Информационное сообщение о митинге

Итак, московские власти обзавелись ещё одним «союзником» в своей борьбе против протестных сил в обществе, в том числе советско-патриотических. И кто же сей «союзник»? Да всё тот же безотказный коронавирус.

Ведь вот вроде уже «согласовали» митинг 17 марта, и на нормальной, устраивающей нас площадке – на площади Суворова (бывшей пл. Коммуны), возле величественного здания (бывшего) театра Советской Армии, над которым ныне развевается власовский триколор, и возле памятника знаменитому российскому полководцу.

Ну, думаем, просветлело у кого-то в начальственной голове, обошлись без попыток загнать митинг на «собачью площадку» в Сокольниках.

Но не тут-то было, – рано обрадовались…

Вечером накануне(!) митинга посыпались телефонные звонки из мэрии и грозные предписания по электронке, что-де в целях предотвращения распространения коронавируса по территории города Москвы митинг наш запрещён.

Что же, третьего, четвёртого дня о коронавирусе ничего не было известно, почему вдруг именно 17-го загорелось-то?

Мы, – хотя и были, мягко говоря, ошарашены поступившей новостью, – но никакой «запретительной» информации по нашим сторонникам распускать не стали и между собой решили, что соберёмся в назначенное время на Суворовской, необходимую атрибутику непременно с собой захватим и дальше будем действовать по ситуации.

Ситуация же у памятника А.В.Суворову сложилась такая, что народу пришло вполне достаточно для проведения митинга на заявленные нам 300 человек, многие тут же развернули флаги и транспаранты, соблюдать нелепый и бескультурно сделанный запрет явно никто не намеревался.

Что касается стражей порядка, то в сквере, чуть поодаль от собравшихся, фигурировали два полицейских автобуса (надо думать, не пустые?), но в наличии нам предстал лишь капитан полиции, с которым у нас начались изнурительные препирательства, тянувшиеся едва ли не час битый. Оплошностью капитана оказалось то, что у него не было на руках документа о запрете именно нашего митинга (видимо, не успели снабдить!), и он мог ссылаться только на «указ» Собянина, в котором конкретно о нас ничего не говорилось. И в конце концов он вынужден был согласиться на проведение митинга в оставшиеся от запрошенных нами двух часов время.

 

Что ж, как итог нашей неуступчивости, митинг всё же состоялся; он открылся Вступительным словом председателя Исполкома СГ СССР Т.Хабаровой. Заметим, что у нас уже довольно давно утвердилась традиция, по которой тексты, излагающие замысел того или иного нашего мероприятия, публикуются заранее. Т.е., со Вступительным словом и основным выступлением Т.Хабаровой, а также с проектом Резолюции желающие могли ознакомиться заблаговременно на сайте cccp-kpss.su.

Содержание этих документов нет надобности здесь пересказывать; пафос же их сконцентрирован, наверное, в заголовке выступления Т.Хабаровой – Мартовский референдум: скала у нас за спиной.

В тексте подчёркнуты нерушимость результатов всенародного волеизъявления 1991 года и тот факт, – совершенно не используемый, почему-то, нашими «левыми силами»! – что попрание выраженной через Референдум воли народа навсегда и бесповоротно лишило легитимности коллаборационистские режимы на территории СССР, в первую очередь ельцино-путинский режим, установившийся в России. Оно же обусловило юридическую ничтожность всей «законодательной базы» этих режимов, равно как продолжение существования СССР де-юре и продолжение действия де-юре Советской Конституции, принятой в 1977 году.

На митинге выступили также В.Филин (НПСР), А.Селезнёв («Левый фронт»), А.Буслаев (РКРП), Е.Рохлина (Группа поддержки политзаключённых), Т.Присягин (Всероссийский штаб по воссозданию СССР мирным путём), Вал.Лексин (Большевистская группа «Ленинисты»), Ю.Корягин (Рабочая группа Исполкома СГ СССР), И.Логинов (Интернет-журнал «Советский народ»), Э.Рустамов («Трудовая Россия») и др.

Лейтмотивом митинга можно назвать, пожалуй, активный бойкотзапланированного режимом «всенародного голосования» по каким-то «поправкам» к изначально нелегитимной ельцинской конституции, решительное отвержение самóй этой псевдоконституции в целом, безразлично, с поправками или без поправок. Однако, остался непрояснённым вопрос об альтернативе всей нынешней псевдоконституционной возни, – каковой альтернативой является временное возвращение к Конституции СССР 1977 года (которой никто в законосообразном порядке не отменял) и рассмотрение Проекта её новой редакции, подготовленного Съездом граждан СССР.

Сюжет о путях нашего конституционно-правового развития после неизбежного освобождения от глобалистской оккупации затронут в тексте основного выступления Т.Хабаровой, но Хабарова от озвучки своего текста на митинге отказалась, – из-за опасения, что нехватит времени другим ораторам, среди которых значились трое депутатов Мосгордумы от КПРФ. Впрочем, никто из троих «мосгордумцев» на митинг не явился, так что этот жест оказался в какой-то мере напрасным.

Ввиду жёсткой ориентации митингующих на бойкот, никакие «поправки» сами по себе не обсуждались. Не стали присутствующие обсуждать и предлагавшиеся некоторыми ораторами схемы более корректного, по их мнению, подхода к изменению действующей псевдоконституции. Её неприятие в принципе, целиком, было очевидным.

Выражалось возмущение тем, что пресловутое «голосование» назначено на день 150-летнего юбилея В.И.Ленина. Звучали призывы объявить 22 апреля Всероссийский субботник, всеми способами демонстрировать, что для нас годовщина со Дня рождения Вождя несопоставимо важней суеты вокруг не нужной нам оккупационной лжеконституции.

Было подвергнуто резкой критике самоназначенчество Путина, вслед за Ельциным, на роль «гаранта конституции». С таким «послужным списком» всевозможных разрушений в стране, как у этих деятелей, подобная претензия попросту смехотворна.

К сожалению, разбушевавшаяся дискуссия по поводу таких деталей сегодняшней ситуации, которые в историческом плане являются мелочами, – плюс ещё опрометчивое снятие Хабаровой своего выступления, – всё это до известной степени заслонило проблематику Референдума 1991 года, а ведь она для нас и сегодня, и в любой другой день нашего продолжающегося пребывания в оккупации куда более значима, чем, – к примеру, – нынешняя около-«конституционная» кутерьма, не имеющая никакой иной цели, кроме продления власти Путина.

Равновесие несколько восстановила Резолюция митинга под заголовком Система власти в стране должна служить народу, а не транснациональному капиталу.

Резолюцию зачитала С.Свердлова (Совет граждан СССР г.Москвы).

В Резолюции участники митинга заявили «о своём непреклонном гражданском НЕПРИЯТИИ путинской группировки и той схемы управления страной, которая реализуется через эту группировку транснациональным капиталом».

Выражено стремление через напор народного негодования «ПРИНУДИТЬ правящую группировку, чтобы она не тужилась отвратить неотвратимое, а занялась ПОЭТАПНЫМ УПОРЯДОЧЕННЫМ АННУЛИРОВАНИЕМ наиболее разрушительных последствий её хозяйничанья на нашей территории».

Резолюция принята единогласно.

Митинг вела Е.Копшина (Совет граждан СССР г.Москвы).

Информбюро Исполкома СГ СССР
Москва, 18 марта 2020г.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/1761
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru