35. Идейная борьба в доперестроечном СССР и её имитаторская фальсификация (миф «письма Нины Андреевой»)

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Выступление
на XXXV заседании политклуба Московского центра БП в КПСС

Москва, 29 апреля 2009г.

I

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

я не буду долго ходить вокруг и около, поскольку тот вопрос, который мы сегодня снова хотим поднять на попа, мы его множество раз ставили и также много раз формулировали, со всей прямотой, наш на него ответ. Правда, ни разу не слышали, чтобы кто-то пытался аргументированно этот наш ответ опровергнуть. Всё это просто замалчивали, делали вид, будто формулируемой нами проблемы вообще не существует. Но она, конечно, от этого не перестала существовать и только с каждым разом всё больше набухает некоей зловещей актуальностью.

Итак, вопрос состоит в том, почему наше сопротивление откровенно разрушительному для России режиму – режиму, гибельный характер которого никем среди нас, в сущности, не отрицается, – почему наше сопротивление ему, на протяжении (ни много, ни мало!) почти уже двадцати лет, столь вопиюще неэффективно?

Ответ же гласит: сопротивление неэффективно потому, что его как такового у нас все эти два десятилетия не было и нет, а была и есть лишь его ИМИТАЦИЯ, сконструированная методами современной психотронной войны.

Вывод этот, – повторюсь, – не знаю сколько раз выставлялся на обсуждение, но ни обсуждения, ни опровержения, ничего такого ни разу не последовало. Что уже само по себе служит хотя и косвенным, но весьма и весьма выразительным доказательством его правоты.

Вот, – к примеру, – наше изложение сути дела, датированное, слава тебе господи, 2001-м годом. Это мой доклад на Третьей межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС.

«Ведь вся эта наша так называемая коммунистическая многопартийность – это же не какое-то стихийное явление. Это крупнейшая плановая операция информационно-психологической войны. Множество разных коммунистических партий существуют не по чьей-то глупости и не потому, что у кого-то амбиции. Они существуют по воле и по плану ведущего с нами войну геополитического противника…» «…на сей день никакого коммунистического движения, в надлежащем смысле этого слова, в стране практически нет, а есть некое новое поколение пятой колонны…»

«Эта среда не воспринимает, не подхватывает, не впитывает нужные для дела начинания и идеи – нужные для дела освобождения страны. Она их или отторгает, или имитирует. Она так запрограммирована. Создание у нас такой среды – это, надо сказать, крупное политтехнологическое достижение противника. Бороться же с этим мы пока толком не научились».[1]

Это опубликовано, три года назад, в нашей ростовской газете «Советы граждан СССР» и размещено, давно уже, в Интернете.

2004г., Съезд граждан СССР третьего созыва:

«…В СТРАНЕ НЕТ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО, ПО-НАСТОЯЩЕМУ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ. Вот главная наша драма на сей день, и она таковой пребывает уже почти два десятилетия. То, что мы этим словом называем, – комдвижение, – это изготовлялось, скажем так, одновременно и параллельно с подготовкой развала КПСС, теми же силами, и входило в эту подготовку в числе важнейших её элементов. Это одна из удавшихся врагу операций информационно-психологической войны».[2]

Цитирование это, – как вы, видимо, и сами чувствуете, – можно продолжать без конца; и заключение отсюда вытекает однозначное: покуда у нас вместо Сопротивления вот эта предательская псевдокоммунистическая клоака, победы над врагом и свободной, процветающей нашей Родины нам не видать.

Впрочем, люди многие наши тут возмутятся: это мы-то клоака?.. Да я ни одного митинга, ни одной демонстрации не пропустил, ни одной избирательной кампании дома не просидел, подписи собирал, липучки клеил, газеты по почтовым ящикам раскладывал и т.д. И после этого я – клоака? Да сами-то вы кто?

Возмущение в какой-то его части справедливое, – и тем не менее…

И тем не менее, ситуация здесь примерно такая же, как была в целом по стране в предперестроечные годы: подавляющее большинство советских людей честно трудились, и люди верили, что своим трудом приближают какие-то лучшие времена и для всей страны, и для самих себя. Между тем, параллельно некие другие силы упорно, ненавистнически, не покладая рук рыли пропасть нашему Социалистическому Отечеству, – и оно в конце концов в эту пропасть съехало, несмотря на весь наш самоотверженный труд и вкупе со всеми плодами этого труда.

Нечто подобное имеет место и в нашем нынешнем частично коммунистическом, частично псевдокоммунистическом сообществе. Кто-то добросовестно бегает по митингам и демонстрациям, клеит липучки и раскладывает газеты, а кто-то сверху замешивает вот эту зловонную жижу интеллектуального предательства и опрокидывает её на головы рядовых участников, и в результате движение барахтается в этой, вот именно, клоаке и не столько борется с режимом, сколько помогает ему держать весь остальной народ в состоянии непролазной психоинформационной одурманенности.

 

С КОНЦА 1940-х годов геополитический противник – транснациональный капитал вёл с нами необъявленную войну на свержение законной, т.е. Советской власти в нашей стране, на разрушение социалистического общественного строя.

К рубежу 1980-х – 90-х годов мы проиграли – нет, не всю войну целиком, но мы проиграли её дооккупационный, если можно так выразиться, этап.

Транснациональный империализм сумел сокрушить Советскую союзную государственность, расчленить территорию СССР и поставить образовавшийся конгломерат под контроль своих штабных структур, или под своё внешнее управление. Или, – что совершенно то же самое, – мы оказались, фактически, в оккупации.

Однако, так называемая «точка невозврата» далеко ещё не пройдена, и враг про себя прекрасно это знает. Оккупация, она на то и оккупация, чтобы от неё освобождаться и освободиться. Но при том решающем условии, что народ ПОЙМЁТ, ОСМЫСЛИТ факт своего нахождения в оккупации и найдёт в себе силы действовать соответственно, т.е. консолидироваться так, как это нужно для развёртывания справедливой, священной национально-освободительной войны.

Теперь, а какая же задача противника в данной связи?

Задача противника – это воспроизвести в изменившейся обстановке тот политический механизм, который на предыдущем этапе маскировал, камуфлировал необъявленную агрессию в отношении нас. Нынче же новая разновидность этого механизма должна отводить глаза народу от факта нашего разгрома в войне и воспоследовавшей оккупации, – точно так же, как до этого отводили ему глаза от факта собственно войны.

Ну что ж, противник со своей задачей справился, и эта новая модификация, скажем ещё раз напрямик, пятой колонны, она и есть, – в общем и целом, – вот то самое, что мы на сей день именуем оппозицией, коммунистическим или левым движением и т.п. Можно сколько угодно таким резюме возмущаться, но объективно, – увы, – это так.

Да вы только посмотрите, какая идея для них – для всех этих «оппозиционеров», «коммунистов», «левых», – какая идея для них самая ненавистная, самая проклинаемая, зубовным скрежетом встречаемая? Правильно, – идея продолжения существования СССР во временно оккупированном состоянии и его освобождения через новую консолидацию Советского народа. Всё, что хотите, только не оккупация транснациональным капиталом и не освобождение от неё. Какой хотите народ, только не Советский. А больше-то, собственно, от них ничего и не требуется. Для этого их и вытряхнули, в своё время, на политическую арену.

Постойте, – мне скажут, – ведь они все, вроде бы, за восстановление СССР?

Ну, и что тут удивительного и противоречащего моим словам? Имитировать-то идею надо, или как? Вот они и имитируют. И технологии эти имитационные вовсе не столь уж непостижимы, в них нужно уметь разбираться.

Вот, – допустим, – одни говорят: мы хотим набрать грибов, и для этого пойдём в лес. А другие говорят: мы хотим набрать грибов, и для этого пойдём на картофельное поле. И у тех, и у этих цель, – вроде бы, – та же самая: набрать грибов; восстановить СССР. Но одни исходят из объективного сегодняшнего положения СССР как временно оккупированной страны и предлагают единственно реалистичный, традиционный путь избавления от оккупации: ответную освободительную войну. Т.е., зовут за грибами в лес.

Другие же исходят не из объективного анализа ситуации, а из информационной обманки, подсунутой врагом: СССР, – дескать, – развалился сам по себе, мы живём в «новых буржуазных государствах», образовавшихся на его месте, и должны ждать, когда тут созреет очередная «социалистическая революция».

Надо ли дальше растолковывать, что вот это имитаторское выжидание «социалистической революции» на временно оккупированной территории – это и есть то самое хождение за грибами на картофельное поле. И суть здесь не в том, что цель одна, а методы её достижения предлагаются разные. Суть в том, что половина предлагаемых методов заведомо и стопроцентно к достижению обозначенной цели не ведёт. Т.е., это не методология достижения поставленной цели, а имитация того, что поставленная цель нами достигается. Имитация, посредством которой закамуфлировано достижение своих целей противником нашим, а не нами, причём за наш счёт.

Следует ясно себе представлять, что психоинформационная война, она вся держится на обмане, на том, что жертва агрессии путём различных манипуляций вынуждается как бы своими руками осуществлять планы агрессора в отношении себя самой. И это не какие-то побочные хитросплетения, а это новый, притом опаснейший, род боевых действий, и именно так надо подходить к явлениям имитаторства, подмены целей, где бы мы с ними, с этими явлениями ни сталкивались, – именно так, а не как к какому-то поверхностному интриганству.

Эту враждебную Советскому народу и будущему нашей страны деятельность (враждебную не в фигуральном, а в прямом юридическом смысле) надо разоблачать и вести дело к её полному и самому бескомпромиссному пресечению. Поэтому, товарищи, не кричите нам: мы все должны объединиться, а вы склоки разводите. Корень зла не в отсутствии объединения, а в том, что «объединяться» с фактическими прихвостнями оккупантов – это способ не освободиться от оккупации, а превратить её из временной в бессрочную. Не объединяться с имитаторами наша задача, а выявлять перед людьми их двуличную природу, показывать, что не те они, ещё и ещё раз не те, за кого себя выдают.

II

ВАМ, ТОВАРИЩИ, никогда никому в голову такая мысль не приходила: вот режим давно реабилитировал по полной программе всех, кто в советские времена выступал с антисоветских, антикоммунистических позиций. Почему бы нашему комдвижению не сделать то же самое: реабилитировать, хотя бы в рамках нашего левого сообщества, тех, кто выступал не против Советской власти, а в защиту её устоев и принципов, – и подвергался за это гонениям ничуть не меньшим, чем диссиденты антисоциалистического толка?

Таких не было? Извините. Шла информационно-психологическая война, она представляла собой череду диверсий и вредительских актов на самых разных фронтах: и в идеологии, и в экономике, в государственном строительстве и т.д. Что же, абсолютно никто в двухсотсемидесятимиллионной стране не видел и не понимал, что вот такая-то затея чревата вредоносными последствиями для народного хозяйства, для национальных отношений, для здоровья людей и т.п.? Не будем уже из Советского народа делать стадо баранов, которые профукали, – как стало модно выражаться, – Советскую власть. И видели, и понимали, и пытались противостоять, – подчас даже в одиночку, – разному подозрительному, а то и явно угрожающему негативу. Пытались противостоять и оказывались зачастую кто без работы, кто вообще бог знает где. Не все, конечно; какие-то критические выступления удавались. Но в главном и основном, – и это надо трезво констатировать, – «пятая колонна» бдила, и поток народного критического волеизъявления был на протяжении 1960-х – 80-х годов на добрых 90 с лишним процентов наглухо перекрыт. А иначе мы бы войну не проиграли. А иначе мы бы войну не проиграли.

В качестве примера могу привести себя. Моим зав. сектором в Институте международного рабочего движения был Бестужев-Лада, небезызвестный. Во время «перестройки» он себя показал во всей своей люто антисоветской красе. А в конце 60-х годов этот типичнейший идеологический засланец пригрелся на непыльной должности в престижном академическом институте и сочинял одну из тогдашних диверсантских «новых наук» – так называемую «марксистско-ленинскую прогностику».

Мне при первом взгляде на эту его «прогностику» не могло не стать ясно, что «наука» сия нацелена на замену системы директивного планирования в СССР пресловутым «индикативным» планированием, а затем и вовсе разгулом рыночной стихии. Как оно на практике и вышло. Вдобавок он и при устном изложении своих воззрений уже тогда не стеснялся: и революция Октябрьская была-де «не нужна», и марксизм никакая не наука, и Ленин ничего не предвидел и ничем не руководил, сидел в Швейцарии, ел манную кашу, и без него тут всё совершилось, чему суждено было совершиться. И т.д. в том же роде.

Но попробуй тронь его, попробуй покритикуй!.. Весь генералитет академический – президент, вице-президенты, учёный секретарь Президиума Академии, академик-секретарь Отделения философии и права, плюс «кураторы» из Отдела науки ЦК КПСС и пр., и пр., – все грудью бросились на выручку заведомой антимарксистской швали, которая своё подлинное нутро даже не особо и старалась скрывать. Причём, там – в этом ИМРД – швали этой, как очень быстро выяснилось, полным-полно было и окромя Бестужева-Лады.

Короче, эта схватка на полях сражений информационно-интеллектуальной войны закончилась для меня тем, что мне прочно и надолго, – теперь уже следует говорить, навсегда, – закрыли всякую возможность работать по специальности в любом, каком угодно официальном научном учреждении, начиная, естественно, с Академии наук. Нет, конечно, – помешать мне быть активно и результативно работающим учёным как таковым никто, никакое ЦРУ, никакие Бестужевы-Лада, Тимофеевы – Федосеевы, Румянцевы, Миллионщиковы, Скрябины, Келдыши, Трапезниковы, Дёмичевы и иже с ними, и т.д., и тогда не могли, и до последнего моего дня и часа не смогут. Но в каких условиях эта моя научная деятельность протекала, да всё ещё и протекает, об этом лучше не спрашивать.

Кстати, распоряжение, позволившее лишить меня работы в попрание всех и всяческих законов, подписал ещё один сочинитель «новой науки прогностики» – Гвишиани, косыгинский зять и тогдашний зам. председателя Госкомитета СССР по науке и технике. Ныне, насколько мне известно, он подвизается где-то в США. Опротестовать гвишианиевскую «юридическую» околесицу, писанную вилами по воде, никто, вплоть до Генеральных прокуроров СССР, не единожды за это время сменившихся, так и не решился. Первым, за двадцать почти лет, партийным руководителем, отреагировавшим на эту эпопею, оказался, – как ни странно, – Ельцин, в бытность его секретарём МГК КПСС (Гришин до него не реагировал). В Генпрокуратуре засуетились, но тут Ельцина самого сняли, и всё осталось, как было.

Избавившись от неожиданного оппонента, вся эта «прогностическая» братия или мафия, – называйте как хотите, – продолжала морочить голову высшим партийно-государственным инстанциям. Недаром любимая присказка у Бестужева-Лады была, что мы, – мол, – «кладём на стол директивным органам» наши рекомендации; а ИМРД вообще в ту пору слыл «придворным» институтом ЦК КПСС. Думаю, что во многом именно эта гоп-компания навязала стране грандиозную псевдонаучную утку, прямо предназначенную дезориентировать партию и народ в обстановке психоинформационной войны, – которая как раз набирала обороты перед решающим рывком. Эта утка – это Комплексная программа научно-технического прогресса и его социальных последствий до 2000 года. Пусть сегодня кто-нибудь из тех, кто руки грел возле этой суперфальшивки, – а таких, я полагаю, немало и в нынешнем нашем РУСО, – пусть они выйдут и честно гражданам расскажут, какие «социальные последствия» они нам прогнозировали и планировали на 2000 год. Ведь все эти Бестужевы-Лада ещё в середине 80-х годов имели бесстыдство похваляться, что прогностика, – дескать, – прекрасно справляется с «перспективными проблемами ближайших двух-трёх десятилетий», предугадывает лежащие впереди «подводные камни» и пути их обхода.[3]

Напредугадывали и наложили на стол директивным органам – в аккурат то, что было нужно ЦРУ.

А теперь мой, марксистский прогноз, который я в течение 70-х годов так же пыталась довести, – но совершенно безуспешно, – до сведения и понимания разных высокопоставленных персон: если не будет незамедлительно прекращена ревизионистская, правотроцкистская вакханалия в идеологии и в общественных науках – рухнет социалистический строй в стране. Это сформулировано открытым текстом в моём письме Андропову, тогдашнему председателю КГБ, от 5 апреля 1979г. Письмо будет опубликовано, без каких-либо изменений, в готовящемся к выпуску 12-м номере нашей ростовской газеты «Советы граждан СССР». Судите сами, кто лучше справлялся со стратегическими проблемами развития нашего общества – «новая наука прогностика» или ортодоксальный марксизм.

«Марксистско-ленинская прогностика», – увы, – была отнюдь, отнюдь не одинока. Таких «новых наук», «теорий», «концепций» запустили в нашу общественную жизнь целое, можно сказать, сонмище. И редко какая из них не успела или не сумела сыграть своей вредительской роли. Все их обозреть и хотя бы кратко охарактеризовать – для этого минимум ещё такой же доклад потребуется, посему ограничусь беглыми упоминаниями. И имейте в виду, что за каждой из них маячил некий академический или околопартийный мастодонт, с которым свяжешься его критиковать – сам не рад будешь.

Итак, навскидку.

«Теория развитого социализма» – практически вычёркивала из нашего обществоведения всякое представление об объективных противоречиях социалистического развития, а соответственно, и о том, что противоречия необходимо своевременно разрешать. И это в тот момент, когда у нас основные социодиалектические противочлены – производительные силы и производственные отношения – буквально в некий клинч уже вошли, и ситуация поистине вопияла о квалифицированном социоинженерном вмешательстве.

Под «теорией развитого социализма» изловчились заполучить подпись самого Л.И.Брежнева, а конкретным «провайдером» этой антимарксистской глупистики, причинившей неисчислимый вред и нам, и другим социалистическим странам, выступал Косолапов – тогда главный редактор «Коммуниста»; и сегодня с него, как с гуся вода: организовал, по существу, первостатейную идеологическую диверсию против Советского государства (или был, во всяком случае, одним из организаторов) – и без малейшего зазрения совести пялит на себя лавры «выдающегося учёного-ленинца».

«Теория научного управления обществом».

Эту подпирал главный редактор «Правды» Афанасьев. Доказывали, что всяким там кухаркам и свинаркам, монтажникам-высотникам, горнякам и рыбакам делать у государственного кормила нечего, пусть сидят по своим кухням, свинарникам и шахтам, власть же должна быть в руках фактически неподконтрольной народу и несменяемой «интеллектуальной элиты». Ну что ж, разве не воплощено в жизнь один к одному? Вот и любуйтесь на отпетого мерзавца, который то в «РАО ЕЭС», то в каком-то РАО–нано рушит страну в угоду Дяде Сэму, и поди выкури эту сволочь; а ведь гнездовище для неё как раз вот такие Афанасьевы – и где, в «Правде»! – вон ещё когда сооружали. Причём, если им говорили, что, – мол, – гнездовье для всякой дряни лепите, а никакое не «научное управление», то как ещё на тебя обижались – и в «изгои» зачисляли лет на тридцать вперёд. А с чего бы это в нынешней «Правде» так Хабарову ненавидят? Да всё оттуда же, с 70-х годов, наводка даллесовская тянется. Слава богу, не в 91-м году впервые эту фамилию услышали.

«Марксистско-ленинская теория научно-технической революции».

Ну, тут уж отцов–основателей было столько, что в кого из номенклатурщиков от «науки» пальцем ни ткни, не ошибёшься. Может, помните дурацкий клич: соединить достижения научно-технической революции с преимуществами социализма? На практике это означало: кончай развивать собственную промышленность, вези технику из-за рубежа. Так что фундамент, так сказать, теоретический под сегодняшнюю деиндустриализацию подводили, и впрямь, всей Академией и задолго до Горбачёва.

«Наука о человеке», или «комплексное изучение человека».

Этих не устраивало Марксово определение сущности человека как совокупности общественных отношений. Призывали переориентироваться на «общечеловеческие ценности», «изжить» советскую систему формирования и воспитания личности. Отрыв человека от его общественных первоначал, безусловно, в огромной мере способствовал выпадению народа из национально-самосознательного состояния и его превращению в тот атомизированный планктон, который мы имеем перед глазами. Здесь усердствовал некто И.Т.Фролов – ну, естественно, академик, и на каких только постах не перебывал, вплоть до главного редактора той же «Правды». Т.е., возможностями для пропаганды всего этого обскурантизма располагал самыми обширными.

Не касаюсь уже того содома, который творился в экономической науке, и многого чего другого.

Словом, что я хочу сказать?

Я хочу сказать – вот она, информационно-интеллектуальная война. Вот где, когда, в какой период и какими, конкретно, силами осуществлялась та её часть, которую можно определить как внутриграничную, в отличие от трансграничной; но ту уже непосредственно ЦРУ обеспечивало. Была создана целая система – причём, система воистину всеобъемлющая – закладки во все поры нашего общественного сознания и общественной практики вот таких информационных мин или бомб замедленного действия, и повторяю: редко какая из них не сработала, нанеся с лихвой весь запланированный ущерб. Само собой, параллельно вырастала и система жесточайшего подавления серьёзной, принципиальной критики в адрес этих измышлений.

А сейчас ответим на поставленный выше вопрос: почему наши «левые» упорно молчат, как рыбы, о тех советских учёных–патриотах, которые за двадцать лет до всяких Андреевых приняли неравный бой с поднимавшимся «девятым валом» психоинформационного нашествия? Почему столько времени держится на плаву и ещё регулярно подмалёвывается надувной пузырь андреевского пресловутого «письма»? Почему не становится предметом масштабного научного и публицистического исследования история не солженицынско-сахаровского, а нашего «красного диссидентства», история идейной борьбы и коммунистического Сопротивления в доперестроечном СССР? Почему культивируется гнусно порочащий марксистскую научную мысль и самоё нашу страну миф об Андреевой как «первой и единственной», кто поднял, якобы, голос против контрреволюционной угрозы Советскому государству?

 

И ОТВЕТ гласит: всё это происходит потому, что лидеры и идеологи «левопатриотических сил», практически поголовно, за исключением разве одной Хабаровой, если её причислять к «лидерам», – в той борьбе и в той войне участвовали на стороне врага. И ещё небольшая их часть – куда принадлежит, кстати, та же Андреева – просто не знали и не понимали, что творится, в этом плане, в стране.

Что же касается тех, кто хоть как-то был сопричастен к идеологической работе или, тем паче, непосредственно ею занимался, то о них и говорить нечего. Оставим уже Косолапова, но вот Марков В.С. – бывший главный редактор «Московской правды». Славословил «развитой социализм», эту психоинформационную обманку, в 1984г., за считанные несколько лет до открытого вторжения противника, т.е. до беловежского оккупационного расчленения СССР; уверял, будто обманка эта «служит надёжной теоретической основой стратегии и тактики партии на долгие годы вперёд».[4]

Нельзя было разобраться в обманке? Неправда. Вот статья Хабаровой 1981-го года «Свободные профсоюзы» и иные события в ПНР…, опубликована в 2007г., в 7-м номере «Советов граждан СССР»:

«Спрашивается, – кому же, в конце концов, вся эта “липа” нужна? Недолго осталось ждать, когда и у нас созреет аналогичная ситуация; /Имеется в виду, как в Польше с “Солидарностью”./ ведь и у нас мифотворчество на тему “развитого социализма”… является тем же, чем оно, наконец, со столь разительной наглядностью выказало себя в Польше, – пустым, умственно беспомощным и политически безнравственным камуфляжем, маскирующим отсутствие внятных представлений о будущем страны там, где без подобных представлений попросту нельзя находиться…»[5]

И этот Марков сегодня не кого иного, как меня (нет, он – меня…) поучает, как надо строить и развивать марксистскую теорию, оценки какие-то выставляет… Откуда только такая бесстыжесть у людей берётся.

Ещё деятель – Пригарин. Апологет косыгинской разрушительной «реформы», ухитрился хвалу «реформе» уже в наши дни затолкать в Программу СКП–КПСС. Чекалин, ныне редактор р-р-революционной «Экономическо-философской газеты» (для таких при любой власти газета найдётся), в доперестроечные времена подвизался в «Правде» и там неусыпно бдил, чтобы ни слова критики по адресу «реформы» к народу не просочилось. Зюганов, вообще зам. при Яковлеве в Идеологическом отделе ЦК; что, они с Яковлевым в том отделе коммунистические идеалы отстаивали в информационной войне? Сколько ещё наш «электорат» коммунистический собирается биографии своих вождей сквозь розовые очки разглядывать?

И вот так все они окучивали – кто «развитой социализм», кто «научно-техническую революцию», кто ещё какую-то антимарксистскую дребедень, теорию «самоуправления трудовых коллективов», «общественно-необходимых затрат труда» и пр. Допустим даже, что не они сами основную массу этой идеологической взрывчатки изготовляли. Но чтобы воевать на вражеской стороне, вовсе не обязательно самому быть закоренелым врагом. Достаточно быть удобным материалом для осуществления замыслов противника. И один из удобнейших для этого материалов – это люди, которым научную и гражданскую добросовестность конъюнктура заменяет.

Вот почему вся эта публика – и именно она – оказалась столь жгуче востребована, когда враг вплотную подошёл к задаче организации имитационного, «невсамделишного» псевдосопротивления коллаборационистскому режиму. Окучивали «развитой социализм», теперь с той же псевдоубеждённостью примутся окучивать «вторую социалистическую революцию», «смену курса» какую-нибудь, «русский вопрос» и т.п.

И вот почему для этих наших псевдооппозиционеров так ненавистна, непереносима подлинно марксистская, по-современному научная трактовка всего происшедшего с нами – и ещё нам предстоящего – в терминах «война – оккупация – ответная народно-освободительная война».

Война?.. Да помилуйте, сразу же вопрос встанет – а они где были и что делали на той войне? Не признаваться же, что в самом лучшем случае смирно помалкивали в кустах, как подобает благонравному обывателю. А в худшем (и к сожалению, типичном) исполняли роль идеологических власовцев разного пошиба, и крупного, и помельче, и совсем уж мелкопакостных – но всё же гадили, как могли.

Оккупация?.. Господь с вами, какая оккупация. Просто раньше одну конъюнктурщину окучивали, теперь на другую заказ поступил.

Вот и получается, что американцы в 2001г. отпраздновали десятилетие своей победы в Третьей мировой войне и специальной медалью наградили особо на войне отличившихся; причём, таковых набралось изрядное количество. А для нас, – оказывается, – ни самой войны не было и в помине, и абсолютно никто никак себя в боевых действиях не проявил. Приснилась Третья мировая американцам. Непонятно только, почему в результате этих их снов мы своей собственной страны лишились. А остальное всё, вроде, сходится.

Но в действительности-то наши «коммунистические» хитрованы прекрасно знают, что войну янки не во сне видели. И ещё одну вещь они знают дотонка: что народ, даже будучи фактически предан своим руководством, предан сперва неявно, а затем и в открытую, – народ «от себя», снизу отчаянно сопротивлялся психоинформационной агрессии. Как-никак, где сидели-то, дражайшие? В редакциях центральных газет и журналов, в ведущих академических институтах, в аппарате ЦК и МГК КПСС и т.д. А куда письма возмущённые стекались наших дисциплинированных и законопослушных советских граждан – не туда ли? Не по этим ли адресам? Так что трудновато было бы на вашем месте «не знать», какой шквал отторжения и народного неприятия вызывали не только «перестройка», но и более ранние блуждания, – хотя бы тех же «застойных» лет.

С чего бы это, – к примеру, – понадобилось в 1978г. создавать при Политбюро Комиссию специально для работы с письмами граждан по идеологическим вопросам? Выходит, вон ещё когда припекло… И характерно, – между прочим, – что о результатах деятельности этой комиссии народ так и не оповестили.

В общем и целом, к исходу 1980-х годов оккупация была, по сути, предрешена; и вчерашние аллилуйщики «развитых социализмов» организованно готовились переквалифицироваться в борцов за права рабочего класса – в неизвестно откуда у нас взявшемся «буржуазном государстве».

Ну, а как быть вот с этим напором ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО народного сопротивления антисоциалистическому, антисоветскому мракобесию? Его десятилетиями подавляли, не гнушаясь никакими, самыми омерзительными средствами, никакой ложью в государственном масштабе – о повсеместном внимательном, якобы, рассмотрении заявлений и обращений трудящихся. Но в обстановке растрезвоненной «гласности» запруда могла в любой момент прорваться – с неконтролируемыми последствиями для тех, кто её сооружал.

Значит, всё это нужно было… Правильно, – проимитировать. Всё это нужно было проимитировать.

Вот «письмо Нины Андреевой», это и была та самая, по отмашке «сверху» спущенная и тщательно со всех сторон вылизанная имитация десятки лет копившегося народного несогласия и негодования.

Вы взгляните только, как нянчились с этим «письмом». И с самой Андреевой утрясали несколько раз, и в Ленинград кто-то из членов редколлегии «Советской России» ездил с редакционной правкой, и даже характеристики с места работы запрашивали.[6] Т.е., явно готовили не просто публикацию читательского материала, а некую ответственную акцию. Е.А.Кафырин, тогда сотрудник аппарата то ли ЦК, то ли Московского горкома КПСС, где-то году в 90-м мне сказал: «Т.М., перестаньте вы из вашей Андреевой делать новую Жанну д’Арк. Я-то знаю, как всё это было. Прежде чем её статья пошла в печать, с ней тут у нас недели две возились».

Потом, ведь «Советская Россия» в то время являлась органом ЦК, а в ЦК вопросами идеологии заправлял матёрый политический диверсант Яковлев. Ну, можно поверить, что при таком раскладе в цековской газете пропустили бы материал на целую полосу, расходящийся с линией Горбачёва–Яковлева действительно, а не «понарошку», не имитационно? Уже не говоря, что если бы это и произошло, Чикин слетел бы с должности главного редактора на другой же день после выхода статьи.

И логика, и элементарный здравый смысл не позволяют усомниться, что это была операция-многоходовка, в которой все вовлечённые лица, все эти Яковлевы–Горбачёвы, Чикины–Лигачёвы действовали заодно, а не вопреки друг другу. И прямым агентам психоинформационной войны, и профессиональным имитаторам было позарез необходимо, чтобы ПОДЛИННЫЙ сопротивленческий потенциал в народе оказался придавлен ещё на десятилетия вперёд (а ведь так оно, в итоге, и вышло!). Придавлен сначала всей мощью партийно-государственной пропагандистской машины, а потом бы душила его инерция искусно раскрученной лжи.

И вот – припечатали, вколотили в народное сознание: первая и единственная! Вы только вдумайтесь во всю неисчерпаемую гнусность этого имитаторского «изобретения», насчёт «первой и единственной». Понимаете, – никого и ничего, абсолютно никакого дуновения в народе не было аж с самого 1953г., не протяжении всей информационно-психологической войны. Спал народ, как быдло, до 13 марта 1988г.

Всякая – извините, с языка уже рвётся – шушера коптила небо, вонь разводила по Академиям, по ЦК и МГК, по «Правдам» и «Коммунистам», по Институтам философии, экономики, марксизма–ленинизма и всего на свете, по основным академическим журналам; вязали, можно сказать, по рукам и ногам марксистскую науку, оттирали её от практического, действенного участия в руководстве общественными процессами; терроризировали, за Можай загоняли честных учёных; своим «интеллектуальным» блудом обеспечили международному империализму выигрыш в войне против собственной страны – и здрасте: ничего этого, видите ли, не было!.. Никто не разглядел их двурушничества, никто не пытался Советскую власть предупредить об исходящей от их блуда опасности, никто их не критиковал, не лежали в их институтах, редакциях, в секциях разных наук при разных Президиумах, в отделах ЦК, в горкомах и райкомах кипы марксистских работ, и в этих работах не демонстрировалось досконально, как распутать вставшие перед страной проблемы – и как эта шатия распутать их не даёт.

По существу, при помощи всей этой «нинандреевской» мифологии опустили «железный занавес» над фактом массового идеолого-политического предательства нашей (как они сами себя величают) «интеллектуальной элиты» в период со второй половины 1960-х до конца 80-х годов. Ну, раз никакой критики не было, значит, нечего было и критиковать. Не было предательства, ясно вам?..

Да мало того. Мало того, эти же, – как их поэт заклеймил ещё 180 лет назад, – «жадною толпой стоящие у трона свободы, гения и славы палачи», душители народного гения и погубители народной свободы, они же, цепляясь за ими же надутые мыльные пузыри, в новые Минины и Пожарские лезут, – или, по крайности, в Герцены и Огарёвы.

Вот послушайте Чикина: «Но колокол прозвучал! Нина Андреева взяла на себя мужество сказать о том, о чём другие думали, но молчали. …Мы ударили в колокол – и это начало резонировать!»[7]

Они ударили в колокол, ну и ну…

Давайте взглянем, хотя бы краем глаза, о чём же это другие «молчали», до Чикина с Лигачёвым и с Андреевой. Андреева, будто бы, кого-то там «за руку поймала на крупнейшей идеологической диверсии, рассказала о её механизмах и возможных последствиях».[8] Это в марте 1988 года.

А вот год 1976-й, моё письмо секретарю ЦК КПСС М.А.Суслову, членам ЦК КПСС и Политбюро ЦК КПСС:

«В Советском Союзе партийное руководство права не имеет “пребывать в неведении” относительно поступающих в его адрес материалов, где неопровержимо демонстрируется столь глубокий, столь тревожный разрыв между сутью марксистского учения и проповедуемой в государстве общей идеолого-философской доктриной, что эту последнюю, практически, далее нельзя рассматривать как марксизм. “Марксистского”, по существу, ничего в ней не осталось, кроме поверхностно-“коммунистической” фразеологии, реальная “нагрузка” которой откровенно демагогична».

«Под названием “учения Маркса–Ленина” в действительности проповедуется, в несколько подновлённом виде, практически стопроцентная бухаринщина».[9]

Вон когда, – Чикин, – двурушников в ЦК за руку-то поймали, а не в 88-м году. То-то там и забегали, за десять лет до Андреевой, и принялись комиссии организовывать по идеологическим письмам трудящихся. Я не говорю уже, что по сравнению с вышеприведёнными формулировками так называемые «пророческие размышления»[10] Андреевой, – как их Чикин аттестует, – это же просто детский лепет.

Ноябрь 1978 года, моё письмо председателю КГБ СССР Ю.В.Андропову, причём не первое и не единственное:

«Развёртывание событий и на научном, и на административном, и, – к сожалению, – на партийном “фронтах” убедило меня, исчерпывающе и всесторонне, что все мы… столкнулись здесь не просто с болтунами и “шалунами”, но с сознательным, целеустремлённым, на всё готовым и на всё способным политическим вредительством, которое по своей закоренелости, разветвлённости, по глубине растлевающего проникновения в важнейшие сферы нашего общественного функционирования составляет нынче проблему именно безопасности Советского государственного строя как строя социалистического (а не только предмет и причину чьего-то личного жизненного конфликта)».[11]

Сентябрь 1979г., письмо в редакцию «Правды», небезызвестному Д.В.Валовому:

«Марксистский анализ “научных оснований” хозяйственной реформы показывает, что всё это мероприятие представляло собою никакую не “научную”, но в точнейшем смысле антинаучную, классово-порочную “переквалификацию” доходопроизводящего экономического фактора. Соответственно… произошла тяжелейшая структурная “дефокусировка” общественно-экономического базиса, и последовавшая затем базисная эволюция уже не могла характеризоваться как процесс “коммунистического строительства”. С объективной точки зрения… у нас благодаря “реформе” идёт не “построение коммунизма”, а реставрация капиталистического устройства – в некоей “новейшей”, причём весьма уродливой, его разновидности».

Напоминаю, какой это год, – 1979-й.

Ноябрь 1987г., работа «Сталинизм» ли виноват?, направленная Горбачёву в качестве открытого письма:

«Считаю в корне неприемлемой, грубо ошибочной (если не попросту авантюристичной)… звучащую всё бесцеремонней “линию” на тотальный безосновательный пересмотр итогов социалистического строительства в СССР за период 30-х – 50-х годов: попытки доказать, будто мы построили какой-то “не тот” социализм… будто развитие коммунистической мысли после В.И.Ленина пошло не через реальное тогдашнее большинство в ЦК ВКП(б), неуклонно осуществлявшее курс на индустриализацию, коллективизацию, культурно-“кадровое” преображение страны, на возведение прочных законодательных устоев социалистической государственности, на подготовку к решающей схватке с фашистским зверем и на победу в этой схватке, – а развитие это пошло… через деятелей правотроцкистской оппозиции, безвинно, дескать, павших “жертвами сталинского террора”».

«Немудрено, что Вы столь заботливо рекомендуете прислушаться к классовому противнику; воистину, – нет у Вас сейчас в мире лучших, более “заинтересованных” друзей, нежели наши классовые противники. Как можно было идейную сферу авторитетнейшей социалистической, марксистской державы за какую-то пару лет разболтать до подобного позора, чтобы на страницах партийных(!) изданий с важной миной, под декламацию о “прорыве на концептуальном фронте”, о “новом мышлении” мусолились жёванные-пережёванные “советологические” объедки?»

И сравните, как эти «ударяльщики в колокол», тандем Чикина–Андреевой, полгода спустя всё ещё лебезят перед Горбачёвым, всё ещё боятся этого мерзавца назвать его настоящим именем. В 2008г. Чикин вынужден оправдывать «наивные интонации» в рассуждениях Андреевой: мол, «немногие тогда могли представить, что в высшем руководстве КПСС находятся предатели».[12] Вот то-то и оно, Чикин, что вы-то с Андреевой к этим «немногим» отнюдь не принадлежали.

 

С СОЖАЛЕНИЕМ я отрываюсь от этого цитирования, – которое вообще-то можно продолжать, продолжать и продолжать.

Что касается «географии» этих обращений, неустанных и неотвязных, она и меня-то сегодня поражает: все сменившиеся за 70-е – 80-е годы Генеральные секретари, секретари ЦК и МГК КПСС, президиумы съездов партии – XXV и XXVI, весь руководящий состав Академии наук СССР – президенты Келдыш, Александров, Марчук, вице-президенты Румянцев, Федосеев, Миллионщиков, академик–секретарь Отделения философии и права Егоров, академик–секретарь Отделения экономики Аганбегян, учёный секретарь Президиума Академии Скрябин, Философское общество СССР, было у нас и такое, во главе с академиком Константиновым, Институт философии, Институт экономики, где директорствовал тогда Абалкин; журналы: «Вопросы философии» – главный редактор Семёнов, перемещённый затем в РУСО (на борьбу, видимо, с «антинародным режимом», пришествию которого он способствовал ничуть не меньше Абалкиных с Аганбегянами); «Вопросы экономики», «Философские науки», «Коммунист» – главный редактор Косолапов, затем откомандированный, опять-таки, в РУСО и вообще в «левое движение», так что не удивляйтесь, когда я это наше «левое движение» клоакой называю. Консультантом же в «Коммунисте» сидел А.Фролов, нынешний член редколлегии «Советской России»; выгораживал всякую ревизиониствующую мразь, которую тогда-то и было самое время схватить, вот именно, за руку.

Но перечень адресатов далеко ещё не исчерпан: «Правда», там с 70-х годов, наверное, целое собрание моих сочинений; не зря они по сей день, – как уже говорилось, – ненавидят меня аж до нервной дрожи. И эта даллесовская «эстафета» прилежно передается у наших «правдистов» из поколения в поколение. Вот почему «Правда» в 1996г. издевательски опубликовала написанную мной Декларацию Съезда граждан СССР первого созыва за подписью Козлобаева. Это была не ошибка, а всё та же сознательная даллесовская подлянка. Сотрудник, готовивший плагиат к печати, прекрасно знал, кто действительный автор документа.

Упомяну ещё некоторые адреса из этого жутковатого списка: «Московская правда», «Известия», Центральное телевидение, Президиум Верховного Совета СССР, КГБ СССР – уже фигурировавший тут у нас Андропов, потом Чебриков, Госплан СССР, Академия общественных наук при ЦК КПСС – Яновский, и т.д.

И это у Чикина – у этого новоявленного бухальщика в лживый колокол – называется «все другие молчали». И надо ещё учесть, что кое-откуда в моём личном архиве имеются весьма выразительные отписки, а в некоторых организациях – у академика Егорова, тогдашнего директора Института марксизма-ленинизма, в Госплане, в Институте философии, в той же «Правде» у С.Г.Родина – состоялись собеседования и даже некое подобие обсуждения моих материалов. Т.е., при желании можно обнаружить вполне весомые фактические свидетельства всех этих «хождений по мукам». Уже не касаясь, что всё это должно бы сохраняться в соответствующих архивах.

Поэтому, если мне Чикин скажет – а я, мол, ничего не знаю и не знал, куда вы там писали, я отвечу: так вы сначала узнайте, а потом уже вешайте людям на уши вашу андреевско-лигачёвскую лапшу. Спросите у вашего приятеля Лигачёва, – который в бытность свою в ЦК ведал как раз Общим отделом, а в Общем отделе сосредоточивалась работа с обращениями граждан. Спросите у него, как удалось создать и десятилетиями поддерживать такую «систему» работы с этими самыми обращениями, что честные люди по полжизни бились, как рыбы о бетон гидроплотины, и не могли донести до общественности, до своих соотечественников справедливые, обильно аргументированные и впоследствии сокрушительно подтвердившиеся предостережения о надвигавшейся катастрофе. Предостережения, которые стопроцентно позволили бы эту катастрофу предотвратить, если бы к ним своевременно прислушались.

В отличие от Андреевой, я совершенно убеждена, что ни первой, ни единственной не являлась, и поэтому говорю во множественном числе, хотя опираюсь в основном на свой собственный опыт: ведь мы, авторы критических выступлений предперестроечного периода, не просто и не только обличали, били тревогу. Во всех моих наработках, – к примеру, – плюс к обличениям, содержится пропорционально гораздо более пространная, несравнимо более пространная чисто научная часть, в которой каждый раз демонстрируется, какая реальная проблема сделалась предметом идеологических спекуляций и как она решается при марксистском к ней подходе.

В результате всех этих перипетий и этой борьбы мы имеем то, что составляло их объективную цель и формированию чего никакие враждебные силы, ни внешние, ни внутренние, помешать не могли: мы имеем комплекс или спектр марксистских решений по всем проблемным заторам, обусловившим наше поражение на отыгранном этапе Третьей мировой войны. У нас этих решений лет сорок назад не было, но сейчас они есть – и довольно давно уже есть. Вот объективный смысл того, что произошло.

Интеллектуальный потенциал народа устоял в войне; он принял вызов, вступил в единоборство – и выиграл его. Надо кончать мусолить эти грязные басни, будто народ умственно «спал» с 1953 года по 1988-й. Интеллектуально он не только не «спал», но это была эпоха, когда он, – повторяю, – принял один из тяжелейших и коварнейших вызовов в своей истории, принял – и победил. Потому что на самом деле, в итоге, он уже победил. Только предательский, в корне недобросовестный характер нашего коллаборационистского «комдвижения» препятствует народу осознать факт этой своей интеллектуальной победы и начать в полной мере пользоваться её плодами. Если бы той же КПРФ руководили действительно коммунисты, – не стояла бы последние пятнадцать лет позорная информационная запруда перед идеями СОВЕТСКОГО ПАТРИОТИЗМА, всенародной консолидации ради освобождения нашего Социалистического Отечества. Не то что не глушились бы сегодняшние советско-патриотические выступления, но и все мои, – например, – «диссидентские» работы (мои; а возможно, и даже наверняка, ещё и ещё чьи-то) были бы опубликованы, специально изучались бы и пропагандировались.

 

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

мы к этой проблематике будем ещё и ещё возвращаться, но некоторые выводы можно сформулировать и сейчас.

И прежде всего, с истории Народного коммунистического сопротивления в СССР должна быть убрана замшелая глыба андреевско–чикинско–лигачёвского «письма». История эта должна быть представлена общественности в её полном объёме и в истинном свете, – а не в виде такого глумления над Советским народом, как нынче: что американцы тратили триллионы долларов на войну с нами, мы же все тут спали мертвецким сном. Никакое правое дело не может основываться на вранье, и покуда у народа нет перед глазами достоверной картины его сопротивленческого прошлого, он и с будущим своим останется не в ладах, как это имеет место сегодня.

Второе. Сколько это будет продолжаться, что люди, ходившие на той войне по лезвию ножа, тяжело рисковавшие своей карьерой, социальным статусом и едва ли не самой жизнью, – сколько будет продолжаться, что такой человек в нашем «коммунистическом» движении может и поныне пребывать на положении всячески дискриминируемого изгоя? Человек, совершивший не вымышленный, а действительный гражданский подвиг, имеет право на то, чтобы об этом знали его соотечественники, – которым пока что двадцать лет подсовывают разных подсадных уток.

И третье, о чём нельзя хотя бы вкратце не упомянуть.

Это тот болезненнейший вопрос, что КПРФ, взявши на себя миссию служить голосом и рупором для всего нашего левого, прокоммунистического фланга, – и это вообще-то правильно, поскольку у других ни у кого реальных возможностей для этого нет, – но ведь она практикует-то в точности ту же самую, насквозь гнилую сусловско–горбачёвско–лигачёвскую «модель» взаимодействия с народом, из-за которой мы и сидим в оккупационной яме. Не колеблясь, ставлю Лигачёва в одну связку с Горбачёвым, ибо не может второе лицо в партии не нести равную с первым лицом ответственность за катастрофу невиданного военного поражения, происшедшую со страной. Вас же чуть ли не за двадцать лет предупреждали, чёрт вас побери. Ишь, наловчились вылезать сухими из воды. Хватит валить всё на одного Горбачёва, вы все там хороши были. За одну только эту «систему» многолетнего удушения и фальсификации критических выступлений честных рядовых граждан, и то под трибунал надо отдавать при восстановлении Советской власти.

И ведь для них время словно остановилось, и никакой урок не впрок. Окуклились, перезимовали, и опять за своё. С 1996г. Движение граждан СССР пытается получить от Зюганова вразумительный ответ по ситуации с Международным валютным фондом, о его (Зюганова) отношении к проблемам воссоздания СССР, сохранения советского гражданства, консолидации Советского народа и т.д. Бесполезно; как будто к Суслову или к Зимянину какому-нибудь пробуешь достучаться.

Летом прошлого года провели политклуб по проекту Программы КПРФ, вручили наработку руководству Общероссийского штаба протестных действий, заказным письмом с уведомлением послали в Программную комиссию КПРФ. Выходит Иван Мельников с докладом – и пожалуйста: не обращались к ним ни такая организация, как Движение граждан СССР, ни такой учёный, как Хабарова, и не лежит у них в ЦК КПРФ материал, в котором абсолютно неопровержимо (для них) показано, что проект Программы, с марксистской точки зрения, ненаучен и не отражает объективного положения вещей.

Видно, мало истории с «развитым социализмом» и с «социальными последствиями до 2000 года». Ждут, когда по той же схеме, как СССР оккупировали, – и с тем же заботливым их соучастием, – Российскую Федерацию расчленят.

Как одолеть это зло, – я, откровенно говоря, в данный момент не знаю; но совершенно ясно, что по крайней мере необходимо об этом говорить – говорить непрестанно, во весь голос и без всяких реверансов. Без конца глупить и болванить нацию никто никому права не давал. Тем более недопустимо, преступно заниматься этим в самый разгар войны.


[1] См. «Советы граждан СССР» /г. Ростов-на-Дону/ №2, февраль 2006г., стр.2.

[2] Т.Хабарова. Идеология современного советского патриотизма должна стать преобладающей. Съезд граждан СССР третьего созыва. Москва, 31 октября 2004г. Постановления и другие документы. Ч.1. М., 2005. См. также «Советы граждан СССР» /г. Ростов-на-Дону/ №1, сентябрь 2005г.

[3] См. «Литературная газета» от 7 ноября 1984г., стр.12.

[4] См. «Правда» от 3 октября 1984г., стр.3.

[5] «Советы граждан СССР» №7, июль 2007г., стр.5–6.

[6] См.: Захват. «Советская Россия» от 1 июля 2006г., стр.10.

[7] Там же.

[8] См.: Поступились судьбой страны. «Советская Россия» от 13 марта 2008г., стр.3.

[9] Письмо будет опубликовано в «Советах граждан СССР», в одном из ближайших номеров.

[10] «Советская Россия» от 13 марта 2008г., стр.3.

[11] Будет опубликовано в одном из ближайших номеров нашей газеты; имеется в Интернете.

[12] «Советская Россия» от 13 марта 2008г., стр.3.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/861
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru