Золотыми буквами мы пишем всенародный сталинский закон

И.о. председателя
Исполкома Съезда граждан СССР,
секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС
Т.Хабарова

Вступительное слово и выступление
на митинге в честь 60-летия
Сталинской Конституции

Москва, Октябрьская пл., 5 декабря 1996г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

два месяца назад мы с вами здесь, на этой площади, отмечали День Конституции СССР, принятой в 1977 году.

Сегодня мы мысленно как бы отодвигаемся ещё на несколько десятилетий вглубь нашей советской истории и празднуем 60-летний юбилей Конституции СССР 1936 года, – которая по праву носит славное имя Сталинской Конституции.

Почему, во имя чего мы и сами уделяем столь пристальное внимание этим датам и хотим, чтобы и ваше внимание было к ним привлечено?

Советские люди законно гордятся такими достижениями сталинской эпохи, как индустриализация, коллективизация, культурная революция. Мы и сегодня твёрдо убеждены, что каждый из этих процессов имел и имеет всемирноисторическое значение, и что, – несмотря на всё то варварство, которое творят нынешние коллаборационистские режимы, – ни промышленное, ни научно-техническое, ни оборонное, ни социальное, ни духовно-культурное развитие СССР не может быть и не будет остановлено необратимо, а их плоды не могут быть и не будут бесследно изъяты из жизни нашего народа. Рано или поздно события на каждом из этих направлений вернутся в объективно предопределенное, вот именно цивилизованное русло.

Между тем, наряду с вышеперечисленными шёл ещё один процесс, – который, к сожалению, всегда оставался у нас как-то в тени, но значение которого на самом деле ничуть не меньше, чем любого из только что упомянутых. Это процесс конституционно-демократического, конституционно-правового развития нашей страны. И наши свершения на этом поприще, – вопреки расхожему мнению, которое кое-кто и из наших товарищей некритически повторяет, – носили столь же всемирноисторический характер, как, скажем, достижение полной технико-экономической независимости страны или первый полёт человека в космос.

И точно так же, как мы должны будем, прогнав оккупантов и их прислужников, восстановить индустриальную мощь державы, современный, т.е. полностью обобществлённый тип сельского хозяйства и нормальный духовно-культурный облик нации, – с такой же непреложностью мы должны будем вернуться и к конституционно-правовым основам советского строя. Ибо тот типично колонизаторский режим правления, который народу подсунули, обманув его болтовнёй о демократии, это такой же откат в средневековье и такой же позор для великой нации, как деиндустриализация в сфере промышленности и деколлективизация (т.е. искусственная парцелляризация хозяйства) в аграрной сфере.

Съезд граждан СССР первого созыва, который состоялся в октябре прошлого года, подтвердил, как вы знаете, действие де-юре Конституции СССР 1977 года.

Съезд граждан СССР второго созыва, который намечено провести, предположительно, весной будущего года, рассмотрит и вынесет на обсуждение советских людей проект новой редакции Конституции СССР.

Советский конституционный процесс будет продолжен. В конечном итоге, никто и ничто не сможет этому помешать, потому что не существует иного способа достичь мира, процветания и подлинной демократии на нашей российской земле и на земле наших народов-братьев в союзных республиках.

Одной из ярчайших вех на пути демократического развития Советского народа является и навсегда останется Конституция нашей страны 1936 года, принятие которой связано с именем Иосифа Виссарионовича Сталина.

Митинг, посвящённый 60-летию Сталинской Конституции, объявляю открытым.

* * *

СКАЖУ коротко о том, в чём состояло значение Конституции 1936 года для тех исторических условий, в которых она принималась, а также, в неразрывной связи с этим, – и о том, каково её значение для нашего будущего.

Значение Сталинской Конституции для тех условий, в которых она принималась, состояло в том, что это была, по существу, первая в нашей отечественной и в мировой истории конституция действительно социалистического государства.

Имеются, – как это ни прискорбно, – в нашем коммунистическом движении теоретики, которые упорно проповедуют такую мысль, что Конституция 1936 года чуть ли не ликвидировала Советскую власть в стране, поскольку она, дескать, заменила выборы от трудовых коллективов выборами по территориальному принципу, и тем самым начал насаждаться парламентаризм, который и привёл, в конце концов, к нынешнему развалу.

Чтобы такое утверждать, это нужно ни разу в жизни не держать в руках тексты двух предыдущих Советских Конституций – 1918 и 1924 годов.

Не преуменьшая значения этих документов для своего времени, надо всё же трезво констатировать, что ни в той, ни в другой Конституции не прописаны толком даже такие фундаментальные признаки социализма, как общественная собственность на средства производства и право на труд. Речь идёт только о трудовой повинности. И в той, и в другой Конституции практически полностью отсутствует раздел о социально-экономических правах.

Удивляться тут особенно нечему, потому что в 1918 году, там на пороге стояли интервенция и гражданская война, а в 1924-м был в разгаре НЭП, и Советская власть не могла писать в Конституции то, чего она пока ещё не в состоянии была дать людям в реальной жизни. Удивляться этому не надо, но не надо и городить в партийных программах всякую ересь, будто Сталин в 1936 году разрушил какую-то чуть ли не идеальную систему власти трудящихся.

Наоборот, только в Конституции 1936 года, – на основе эпохальных сдвигов в реальной действительности, которые произошли за годы сталинских пятилеток, – была впервые дана подлинно современная, классическая характеристика социалистической собственности как существующей в двух формах: государственной (всенародной) и кооперативно-колхозной. И мы в наши дни на горьком опыте убедились в том, что если вообще у нас есть будущее, то эта схема для нас и в будущем поистине не имеет себе альтернативы.

Только в Сталинской Конституции впервые зазвучали те формулировки социально-экономических гарантий, которые всегда нами воспринимались как абсолютно, неотъемлемо слитые с социалистическим жизненным укладом: граждане СССР имеют право на труд, на отдых, на материальное обеспечение в старости и в случае потери трудоспособности, на бесплатное образование всех видов, включая высшее, на бесплатную медицинскую помощь и т.д.

 

ПОСМОТРИМ, как обстояло дело до и после принятия Сталинской Конституции с выборами.

Во-первых, так называемые выборы от трудовых коллективов – это попросту миф. Как конституционной нормы, их у нас никогда не существовало. В обеих Советских Конституциях, предшествовавших Сталинской, и Советы, и выборы в них имеются в виду только территориальные.

Во-вторых, выборы были многостепенные. Избирались в собственном смысле слова только Советы самой низшей ступени. Причем, как избирались? На собрании, открытым голосованием, путём поднятия рук. По Конституции на собрании считалось обязательным присутствие представителя действующего состава Совета. Ну, знаете, трудно поверить, что кто-нибудь из нынешних апологетов этой системы всерьёз считает такие условия идеальными для свободного волеизъявления избирателей.

Потом, что такое собрание? Оно же не будет с шести утра до десяти вечера сидеть, дожидаться, пока все придут. Один сумел придти, другой в это время был на приеме у врача. Одного известили, другого не известили. И т.п.

Я вам всё это рассказываю для того, чтобы внести полную ясность, от какого примитива мы ушли в 1936 году. Примитив этот имел историческое объяснение, но он очень быстро утратил историческое оправдание, ибо оказалось, что в стране отсутствует всеобщее избирательное право, т.е. непреложное требование даже не социалистической, а буржуазно-демократической революции.

За пределами низшей ступени рядовой избиратель оказывался от дальнейшего участия в выборах и в формировании органов власти полностью отключён. Советы вышестоящих ступеней формировались на съездах нижестоящих Советов без какого-либо вмешательства избирательской массы, и так вплоть до съезда Советов СССР. Никаких норм, устанавливающих подконтрольность Советов и их исполкомов непосредственно избирателям, в Конституциях 1918 и 1924-25 годов нет. Но зато имеются нормы, устанавливающие полную подконтрольность нижестоящих Советов вышестоящим. Разговоры о том, что при таких порядках избиратели имели возможность широко и эффективно использовать право отзыва депутатов, – они принадлежат, опять-таки, целиком к области мифологии.

Вдобавок ко всему, весьма значительные по численности категории населения были вообще лишены избирательных прав.

Вот теперь оцените мощь и красоту удара, которым Сталин разрубил этот гордиев узел.

Конституция СССР 1936 года ввела прямое, равное и всеобщее избирательное право при тайном голосовании.

Советы всех ступеней, вплоть до Верховного, стали избираться населением непосредственно, было ликвидировано конституционно закреплённое неравенство в доступе к формированию органов власти, запрещено открытое голосование и сняты все ограничения в избирательных правах.

12 декабря 1937 года, день первых выборов в Верховный Совет СССР по новому избирательному закону, стало днём стихийного всенародного ликования. Люди шли голосовать семьями, толпами, с торжествующими возгласами, подолгу не расходились от избирательных участков. Народ правильно и с огромным энтузиазмом воспринял и оценил конституционные нововведения не как какое-то из пальца высосанное ущемление Советской власти, но именно как её новое мощное развитие, как прорыв на новые горизонты рабоче-крестьянской демократии.

Кстати, ельцинский режим, наверное, далеко не случайно постарался именно эту дату засидеть, по своему мушиному обычаю, одним из своих «праздников», – подобно тому как он старается сегодня засидеть мушиными экскрементами день 7 ноября. Но, увы… переоценил режим историческую память и сметливость российских коммунистов. Никто не вступился за декабрь 1937 года, а ведь это один из тех дней в нашей истории, без которых не было бы и мая 1945-го.

 

ТОВАРИЩИ, мне не хотелось бы, чтобы прозвучавшая в моём выступлении критика в адрес наших ранних конституций была истолкована превратно. Это были замечательные документы, каждый из которых заслуживает отдельного разговора. Конституция 1918 года решала – и решила – задачу первоначального, коренного слома власти эксплуататорских классов, закрепления основных результатов Великой Октябрьской социалистической революции. Конституция 1924 года решала – и решила – задачу юридического оформления факта возникновения СССР. Речь может идти только о том, чтобы не приписывать им решения тех задач, которые перед ними не ставились и, соответственно, не были ими решены.

Исполком Съезда граждан СССР и образованная Съездом Конституционная комиссия ведут, – как уже сообщалось, – работу над проектом новой редакция Конституции СССР. За основу работы взята, согласно Постановлению Съезда, Конституция 1977 года, но постоянно будет вестись сравнение и с текстом Сталинской Конституции, и всё то конструктивное, что можно из такого сравнения извлечь, я думаю, будет извлечено.

В своем знаменитом докладе на VIII Чрезвычайном съезде Советов Сталин предупреждал, чтобы Конституцию не путали с программой. О том, что будет и должно быть, трактуют программы; а Конституция говорит только о том, что реально есть. Не нарушаем ли мы этот сталинский завет, спеша переложить наши идейно-теоретические наработки на язык конституционно-правовых, юридических норм?

Мы убеждены, что нет. Ведь наша главная задача сегодня – не дать угаснуть у наших людей чувству, что их страна, их государство продолжают существовать, продолжают сопротивляться, продолжают бороться, и так будет вплоть до нашей победы. А что же может способствовать подъёму, усилению, развитию у людей такого чувства больше, нежели принятие правового документа, с которым они добровольно согласятся и будут считать его для себя морально обязательным? Это создаст правовую основу для согласованных действий советских граждан в сложившейся обстановке – основу, начало которой было заложено принятием на Съезде граждан СССР первого созыва Декларации о единстве Советского народа.

Так что новая редакция Советской Конституции – это не утопия о том, что будет, а документ, необходимый нам для нашей сегодняшней борьбы.

 

В СВЯЗИ с тематикой нашего митинга, давайте поговорим сегодня о демократии.

Вряд ли найдётся другое понятие, которым столь же беспардонно спекулировали бы нынешние разорители Отечества. И что всего печальнее, – мы сами им в этом помогаем. Утвердилась формула: мы – коммунисты и патриоты, а они – демократы. Да не они демократы!.. МЫ – коммунисты, патриоты и демократы. А они – коллаборанты на службе у американского империализма. Если так уж хочется называть себя иностранным словом, то вот, пожалуйста, – красивое заграничное слово: коллаборант. В переводе на русский означает: добровольный холуй агрессора, порабощающего страну. Уму непостижимо, почему подобная публика добрый десяток лет щеголяет в маскарадных костюмах «демократов», а коммунисты считают это, вроде бы, в порядке вещей.

Демократия – это всегда РАСШИРЕНИЕ прав народа.

Я уж не говорю о том, что никакая оккупация никогда не совершается ради того, чтобы у народа на оккупированной территории расширились права. Дураку, казалось бы, должно быть понятно. Но нет, всё равно талдычат: вот, раньше того было нельзя и этого было нельзя, а теперь можно. Что хочу – говорю, куда хочу – еду, где хочу – живу, где хочу – учусь, лечусь и пр.

Что ж, давайте разберёмся, какое отношение имеют все эти вдруг открывшиеся возможности к демократии.

Вот, например, «что хочу – говорю». Во-первых. Советская власть как таковая, на уровне её конституционных основ, никому этого не запрещала. В Конституции СССР, День которой мы с вами нынче отмечаем, записаны и право гражданина на участие в государственных и общественных делах (ст.48), и право на критику (ст.49), и право на обжалование действий должностных лиц, государственных и общественных органов (ст.56), и право на объединение в общественные организации (ст.51). Ст.52 гарантирует гражданам СССР свободу совести, т.е. право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, а статьёй 50 гарантируются свободы слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций. Причем, в каждой статье специально оговаривается обязанность государства обеспечить необходимые материальные и организационные условия для реализации всех этих прав и свобод.

Спрашивается, – чего же не хватало-то, как говорят, для полноты жизни?

А не хватало, в общем, ерунды – подзаконных, по большей части чисто административных актов, которые регламентировали бы, скажем, порядок подачи заявок и получения разрешений на проведение митингов и демонстраций, порядок предоставления помещений для работы самодеятельных организаций, порядок издания малотиражной прессы и т.д., и т.п.

Так, позвольте, – господа Горбачёвы, Ельцины, Яковлевы, Лужковы, Поповы, Гайдары и прочие, несть вам числа, вы занимали непыльные посты и в советской иерархии, – что же вам мешало разработать, предложить и добиться принятия всех этих правоприменительных регламентов? Ну, если уж вы такие демократы записные? И граждане страны Советов беспрепятственно пользовались бы своими правами, – равных которым по объёму нет ни в одной конституции мира!

А мешала пятой колонне боязнь разоблачения её антисоветской сути советскими людьми. Будет толком регламентировано право на критику, – глядишь, честный учёный сядет и напишет: вот, смотрите, Гайдар заведует экономическим отделом в «Правде», а какой он марксист? Мало того, что безграмотный человек, так и вообще прохвост антимарксистский, плетёт чёрт знает что, с ним разобраться нужно как следует, а не держать такую погань на таком посту.

За одну ниточку потянули, за другую, – размотался весь змеиный клубок. А если нет толковых правоприменительных документов – и сами права конституционные повисают в воздухе, и на критику можно не отвечать, и не только не отвечать, но и преследовать за неё. И преследовали, это мы знаем, да ещё как.

Вот кому было невыгодно, вот кому было смертельно опасно нормальное развитие демократии в Советском Союзе – развитие, для которого имелись все предпосылки, в том числе и в первую очередь конституционные. Не для того сдали страну американцам, чтобы Международный валютный фонд помог нам регламентировать порядок проведения митингов и пикетов. А ПРАВО такое нам не требовалось, оно у нас было. Пора уж перестать клевать на эти придурковатые обманки. Наоборот, весь этот псевдодемократический камуфляж понадобился исключительно для того, чтобы замаскировать фактическую сдачу страны транснациональному капиталу.

 

В КОНСТИТУЦИИ СССР был последовательно проведён важнейший принцип, в отсутствие которого всякие разговоры о демократии вообще нужно прекращать.

Этот принцип – что осуществление гражданином своих прав не должно наносить ущерба интересам общества и государства.

С этой точки зрения, – например, – люди, которые шныряют туда-сюда через границу, вывозят из страны в массовом порядке валюту (а валюта в страну просто так не попадает, она попадает лишь в обмен на высокоценные природные ресурсы), итак, они её вывозят, наводняют внутренний рынок привозными товарами, в большинстве своём низкосортными, только что красиво упакованными, способствуют тем самым массовой остановке отечественных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, со всеми вытекающими отсюда последствиями, – вот эти люди, это что: граждане демократической страны, пользующиеся всеми благами демократии?

Нет, это антисоциальный контингент, деятельность которого подрывает жизненный процесс общества и постольку должна быть обезврежена и пресечена.

И вдвойне преступна власть, которая издает законы, провоцирующие людей на антигосударственное поведение, и наделяет их соответствующими – в кавычках – «правами».

Господа российские лжедемократы!

Нет и не может быть ни у кого ПРАВА беситься с жиру, на глазах у обездоленных соотечественников, на средства, нажитые криминальным путём.

Нет и не может быть ПРАВА беспричинно остановить предприятие, которое выпускает нужную стране продукцию и работой на котором кормятся и строят свои планы на будущее тысячи и десятки тысяч честных тружеников.

Нет и не может быть ни у кого ПРАВА через общенациональное телевидение обливать помоями историю, культуру и духовный облик нации, которой это телевидение принадлежит. И т.д.

То, что вы называете правами, – это не права, это подачки коллаборационистского режима людям, которые своим образом действий, сознательно или неосознанно, помогают разрушать собственную страну, в угоду геополитическому противнику.

Когда пробьёт ваш час, и за вами (как вы сами выражаетесь) придут, – а за вами непременно придут, логика истории за вами придёт, – вы вместе с вашими заокеанскими хозяевами начнёте вопить, что в России гибнет демократия.

Так зарубите себе уже сейчас, что когда история придёт за вами с хорошей метлой, это будет не гибель, а возрождение демократии на просторах нашего истерзанного Отечества, это будет конец временного помрачения народного сознания и возвращение народа в русло подлинно демократического, а это и значит советского социалистического развития.

 

Да здравствует власть Советов, власть рабочих и крестьян – самая демократичная власть в истории!

Да здравствует Конституция Союза Советских Социалистических Республик!


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/351
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru