Информационное сообщение о политклубе

Возобновил свою работу после длительного перерыва политклуб Московского центра Большевистской платформы в КПСС. Заседание политклуба 5 мая 1998г. было посвящено 180-й годовщине со дня рождения К.Маркса. Присутствовало свыше 40 чел.: члены КПСС, КПРФ, РКРП, ВКПБ, участники Движения граждан СССР, «Трудовой России», члены других партий и групп, беспартийные.

С докладом на тему «Потерпел ли марксизм как наука поражение в информационно-интеллектуальной войне?» выступила секретарь-координатор БП в КПСС, канд. филос. наук Т.М.Хабарова.

В докладе была дана развёрнутая критика сегодняшних нападок на марксизм, показана их научная некомпетентность. Детально разобрана основная объяснительно-предсказательная схема марксизма – закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, продемонстрировано его корректное применение, прежде всего на материале послеоктябрьского периода в истории нашей страны.

По утверждению докладчика, с позиций марксистского анализа по схеме закона соответствия «перестроечная» катастрофа в общих её чертах прогнозировалась за 10-15 лет, указывались и пути её предотвращения. Дело было не в какой-то надуманной «несостоятельности» марксизма, а в том, что марксистско-ленинское учение оказалось предано переродившейся партийно-государственной верхушкой и разрабатывалось теоретиками, не принадлежавшими к тогдашней идеологической «элите»; поэтому оно и не имело, как таковое, практически никаких каналов сообщения с массами и никаких возможностей применения в реальной политической жизни.

Однако, даже будучи загнана фактически в подполье, марксистская мысль в СССР продолжала интенсивно развиваться. Об этом свидетельствуют, в том числе, и потоки писем советских граждан по идеологическим вопросам, захлёстывавшие ЦК КПСС, другие руководящие органы, редакции центральных газет и журналов в 70-х – первой половине 80-х годов. Странно и, – в сущности, – совершенно ненормально, что история Народного коммунистического сопротивления доперестроечной эпохи упорно не становится объектом изучения и анализа теоретиков левых сил в наши дни.

Дискуссию открыло выступление В.А.Задерея, представителя движения «К Богодержавию». Оратор повторил хорошо известные, клишированные обвинения этого движения в адрес марксистской науки: что марксизм не смог, якобы, преодолеть противопоставления материального идеальному; разорвал историю на то, что было до 1917 года и после; не вскрыл роль ссудного процента. Участниками дискуссии все эти доводы были квалифицированно отклонены.

В качестве альтернативы марксизму оратор выдвигал «концепцию общественной безопасности России» (КОБР).

Канд. эк. наук А.С.Барсов заявил, что у нас потерпела провал советская экономика, но не марксистская. Главным дефектом советской экономики, по мнению выступающего, являлось использование в ней закона стоимости, а следовательно, признание существования при социализме прибавочного труда и дохода в форме прибыли, тогда как доход нужно было получать за счёт экономии вовлекаемых в производство ресурсов.

На это Хабарова с места возразила, что именно так и работала наша экономика при Сталине, поэтому противопоставление советской и марксистской экономики основано на каком-то недоразумении.

Мы «развели бодягу» с законом стоимости, – продолжал оратор, – а вот Западу удалось перейти к извлечению дохода за счёт экономии ресурсов уже в рамках частной собственности.

Получается, что Западу закон стоимости не мешал экономить ресурсы, – опять недоумевали в зале, – а нам почему-то помешал. Вы сами себе противоречите.

Здесь говорили, якобы Маркс не исследовал ссудный процент, – заметил член Конституционной комиссии Съезда граждан СССР Г.А.Петров. – Но помилуйте, весь второй том «Капитала» этому посвящён. Вообще, Маркса надо знать, прежде чем критиковать. Хотел бы также напомнить тем, кто сегодня очень уж озабочен вышеуказанной проблемой, что со ссудным процентом в особенности носились идеологи «третьего рейха».

Т.М.Хабаровой задавали вопросы, что за организация «Народное коммунистическое сопротивление». Неужели товарищи забыли атмосферу 70-х годов и тогдашний идеологический пресс? У нас, безусловно, было коммунистическое подполье, но разве могли эти люди в тогдашней обстановке не то что создать организацию, а хотя бы узнать друг о друге?

В чём источник коммунистической оппозиции? Вот Р.И.Косолапов твердит, что в руководстве партии не было настоящих теоретиков. Но разве он сам, будучи высокопоставленным идеологическим функционером, не поддакивал всем подряд решениям этого руководства? На фоне таких профессиональных подпевал действительный теоретик-марксист оказывался как бы в вакууме и в конце концов выталкивался из официальной науки.

«Сталинизм как высшая стадия развития марксизма» – так озаглавил своё сообщение на политклубе канд. техн. наук В.М.Уралов.

Оппозиция, – заявил оратор, – должна полностью преодолеть навязанное нам отрицательное отношение к сталинизму. Сегодня правое крыло оппозиции старается доказать, якобы Сталин был никоим образом не марксист, но просто великий государственник, левые же нередко принижают Сталина до роли всего лишь «ученика» Ленина. Но Сталин являлся именно крупнейшим марксистом, гениальным продолжателем дела Маркса.

Из Маркса и марксизма мы должны взять на вооружение то, что останется навечно. Это Марксов метод – диалектический и исторический материализм, это учение о классовых противоречиях и о динамике классовых сил как движущей пружине исторического процесса.

Однако, я сегодня нигде не вижу анализа динамики классовых сил в нашем обществе в послеоктябрьский период. Говорят, мы потерпели поражение от Америки. Но нас победила не Америка, а собственная внутренняя мелкая буржуазия, доля которой в населении постепенно достигла, по моим подсчётам, 75%. Основная причина развала СССР – классовая. А не война.

Считаю также, что в настоящее время рабочего класса в Марксовом понимании нет. Союзников нам следует искать среди разочаровавшейся мелкой буржуазии.

Предыдущий оратор правильно выделил важность классового подхода, – сказал канд. филос. наук П.П.Победаш (КПРФ). – Надо всячески иметь в виду, что у Маркса собственник средств производства – это именно класс, а не отдельный индивид. Класс капиталистов противостоит рабочему классу как некое целое.

Трудящиеся должны быть и производителями, и собственниками одновременно. /Голоса из зала: они у нас так и были./ Думаю, что, – к сожалению, – так не было, т.е. что мы не имели реально общественной собственности как таковой.

Беспартийная Т.Я.Лепилина выразила несогласие с ключевым тезисом доклада Хабаровой. Я не разделяю мнения, – сказала она, – будто марксизм являлся наукой. Разве может наука стоять на месте сто лет? Сегодня марксизм собирает вокруг себя не способных мыслить, умственно убогих людей.

Кроме того, непоправимый недостаток марксистского подхода – атеизм. /Шум в зале./ Я русская, православная… /Шум в зале усиливается, оратора вынуждают сойти с трибуны./

– А я, наоборот, во всём согласен с основным докладчиком, – заявил Э. И. Бойко (РКРП).

Мне хотелось бы попытаться объяснить происходящий у нас кризис как кризис, в первую очередь, на уровне сознания. Как мне представляется, общего экономического кризиса к моменту «перестройки» в стране не было. А вот что касается кризиса сознания, то я как профессиональный музыкант видел это на примере такого уродливого явления, как рок. /Присутствующие выражают недовольство, что оратор говорит не на тему./

Сегодня рабочего класса действительно нет. /Шум в зале./ Но рабочие, – естественно, – остались, и их политической индифферентностью пользуются разные проходимцы.

Далее в дискуссии выступила член Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС, член Исполкома Съезда граждан СССР Е.Ф.Попова.

Маркс вошёл в историю тем, – сказала Е.Ф.Попова, – что дал материалистическое объяснение развитию человеческого общества. Он научно обосновал необходимость и неизбежность социалистической революции. Вроде бы всё это элементарные вещи, но они долгое время были фактически скрыты от советского человека. Ведь современное теоретическое обобщение прослеженных Марксом, Энгельсом и Лениным закономерностей объективно-исторического процесса дал И.В.Сталин. Когда Хрущёв и хрущёвцы «закрыли» Сталина от народа, они тем самым «закрыли» от массового осознания и марксизм как таковой.

Хочу возразить тем, кто, – наподобие В.М.Уралова, – механически противопоставляет внутреннего врага внешнему и никак не может соединить в своём понимании классовую борьбу внутри страны с классовой борьбой на мировой арене. Мы ведь живём и жили всё это время в классово-антагонистическом внешнем окружении. Идеологическая (информационная) война извне теснейшим образом взаимодействовала с классово-враждебными силами внутри нашего общества. Нельзя эти явления отрывать одно от другого.

Непонятны мне и утверждения об отсутствии сегодня на территории СССР рабочего класса и рабочего движения. Это попросту не соответствует фактам. Другое дело, что рабочее движение развёртывается стихийно и совершенно вне влияния современного творческого марксизма. Но в этом и заключается наша главная беда и наша главная задача. Мы исторически обязаны одухотворить и организовать стихийный протест рабочих научной марксистской мыслью.

Я оцениваю сегодняшнюю нашу встречу так, что она просто замечательная, – таково было мнение члена БП в КПСС В.В.Малькевич. – Возникла масса интереснейших вопросов,

Хотела бы прежде всего возразить В.А.Задерею. Как это понимать, что большевики «разорвали историю»? Наоборот, характернейшая черта большевистского мировосприятия – это взгляд на историю человечества как на целостность, причём именно под углом зрения истории освободительной борьбы масс.

Не могу согласиться и с В.М.Ураловым, будто нас победила не Америка, а доморощенный классовый враг. В своё время ещё небезызвестный Милюков говорил, что штыком Советскую власть не возьмёшь, надо ломать её изнутри. И эта стратегия «войны изнутри» была затем блестяще разработана и реализована Соединёнными Штатами.

Из заключительного слова Т.М.Хабаровой.

По выступлению В.А.Задерея, там остался не затронутым участниками дискуссии лишь один пункт – о мнимом противопоставлении в марксизме материального идеальному. Но он так же несостоятелен, как и прочие, поскольку в марксистской философии субъект («идеальное») есть вершина развития объекта («материального»). Вообще, некомпетентная «критика» – хоть Маркса, хоть кого угодно – неприемлема, об этом надо сказать со всей твёрдостью.

По аргументации А.С.Барсова. Понятно, что хорошо бы избавиться от закона стоимости, но как вы это сделаете? Декретом же его не отменишь. «Отменили» во время военного коммунизма – и пришлось НЭП вводить, отступать к капитализму. Пожили при капиталистической модификации закона стоимости – опять не то. И наконец, при Сталине была найдена самоуничтожающаяся СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ модификация стоимости, открывающая путь к действительной, а не иллюзорной ликвидации стоимостных отношений. Это великое всемирноисторическое открытие, а вы всё путаете и путаете, никак понять не можете или не хотите.

По поводу того, кто нас победил, – Америка или мелкая буржуазия. Во-первых, ведь обнародованы документы ЦРУ и СНБ США по подготовке, ведению и финансированию психополитической войны. Куда же триллионы долларов делись и на что были потрачены? Америка – не та страна, чтобы впустую тратить.

Во-вторых, надо иметь в виду, что класс тогда класс и имеет самостоятельную историческую роль, когда эта его роль чётко и выпукло отражена в динамике базисных отношений. Вот я и спрашиваю, – а как отражена в динамике социалистических базисных отношений самостоятельная классовая роль мелкой буржуазии? Да никак. Нет у неё такой роли в нашем обществе, кроме того что она на разных этапах персонифицировала различные недостатки социалистического базиса.

Классовый подход, классовый анализ – это очень хорошо, но он ничто без анализа БАЗИСНОГО. Это обязательно надо учитывать.

Здесь утверждалось, будто у нас реально не было общественной собственности. Это не соответствует действительности. Когда была найдена социалистическая модификация стоимости, это как раз и означало, что нашли объективно «парный» к общественной собственности принцип аккумуляции и распределения чистого дохода. Пока общественный чистый доход поступал трудящимся через снижение цен и общественные фонды потребления, нельзя было говорить, будто общественной собственности как экономической реальности у нас нет.

Относительно того, что марксизм, – якобы, – сто лет стоял на месте как наука. Мощно развил марксистское учение Сталин, затем Мао Цзэдун, Ким Ир Сен. Никакой столетней стоянки на месте не было. Ни один добросовестный человек, слышавший мои выступления и читавший мои работы, не скажет также, что марксизм вокруг себя собрал умственно убогих людей. Не надо говорить то, чего нет.

Э.И.Бойко утверждал, будто у нас к моменту «перестройки» не было экономического кризиса. К сожалению, кризис был. Другое дело, что он не был органичен социализму, а происходил из-за «реформаторских» косыгинских нововведений, и его мы могли бы устранить, не разрушая социалистического строя в СССР.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/388
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru

Опубликовано Разделы 23. Потерпел ли марксизм как наука поражение в информационно-интеллектуальной войне?