Пояснительная записка к проекту Устава

К проекту Устава РДО КПСС

Вопрос, который обычно слышат в свой адрес сторонники воссоздания КПСС, это: где гарантия, что восстановленная вами партия не превратится опять в бюрократического монстра, в символ и орудие циничного попрания партийными верхами воли и интересов подавляющего большинства рядовых коммунистов, а в случае прихода партии к власти (чего вы, собственно, и добиваетесь) – и большинства населения страны?

Конечно, такой гарантией не могут быть простые декларации о недопустимости впредь партбюрократизма. А что гарантии требуются, и притом самые серьёзные, – это мы не только знаем из печального исторического опыта, но – увы! – уже наблюдаем вновь на конкретной практике функционирования партий, номинально считающих себя «большевизированными», «очищенными» и т.д.

Именно этими соображениями было вызвано решение Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС предложить на обсуждение коммунистов проект нового Устава Компартии, который и публикуется в настоящем номере «Светоча».

Выделим те особенности проекта, на которых в первую очередь хотелось бы сосредоточить внимание читателей.

  1. Снизу доверху партия строится как ОБЪЕДИНЕНИЕ ПЕРВИЧЕК. Только от первичек производится делегирование на все партийные форумы, вплоть до съезда. Первички, вне зависимости от их территориального местонахождения, могут блокироваться между собой по принципу выдвижения одного и того же кандидата в тот или иной руководящий партийный орган.

    Смысл и нацеленность этой меры понятны – не на словах, а на деле передать всю полноту власти в партии низовым партийным массам.

  2. Всецело реформирована ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЕРТИКАЛЬ партии.

    Устранено делегирование с конференции на конференцию (с районной на городскую и т.д.), – которое и создавало, по нашему убеждению, специфический «кумулятивно-бюрократический эффект», когда уже где-то на втором – третьем «этажах» вертикали происходило полное отключение процесса формирования и дальнейшего функционирования руководящих органов от масс. На конференцию вышестоящего уровня делегирование идёт опять только через первички. При строительстве исполнительной вертикали снизу вверх она не наращивается участок за участком, а каждый следующий её уровень выстраивается заново от «нуля» до той высоты, какая в данном случае требуется.

    Исполнительный орган в целом подотчётен избравшей его конференции (съезду), его члены – выдвинувшим их коммунистам в первичках. Ликвидирован институт ПОДОТЧЁТНОСТИ НИЖЕСТОЯЩИХ ПАРТИЙНЫХ КОМИТЕТОВ ВЫШЕСТОЯЩИМ. На наш взгляд, в структурно-организационном плане это было едва ли не главное зло, способствовавшее бюрократическому окостенению партии.

    Решения вышестоящих исполнительных органов при этом отнюдь не утрачивают своей обязательности для нижестоящих. Но – только консенсуальные (единогласные) решения. Практика показывает, что в условиях снятия бюрократического пресса неконсенсуальные решения ведут к расколу на нижележащих уровнях и попросту не претворяются в жизнь. (Пример – раскол среди райкомов КП РФ в Москве по вопросу о бойкоте выборов 12 декабря 1993г., из-за резко неконсенсуального решения на этот счёт на уровне горкома.)

    Коммунистическая партия – организация единомышленников, а не командно-бюрократическая структура, и дисциплина в ней может зиждиться только на высочайшей сознательности. Вышестоящий исполнительный орган нижестоящему, секретарь парткома – рядовым коммунистам должны доводить принятое решение (или давать поручение) ОДИН РАЗ. Если оно не выполняется, разбираются в причинах (как это и предусмотрено проектом Устава) контрольные органы, но не сам партийный комитет. Когда на секретаря партийного комитета взваливается обязанность «выбивать» из коммунистов выполнение решения или поручения, он из партийного работника превращается в администратора, а коммунисты – в подчинённых. Если такой порядок жёстко закреплён уставными нормами, то в партии неудержимо начинается селекция руководителей по признаку обладания или необладания чисто административными способностями. И в результате на всех мало-мальски значащих партийных постах оказываются административно-бюрократические «выбивалы» и ловчилы вполне определённого и хорошо памятного нам (к сожалению) типа, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

  3. Вводится разделение состава партийной конференции, съезда на ДЕЛЕГАТОВ и УЧАСТНИКОВ. Участники имеют право решающего голоса, но не могут баллотироваться в соответствующий партийный комитет (или контрольный орган). Это делается для того, чтобы не тратить мандаты делегатов на тех, кому на конференции, съезде присутствовать надо просто «по должности»: на руководителей и членов исполнительных, контрольных органов нижележащих уровней. Если же секретарь райкома (например) намерен баллотироваться в горком, он должен быть делегирован на городскую конференцию первичкой, где состоит на учёте, и там получить делегатский мандат.

    Целесообразно, наверное, наделять статусом участника партийного форума также секретарей первичек, выдвигающих кандидатуры в состав исполнительного, контрольного органа. Они и выступают на конференции, съезде с предложениями по кандидатурам. Нам могут заметить: что же это получается, – задолго до конференции известно, кто куда баллотируется? Но, товарищи, оно ведь и так всегда известно, и именно задолго. С той только разницей, что обычно это известно лишь узкому кругу, а мы предлагаем ставить в известность всех.

    Статус делегата конференции, съезда объявляется действующим до созыва следующего форума. Создаются Советы делегатов, обладающие определёнными правами, они функционируют наряду с избранными исполнительными органами, – конечно, не торпедируя работу этих последних и не подменяя их собой. Думается, что беззаботная потеря, на другой день после съезда, политического потенциала большинства его делегатов, – как это происходило и происходит ещё сегодня, – для любых условий непозволительная роскошь.

  4. В структуре Центрального Комитета ЛИКВИДИРУЕТСЯ «МАЛЫЙ ЦК» – Политбюро (или любое аналогичное образование), которое на практике и сосредоточивает в своих руках всю реальную власть. Члены ЦК абсолютно равноправны. На организационном Пленуме ЦК устанавливается Рабочая группа из тех его членов, кто имеет физическую возможность регулярно участвовать в заседаниях. Рабочая группа открыта для всех остальных членов Центрального Комитета.

    Именно схема «ЦК – Политбюро», – как мы убеждены, – отдаёт власть над партией в руки некритикуемой камарильи, которая любого «несогласного» легко выпихивает из себя в разряд бездейственных статистов – членов «просто ЦК», а при соответствующих обстоятельствах и ещё куда подальше.

  5. В партии узакониваются ПЛАТФОРМЫ, как средство выражения идейного разномыслия (в рамках, естественно, коммунистической идеологии). При этом запрет на фракционную деятельность сохраняется.

    Для ряда регулируемых Уставом ситуаций вводится институт КОНСЕНСУАЛЬНЫХ (ЕДИНОГЛАСНЫХ) РЕШЕНИЙ, об этом уже говорилось выше. В таких ситуациях неконсенсуальные решения исполнению не подлежат.

  6. Коммунистическая партия НЕУНИЧТОЖИМА, покуда существует коммунистическая идея: ни один из образуемых ею органов не вправе её распустить. Если хотя бы трое коммунистов (первичка) не пожелают разойтись, партия считается продолжающей свою деятельность. Поскольку изначально партия выступает как объединение первичек, то самороспуск (или прекращение деятельности по какой бы то ни было иной причине) любого регионального звена означает автоматическое переделегирование прав собственности этого звена первичкам как соучредителям данного единства. Любая часть входивших в объединение первичек, продолжившая существование в экстремальных обстоятельствах, обладает правом говорить и действовать от имени партии как таковой.

 

Могут возразить, что, мол, нам нынче нужно решать более приземлённые, более прозаичные задачи, а не беспокоиться об устройстве будущего ЦК. Но всевозможные ЦИКи, Политисполкомы и пр., – они уже налицо, и нельзя сказать, чтобы те тенденции, которые проявляются в их деятельности, во взаимоотношениях с рядовыми коммунистами, с «инакомыслящими» в их собственном составе, – чтобы всё это внушало хоть какой-то оптимизм. А мы ведь стремимся вернуть Компартию к власти. И эта перспектива реальна, в определённом смысле она неизбежна. Может получиться и так, что не успеешь оглянуться, как на высшем посту в государстве окажется коммунист, действующий в соответствии с партийными установками. И тогда поздно будет дебатировать по поводу того, какой у этой партии Устав.

Следует отдавать себе отчёт, что феномен Горбачёва с его прихвостнями – это человеческая материализация тех недоработок, устарелостей, искажений, отступлений от коммунистических ориентиров, которые копились в структурно-организационных нормах КПСС на протяжении десятков лет. Не приди Горбачёв, пришёл бы Иванов, Петров, Сидоров, и всё равно бы так или иначе, но весь этот набрякший проблемный узел собою «материализовал». За конкретной личностью всегда надо видеть персонифицировавшуюся в ней проблему, и не просто посылать проклятья в адрес очередного Герострата, но работать над созданием структурных условий, исключающих в обозримом будущем возникновение на этом месте подобных персонификаций. И такую работу нельзя оставлять «на потом». Из этого мы и исходили при подготовке публикуемого ниже документа.

Ваши отклики, замечания, предложения направляйте в редакцию информационного бюллетеня «Светоч».

 

Опубл.: информбюллетень «Светоч» №24, август 1994г. /спецвыпуск/.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/244
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru

Опубликовано Разделы 2. Большевизм и анархизм ( О проекте Устава реально действующих организаций КПСС)