Социальная база современного освободительного движения на территории СССР (категория «народ» в марксистско-ленинско-сталинской науке)

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
член Исполкома Съезда граждан СССР
Т.Хабарова

Выступление
на XXVI заседании политклуба
Московского центра БП в КПСС

Москва, 15 апреля 2000г.

…Роль передового борца
может выполнить только партия,
руководимая передовой теорией.

В.И.Ленин

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

среди причин малой эффективности, – а точнее сказать, вовсе неэффективности, – нашего оппозиционного движения в целом, здесь далеко не последнее место занимает то, что нет согласованных представлений о том социальном контингенте, который нас должен поддержать. Поддерживать же нас этот социальный контингент должен и может (и будет) лишь постольку, поскольку мы выражаем его крупномасштабный, социально значимый интерес.

Имеющийся разнобой по данному вопросу общеизвестен: одни уповают на рабочий класс; другие считают, что рабочего класса в традиционном понимании уже попросту не существует, и прочат на его место, – например, – интеллигенцию; третьи больше всего пекутся о так называемом среднем классе и новоявленном «честном» предпринимателе; четвёртые ставят во главу угла народ, из этих последних одни говорят о некоем народе вообще, когда начинают конкретизировать, то у них получается обычно русский народ, другие же под народом имеют в виду Советский народ. И т.д.

Из этих постановок вопроса одни – марксистские, а значит, и ленинско-сталинские, другие никогда марксистскими не были, не являются на сей день и впредь не будут, как бы ни менялись внешние обстоятельства. Задача моего сегодняшнего выступления – сблизить между собой, елико возможно, и подвести к общему знаменателю те подходы, которые идут, в целом, в марксистском (т.е. подлинно научном) русле. Это подход, ориентирующийся на рабочий класс; наш подход (Большевистской платформы и Движения граждан СССР) – ориентация на Советский народ; и частично подход, за которым закрепилось название народно-патриотического.

Закон соответствия производственных
(базисных) отношений
характеру и уровню развития
производительных сил –
фундаментальная
объяснительно-предсказательная схема
марксистско-ленинской науки

СРАЗУ ЖЕ могут меня спросить: а где критерий столь безапелляционного разделения существующих взглядов на марксистские и немарксистские?

Проблема эта серьёзная, и я сейчас попробую, постараюсь вкратце суммировать то, что – в общем-то – множество раз говорилось по данному поводу в материалах Большевистской платформы. Материалы эти публикуются, пусть малыми тиражами, и их просто надо знать, и давно пора знать всякому, кто хочет добросовестно и компетентно судить о современном состоянии политико-философской мысли у нас в стране.

Итак, у марксистско-ленинской науки, как и у всякой науки вообще, есть фундаментальная объяснительно-предсказательная схема, – ну, например, как в классической механике три основных закона Ньютона плюс закон всемирного тяготения. Для марксизма такой универсальной объяснительно-предсказательной схемой является конструкция ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО ПРОТИВОРЕЧИЯ. В истмате, т.е. в обществоведческой ветви марксизма схема диалектического противоречия выглядит как ЗАКОН СООТВЕТСТВИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ ХАРАКТЕРУ И УРОВНЮ РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ.

Производственные, или базисные отношения классики наши характеризовали как СТРУКТУРУ ОБЩЕСТВА.[1] Марксизм, – по В.И.Ленину, – впервые поставил социологию (т.е., в ленинском контексте, – обществоведение как таковое) на научную почву, установив понятие общественно-экономической формации, как совокупности данных производственных отношений, и указав, что развитие таких формаций представляет собой естественно-исторический процесс.[2] Иначе говоря, тот первоисходный объективный процесс, с которым мы имеем дело, когда рассматриваем любую общественно-историческую реальность, это, – в конечном итоге, – движение производственных отношений по схеме закона соответствия.

Что же касается классов, то классы – это как бы человеческая персонификация, материализация вот этой базисной, производственно-отношенческой динамики общества; подобно тому, как в небесной механике планеты – это как бы материализация структуры Солнечной системы, которая описывается законами Кеплера, вытекающими, в свою очередь, из ньютоновского принципа всемирного тяготения.

Вот этого у нас никак не хотят или не могут понять многие и многие наши, скажем так, крикуны о классовом подходе. Судить и рядить о динамике классов в отрыве от рассмотрения БАЗИСНОЙ динамики данного общественного строя – это совершенно такой же необъяснимый идиотизм, прошу прощения за резкость, как рассуждать о положении и движении планет в мировом пространстве в отрыве от схематики кеплеровских законов. Т.е., подобные «марксисты» стоят к Марксу в таком же отношении, как к Ньютону стояли те его современники, – кстати, довольно многочисленные, – до которых попросту не доходило, что принцип всемирного тяготения есть универсальный закон движения небесных тел. Точно так же, – как выясняется, – даже в наши дни всё ещё полно людей, которые считают себя марксистами, но до них не доходит, что закон соответствия есть универсальный закон становления, развития и смены общественных формаций и что никакие общественные явления вне рамок этого закона рассматривать нельзя.

Далее.

Тот или иной класс возносится на гребень, так сказать, исторической волны благодаря тому, что с его появлением и его жизнедеятельностью связаны крупные, революционные изменения в базисной структуре общества. В нём эти революционные сдвиги как бы находят своё человеческое, материальное воплощение. Буржуазия исторически персонифицирует отношение частнокапиталистической собственности, более прогрессивное, чем отношение собственности феодальной. А. с выходом на сцену пролетариата связано становление отношения общественной собственности на средства производства, несравнимо более прогрессивного, чем в целом вся частнособственническая предыстория человечества.

Что такое общественная собственность, это обязательно должно быть расшифровано на уровне отдельного члена рабочего класса, как класса, стремящегося к господству в обществе и достигающего такого господства. На уровне отдельного трудящегося, общественная собственность – это есть гарантируемое государством ПРАВО НА ТРУД И НА ДОСТИЖЕНИЕ ПОСРЕДСТВОМ ДОБРОСОВЕСТНОГО ТРУДА ВСЕЙ ПОЛНОТЫ МАТЕРИАЛЬНОГО И КУЛЬТУРНОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ, ВОЗМОЖНОГО ПРИ ДАННОЙ РАЗВИТОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ. В советское время у нас, – к сожалению, – эта расшифровка не была вбита людям в головы так, чтобы они чётко видели, что утрата общественной собственности – это незамедлительная утрата всех привычных им прав, начиная с права на труд. Благодаря этому антисоветским элементам и удалось провернуть аферу с приватизацией.

Как классу, порождённому капиталистическим обществом, пролетариату первоначально трудовое отношение присуще в исторически ущербной форме – в форме «РАБОЧЕЙ СИЛЫ». «Труд – рабочая сила», это отношение, если так можно выразиться, страдательное, внутренне пассивное, и в качестве такового, само по себе, оно господствующим в обществе быть не может. Тогда в каком же качестве приходит к власти и осуществляет свою власть пролетариат? Пролетариат утверждается у власти как представитель отношения: «ТРУД – РАБОЧАЯ СИЛА», АКТИВНО САМОПРЕОБРАЗУЮЩИЙСЯ В ТРУД-ТВОРЧЕСТВО. Искоренение вот этой самой «рабочей силы» как общественного отношения, т.е. наёмного труда и всех его исторических пережитков и отголосков, повсеместная и всеобщая замена труда как добывания средств к жизни таким трудом, который сам составляет первую потребность жизни, – это и есть то, что в марксизме называется: ВСЕМИРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ МИССИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА. Выполняется же эта миссия, или эта задача, при помощи государства ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА. Диктатура пролетариата – это есть такой тип государственности, который обеспечивает полную всемирноисторическую переработку несамоцельного, отчуждённого труда в труд как социальное самовыражение личности человека, как реализацию его творческой способности.

Вот теперь понятно, – надеюсь, – почему у коммунистической общественно-экономической формации две фазы, и почему классики применительно к другим формациям никогда вопроса о каких-то фазах внутри них не ставили. Это потому, что пролетариат сразу осуществить свою историческую сверхзадачу не может, он вначале создаёт лишь предпосылки для её осуществления. В отличие, – скажем, – от буржуазии, которая совершает революцию и тут же устанавливает в обществе своё специфическое отношение частнокапиталистического присвоения; и никаких дальнейших особых миссий у неё, собственно, и нет.

Базисная динамика социализма в СССР

В ЭТОЙ ТОЧКЕ нашего анализа мы уже можем окинуть единым взглядом базисную динамику социализма в СССР.

Вне всяких сомнений, в Советском Союзе в сталинский период БЫЛА построена система общественной собственности на средства производства, или общественная собственность как система; вопреки известным утверждениям, будто полноценной общественной собственности у нас никогда не существовало.

Дело в том, что в СТАЛИНСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ, там не просто средства производства обобществлены, но там найдены и общественная форма консолидации совокупного прибавочного продукта, или чистого дохода, и общественная форма распределения чистого дохода между трудящимися, т.е. адекватная форма «распределения по труду». Это регулярное снижение опорных розничных цен и непрерывное наращивание фондов бесплатного общественного потребления. С течением времени при такой системе неизбежно начинает, рано или поздно, сокращаться суммарный объём меновой стоимости в народном хозяйстве. Иными словами, функционирование сталинской экономической модели, это есть как бы процесс самоизживания, самоустранения товарно-денежных отношений.

Таким образом, устанавливается важнейшая – непосредственно экономическая предпосылка для той самой переработки труда по найму в коммунистический труд по призванию, о чём у нас шла речь выше.

Но у этой экономической предпосылки должно быть концентрированное выражение в политико-правовой, государственно-правовой сфере. Т.е., как в экономике идёт превращение частично ещё товарного производства в производство полностью бестоварное, так на политико-правовом этаже должно идти превращение представительно-демократической государственности в систему непредставительной демократии, или, – как В.И.Ленин это формулировал, – поголовного участия в управлении.

Однако, если сталинскую экономическую модель мы успели запустить в ход, и она какое-то время работала и давала впечатляющие результаты, то в сфере надстройки дела обстояли несколько хуже. Правда, здесь была выдвинута совершенно блистательная концепция необходимых демократических преобразований – это сталинская программа развёртывания самокритики и массовой критики снизу. Но до конкретного институционального воплощения её при жизни И.В.Сталина не довели, а потом, – как всё сталинское, – она вообще на десятилетия оказалась предана забвению.

В итоге получилось, что искомый процесс перехода от труда – рабочей силы к труду-творчеству опирался в значительной мере лишь на экономическую предпосылку и нормально протекать не мог. С базисным отношением «труд – рабочая сила», – которое доминирует на первой фазе коммунистической формации, – произошло то, что марксизм определяет как УСТАРЕВАНИЕ: оно устаревало, давило на производительные силы, в первую очередь на их человеческую составляющую, требовавшую новых перспектив для своего развития; и всё это могло вылиться в БАЗИСНЫЙ КОНФЛИКТ, о чём И.В.Сталин и предупреждал в «Экономических проблемах социализма в СССР».

Вдобавок ко всему, вышедшая из подполья где-то к концу 50-х годов «пятая колонна» разрушила и сталинскую модель в экономике. Общество поползло по наклонной плоскости неуправляемого конфликта между устаревающим базисным костяком первой фазы коммунизма и главной производительной силой – трудящимися. Аналогичный конфликт, но в ещё более резких и драматичных формах, параллельно разыгрывался в Польской Народной Республике, и это позволяло достаточно достоверно прогнозировать наше собственное малопривлекательное будущее. Всё это для грамотного учёного-марксиста – как для меня, например, – уже на протяжении 70-х годов было совершенно очевидно; но, – увы, – официальным советским обществоведением того времени абсолютно не воспринималось и не осмысливалось.

Нестабильной базисной ситуацией в стране вовсю пользовался внешний классовый враг, т.е. транснациональный капитал. Через свою агентуру он всячески эту нестабильность раскачивал, а в значительной степени сам же её и создавал. С конца 70-х – начала 80-х годов американцы, по существу, и не скрывали, что считают себя в состоянии войны с Советским Союзом. Безусловно, одним из вреднейших проявлений информационно-психологической войны как раз и была вот эта нарочитая глухота официальной науки, идеологических инстанций, а заодно и органов государственной безопасности к своевременным и настойчивым предостережениям.

Наше местонахождение
в пространстве мировой истории
на сегодняшний день
.
Предстоящее нам «возвращение вперёд»

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ закона соответствия, где мы находимся сейчас в пространстве мировой истории? Каковое пространство, – повторю снова и снова, – столь же объективно и столь же жёстко структурировано, как и всемирное поле тяготения; и как там – в гравитационном поле – планета с такой-то массой и плотностью вещества не может болтаться где попало, а должна двигаться по строго определённой орбите, точно так же своя строго определённая траектория в мировом эволюционно-историческом пространстве есть и у каждого общественного организма. И как построены эти траектории, как их определять, – об этом учит марксизм-ленинизм, совершенно так же, как ньютоновская механика раскрывает нам закономерности пребывания небесных тел на их орбитах и движения по ним.

Итак, с точки зрения закона соответствия мы ПРОДОЛЖАЕМ находиться В ЗОНЕ ВЫШЕДШЕГО ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ БАЗИСЮГО КОНФЛИКТА НА РУБЕЖЕ МЕЖДУ ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ ФАЗАМИ КОММУНИЗМА. Мы этого рубежа своевременно преодолеть не сумели, и устаревшие производственные отношения первой фазы «наехали» у нас на производительные силы, а разблокировать этот тормозной «наезд» тогдашнее руководство страны не смогло. Не надо без конца спрашивать, почему. Во-первых, просто потому, что это очень трудно и для этого нужен гений, а его к тому времени уже не было. Во-вторых, послесталинское национальное руководство оказалось кругом и насквозь опутано, поражено и проедено агентурой геополитического противника; в этом, собственно, и заключалась информационно-интеллектуальная война.

В зоне неконтролируемого базисного конфликта возможны любые общественные катаклизмы; и вот, с нами в этом плане приключилось то, что мы, – по существу, – попали под оккупацию геополитическим противником.

Противник установил у нас некий фантомный псевдокапитализм, который на самом деле представляет собой, – для наших условий, – специфическую личину оккупационного режима. Никакой настоящей «реставрации капитализма» в стране, конечно же, не произошло и произойти не могло. Да и с чего бы ей взяться, реставрации? Реставрация капитализма как производящего, продуктивного общественного строя, энергично способствующего прогрессу производительных сил, могла произойти в СССР только в том случае, если бы нашим производительным силам для их дальнейшего развития требовались, – по закону соответствия, – частнокапиталистические базисные отношения. А им разве это требовалось? Советским производительным силам, – по всем канонам марксистской науки, – требовалось, во-первых, восстановление сталинской экономической модели, а во-вторых, дополнение её СТАЛИНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ МОДЕЛЬЮ; т.е., экономика снижения затрат и цен, постепенного вытеснения товарно-денежных отношений должна была получить, наконец, необходимое ей политическое концентрированное выражение в сфере гражданских прав и свобод.

И кстати сказать, им – нашим производительным силам – и сегодня требуется СОВЕРШЕННО ТО ЖЕ САМОЕ. Почему? Да потому, что у закона соответствия (или, что то же, у социодиалектического противоречия) НЕТ ОБРАТНОГО ХОДА, как мне десятки раз уже доводилось повторять. Если противоречие своевременно во всём его объёме не разрешено и общество не справляется с очередным качественным рубежом в своём развитии, то оно оказывается в зоне затяжного конфликта между базисом и производительными силами, который может продолжаться десятилетиями. И оно должно или подняться, в конце концов, на ту новую структурную высоту, которая предопределена законом соответствия, или же оно побарахтается-побарахтается и попросту сойдёт с исторической сцены, будет отброшено куда-то на задворки мировой истории.

Вот наша базисная, научно достоверная ситуация на сегодняшний день. Или возвращение на социалистическую траекторию развития, или скатывание в никуда и прекращение существования в качестве самостоятельного исторического субъекта. Всё остальное – это домыслы и фантазии людей, не владеющих СОВРЕМЕННЫМ, вот именно по-настоящему СОВРЕМЕННЫМ, Т.Е. МАРКСИСТСКИМ научным инструментарием анализа объективно-исторического процесса.

Однако, с возвращением в социализм тоже надо очень пристально разбираться. Социализм – понятие растяжимое. Абы куда, лишь бы вокруг что-то социалистическое проглядывало, – из такого «возвращения» ничего хорошего не получится. Возвращаться надо в ту точку, где мы споткнулись, на тот этап в развитии социалистического строя, объективное противоречие которого мы не смогли разрешить. Вот говорят, – нам нужен новый НЭП. Да на кой, извините, ляд он нам нужен? Мы же не на НЭПе сбились с пути истинного, и не на индустриализации, не на коллективизации, не на технической и кадровой реконструкции народного хозяйства. И тем более не на отпоре фашистскому нашествию. Мы сбились на этапе, который в материалах XXII съезда КПСС абсолютно правильно, – при всём моём личном и гражданском неприятии хрущёвщины, – абсолютно правильно он там характеризовался как период развёрнутого строительства коммунизма.

Противоречие между устаревающим базисным отношением «труд – рабочая сила» и потребностью самых широких масс в труде-творчестве, в гораздо более свободной, гибкой, многообразной реализации их способности к труду – это как раз типичнейшее противоречие перехода от первой ко второй фазе коммунистической общественно-экономической формации. Что возвращаться нам предстоит именно на этап строительства коммунизма непосредственно, а не просто «в социализм», об этом мы на Большевистской платформе говорим – ну, уж как минимум с 1996г.

И это «ВОЗВРАЩЕНИЕ ВПЕРЁД» означает, подытоживаю ещё раз: в экономике – восстановление сталинской модели, т.е. линии на непрерывное массированное снижение затрат и цен, наращивание фондов неоплачиваемого общественного потребления, создание общедоступного, а не издевательски-элитарного изобилия материальных, социальных и культурных благ. В надстроечной же сфере это означает отбрасывание нынешней, опять-таки издевательски-элитарной лжедемократизации на буржуазный лад: её должна заменить подлинная, пролетарская демократизация по сталинской программе всеобъемлющего и всепроникающего развития в обществе массовой низовой критически-творческой инициативы.

Завершая этот раздел, могу только добавить: какой облик примет в нашей стране социализм, вот таким образом «возвращённый вперёд», – это детально, во всей правовой конкретике показано в проекте новой редакции Конституции СССР, который подготовлен Движением граждан СССР и опубликован в 40-м номере информбюллетеня «Светоч».

Незавершённость всемирноисторической
миссии рабочего класса
и его историческая ответственность
за предстоящее нашему обществу
«возвращение вперёд»
.
Марксистско-ленинская идея гегемонии –
выражение нераздельности
революционного класса и народа

ВОПРОС, который нам осталось разобрать, – это какая классовая сила отвечает за преодоление всей вышеочерченной, так сказать, катавасии: чьё это дело, чья это забота и чья объективно обусловленная историческая ответственность?

Совершенно верно, за всё это отвечает рабочий класс. Ведь это его всемирноисторическая миссия пребывает, в результате, невыполненной; это его государственность разрушили оккупанты при помощи предателей; это им и его социальными союзниками созданы все те несметные богатства, которые нынче нагло грабит транснациональное ворьё.

До этого пункта мы практически полностью согласны с теми нашими товарищами, которые горой, как говорится, стоят за рабочий класс и за диктатуру пролетариата. Но дальше требуются уточнения, и весьма существенные. И мы очень хотели бы, чтобы сегодняшними искренними приверженцами пролетариата наш подход был понят, наконец, не как противоположность их позиции, а как её закономерное и неизбежное обобщение.

Дело в том, что марксизм-ленинизм никогда и ни в каком контексте не рассматривал КЛАСС в отрыве от НАРОДА. Передовой класс, который ниспровергает отжившие общественные порядки и через свою диктатуру устанавливает новый экономический и политический строй, – это не есть нечто противостоящее народу в целом, а это динамическое ядро народа на данной ступени его истории, это сжатое, просветлённое выражение революционной энергии народа и его воли к переменам.

Давайте возьмём произведения В.И.Ленина и просто перелистаем их подряд. Покажите мне такое ленинское рассуждение, такой фрагмент из ленинских работ, где бы шёл разговор о пролетариате и тут же не заходила бы речь о народе, об органической связанности, спаянности пролетариата с самыми широкими массами трудящегося и эксплуатируемого населения.

Что такое ленинская идея гегемонии, как не идея становления рабочего класса именно вот этим самым ядром народа, «руководителем… в борьбе всего народа за полный демократический переворот, в борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых против угнетателей и эксплуататоров».[3] «Пролетариат становится революционным лишь постольку, поскольку он… выступает во всех проявлениях и на всех поприщах общественной жизни, как вождь всей трудящейся и эксплуатируемой массы…»[4]

«Наша революция именно потому есть великая российская революция, что она подняла к участию в историческом творчестве гигантские народные массы».[5] «Она опиралась на народную массу. Вот основное отличие этой новой власти от всех прочих органов старой власти». «Это – власть, открытая для всех, делающая всё на виду у массы, доступная массе, исходящая непосредственно от массы, прямой и непосредственный орган народной массы и её воли».[6]

А вопрос о мире, этот кардинальный вопрос всей современной жизни, – пишет Владимир Ильич в своей классической работе «Удержат ли большевики государственную власть?». «Пролетариат выступает здесь поистине как представитель всей нации, всего живого и честного во всех классах, гигантского большинства мелкой буржуазии, ибо только пролетариат, достигши власти… пойдёт на действительно революционные меры…, чтобы достигнуть как можно скорее, как можно более справедливого мира».[7]

С сожалением от этого цитирования отрываешься, но в принципе его можно продолжать буквально без конца.

Иногда, – действительно, – основоположники наши резко ополчались против абстрактных апелляций к «народу», не сопровождаемых детальным классовым анализом обстановки. Но это – отнюдь не выражение какого-то отрицания или хотя бы умаления ими первостепенной значимости категории «народ». Просто в марксизме-ленинизме «народ», – как это ни парадоксально может показаться на поверхностный взгляд, – категория также ярко классовая.

Ведь если народ вообще способен действовать на исторической сцене как самостоятельный субъект, то у него непременно имеется ГЕГЕМОН, т.е. именно вот это активное консолидирующее ядро; в роли которого на разных исторических этапах выступают разные классы. Совершенно естественно, что вся нация, все её слои в большей или меньшей мере, вольно или невольно, но ориентируются на систему ценностей, на образ мышления класса-гегемона. Поэтому народ всегда, так сказать, классово опосредован, классово нейтральных народов не бывает.

Но у этой истины есть и обратная формулировка. А именно, деятельность любого революционного класса нельзя рассматривать безотносительно к вопросу о том народе, гегемоном которого данный класс является. В этом, – кстати, – причина, почему исторически не сработала идея мировой пролетарской революции, но зато сработала идея социалистической революции и затем строительства социализма (и даже коммунизма) в отдельно взятой стране. Идея мировой революции отрывала пролетариат от конкретного народа, а идея социализма в отдельно взятой стране, наоборот, их соединяла. Социалистическая революция не случайно, не ситуативно произошла сперва в одной лишь России, но она вообще, в принципе, возможна первоначально только в национальном варианте. Этот вывод был нами сделан ещё в 1994г., на политклубе «Большевизм и троцкизм».

В результате любой успешной революции, а не только социалистической, народ неизбежно преобразуется, реструктурируется в НОВУЮ ИСТОРИЧЕСКУЮ ОБЩНОСТЬ, консолидированную уже вокруг нового гегемона. Поэтому тезис о Советском народе как новой исторической общности людей, консолидированной вокруг рабочего класса, правильно отражал объективную реальность и с полным основанием был возведён у нас в конституционную норму в 1977г., когда его вписали в преамбулу Конституции СССР. Странно и необъяснимо было бы как раз обратное: если бы революционная гегемония пролетариата после победоносного Октября НЕ развилась в новую человеческую общность. Более того, положение о Советском народе следовало, – наверное, – конституционно узаконить гораздо раньше, чем это было фактически сделано, поскольку сформировался он, уж конечно, не в 70-х годах. Можно ли отрицать, что именно с Советским народом враг столкнулся во время Великой Отечественной войны, и это оказался тот главный фактор, о который разбилось гитлеровское нашествие.

Социальная база современного
освободительного движения
на территории СССР –
Советский народ,
организующим ядром которого
выступает советский рабочий класс

И ВОТ, когда мы говорим, что возвращаться нам надо на исторический этап перехода ко второй фазе коммунизма, то ведь и движущая сила этого возвращения, она тоже должна фигурировать именно в том виде, какой отвечает объективной природе данного этапа.

И в каком же виде рабочий класс отвечает природе того этапа, куда нам необходимо вернуться, в каком виде он вообще способен решить объективно стоящую перед нами задачу? Из всего вышеизложенного вытекает однозначно, что стоящую перед нами задачу рабочий класс способен решить, только выступая как ОРГАНИЗУЩЕЕ ЯДРО СОВЕТСКОГО НАРОДА. Иначе говоря, социальную базу современного освободительного движения на территории СССР составляет Советский народ, ядром которого служит рабочий класс, чётко осознающий себя именно советским рабочим классом, а не абстрактным «пролетариатом».

Что касается разговоров о том, что-де наш рабочий класс должен как можно полней пролетаризироваться, превратиться в типовой пролетариат буржуазного общества и в этом качестве совершить нам новую социалистическую революцию, – то если уж начистоту, это просто какая-то игра в «революционные» бирюльки, игра, у которой могут быть две причины. Одна – это полное невладение понятийным аппаратом марксистской науки; другая – прямой классовый заказ противника, ведущего с нами информационно-психологическую войну.

Нам не нужна новая социалистическая революция в её классическом понимании, потому что у нас нет никакого «буржуазного общества». У нас гибнущее СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ общество в зоне затяжного базисного конфликта, с которым ещё переплелась и на который наслоилась агрессия внешнего врага, по своим последствиям равносильная оккупации. Нам надо выгнать оккупантов вкупе с их пособниками и справиться с теми проблемами развития социализма, нерешённость которых столкнула нас в эту яму. Весь этот комплекс задач гораздо лучше и не в пример более адекватно описывается не в терминах революции, а в терминах новой Отечественной, или НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ – ВОЙНЫ СОВЕТСКОГО НАРОДА ЗА СВОБОДУ, НЕЗАВИСИМОСТЬ И ТЕРРИТОРИАЛЬНУЮ ЦЕЛОСТНОСТЬ СВОЕГО ГОСУДАРСТВА, СССР. Такая постановка вопроса была предложена Большевистской платформой ещё в 1993г.

Чтобы освободительная борьба могла, наконец, развернуться, Советский народ нужно прежде всего вывести из шокового состояния, в которое его повергла информационно-психологическая агрессия, и затем заново его консолидировать. Организовать и возглавить этот процесс должна, – понятное дело, – партия. Какая партия? Конституционная партия оккупированного Советского Союза и Советского народа, т.е. КПСС.

Столь же понятно, что это должна быть обновившаяся, полностью большевизированная, марксистско-ленинско-сталинская КПСС. Но ленинско-сталинской эта партия должна не просто на словах себя объявить, а она должна действительно – во всех своих теоретических построениях и на практике – руководствоваться МАРКСИСТСКИ-НАУЧНОЙ КАРТИНОЙ всего того, что с нами произошло, происходит, и чему ещё предстоит произойти. Т.е., той картиной, которая в очередной раз представлена вот и в сегодняшнем моём докладе.

Для этого не надо никого ни с кем объединять, потому что механическое объединение партий и движений, НЕ стоящих на марксистски-научных позициях в оценке нашего прошлого, будущего и текущего момента, такое объединение абсолютно ничего не даст, – и до сих пор не давало, – кроме нового идейного и организационного разброда. Беда и проблема наша не в отсутствии механического объединения, а в том, что не складывается пока ещё критическая масса мыслящих людей, достаточная для того, чтобы можно было перейти от определения – Большевистская платформа в КПСС к определению – КПСС на платформе действительного, современного марксистско-ленинско-сталинского большевизма.

Ну, а почему и отчего не складывается так долго подлинно большевистская КПСС, – на то, простите, и ведётся против нас информационно-психологическая война, чтобы Советский народ как можно дольше не восстал из политического небытия и не получил в свои руки необходимого ему концептуального оружия.

Деятельность Движения граждан СССР
и Большевистской платформы в КПСС
по защите суверенных прав Советского народа

НО ДАЖЕ и в нынешнем нашем малочисленном состоянии мы, как сознательные граждане СССР, делаем и сделали уже многое из того, что Советскому народу так или иначе нужно будет сделать при его полномасштабном выходе на политическую сцену.

Мы руководствуемся 62-й статьёй Конституции СССР 1977г., согласно которой КАЖДЫЙ гражданин СССР обязан оберегать интересы Советского государства, независимо от складывающейся обстановки. Вот мы и оберегаем, – насколько это вообще в наших силах, – интересы оккупированного СССР в той ситуации, которая реально сложилась.

Сегодня исполняется ровно пять лет, как сознательные советские граждане, собравшись на митинг на Октябрьской пл. в Москве, провозгласили Советский народ РАЗДЕЛЁННЫМ НАРОДОМ, имеющим право на воссоединение. Это сделано в юридически грамотной форме, имеет несомненную правовую силу, об этом доведено до сведения Организации Объединённых Наций. А ведь международно-правовая норма о разделённом народе – она очень важная; по ней, между прочим, Германия воссоединилась. Можно сколько угодно сегодня нос воротить и фыркать: ну, подумаешь, какие-то там провозгласили… Вот и подумаешь, очень даже подумаешь, когда всерьёз страну придётся объединять. А тут, как говорится, и думать особо не надо, – пожалуйста, 15 апреля 1995г. уже провозглашено. Кем? Гражданами СССР, каковые суть наизаконнейшие представители Советского государства, пусть даже оно в данный момент и претерпевает национальную катастрофу.

В октябре 1995г. был проведён Съезд граждан СССР первого созыва, принявший документ, – не побоюсь сказать, – исторического значения: Декларацию о праве Советского народа на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР.

В Декларации, – опять-таки, подчёркиваю, в юридически грамотной форме, – подтверждены, а тем самым в определённой мере и защищены все основные правовые параметры оккупированного СССР. Подтверждены факт существования Советского народа, продолжение действия де-юре Конституции СССР и всего вытекающего из неё законодательства, сохранение юридической силы советским гражданством. Объявлены недействительными с момента их заключения так называемые беловежские, соглашения.

В декабре 1997г. очередной Расширенный пленум Исполкома Съезда граждан СССР принял Обращение к руководителям дружественных Советскому Союзу государств «О подтверждении существования СССР де-юре». Ряд обращений и писем направлен в ООН, где подняты вопросы и о геноциде Советского народа, и о необходимости международно-правовой квалификации информационно-психологической войны именно как войны в полном смысле этого слова, причём войны агрессивной со стороны США и их союзников по НАТО, и др.

Наконец, подготовлен и опубликован проект новой редакции Конституции СССР, о чём уже говорилось в докладе.

Возникают по стране, – правда, далеко не так активно, как нам того хотелось бы, – Советы граждан СССР и другие формы объединения советских граждан. Движение граждан СССР и Большевистская платформа стали одними из первых, – если не самыми первыми организациями на территории СССР, поддержавшими инициативу канадских товарищей о проведении Международного конгресса дружбы и солидарности с Советским народом.

Разумеется, вся эта деятельность выглядела бы совсем иначе, и результаты были бы куда более внушительными, если бы она имела массовый размах. Со временем она, безусловно, такой размах приобретёт, только время-то сейчас не на нас работает, вот что плохо. Пока мы раскачиваемся и примеряемся, и ракеты порежут, и землю распродадут, и энергетику всю угробят. Надо, товарищи, проворней вспоминать, что все мы – граждане СССР. Это наш последний ресурс, и если мы его оперативно не задействуем, потомки о нас скажут: это те самые, которые в массовом порядке предали свою страну. Вот такой может быть финал нынешней «революционной» возни, и эту перспективу всем надо хорошо иметь в виду.


[1] См. В.И.Ленин. ПСС, т.1, стр.137.

[2] Там же, стр.139.

[3] В.И.Ленин. ПСС, т. 20, стр.308.

[4] В.И.Ленин. ПСС, т. 41, стр.193-194.

[5] В.И.Ленин. ПСС, т. 13, стр.196.

[6] В.И.Ленин. ПСС, т. 12, стр.318-319.

[7] В.И.Ленин. ПСС, т. 34, стр.300.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/421
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru

Опубликовано Разделы 26. Социальная база современного освободительного движения на территории СССР