РФ. Остается только повторить строки из нашего Обращения 1997г.:

«Советские люди должны ясно понимать, что мы находимся на оккупированной территории СССР. То, что нынче называют “РФ”, – это государство-призрак, нежизнеспособный, не имеющий никакого самостоятельного будущего обрубок, промежуточный этап на пути к полному расчленению территории Советского Союза и физическому уничтожению минимум двух третей его населения в ближайшие 10–15 лет. …Если у нас есть подлинное, действительно человеческое будущее, то оно связано только с надеждой на возрождение СССР и с нашими общими самоотверженными усилиями по его возрождению. Только как граждане СССР мы имеем право на существование – и заслуживаем этого права; как “граждане РФ” мы обречены. Не будьте же пассивны и безразличны в вопросе, который фактически есть вопрос о вашей жизни или смерти. Не говорите: какая разница, тот паспорт или этот; разница такая же и даже ещё худшая, как с правом на труд, но без “ваучера”, – или с “ваучером”, но без права на труд».[68]

17 марта 2001г. Исполком Съезда граждан СССР провёл на Октябрьской пл. в Москве митинг «В защиту советского паспорта, советского гражданства!» На нём принято Обращение к президенту РФ В.Путину с требованием прекратить насильственное изъятие у людей советских паспортов под угрозой административных репрессий. «СОВЕТСКИЕ ПАСПОРТА ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОСТАВЛЕНЫ У НАС НА РУКАХ, – говорится в Обращении. – Гражданство РФ мы считаем и будем считать навязанным нам силой, вопреки нашим убеждениям и нашему законно выраженному волеизъявлению. …Единодушным требованием является, ЧТОБЫ СОВЕТСКИЕ ПАСПОРТА БЫЛИ НЕ ПРОСТО ОСТАВЛЕНЫ ЛЮДЯМ, КАК РЕЛИКВИЯ, НО СОХРАНЯЛИ БЕЗУСЛОВНУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ СИЛУ».[69]

В настоящее время идет сбор подписей под этим Обращением, но вот что характерно. Ведь опять, кроме газеты «За СССР», никто его не опубликовал, – хотя на сей раз мы номинально действовали в составе так называемого Консультативного совета коммунистических партий и движений г. Москвы, а почти у каждой из этих партий в одной лишь Москве по нескольку печатных изданий.

Большевистская платформа
и Движение граждан СССР
(продолжение).
Советский народ и рабочий класс.
Советский патриотизм –
наиболее естественная и прочная основа
для сплочения наших людей
и их противостояния оккупантам

СТОЛЬ неискоренимая «неприязнь» имитаторов к Советскому народу, – средством консолидации которого и служит, собственно, кампания по защите гражданства СССР, – объясняется тем, что нацеленность на Советский народ разрушает неотроцкистскую догму о необходимости, будто бы, для нашей страны «второй социалистической революции», которую должен совершить рабочий класс, полностью превратившийся в традиционный «пролетариат».

Выше мы уже говорили, что для нашей эпохи, – с учётом воистину необъятного исторического опыта XX столетия, – все исходные положения марксистской теории фактически приобрели, да и не могли не приобрести, новый, обогащённый этим опытом вид. Изменились формы классовой борьбы, критерием революционности стало отношение к СССР (а не просто к идеям пролетарской революции и диктатуры пролетариата). И о рабочем классе больше нельзя рассуждать, не учитывая того, что у нас в стране он «уже поднимался до роли класса, который является ЯДРОМ НАРОДА, а в силу этого – и фактическим НОСИТЕЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ». «Он стал ядром Советского народа и носителем государственности, которая называется СССР – Союз Советских Социалистических Республик. …Соответственно, и вся историческая драма нашего рабочего класса объективно состоит в том, что он оказался выбит из колеи как ядро Советского народа и как носитель, человеческий стержень Советской союзной государственности. А вовсе не в том, что он, – якобы, – никак не дорастёт до статуса “нормально” эксплуатируемого класса при буржуазном строе…

Проблема рабочего класса у нас в современных условиях – это проблема его скорейшего возвратного становления цементирующим ядром Советского народа и, вместе с тем, носителем государственного суверенитета СССР. Он должен сплотить вокруг себя Советский народ и восстановить территориальную целостность, суверенитет и национальную независимость Советского союзного государства. Вот на что нужно нынче нацеливать рабочий класс, а не на стачки и забастовки».[70]

«Из-за неверной ориентации на забастовки и стачки стратегические цели рабочего движения сегодня в несколько раз мельче по масштабу, чем цели противника, а это обрекает движение на провал».[71]

«Рабочий класс нашей страны должен хорошо осознать, что у него нет и не будет никогда другого Отечества, кроме Союза Советских Социалистических Республик, что его роль в этом его Отечестве – это служить человеческим цементом единого Советского народа, что лучшая для него партийная программа – это Конституция СССР, а лучшая партия – та, которая ставит себе целью вновь утвердить Советскую Конституцию в её суверенных правах».[72]

«Когда вы впервые заявите, что комбинат принадлежит вам не по решению арбитражного суда и т.д., а просто потому, что вы – советские граждане, представители Советского народа как созидателя и верховного собственника всего производственного потенциала страны, то вначале это прозвучит, может быть, очень непривычно и неожиданно как для вас самих, так и тем более для прочих претендентов. Но вскоре вы почувствуете, – если будете тверды и последовательны, – что вместо игры с противником по его правилам, вы перетягиваете его на такое “игровое поле”, где он попросту не ориентируется в ситуации и становится бессилен. Если удастся вызвать цепную реакцию среди других коллективов… то наша, нам принадлежащая страна начнёт на глазах возрождаться из “рыночных” руин и из колониальной зависимости, и это произойдёт сравнительно мирным путём – насколько вообще возможен мирный исход в создавшихся условиях».[73]

Суммируя:

  • для наших дней и нашей конкретноисторической обстановки марксистское понятие о пролетариате как субъекте революционноосвободительного действия закономерно переросло в понятие о Советском народе как субъекте и движущей силе освободительной борьбы на территории СССР;
  • социальным ядром Советского народа является рабочий класс, его этническое ядро составляет русский народ;
  • в целом это позиция СОВЕТСКОГО ПАТРИОТИЗМА, в который также закономерно трансформируется сегодня пролетарский интернационализм;[74]
  • разработка на современном уровне вопроса о советском патриотизме как идейной основе консолидации народа и эффективного противостояния оккупантам принадлежит, опятьтаки, Большевистской платформе.[75]

Понятно, что при таком подходе мы в качестве главного направления массовой политической работы видим создание Советов граждан СССР и стимулирование других форм объединения людей именно как советских граждан. Сведения о вновь образующихся Советах граждан СССР и о деятельности уже существующих регулярно публикуются в «Светоче».

Большевистская платформа
и Движение граждан СССР
(окончание).
В стране должно быть
Сопротивление,
а не «оппозиция»

ИЗ КОНЦЕПЦИИ «оккупированной страны» вытекает ещё один важный тезис, который Большевистская платформа отстаивает также с начала 90-х годов: а именно, то, что у нас противодействие режиму, должно быть организовано не по типу «оппозиции» в парламентарной республике, а по типу сил Сопротивления на оккупированной территории.[76]

Разница между ними та, что оппозиция находится целиком в правовом поле существующей системы власти, а Сопротивление стремится удержать, сохранить до полного освобождения страны правовое поле той власти, которая насильственно разрушена оккупантами, но де-юре вовсе не утратила легитимности и подлежит восстановлению при первой же к тому возможности.

С принятием закона о купле-продаже земли оккупация нашей Родины транснациональным капиталом перейдёт из стадии, которая многим ещё могла казаться символической, в стадию грубо практическую. Противостоять этому наша «парламентская оппозиция» очевидно не может. Наоборот, некоторые её деятели ещё и подыгрывают режиму, живописуя, как нам впоследствии придется выкупать нашу собственную землю у оккупантов или отсуживать её у них через международные суды.

Чтобы до такого маразма нам не дожить, в стране должно, наконец, в полный голос заявить о себе не безрукое и безмозглое «оппозиционёрство», но именно Сопротивление, которое, по крайней мере, своевременно скажет всему миру, что оккупационная власть не бывает легитимной и что выше неё стоит Право подвергшегося агрессии и оккупации народа. И что по этому высшему Праву народ как был, так и остаётся единственным и безраздельным хозяином своей земли, её недр, вод, лесов и всего прочего, перечисленного в ст.11 Конституции СССР. И ни с кем мы никуда судиться по этому поводу не пойдём, а вернём себе награбленное методом национально-освободительной войны, каким вообще дают по зубам любому агрессору и отбирают у него нахапанное.[77]

И пусть нам в ответ не вопят о «свержении законного конституционного строя». Законным конституционным строем на территории СССР по сей день является Советская власть. А то, что нынче кочевряжится в Кремле, это не «строй», а коллаборационистский режим, который не более легитимен, чем был польский ставленник Гришка Отрепьев, тоже некогда там сидевший.

Если мы в самое ближайшее время не заговорим с новыми поработителями на этом языке, для данного случая единственно грамотном, то, – действительно, – вскоре окажемся изгоями на собственной земле. А надеяться вернуть её через международные суды – это то же самое, как уговаривать пресловутый «гаагский трибунал» судить не Милошевича, а действительных преступников, на глазах всего человечества засыпавших бомбами и заливавших кровью ни в чём не повинное суверенное государство.

Сопротивление должно создать не «теневой кабинет», а Советское Правительство в изгнании (или какой-то аналогичный орган), и этот орган мог бы, в частности, непрерывно «клевать» ООН, раскрывая глаза на происходящее мировой общественности и портя имидж режиму на международной арене.

Мы это делаем систематически, но наши материально-организационные возможности не отвечают серьёзности наших инициатив и не обеспечивают им даже надлежащего доведения до сведения адресатов, не говоря уже об эффективном и необратимом прорыве имитаторской блокады. Имитаторы, – так же, как они не желают бороться за советское гражданство («всё равно бесполезно»), не считают нужным иметь готовый проект новой редакции Советской Конституции («потом напишем»), точно так же саботируют и высмеивают любое наше обращение в ООН («это прогнившая буржуазная организация»). Но ведь Советский Союз в этой «прогнившей организации» состоял? Зачем же все его права ни за понюх табаку уступили политическим уголовникам и мародёрам, и даже внятно сформулированной позиции по этому вопросу ни у кого нет, кроме Движения граждан СССР?

Исполком Съезда граждан СССР обращался к Генеральному секретарю ООН Бутросу Гали в январе 1996г.,[78] к Генеральному секретарю ООН Кофи Аннану – дважды, от имени митингов советских граждан г. Москвы 17 марта 1997г. «Советский народ и мировое сообщество» и 29 октября 1998г. «Возрождение СССР – единственный шанс разума для страны и мира на пороге третьего тысячелетия».[79]

По нашему твёрдому убеждению, ООН и другие международные организации должны,

Суммируя:

  • признать факт существования Советского народа, – который, как это ни противоестественно, в настоящее время мировым сообществом игнорируется, что позволяет «не замечать» и творимый по отношению к Советскому народу геноцид;
  • признать Советский народ разделённым народом, имеющим право на воссоединение в государственной форме Союза ССР, причем препятствовать осуществлению этого права не может ни одно из государств – членов ООН;
  • назначить комиссию для расследования совершающегося на территории СССР преступления геноцида – целенаправленного истребления Советского народа как особой исторически сложившейся общности людей;
  • объявить Международный валютный фонд преступной организацией, привлечь к ответственности как военных преступников лиц, непосредственно виновных в создании чудовищного «экономического» механизма уничтожения мирного гражданского населения на территории нашей страны;
  • официально признать информационно-психологическую войну Третьей мировой войной, носящей со стороны США и их союзников по НАТО характер неспровоцированной агрессии против Советского народа и Советского государства;
  • принять меры к пресечению агрессии, – которая, по существу, продолжается, – и к восстановлению попранных в результате агрессии жизненно важных прав ни на кого не нападавшего Советского народа;
  • ввести в Устав ООН норму, запрещающую государствам – членам ООН использовать в своих интересах национальную измену высшего руководства другой страны (как будто кто-то на Западе не видел и не понимал, что Горбачёв и Ельцин – не национальные лидеры, а гнусные коллаборанты, по дешёвке разбазаривающие достояние своего народа);
  • узаконить на уровне Устава ООН, что любые договорённости с правительством национальной измены юридически недействительны с момента их заключения, никакие претензии по ним удовлетворению не подлежат, а те, кто откровенно грабит и уничтожает чужой народ при посредстве коллаборационистской клики, в дальнейшем несут равную с коллаборантами ответственность за причинённый обманутому народу ущерб;
  • соблюдать в полном объёме один из основополагающих принципов международного права – принцип нерушимости национального единства и территориальной целостности государств, в связи с чем уточнить понятие ПРАВА НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ и специальным документом от имени ООН установить, что в союзных государствах (независимо от формы союза) право на самоопределение принадлежит исключительно НАРОДУ ДАННОГО ГОСУДАРСТВА КАК ЦЕЛОГО. Вопрос об отделении от союзной государственной целостности какой-либо её части может решаться только волеизъявлением всего народа в целом, и если народ как целое подтверждает своё желание сохранить имеющуюся форму целостного союзного государства (как это и было в СССР на референдуме 17 марта 1991г.), то союзное руководство вправе пресечь дальнейшие попытки сепаратистской деятельности теми средствами, какие оно найдёт нужным в сложившейся ситуации применить, причём никто извне не должен препятствовать ему в этом.

Сдвигом непереоценимой важности стало бы, если бы удалось побудить какое-либо из иностранных государств к официальному признанию факта продолжающегося существования СССР де-юре. «Всем партиям и движениям вместе нужно обратиться к какой-либо из социалистических стран с настоятельным призывом сделать для Советского Союза то же, что в своё время сделали Соединённые Штаты для буржуазных государств Прибалтики, т.е., чтобы эта страна открыто заявила, что она считает СССР жертвой неспровоцированной агрессии, а все его права на международной арене – де-юре полностью сохраняющимися».[80]

Конечно, для успеха тут нужны согласованные действия Сопротивления, – которого, увы, на сей день нет. Пока что наша попытка изложить подобную идею послу КНДР в РФ и некоторым из его сотрудников кончилась тем, что нас после этого просто перестали приглашать на проводимые посольством мероприятия.

Развёрнутое Обращение к руководителям дружественных Советскому Союзу государств «О подтверждении существования СССР де-юре» мы приняли на Расширенном пленуме Исполкома СГ СССР 27 декабря 1997г.[81]

К сожалению, о работе с этим документом приходится лишь повторить уже сказанное выше: наши материально-организационные возможности не позволяют выполнить её на том уровне и в том объёме, каких этот документ заслуживает. Но рано или поздно, когда произойдёт неизбежное пробуждение Советского народа, всему этому, – безусловно, – будет дана надлежащая оценка: и тому, что такие документы появлялись своевременно, годы и годы назад, – и тому, что ГОДЫ И ГОДЫ они оставались, по существу, втуне, будучи окружены заговором молчания и глухим, мёртвым, да к тому же ещё сплошь и рядом глумливым отказом хоть как-то способствовать должному их продвижению.

Большевистская платформа
и коммунистическое единство
советских патриотов

ЧТО КАСАЕТСЯ проблемы так называемого «объединения коммунистов», то из всего вышеочерченного явствует, – как таковой, в том виде, как она сегодня подаётся, этой «проблемы» не существует. Это типичная псевдопроблема, внедрённая в сознание людей приёмами информационно-интеллектуальной войны.

Зачем «объединять» тех, кто смастерил себе политическую карьеру и приобрёл толику политической известности на разъединении и на яростном десятилетнем противодействии тому, чем, вроде бы, единственно и должен был заниматься, – на противодействии консолидации Советского народа и развёртыванию им борьбы за свободу, независимость и территориальную целостность своего Социалистического Отечества? Это явно АНТИНАРОДНЫЕ силы в движении, и их показное «объединение» никому не нужно, а подспудно они между собой с самого начала монолитно едины в своём постыдном противостоянии выходу Советского народа из информационно-психологического шока.

Существующая здесь проблема в действительности читается иначе: это проблема воссоздания Коммунистической партии Советского Союза ПОЛНОСТЬЮ на позициях современного большевизма и советского патриотизма, как они систематизированы в наработках Большевистской платформы в КПСС. Этим целям и теми методами, как показано во всём предшествующем изложении, служит наша организация, и мы будем продолжать делать это впредь.


[1] См. об этом Материалы политклуба Московского центра Большевистской платформы в КПСС. Заседание 23-е. Потерпел ли марксизм как наука поражение в информационноинтеллектуальной войне? «Светоч» №41, март 1999г. – октябрь 2000г., стр.12.

[2] См. об этом Материалы политклуба Московского центра Большевистской платформы в КПСС. Заседание первое. Существует ли сегодня в стране коммунистическое и вообще левое движение? Информационный бюллетень Московского центра Большевистской платформы в КПСС №23 (спецвыпуск), июль – август 1994г. См. также «Буревестник Дона» №20, стр.1–2.

[3] См. Об организационной структуре Большевистской платформы в КПСС. Постановление Расширенного пленума Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 13 июля 1996г. «Светоч» №37, июнь – август 1996г., стр.10.

[4] См. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №1. М., март 1992г., стр.1–2.

[5] См. Материалы Второй межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС. Москва, 3 октября 1992г. М., «Палея», 1992, стр.8–18.

[6] См. Документы Съезда граждан СССР 28–29 октября 1995г. Забейся, сердце СССР. Доклад Оргкомитета Съезду 28 октября 1995г. «Светоч» №35, ноябрь 1995г. – январь 1996г., стр.1.

[7] Там же.

[8] См. об этом Т.Хабарова. Новые формы классовой борьбы. (Авторское название статьи – «Современные формы классовой борьбы».) «Искра», орган ЦК партии «Союз коммунистов», июнь 2000г., №2(145), стр.3.

[9] См. об этом 115-ая годовщина со дня рождения Иосифа Виссарионовича Сталина. «Светоч» №30–31, ноябрь 1994г. январь 1995г., стр.4.

[10] См. Т.Хабарова. За нами – прорыв в будущее. «За СССР» №10(35), 1997г., стр.1. (Публикация выступления Т.Хабаровой на научно-практической конференции «Идейные и организационные основы единства советских коммунистов», Москва, 22 июня 1997г.)

[11] См. Большевистская платформа в КПСС (проект). «Единство», орган Орловского областного комитета Всесоюзного общества «Единство», №18, май 1991г., стр.8.

[12] См. об этом Праздник на другой день после «праздника». Информбюллетень МЦ БП в КПСС №6, июнь 1992г.

[13] См. об этом Материалы Второй межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС. М., «Палея», 1992.

[14] См. об этом «Осеннее наступление» коммунистов. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №14, октябрь – ноябрь 1992г.

[15] См. об этом: Беловеж помосковски: хроника ещё одного предательства. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №16, февраль 1993г.

[16] См. там же.

[17] См. об этом: СКПКПСС: новые приключения Орфея и Эвридики. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №17, март – апрель 1993г.

См. также Эхо XXIX съезда: в обновлённой партии не место подновлённой горбачёвщине. Заявление Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 7 апреля 1993г. «Светоч» №18, май – июнь 1993г., стр.2. Обозреватель. Сшибка из-за структур. Там же, стр.1,5. Ю.Суслин. Что произошло с КПСС после XXIX съезда и что делать? «Светоч» №19, июль – август 1993г., стр.1-2.

[18] См. О политическом непризнании режима Ельцина и восстановлении законной – Советской – государственности. Резолюция Второй конференции движения «Патриотическая Россия» (г. Фрязино, Московской обл., 11 января 1992г.). Предложена Большевистской платформой в КПСС. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №2. М., апрель 1992г., стр.1-2. См. также «Борьба» №4, 1992г., стр.1.

[19] См. «Осеннее наступление» коммунистов. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №14, октябрь – ноябрь 1992г., стр.3.

[20] См. об этом Заявление Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 12 апреля 1995г. «Светоч» №32–33, февраль – апрель 1995г., стр.8.

[21] См. об этом Ситуация в коммунистическом движении после июльского (1994г.) Пленума Совета СКП–КПСС. Заявление Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №28, сентябрь 1994г.

[22] См. «Светоч» №32–33, февраль – апрель 1995г., стр.8.

[23] См. Т.Хабарова. Социалистическая экономика как система (сталинская модель). Выступление на Молодёжном семинаре по национальной безопасности при Госдуме ФС РФ, Москва, 21 мая 1997г. «Светоч» №41, март 1999г. – октябрь 2000г.

[24] См., напр., Большевистская платформа в КПСС (проект), параграфы «Социализм и товарно-денежные отношения; социалистическая модификация стоимости»; «Социализм и рынок; двухмасштабная система цен». «Единство» №18, май 1991г., стр.5–7.

[25] См. Материалы Второй межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС, стр.24 – 32. См. об этом также Т.Хабарова. Социализм и государственный капитализм. «Интердвижение Литвы», газета республиканской организации Социалистического движения за перестройку в Литве «Венибе – Единство – Едность», №5(21), февраль 1991.

[26] См. «Светоч» №41, март 1999г. – октябрь 2000г., стр.10.

[27] См. Расширенный пленум Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 13 июля 1996г. Идеология решает всё. Доклад секретаря-координатора БП в КПСС Т.Хабаровой. «Светоч» №37, июнь – август 1996г., стр.9.

[28] См. об этом Материалы политклуба Московского центра Большевистской платформы в КПСС. Заседание 7-е. Сегодняшний облик Октябрьского выбора. «Светоч» №30–31, ноябрь 1994г. – январь 1995г. См. также К 80-летию Великого Октября. Совместное заявление Исполкома Съезда граждан СССР и Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС. «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г.

[29] См. И.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат, 1952, стр.51.

[30] См. об этом Материалы политклуба Московского центра Большевистской платформы в КПСС. Заседание 9-е. И.В.Сталин и проблемы развития социалистической демократии. «Светоч» №38, сентябрь 1996г. – январь 1997г.

[31] См. И.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР, стр.67–68.

[32] См. об этом Потерпел ли марксизм как наука поражение в информационноинтеллектуальной войне? «Светоч» №41, март 1999г. – октябрь 2000г.

[33] См. об этом, напр., Т.Хабарова. Диалектика класса и народа, или возвращение вперёд. Выступление на международной конференции «Классовый подход в современном коммунистическом движении», Москва, 9 ноября 1996г. «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г., стр.9.

[34] «Светоч» №37, июнь – август 1996г., стр.8.

[35] «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г., стр.9.

[36] Там же.

[37] См. Сегодняшний облик Октябрьского выбора. «Светоч» №30–31, ноябрь 1994г. – январь 1995г., стр.2, 7.

[38] См. Программа Коммунистической партии Советского Союза. Госполитиздат, 1962, стр.137.

[39] См. об этом Т.Хабарова. Золотыми буквами мы пишем всенародный Сталинский закон. Вступительное слово и выступление на митинге в честь 60-летия Сталинской Конституции, Москва, 5 декабря 1996г. «Светоч» №38, сентябрь 1996г. – январь 1997г., стр.9.

[40] См. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №24 (спецвыпуск), август 1994г.

[41] Там же, стр.10.

[42] Там же, стр.11.

[43] См. там же, стр.10.

[44] Там же, стр.20.

[45] Там же, стр.10.

[46] Там же, стр.11.

[47] Там же.

[48] Там же, стр.11–12.

[49] См. об этом К 80летию Великого Октября. «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г., стр.4

[50] См. Т.Хабарова. Всё происходящее – война. «За СССР» №1(84), 2001г., стр.1. (Публикация выступления Т.Хабаровой на митинге советских граждан г. Москвы «Советская Конституция и наше партийное строительство», посвящённом Дню Конституции СССР, Москва, Октябрьская пл., 7 октября 2000г. Авторское название выступления – «Всё происходящее называется одним словом – война».)

[51] См. Расширенный пленум Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС. Доклад секретаря-координатора Большевистской платформа в КПСС Т.Хабаровой. «Светоч» №19, июль – август 1993г., стр.4.

[52] См. Все на борьбу с ВОРом! Заявление Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 5 мая 1993г. «Светоч» №18, май – июнь 1993г., стр.1; О текущей политической ситуации в стране и в коммунистическом движении, стратегии и тактике действий Большевистской платформы в складывающихся условиях. Резолюция Расширенного пленума Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС. «Светоч» №19, июль – август 1993г., стр.5.

[53] См. «Светоч» №19, июль – август 1993г., стр.5.

[54] См. О Союзе граждан СССР. Резолюция Расширенного пленума Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС. «Светоч» №19, июль – август 1993г., стр.5.

[55] См. обо всём этом Хроника действий – хроника борьбы: Держава. «Светоч» №34, май – октябрь 1995г., стр.7–8.

[56] См. там же. См. также Ответа не получено… «Светоч» №30-31, ноябрь 1994г. – январь 1995г., стр.6.

[57] См. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №27 (спецвыпуск), сентябрь1994г., стр.12; Сдают паспорта?.. Но я не сдаю свою пурпурную книжицу. «Светоч» №30–31, ноябрь 1994г. – январь 1995г., стр.1; Дорогие соотечественники! «За Родину, за Сталина!», независимое издание Народно-демократического движения Дагестана «Сталин», №12(32), 1994г., стр.3.

[58] См. Хроника действий – хроника борьбы: Держава. «Светоч» №34, май – октябрь 1995г., стр.8.

[59] См. Документы Съезда граждан СССР. «Светоч» №35, ноябрь 1995г. – январь 1996г., стр.3.

[60] См. За Советское большинство. Обращение к советским людям Исполкома Съезда граждан СССР. «Светоч» №35, ноябрь 1995г. – январь 1996г., стр.8.

[61] См. там же. Текст Постановления Съезда граждан СССР «О восстановлении советского конституционного порядка в сфере коммунистической партийности».

[62] Там же, стр.4.

[63] См. об этом Страничка Исполкома Съезда граждан СССР. Из сообщений с мест, из рабочих протоколов Исполкома. «Светоч» №38, сентябрь 1996г. – январь 1997г., стр.2, 11.

[64] См. обо всём этом Заявление Исполкома Съезда граждан СССР в связи с годовщиной проведения Съезда граждан СССР в Москве 28–29 октября 1995г. «Светоч» №38, сентябрь 1996г. – январь 1997г., стр.3–4.

[65] См. Расширенный пленум Исполкома Съезда граждан СССР, Москва, 27 декабря 1997г. «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г., стр.2.

[66] См. «Вопросы гражданства и государственной принадлежности на территории Российской Федерации не могут решаться без учёта мнения россиян – граждан СССР!» «Светоч» №36, февраль – май 1996г., стр.1.: Заявление по поводу Постановлений Госдумы РФ, принятых 15 марта 1996г.; О юридической силе для Российской Федерации – России гражданства СССР; О юридической силе для Российской Федерации – России гражданства СССР (образец)

[67] См. А.Г.Александров. Советскому гражданству – быть! «Ленин и Отечество» №11–12(20–21), июль 1997г., стр.7 Обращение Исполкома Съезда граждан СССР. «За СССР» №8(33), 1997г., стр.1.

[68] См. «За СССР» №8(33), 1997г., стр.1. (Цит. по первоисточнику.)

[69] См. Мы – против насильственной смены гражданства! «За СССР» №4(87) 2001г., стр.2. (Цит. по первоисточнику.)

[70] Т.Хабарова. Стратегия левого крыла коммунистического движения в условиях возможного прихода к власти в России современных правых уклонистов. Выступление на Межпартийной конференции «Текущий политический момент и марксистский анализ программы Г.А.Зюганова», Москва, 14 апреля 1996г. «Светоч» №36, февраль – май 1996г., стр.8.

[71] Страшна ли забастовка оккупантам? Обращение участников митинга 30 декабря 1996г. на Октябрьской пл. в Москве ко всем, кто бастует или собирается бастовать на временно оккупированной территории СССР. «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г., стр.8.

[72] Т.Хабарова. Спасение страны – в советизации рабочего класса. Выступление на научно-практической конференции «В.И.Ленин, рабочее и коммунистическое движение», Москва, Горки Ленинские, 3 мая 1997г. «Слово коммуниста», общественно-политическая газета Союза коммунистов Одессы, №7(46), октябрь 1997г., стр.4.

[73] См. Иначе народ будет выкошен. «За СССР» №4(75), 2000г., стр.3. (Публикация письма Исполкома Съезда граждан СССР трудовому коллективу Выборгского ЦБК от 18 ноября 1999г. Цит. по первоисточнику.)

[74] См. За Советскую власть. «Молния» №33(229), 2000г., стр.1. (Опубликованный материал не является авторской статьёй Т.Хабаровой. Это резолюция митинга «Советская Конституция и наше партийное строительство», посвященного Дню Конституции СССР и проведённого Исполкомом СГ СССР 7 октября 2000г. на Октябрьской пл. в Москве. Название резолюции – «Какая партия нам сегодня нужна».)

[75] См., напр., КПРФ должна стать партией советского патриотизма. Совместное заявление Исполкома СГ СССР и Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС по итогам президентских выборов в РФ 26 марта 2000г. «Светоч» №41, март 1999г. – октябрь 2000г., стр.1, 13; Предложения Московского центра Большевистской платформы в КПСС по формированию СОВЕТСКОГО ЛЕВОГО крыла в коммунистическом движении. «За СССР» №5(88), 2001г., стр.2.

[76] См., например, Все на борьбу с ВОРом! Заявление Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 5 мая 1993г. «Светоч» №18, май – июнь 1993г., стр.1; Защита Социалистического Отечества – священный долг каждого гражданина СССР! Заявление Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 2–9 июня 1993г. Там же.

[77] См., напр., Выступление Т.Хабаровой на митинге в честь Дня образования СССР в Москве 30 декабря 1994г. «Светоч» №30–31, ноябрь 1994г. – январь 1995г., стр.6.

[78] См. За это время… Из послесъездовских сообщений с мест, из рабочих протоколов Исполкома. «Светоч» №36, февраль – май 1996г., стр.2.

[79] См. У нас не реформы, у нас геноцид. «За СССР» №10(35), 1997г., стр.1, 3; Возрождение СССР – единственный шанс разума. «За СССР» №15(52), 1998г., стр.1, 4.

[80] Т.Хабарова. Не поучиться ли у наших врагов? «За СССР» №12(37), 1997г., стр.1. (Публикация выступления Т.Хабаровой на митинге в честь 20-й годовщины принятия Конституции СССР 1977г., Москва, Октябрьская пл., 7 октября 1997г.)

[81] См. О подтверждении существования СССР де-юре. «Светоч» №39, февраль 1997г. – май 1998г., стр.1; Слушай, Европа, слушай, весь мир! «За СССР» №3(40), 1998г., стр.1.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/445
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru