Современный большевизм и идеи Чучхе

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
кандидат философских наук
Т.Хабарова

Выступление
на XIV заседании политклуба
Московского центра
Большевистской платформы в КПСС

Москва, 19 апреля 1995г.

ГОД ТОМУ НАЗАД мы открыли работу нашего политклуба заседанием на тему «Существует ли сегодня в стране коммунистическое и вообще левое движение?».[1]

Вкратце, о чём там шла речь?

Речь там шла об ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ, которая велась против нас на протяжении трёх с лишним предперестроечных десятилетий. Даже была употреблена формулировка – «Неизвестный фронт Третьей мировой войны». Наше официальное руководство идеологическую войну Западу по всем позициям и направлениям проиграло, что называется, с треском. И только после этого, – когда страна полностью лишилась идеологического иммунитета, когда были выведены из работоспособного состояния все её защитные механизмы, подготовлена и взрыхлена почва для разнообразнейших сорняков, – только тогда смог разразиться вот тот политический, экономический, социально-культурный и прочий СПИД, который получил название «перестройки» и затем ельциноидных «реформ». Что означало поражение в идеологической войне? Оно означало, что марксистско-ленинская идеология в Советском Союзе не сумела закрепиться на тех концептуальных рубежах, на которые она, – как развивающееся учение, – должна была выйти за эти тридцать лет. И, следовательно, страна не получила своевременных и ясных теоретических проработок ни того, как ей вообще двигаться в будущее на пороге XXI века, ни того, как приумножить и поднять на новый уровень уже достигнутое, ни того, как избежать разбазаривания и утраты этих достижений, как избавиться от накопившихся дефектов в развитии, как строить отношения со своими классовыми и геополитическими противниками и союзниками, и т.д. Взамен всего этого были подсунуты ложные, дезориентирующие, а то и просто предательские решения, которые мы затем, – на потеху врагу, – начали выполнять своими собственными руками.

Вот это и есть проигрыш в идеологической войне – или, как её сегодня на новый наукообразный лад называют, в войне «информационно-психологической», «информационно-интеллектуальной» и т.п. Но у неё есть старое доброе марксистское название – война, вот именно, ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ. И я считаю необходимым на этом названии настаивать, ибо тогда становится ясно, что во всём случившемся нет ничего особенно нового и неожиданного. Нельзя сказать, что идеологическая борьба как одна из самых острых и опасных форм классовой борьбы – это для «ортодоксального», традиционного марксизма какая-то концептуальная и политическая новость.

С 1985г. и далее шла, по существу, уже массированная практическая реализация того сокрушающего для нас стратегического задела, который противником был накоплен за период идеологической войны. В 1985г. у нас была хотя и основательно разболтанная, но все же ещё едва ли не могущественнейшая в мире экономика, у нас была, безусловно, сильнейшая армия, с которой никакой внешний враг даже и помыслить не мог ввязаться в обычную «горячую» войну, у нас была монолитная государственность, по своим структурным характеристикам также неуязвимая ни для какого внешнего врага. Лишились мы ТОЛЬКО одного, – вот посмотрите, какое многозначащее «только»! – лишились мы ТОЛЬКО нашей защитной идеологической «скорлупы». И вот каков результат. Остальное развалилось, словно само собой.

Отсюда выводы.

Первый. Организация отпора врагу должна начаться с восстановления ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ПАРИТЕТА между нами и противником; а практически это превратится сразу же в восстановление нашего безоговорочного ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ПРЕВОСХОДСТВА, ибо нормальное, объективно-историческое соотношение между противоборствующими идеологиями полностью в нашу пользу. Я прибегну далее к одному словечку, которое удачно придумал Юрий Мухин: макакавки. Так вот, надо отбросить всяческие макакавки, что главное сейчас – это победить на выборах, организовать всеобщую политическую стачку и т.п. Главное всегда и при всех обстоятельствах – это правильная, дающая перспективу идея, которая должна овладеть сначала передовыми представителями масс, затем массами как таковыми, и обратиться тем самым в могучую материальную силу. Если этого не будет, то и победа на выборах, и успешная стачка приведут только к тому, что в Кремле воцарится новая популяция ельциноидов, единственно лишь похитрее замаскированных.

Второй вывод. Враг был и есть не глупее нас, он прекрасно понимает, что его конец начнётся именно с восстановления нами идеологического паритета, с убедительной демонстрации того, что коммунистическая идея, философия коммунизма, наука коммунизма в СССР жива, вполне работоспособна, в состоянии бросить и принять любой вызов. Поэтому противником немалые силы направлены на то, чтобы поставить под контроль возможные очаги возрождения подлинной коммунистической мысли; чтобы конкретных, персональных носителей этого коммунистического возрождения замять, ошельмовать, вытеснить с политической арены, подсунуть людям вместо них разного рода макакавочников, – или, как они были названы в моём прошлогоднем выступлении на эту тему, имитаторов. Пока коммунистическое движение у нас наводнено имитаторами и фактически ими контролируется, в Вашингтоне и в Кремле могут спать спокойно. Так что на сегодняшний день едва ли не центральная проблема борьбы с режимом – это борьба с ИМИТАЦИЕЙ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ в стране.

Избавиться же от имитации и имитаторов, отмежеваться от них можно только одним способом, – как мне тоже доводилось уже говорить, поставить в полный рост вопрос об истории, логике, ходе и конкретных перипетиях нашего проигрыша в идеологической войне. И о том, кто чем на этой войне занимался. Тогда у нас откроются глаза на всю противоестественность того положения вещей, что в лидерах и идеологах нашего комдвижения многострадального ходят люди, которые всю ту войну, от звонка до звонка, провоевали, в сущности, на вражеской стороне. По глупости или по злому умыслу – это, в общем-то, теперь уже не имеет значения. Одно другого не лучше.

Программную комиссию СКП–КПСС возглавил Е.К.Лигачёв. Уверяет, что до 1989г. включительно «перестройка» шла в правильном направлении. Я не говорю уже о том, что осенью 1989г. был принят «Закон о собственности в СССР», легитимировавший собственность физических лиц на средства производства, т.е. частную собственность. Но что же, выходит, – по Лигачеву, – тридцатилетней идеологической войны не было вообще? Если это политическая тупость, близорукость – то воистину феноменальная, если подлость – то опять-таки уму непостижимая. Разглагольствует, далее, об «ошибках и преступлениях» советского руководства 30-х – 40-х годов. А находиться в одной руководящей связке с Горбачёвым и допустить развал государства, гибель Советской власти, – это на месте Лигачёва, да и того же О.С.Шенина, получается, не ошибка и не преступление, это обычная работа, нормальное должностное времяпрепровождение, к которому ни у кого никаких претензий быть не может.

Прихожу на философский семинар РУСО. Доклады о том, что такое социализм, делают бывший главный редактор журнала «Вопросы философии» В.С.Семёнов и бывший главный редактор журнала «Коммунист» Р.И.Косолапов. Но под их руководством оба этих мощнейших партийных рупора формирования научного общественного мнения на глазах превращались в рассадники самого оголтелого антимарксистского мракобесия. Ни до того, ни до другого достучаться и докричаться честному человеку, как говорится, с улицы было абсолютно невозможно. Причём, это длилось многие годы подряд. Спрашивается, чего сегодня мы ждём от этих и им подобных людей, куда собираемся за ними идти? А ведь такие примеры можно приводить десятками.

СВЯЗЬ между этой нашей ситуацией, в которой мы находимся, и идеями чучхе – т.е., сегодняшней официальной идеологией Корейской Народно-Демократической Республики – следующая.

Если мы, – как выше было предложено, – начнём историю и логику нашего идеологического поражения разбирать по пунктам, по важнейшим позициям, которые были нами провалены, то почти по каждой такой позиции можно будет параллельно отмечать: а вот корейским товарищам удалось на данном рубеже удержаться. А вот они эту позицию не сдали.

И результат ведь тоже налицо. Нам социализм предстоит восстанавливать, в КНДР он остался непоколеблен посреди всех разразившихся бурь и продолжает достаточно успешно развиваться, как можно судить по имеющимся материалам.

Мне в КНДР бывать не приходилось, поэтому я от рекламы тамошнего уровня и образа жизни воздержусь, но в общих чертах это типично и бесспорно социалистическое государство, которое руководствуется принципом опоры на собственные силы, т.е. само себя всем обеспечивает, от продовольствия до новейших видов вооружения, имеет темпы развития промышленности порядка 12% в год, способно экспортировать сложную машиностроительную продукцию. Уровень социальной гарантированности населения очень высокий, подъем благосостояния граждан осуществляется главным образом через мощно развитые фонды общественного потребления. Полностью бесплатными являются, например, – кроме всего прочего и нам привычного, – санаторно-курортное лечение, включая проезд до санатория и обратно, ортопедическое и стоматологическое протезирование, медикаменты, парикмахерские услуги, погребение. Бесплатны периодическая печать, посещение театров. Успешно решается жилищная проблема, причем не только в городе, но и на селе, где за счёт государства сооружается для крестьян благоустроенное жильё. Широко практикуется оборудование за государственный счёт вновь строящихся квартир разнообразной мебелью и кухонной утварью. Преступность, – как утверждается, – практически ликвидирована, нет пьянства, наркомании, проституции, низок процент разводов.[2] Ценообразование находится полностью под контролем государства. Государство выборочно субсидирует цены на ряд социально значимых потребительских товаров. Так, розничная цена на рис в несколько раз ниже его закупочной цены. Страна проводит независимую внешнюю политику, является членом Движения неприсоединения. Северная Корея без лишнего шума, но своевременно и твёрдо дистанцировалась от ревизиониствующего руководства СССР и благодаря этому целиком избежала перекидывания на нее «перестроечно-реформаторского» СПИДа.

Начало формирования идей чучхе – т.е., северокорейского варианта современной революционно-коммунистической идеологии – связывается, естественно, с именем Ким Ир Сена и возводится к июню 1930г., к совещанию представителей революционной молодёжи в Калуне.

 

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ принцип чучхейской философии гласит ЧЕЛОВЕК – ХОЗЯИН ВСЕГО, И ОН РЕШАЕТ ВСЁ.

«…человек – общественное существо, обладающее самостоятельностью, способностью к творчеству и сознательностью…»

«…окружающий нас мир управляется и преобразуется человеком…» «Человек познает и преобразует мир для того, чтобы поставить всё в мире на службу себе».

Субъект истории, движущая сила общественного развития – трудящиеся народные массы. «…процесс развития общества необходимо рассматривать… как процесс самостоятельной и творческой деятельности народных масс – субъекта социального движения». «Творцами, изменяющими и преобразующими природу и общество, являются народные массы. Они требуют ликвидации старого и созидания нового, обладают творческой способностью к преобразованию природы и общества».

«Что касается вопроса развития производительных сил, то здесь ведущая, активная роль принадлежит трудящимся массам – непосредственным участникам производства».[3]

Вы мне, может быть, скажете – вот те на, удивили. Чего же здесь нового, экстраординарного? Разве так не было «всю жизнь» в марксизме-ленинизме?

Чтобы понять, почему всё это если и не ново, то чрезвычайно значительно, надо повоевать, – как мне, например, пришлось, – лет двадцать на Неизвестном фронте Третьей мировой войны.

Дело в том, что принцип приоритета человека и народных масс в общественном развитии, положение о трудящемся как главном элементе производительных сил – это было одно из решающих направлений удара идеологической агрессии.

Задача идеологического противника состояла в том, чтобы навязать нам каутскиански-троцкистское, закамуфлированное фальсификаторскими ссылками на Маркса представление, будто движущим началом развития общества, и производительных сил в первую очередь, является не человек, а ТЕХНИКА, научно-технический прогресс. (Кстати, вы можете прочитать об этом в №32-33 «Светоча», в материале 8-го заседания нашего политклуба «Большевизм и троцкизм».)

Что дает такая подстановка идеологическим диверсантам?

О технике гораздо проще, чем о человеке, говорить, будто она «одинаковая для капитализма и социализма». Дальше сочиняется макакавка о так называемой «великой научно-технической революции», которая, дескать, развёртывается повсюду в мире безотносительно к общественному строю. Общественный строй объявляется производным от научно-технического прогресса. Может быть, помните, – в пропагандистской и «философской» (с позволения сказать) литературе мельтешила на каждом шагу формулировочка: «научно-техническая революция и её социальные последствия». Это вот оно самое, та самая макакавка. Подпускается мысль, что на Западе «научно-техническая революция» идёт резвее, чем у нас. И действительно, по некоторым направлениям (хотя, подчеркну, далеко не по всем) это вроде бы так и есть.

Значит, – что? Значит, надо технику, плоды «научно-технической революции» с Запада заимствовать. Напомню ещё одну макакавочную формулировку: «соединить научно-техническую революцию с преимуществами социализма». Тоже многие, наверное, ещё не забыли. А дальше потихоньку протаскивается, что мол, нельзя просто технику с Запада завезти, нужно заимствовать также и организационно-управленческие формы. Что «научно-техническая революция» у нас не развивается потому, что структура управления плохая, – и пошло-поехало: «командно-административная система», «сверхцентрализация», «всеобщее огосударствление» и проч., и проч. Давай разгосударствляй, «демократизируй», приватизируй.

ПОСМОТРИМ теперь, как меняется ситуация, если официальная идеология социалистического государства твёрдо держится той позиции, что главное во всех аспектах общественной жизни – это человек, народные массы.

Нетрудно убедиться, что в этом случае для всякого вражеского диверсионного проникновения граница буквально запирается на замок.

В самом деле, если историю творит народ и он – хозяин всего, то не социальная революция является следствием научно-технического прогресса, а научно-технические преобразования, – как оно и есть в действительности, – выступают следствием социальной революции. Как, например, у нас в стране индустриализация совершилась на почве революции, а не наоборот – не революция в результате индустриализации. Научно-технический прогресс не наплывает откуда-то извне как какое-то абстрактно планетарное явление, но он в своём первоисточнике является, прежде всего, внутренним делом каждого данного общественного организма, каждой данной страны. Научно-технический прогресс – это одна из форм жизнедеятельности людей, и если он в данном обществе, в данной стране тормозится, это значит, что надо усовершенствовать, модернизировать, поднять на новый качественный уровень сложившиеся там ФОРМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ, т.е., в конечном счёте, надстроечные и базисные отношения, применительно к потребностям развития главной производительной силы. А вовсе это не значит, что нужно открыть настежь двери технико-экономической интервенции из-за рубежа.

«Право решать все вопросы революции и строительства принадлежит только народу – хозяину данной страны». «Так как революция и строительство – дело самих народных масс, все вопросы в ходе их развития должны решаться на основе принципа опоры на собственные силы».[4]

Видите, как сразу вещи становятся на свои места. Нет уже беззащитности страны перед разными вероломными макакавками. Были, например, у нас в Советском Союзе проблемы в экономическом развитии где-то в 70-х годах? Были, конечно, и весьма серьёзные. А требовалось ли для их решения ехать на Запад за «научно-технической революцией», чтобы её «соединять с преимуществами социализма»? Совершенно не требовалось, это была типичнейшая макакавка, информационный вирус, притом крайне опасный по своей разрушительной силе. В действительности нам надо было заняться НАШИМИ БАЗИСНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ и аккуратно повырезать из них антисоциалистическую ерундистику, внедренную «реформой» 1965г. Об этом двадцать лет говорили и писали ученые-марксисты в СССР, могу сослаться на свой собственный драматический опыт в этом плане. Но верх взяли макакавочники с их «научно-техническими революциями» и с троцкистскими уверениями, что техника первична, а человек вторичен. Это у нас.

А в КНДР сумели, своевременно и правильно, перед макакавкой «человек вторичен» опустить идеолого-философский «железный занавес». Человек – хозяин у себя в стране. «Он не должен допускать никакого давления и вмешательства извне».[5] Вот и всё. Результаты тут и там, опять-таки, – налицо.

ИЗ ТЕЗИСА об опоре на собственные силы вытекают основные чучхейские принципы практического национально-государственного строительства. В них тоже, как будто бы, нет ничего нового. Но в конце XX столетия социальное революционное новаторство также, в свою очередь, приобрело новый облик. Проявлением подлинного новаторства стало уменье удержаться на старых, хорошо известных позициях и способность открыть в них какие-то ещё невостребованные пласты содержания. А не погоня за внешней, номинальной новизной.

Итак, опора на собственные силы подразумевает, во-первых, политическую самостоятельность, т.е. осуществление полного суверенитета и равноправия во внешнеполитической деятельности, поскольку самостоятельность партии и государства проявляется, в конечном счёте, в сношениях на международной арене. Бесспорно, в этом ничего нового не было бы, при одном условии: если бы мы свой собственный национальный суверенитет не потеряли. А теперь нам придётся давно известным истинам учиться, как какому-то откровению, и удивляться – как это нашлись такие умные люди, которые не бросились переписывать таблицу умножения на том основании, что она не новая и никогда новой не будет.

Во-вторых, опора на собственные силы означает построение всесторонне развитой, комплексной, самостоятельной национальной экономики, с ориентацией на преимущественный рост тяжёлой промышленности при одновременном развитии лёгкой индустрии и сельского хозяйства. Имеется также в виду достижение полной продовольственной и научно-технической независимости. Эти положения уже настолько ленинско-сталинские, что я даже комментировать не буду.

Совершенно по-большевистски ставится вопрос о недопустимости преклонения перед буржуазным техническим уровнем и о пагубности иллюзий в отношении его заимствования:

«Не верить в собственные силы и строить иллюзии в отношении развитой техники капиталистических стран – это крайне вредная практика в осуществлении технической революции. В корне ошибочна мысль тех, кто думает, будто капитализм имеет превосходство над социализмом в сфере прогресса науки и техники. В любом обществе науку и технику развивают… трудящиеся массы. …Можно быстро развивать экономику и технику, если правильно подходить к технической революции, твёрдо стоя на собственных позициях, на полную мощность использовать экономический потенциал своей страны, выявить весь заряд революционного энтузиазма и творческого разума народных масс».[6] «…народ, утративший веру в собственные силы и полагающийся только на чужую помощь, ничего не может сделать как следует».[7]

Самодостаточная национальная экономика работает на внутренний рынок, замкнута сама на себя, не нуждается во внешней экспансии, в порабощении и ограблении других народов и стран. Это и находит себе суммарное выражение в том, что она не руководствуется критерием ПРИБЫЛИ. «В отличие от капиталистической экономики, гоняющейся только за прибылью, главной целью социалистической самостоятельной экономики является удовлетворение потребностей страны и населения».[8]

Чтобы закончить с экономическими сюжетами, упомяну ещё об установке на безусловное централизованное плановое руководство народным хозяйством со стороны не только государства, но и партии, и об отрицательном отношении к так называемому самоуправлению предприятий.

«Экономика, оторванная от руководства со стороны партии и государства рабочего класса, не является социалистической…» «При социализме только единое руководство государства обеспечит максимальное использование экономического потенциала страны и быстрое развитие экономики в соответствии со стремлением народных масс к самостоятельности и их интересами. …Ошибочно также считать невозможным планомерное управление экономикой в условиях её укрупнения, отрицать централизованное руководство со стороны государства». «Утверждение о том, что укрупнение масштабов экономики влечёт за собой значительное разнообразие плановых показателей и, следовательно, создает трудности для планомерного управления экономикой, является абсурдной концепцией…» «Глубоким заблуждением является противопоставление централизованного управления экономикой со стороны государства творческой инициативе отдельных предприятий. …Если, ставя на первый план независимость предприятий и их сиюминутные экономические интересы, отказаться от государственного руководства и контроля, то это, в конце концов, приведет к подрыву социалистического экономического строя и возрождению капиталистической рыночной экономики».[9] Что у нас, собственно, и произошло.

ВЕРНЁМСЯ к положению о человеке как главном факторе развития и производительных сил, и общества в целом.

На чём сегодняшний оппортунизм, в том числе такая опаснейшая его разновидность, как неотроцкизм, основывает свою подмену человека в этой роли техникой?

Идёт спекуляция материалистическим тезисом «бытие первично, сознание вторично». Раз сознание вторично, то, – дескать, – и человек как носитель сознания, и абсолютно всё, что с человеком связано, тоже вторично, включая общественный строй. В свою очередь, бытие огрубляется до вульгарной вещности: можно пощупать – значит, это бытие, объект; нельзя пощупать – уже нечто субъективное и, опять-таки, вторичное. Благодаря таким подтасовкам получается, буквально, что табуретка, сделанная человеком, – первична, а сам человек, поскольку он обладает сознанием, превращается чуть ли не в «следствие» этой табуретки. И я не утрирую, а подобным словоблудием была заполнена вся наша «философская» литература 60-х – 80-х годов. И словоблудие это, как уже было показано, политически далеко не безвредное и не безобидное.

Между тем, в правильно истолкованном диалектическом материализме субъект вторичен по отношению к объекту вовсе не в том смысле, что он находится где-то вне объективной реальности. А только в том смысле он вторичен, что он эволюционно появляется лишь на определённой, очень высокой стадии развития материального мира. Причём, в диалектике каждый следующий, более высокий виток эволюционной спирали служит как бы объективным обобщением предыдущих, он структурно вбирает в себя и суммирует («снимает», как Гегель это называл) их главнейшие достижения. Поэтому субъект в диалектико-материалистической философии – это не какой-то необязательный довесок к объекту, а это ВЕРШИНА РАЗВИТИЯ ОБЪЕКТА и концентрированное выражение, сгусток глубинных творческих сил материального развития.

В такую трактовку принцип «человек – хозяин всего» вписывается легко, свободно, и можно было бы сказать, победоносно. Но беда вся в том, что этот подход, – хотя он внутренне присущ диалектическому материализму и заложен в нём, – он не был с достаточной чёткостью в марксистской философии выявлен и закреплён. Именно поэтому смогло набрать такую силу послевоенное контрнаступление ревизионистского обскурантизма, когда трудящемуся человеку упорно вдалбливалась мысль, что он есть лишь пешка и козявка посреди неподвластных ему технико-организационных систем, которые неизвестно по каким законам строятся и функционируют, непонятно кому принадлежат, и вообще не его дело об этом рассуждать. И ведь преуспели макакавочники троцкистские, ничего не скажешь, преуспели!.. Посмотрите, – людям общественный строй поменяли, всю организацию их жизнедеятельности, а они ходят, в носу, извините, ковыряют: нам чё? Нам без разницы. Нам лишь бы платили.

А в «Правде» что сегодня творится? Вы сейчас будете на меня обижаться, возмущаться, а я вам скажу: вы вдумайтесь хорошенько, – этот неотроцкистский идейный эмиссар, Зиновьев, что он проповедует в своих статьях? Какой там «человек-хозяин»! На Западе, видите ли, создали сверхгосударственную транснациональную систему управления и власти, мировую экономическую империю, попробуйте только, суньтесь против них – они вас уделают, как бог черепаху. Коммунизм в Советском Союзе убит, всё, крышка ему на много поколений вперёд. Запад коммунистическое общество без вас построит, вам оставит разное историческое тряпьё донашивать. Каждому своё.[10] Так и шпарит. Открытым текстом издевается, а наш совковый читатель, пасомый славиными-ильиными и иже с ними, кричит «ура!» и в воздух чепчики бросает: вот это да, вот это теоретик – наш, свой в доску…

Короче говоря, мне как учёному и политическому бойцу не удалось (пока не удалось) добиться, чтобы принцип «СУБЪЕКТ – ВЕРШИНА РАЗВИТИЯ ОБЪЕКТА» (или, в переводе на корейский язык, «человек – хозяин всего») был принят у нас на вооружение, – ни официальной идеологией советских времён, ни тем, что мы последние несколько лет называем комдвижением, оппозицией и т.д. Ким Ир Сен сделал этот принцип основой официальной идеологии своего государства. Это великое идеолого-философское достижение нашего времени, подлинно новаторское по своему духу. Поверьте человеку, который за утверждение этого принципа боролся всю свою сознательную жизнь и ясно видел, как принятие его или непринятие способно изменить (и реально меняло) весь ход идеологической войны.

В заключение этой аргументации процитирую прекрасное, высокопрофессиональное рассуждение на эту тему Ким Чен Ира:

«Мысль о том, что человек, будучи властелином мира, хозяином своей судьбы, может преобразовать мир и решать свою судьбу, предполагает материалистическую диалектическую позицию…»

«…человек, являющийся ВЫСШИМ ПРОДУКТОМ РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛЬНОГО МИРА, представляет собой властелина мира, преобразует и развивает его…»[11]

СЛЕДУЮЩЕЕ и тоже прорывное достижение чучхейской философии – это решительная реабилитация сознательных, разумных форм человеческой деятельности как наиболее мощного проявления или излияния МАТЕРИАЛЬНОЙ энергии мирового эволюционного процесса. Собственно этот пункт вытекает из предыдущего.

«Субъект истории – народные массы. Общественно-историческое движение является самостоятельным и творческим движением народных масс. Решающую роль в революционной борьбе играет САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ народных масс. Эти положения об общественно-историческом развитии составляют основное содержание взгляда на историю, базирующегося на идеях чучхе. Это дает новое истолкование сущности, характера и движущих сил общественно-исторического движения как ДВИЖЕНИЯ СУБЪЕКТА».[12]

Хочу сразу же подчеркнуть, что в этой трактовке нет ничего идеалистического, нематериалистического и т.д. Если субъект есть определённый, на сей день высший уровень развития материи, то ведь всякому уровню развития материи соответствует и специфическая форма движения, или форма проявления внутренней энергии эволюционной спирали. Что же следует считать характерной для человека формой проявления энергии? Конечно, не то, что он способен механически шевелить руками и ногами и т.п., а прежде всего его способность к сознательной, разумной, целенаправленной трудовой и творчески-преобразующей деятельности. Когда говорят «труд», то нельзя упускать из виду, что вне сознательного начала никакой труд, в надлежащем смысле этого слова, невозможен. Так что сознание, разум человека в коммунистической философии давно пора поставить на подобающую высоту. Никакого «идеализма» в этом нет, а есть трезвая недогматическая констатация действительного положения вещей.

«Сознание, отражая потребности и интересы людей, оказывает самое активное воздействие на их деятельность. В отрыве от определяющей и регулирующей функции сознания немыслима самостоятельная и творческая деятельность людей».

«…можно сказать, что в деятельности человека сознание играет решающую роль. Это, в свою очередь, подразумевает решающую роль идейного настроя». «…решающим фактором, определяющим развитие социалистического общества и его судьбу, являются народные массы, вооруженные социалистической идеологией». «…идеология решает всё». «Превосходство социалистического общества над капиталистическим – это идеологическое превосходство. Мощь социализма – в силе его идеологии».[13]

Ну что ж, хотя это и звучит на привычный «марксистский слух» достаточно вызывающе, но для современных условий – условий ПОЛНОСТЬЮ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ Третьей мировой войны – с этим, видимо, надо соглашаться.

«…люди, не обладая высокой сознательностью, даже подвергаясь эксплуатации и угнетению, не могут подняться на революционную борьбу… Лишь осознав свои классовые интересы, народные массы могут максимально проявить свои революционные способности и обеспечить победу революции».[14]

Разве это не про нас с вами написано? Разве это не наша главная и самая больная проблема – народ не поднимается? А не поднимается он потому, что не осознает свой классовый интерес, он идейно контужен и от этой контузии никак не оправится. И пока это продолжается, бесполезно вокруг него суетиться, хоть с выборами, хоть со стачками, со сбором разных подписей, с чем угодно. Вот почему абсолютно неправы те, кто говорит: сейчас не до теории, давайте возьмем власть, потом будем теорией заниматься. Власть, взятая «без теории» или с дурной теорией, – это власть, попавшая в руки очередной клики проходимцев. Это надо совершенно четко себе представлять.

ЕЩЁ ОДИН важнейший идеолого-философский рубеж, успешно, новаторски корейскими коммунистами взятый и правильно ими закреплённый, решительно и без всякой оглядки на господствовавшие тогда «авторитеты» в мировом социалистическом лагере. Это положение о том, что «в наше время революционное движение развёртывается в национально-государственных рамках, принимая разнообразные формы». «Социализм и коммунизм строятся В НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННЫХ РАМКАХ, за революцию в каждой стране отвечают народ и партия данной страны».[15]

Большевистская платформа совсем недавно этот вопрос рассматривала самым пристальным образом – на нашем 8-ом политклубе по теме «Большевизм и троцкизм». Материалы этого политклуба изданы,[16] поэтому я нашу аргументацию воспроизводить здесь не буду. Вывод наш состоит в том, что успешная пролетарская революция, социалистическое и даже коммунистическое строительство не только ВОЗМОЖНЫ в национально-государственном варианте, но что они вообще первоначально возможны ЕДИНСТВЕННО ЛИШЬ в этом варианте, и ни в каком ином. Вывод этот, хотя и полученный нами совершенно самостоятельно, полностью совпадает, – как видите, – с позициями корейских товарищей, выработанными, естественно, тоже совершенно самостоятельно. Такое совпадение, бесспорно, знаменательно и свидетельствует об объективном характере, объективной природе этого вывода, – раз две братские партии пришли к нему независимо друг от друга, действуя в существенно разных внешних условиях.

Напомню, буквально в двух словах, что мы этот наш вывод основывали на сравнительном анализе процессов интернационализации капитала и интернационализации труда и на показе того, что между этими процессами нельзя проводить поверхностную механическую аналогию. Интернационализация капитала ведёт к ломке национально-государственных границ и к возникновению так называемой «мировой закулисы» с её «новым мировым порядком». Пролетариат же должен противопоставить этой «ультраимпериалистической» опасности именно сплоченную мощь независимых национальных государств. Недаром буржуазия ополчилась против идеи национальной государственности, как минимум, ещё со времен первой мировой войны. С выводом о национально-государственной форме проявления мирового революционного процесса в современных условиях необходимо считаться и при организации международного коммунистического движения.

«Партия и народ каждой страны – хозяева революции в своей стране. И главная задача партии и народа – обеспечить успешное развитие революции в своей стране. Мировая революция может успешно осуществиться лишь тогда, когда все страны на основе активного проведения собственной революции будут поддерживать друг друга и сотрудничать между собой».

«Коммунистическое движение – это самостоятельное движение партии и народа каждой страны…» «Самостоятельность не противоречит интернационализму. Наоборот, она служит основой для его укрепления. Отрыв от революции в собственной стране делает немыслимой мировую революцию, подобно этому невозможен интернационализм вне проявления самостоятельности. Интернациональная сплочённость должна опираться на добровольность и равенство. Интернациональная сплочённость только на основе самостоятельности приобретает характер добровольности и равноправия, становится подлинной и прочной».[17]

Таких же установок КНДР придерживается и в сфере строительства отношений между освободившимися государствами, являясь активным приверженцем налаживания сотрудничества «Юг – Юг». Сотрудничество «Юг – Юг» – это, фактически, идея объединения мировой периферии против стран-эксплуататоров.

«Сегодня борьба народных масс в защиту самостоятельности приобретает международный характер. Силы империализма, притесняющие их самостоятельность, сформировали международную коалицию. Поэтому борьба против господства и гнёта империализма, в защиту самостоятельности должна быть международной. Угнетённые в прошлом нации и народы, суверенитет и независимость которых попирались империалистами и которые несли ярмо колониального рабства, в силу общности своего исторического положения и своих интересов стоят сегодня в едином строю борьбы против империализма, за самостоятельность». «Они располагают неисчерпаемыми людскими ресурсами, неистощимыми природными богатствами и огромным экономическим потенциалом. Ими накоплено немало серьёзного опыта, у них имеются технические достижения, которыми можно обмениваться друг с другом. Если эти страны и их народы усилят экономическое и техническое сотрудничество и общими усилиями поведут энергичную борьбу, то они устранят империалистическую политику агрессии и грабежа, защитят национальное достоинство и право на существование, в сжатые сроки добьются экономической самостоятельности и процветания, даже не прибегая к помощи великих держав».[18]

И НАКОНЕЦ, ещё два разительных политико-философских созвучия между идеями чучхе и подходами Большевистской платформы в КПСС.

Первое касается вопроса о судьбе государства.

Нетрудно догадаться, что при таком упоре на роль и значимость национальной государственности, чучхейская философия по отношению к идее «отмирания государства» окажется настроена отрицательно. И действительно, Ким Чен Ир говорит по данному поводу следующее:

«Старое государство как средство классового господства разрушается в результате социалистической революции, а новая, социалистическая власть представляет собой новую, государственную политическую организацию, миссия которой – централизованно направлять самостоятельную и творческую деятельность народных масс, ставших хозяевами общества, а также ведать всеми другими звеньями жизни общества. Функции социалистического государства по осуществлению единого управления должны усиливаться по мере продвижения строительства социализма и коммунизма. ОНИ БУДУТ НЕОБХОДИМЫ И В КОММУНИСТИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ. ПОЭТОМУ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ОТОМРЁТ, и вопрос о власти останется по-прежнему наиболее важной проблемой не только на стадии социалистической революции но и на протяжении всего периода строительства социализма и коммунизма».[19]

Всей этой проблематике мы посвятили наш 3-ий политклуб, который состоялся почти год тому назад. Тема его была «Многомерность понятия о государстве в марксистской теории». Скоро должна появиться распечатка его материалов.[20] Медленно, но верно мы издание материалов нашего политклуба всё же осуществляем. 7-ой и 8-ой опубликованы в «Светоче». 1-ый. 2-ой и 5-ый изданы в ксерокопированном виде. 1-ый перепечатан в «Буревестнике Дона» №20. Хочу лишний раз обратить внимание наших постоянных посетителей, что мои выступления на политклубе в истекшем учебном году представляют собой, как и планировалось, единый цикл. Они «цепляются» друг за друга, концептуально одно из другого вытекают. Тем, кто действительно хочет разобраться, как развивалась и развивается марксистско-ленинская наука в СССР и какой вид она будет иметь в дальнейшем, советую обзавестись подборкой этих материалов, – пока это ещё можно сделать, потому что тиражи мизерные.

Итак, возвращаясь к современной большевистской концепции государства, она, – так же, как и чучхейская трактовка, – исходит из того, что в будущем «отомрёт» лишь исторически себя изживший аппарат классового насилия, который Маркс называл «абстрактным политическим государством», а В.И.Ленин – «буржуазным государством без буржуазии». Но бесклассовое общество – это вовсе не значит общество бесструктурное. Интегрирующие структуры никуда не денутся, просто они будут выражать и гарантировать не господство одного класса над другими, а равенство всех индивидов как одинаково сопричастных к жизни человеческого рода, понимающих эту сопричастность и готовых своими делами и помыслами её осуществлять. В этом плане, – как совершенно справедливо указывают и корейские товарищи, – на смену нынешнему государству придёт не отсутствие всякого государства, а новая, высшая ступень развития этого всемирноисторического феномена. Что же касается конкретно сегодняшних условий, то сегодня разговоры об отмирании национальных государств попросту льют воду на мельницу «ультраимпериализма».

Институт, из которого вырастет «сверхгосударство» будущего, – это, очевидно, Коммунистическая партия. Поэтому она закономерно должна эволюционировать от организации класса как такового – к массовой организации всех трудящихся. В этом нет ничего противоречащего классовому подходу. Ведь классовый подход тоже развивается. Единство общества, в котором рабочий класс находится у власти, не противостоит его (рабочего класса) идеалам, ценностям, историческим задачам, но наоборот, – оно, это единство, возникает именно благодаря тому, что подавляющее большинство граждан, вне зависимости от того, к каким слоям они принадлежат, принимает, полностью ассимилирует пролетарский революционный идеал как свой собственный. В таком обществе излишне настырное подчеркивание классовых различий начинает с определенного момента играть отрицательную роль. А в ситуации, как у нас сейчас, когда идёт война и нужно сплотить НАРОД как таковой для отпора врагу, – тут без конца противопоставлять рабочий класс всем прочим советским гражданам, это значит или не понимать, что вообще происходит, или совершать заведомую политическую провокацию.

В документах Большевистской платформы с самого её возникновения неизменно подчеркивалось, что КПСС должна стать политической организацией СОВЕТСКОГО НАРОДА, что её массовая база сегодня – советский народ, т.е. люди, устойчиво идентифицирующие себя в качестве граждан СССР. Поэтому установка корейских коммунистов на превращение партии в массовую организацию трудового народа нам понятна и созвучна.

«Превращение партии в массовую партию трудового народа является основным курсом в нашем партийном строительстве».

«В социалистическом обществе, где все различные слои населения стали социалистическими тружениками и социально-классовый состав всё более становится единообразным, возрастает необходимость превращения партии рабочего класса в массовую».[21]

КОНЕЧНО, кто-то может встать и сказать, что отнюдь не всё в Северной Корее хорошо, что там есть трудности, недостатки, какие-то негативные моменты, с которыми мы не можем согласиться. Мы не знаем, как сложится будущее этой страны. Лично я возьмусь поручиться, пожалуй, только за одно: что она останется социалистической, покуда сохранит верность идейным принципам чучхе.

Что касается нас, то если к КПСС относить не только партбилетчиков и многомиллионный внутрипартийный балласт, а всех, кто во время идеологической войны считал себя коммунистом и действовал как коммунист, то ведь партия как таковая идеологическую войну как таковую не проиграла. Все те концептуальные идеологические ходы, сдвиги и приёмы, которые обеспечивали непроигрыш в войне, они и у нас были целиком и полностью отработаны. И вы из вышесказанного могли в этом убедиться. Ученые-коммунисты в СССР не смогли выиграть не схватку с идеологическим противником самим по себе; мы потерпели поражение в другом бою – за принятие разработанного нами оружия официально на вооружение. Мало того, – оно ведь и до сих пор не принято, вот в чём беда. В комдвижении нашем, которое, вроде бы, для того и организовалось, чтобы дать, наконец, отпор врагу, – в нем, куда ни глянь, повсюду сидят люди, которые в своё время ПОМОГЛИ врагу не встретить этого отпора, хотя он (отпор) уже тогда был вполне возможен. Но точно так же, как о Северной Корее можно сказать что она, несомненно, будет продолжать оставаться социалистической, пока не перестанет руководствоваться принципами, которые мы здесь разобрали, – то о нас ещё с гораздо большим основанием следует утверждать, что мы будем продолжать оставаться американской колонией до тех пор, покуда принципами этими не вооружимся. Проверено же на практике. А выше практики, как вы сами знаете, критерия истины нет.

Так что пора, наверное, коммунистам, – не кивая на лидеров, у которых свои заботы на уме, – начинать самим для себя делать какие-то оргвыводы. У нас для многих участие в комдвижении из предполагаемой борьбы с режимом превратилось в этакую перманентную партучёбу: сегодня сходят одного послушают, завтра другого. Между тем, есть вещи, которые, – как говорил великий немецкий философ Фихте, – должны быть признаны неоспоримо правильными всяким человеком, кому они словесно понятны, если он вообще имеет притязание на звание разумного существа. Мне представляется, очень многое из того, о чём сегодня говорилось, как раз к этому разряду принадлежит. Упорствовать в глухоте и невосприимчивости к таким вещам – значит, в нашей сегодняшней ситуации, продлевать страдания народа и способствовать гибели своей страны. Вот такое на сей день малоутешительное резюме, но, увы, ничего другого пока сказать нельзя.


[1] См. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №23, июль – август 1994г.; «Буревестник Дона» №20.

[2] Использована, в числе прочих справочных материалов, рукопись В.Волкова «Человек – хозяин всего, и он решает всё».

[3] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе. Изд-во лит-ры на иностр. языках, Корея, Пхеньян, 1993, стр.10, 14, 16-18; Ким Чен Ир. Исторический урок строительства социализма и генеральная линия нашей партии. «Унита», М., 1993, стр.16; Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.30. Ким Чен Ир. Исторический урок…, стр.6.

[4] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.37-38.

[5] Там же, стр.38.

[6] Ким Чен Ир. Исторический урок…, стр.34-35.

[7] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.52.

[8] Там же.

[9] Ким Чен Ир. Клевета на социализм недопустима. Изд-во лит-ры на иностр. языках, Корея, Пхеньян, 1993, стр.19; Ким Чен Ир. Исторический урок…, стр.42-43.

[10] См. А.Зиновьев. Величайший перелом в истории человечества. «Правда» от 11 ноября 1994г., стр.5.

[11] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.84. Курсив мой. – Т.Х.

[12] Там же, стр.86. Курсив мой. – Т.Х.

[13] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.34-35; Ким Чен Ир. Клевета на социализм недопустима, стр.16; Ким Чен Ир. Исторический урок…, стр.7, 20-21.

[14] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.36.

[15] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.91; Ким Чен Ир. Исторический урок…, стр.12.

[16] См. «Светоч» №32-33, февраль – апрель 1995г.

[17] Ким Чен Ир. Об идеях чучхе, стр.41-42, 92, 40.

[18] Там же, стр.25-26, 55-56.

[19] Ким Чен Ир. Исторический урок…, стр.39. Курсив мой. – Т.Х.

[20] См. Информбюллетень МЦ БП в КПСС №25, август 1994г. (Вышел в свет в июне 1995г. – Прим. ред.)

[21] Ким Чен Ир. Об основных вопросах строительства революционной партии. Изд-во лит-ры на иностр. языках, Корея, Пхеньян, 1992, стр.19-20.

 

Опубл.: информбюллетень «Светоч» №34, май – октябрь 1995г.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/289
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru