Информационно-аналитический обзор политклуба

14 июля 2009г., в годовщину образования Большевистской платформы в КПСС (Минск, 13–14 июля 1991г.) Московский политклуб Платформы провёл своё очередное, XXXVI заседание. Присутствовало порядка 40–50 чел., в том числе члены КПРФ, «Трудовой России», Союза рабочих Москвы, РУСО, представители газеты «Рабочая борьба», других групп, беспартийные. «По традиции» не пожаловал никто из участников Общероссийского штаба протестных действий, хотя их со всем почтением приглашали дважды – на заседаниях Штаба 7 июля и утром 14 июля. Не была удовлетворена и наша предельно скромная просьба о публикации объявления о политклубе в «Правде».

Тема заседания – Марксистско-ленинская теория в предперестроечный период и в оккупированном СССР.

Открывая заседание, зам. председателя Исполкома СГ СССР В.А.Игнатьев отметил: мы должны разобраться, наконец, с тем, что происходило с марксистской наукой, в ней и вокруг неё на протяжении информационно-психологической войны. Если нам твердят, что марксизм в условиях психоинформационной войны оказался беспомощен и это выступило едва ли не главной причиной постигшей страну катастрофы, – этого нельзя так оставлять, а нужно выяснить, что и как было на самом деле. Этим мы и занимались на нескольких последних политклубах, и намерены заняться сегодня.

Доклад секретаря-координатора БП в КПСС Т.М.Хабаровой публикуется.

Основная мысль доклада – что никаких перерывов, «пауз», а тем паче провалов в развитии и функционировании марксистской социальной философии как целостного явления духовной жизни Советского народа не было, и их не могло быть по самой логике вещей. Будучи подавлен и вытеснен «пятой колонной» из поля принятия официальных политических решений, марксизм продолжал развиваться в трудах честных учёных, не опозоривших себя идеологической изменой и именно за это преследовавшихся околонаучными коллаборантами в больших чинах. (Чему наглядным примером может служить творческая и политическая биография самой же Хабаровой.)

Тем не менее, и в этом дискриминируемом состоянии учёные-марксисты сражались в битвах психоинформационной войны – и концептуально ни одного из этих сражений не проиграли, проявив при этом не только научную смелость, но и незаурядное гражданское мужество. Подлинная трагедия народа заключается не в том, что идеология строительства коммунизма выказала, якобы, свою «непригодность», а в том, что руководящая верхушка нашего нынешнего «комдвижения» состоит, едва ли не целиком, из людей того же сорта, по чьей вине страна не смогла воспользоваться в разгар войны адекватным интеллектуальным оружием для отпора противнику, – оружием, которым она по факту располагала.

Ту же природу носит и сегодняшняя недееспособность освободительного движения на территории СССР: необходимое идейное оружие имеется, это концепция современного советского патриотизма, но ей не дают прорваться к массам те же (или того же толка) «деятели», которые блокировали по-настоящему продуктивные марксистские наработки на предыдущих этапах национальной катастрофы.

 

Аудитория у нас на сей день явно всё ещё не готова согласиться с той, в общем-то, очевидностью истекших восемнадцати лет «оппозиционной» суеты, что наша «левая оппозиция» есть, по своей сути, всего лишь специфическое подразделение оккупационного режима, – чем и объясняется её («оппозиции») неэффективность. Поэтому товарищи не готовы обсуждать и всё остальное, вытекающее из вышеуказанного существа дела: как сложилась такая ситуация, каковы её корни и «движущие силы», а самое главное – как её переломить. Ибо ведь ясно, что никакая «борьба с антинародным режимом» не состоится, покуда ряды борцов сами поражены подобным крупномасштабным прохвостничеством.

Но, – повторяем, – обсуждать все эти вещи, сколь бы ни были они для нас пронзительно актуальны, люди не готовы. Из-за чего и возникает подчас на политклубе досадная «разноуровневость» между докладом и дискуссией, – что дискуссия идёт «ниже этажом» (и даже не одним, к сожалению), чем то, о чём говорит докладчик.

 

– Оправданно ли делить социализм на ранний, развитой и т.п.? – таков был один из заданных докладчику вопросов.

– Социализм сам по себе есть переходная фаза от капитализма к коммунизму, – ответила Т.М.Хабарова. – Поэтому я не думаю, что есть большая нужда в его поэтапном членении. Внутри него очень важен рубеж, когда утверждается экономическая модель (сталинская) с самоизживающимися стоимостными отношениями, ибо это означает, что началось «самоперерабатывание» социализма в коммунизм. Этот пункт, действительно, надо выделить, да он и объективно чётко выделяется. Это «самоперерабатывание», это достаточно длительная стадия, и тут ещё всё возможно: и срыв, и откат назад, и поражение в войне, – что на практике и произошло. Кроме того, функционирование двухмасштабной ценовой модели должно быть дополнено демократическими преобразованиями, по схеме, которую мы сегодня называем сталинской демократической моделью. Но всё же вспомните, что о переходе к коммунизму И.В.Сталин и его ближайшее окружение (В.М.Молотов) заговорили почти сразу же по окончании восстановительного периода после Великой Отечественной войны.

– Когда начался отход от социализма?

– Да они, собственно, и не прекращались – нападки на социализм классово враждебных элементов. Другой вопрос, насколько успешно мы им противостояли. Возьмите того же Л.Д.Ярошенко, бросившего вызов Сталину в экономической дискуссии 1952г. Что это было – разве не открытая антисоциалистическая проповедь, слегка замаскированная под «дальнейшее развитие» социализма? Нельзя вот так пальцем ткнуть и сказать, что отход от социализма начался с такого-то дня и часа.

Потом, не забывайте, что «холодная война» против нас была развязана уже во второй половине 1940-х годов.

 

В дискуссии выступили В.Н.Прищепенко, А.Г.Купцов, В.Я.Цернес, Р.С.Осин, Е.А.Новиков, Ю.А.Марьин.

Ввиду того, что часть товарищей не столько обсуждали доложенный материал, сколько старались привлечь внимание собравшихся к каким-то другим темам, остановимся, – обобщённо, – лишь на тех моментах, которые имели прямое отношение к заявленной проблематике.

В.Н.Прищепенко (Российская народная академия) возразил прозвучавшим из зала, во время ответов на вопросы, замечаниям относительно того, что неправомерно, – дескать, – трактовать наше нынешнее состояние как оккупацию, ибо на территории страны нет чужеземных войск. (Увы, сколько ни указывай людям на самоочевидные факты, отсутствие согласованной позиции нашего «левого движении» по данной проблеме вынуждает вновь и вновь повторять набившие уже оскомину разъяснения.)

Оккупация, – подчеркнул В.Н.Прищепенко, – вовсе не обязательно связана с применением чисто военных средств. Оккупация, осуществляемая коллаборационистскими режимами, – распространённейшее явление в истории. В Чили при Пиночете никаких оккупационных войск не было, однако это не отменяет того обстоятельства, что страна полностью попала под диктат транснационального, в первую очередь американского капитала. Также не были формально оккупированы и некоторые гитлеровские сателлиты в Европе в период Второй мировой войны (например, Словакия).

 

Роман Осин (РУСО) призвал акцентировать внимание на трудах и идеях И.В.Сталина, тем более что в текущем году мы празднуем его 130-летний юбилей.

Сегодня Сталина то в троцкисты зачисляют, то в националисты, то ещё бог знает куда, но Сталин был марксист и большевик. Оратор присоединился к тезису, что мнимая «несостоятельность» марксизма, это злостная выдумка. Контрреволюция в СССР показала не то, что марксизм «несостоятелен», а то, что неизбежно получается, когда партия от марксизма отходит.

В первом приближении это правильно, но здесь не должно возникать в корне ложного представления, будто марксизм остался, так сказать, незапятнанным просто потому, что им и не пользовались. Доктрина не может в трудное время отлежаться где-то на полке. Она есть живой организм, и не может не быть вовлечена в кипящую вокруг неё борьбу. Пусть кто-то конъюнктурствует, кто-то предаёт и подличает, но обязательно найдутся люди, которые сочтут своим долгом применить имеющееся оружие по назначению.

И марксизм не потерпел поражения не потому, что этот меч никто и не вынимал из ножен, но как раз потому, что им сражались – и сражаясь, побеждали. И как бы кто ни противился признанию этих его побед, они объективно принадлежат народу, и народ, вне всяких сомнений, рано или поздно сумеет обратить их в своё законное достояние, – как и всё прочее, временно отторгнутое у него.

Хотя мировая революция не произошла в той форме, в какой её некогда ожидали, И.В.Сталин от этой идеи вовсе не отрёкся. Им была выдвинута теория достижения мировой революции через построение и укрепление социализма в одной отдельно взятой стране.

Но пока существует капиталистическое окружение, процесс строительства нового мира в отдельно взятой стране может быть и заторможён, и даже повёрнут вспять. Вот почему было колоссальной ошибкой провозглашение «полной и окончательной победы социализма» в СССР. Победа социализма становится необратимой лишь после того, как капиталистическое окружение прекращает существовать.

Нам этот критерий не кажется столь уж бесспорным. Воссоздание на земле коммунистической цивилизации – процесс крайне сложный. Его внутренние противоречия не перестанут действовать, оттого что мы от капиталистического окружения избавимся. Если над их разрешением голову не ломать и не работать, они и без всяких «акул империализма» натворят достаточно бед. Ведь эксплуататорство – не внешний враг человечества, а органический внутренний элемент всемирноисторической эволюции. Его вполне могут реанимировать и внутренние силы мировой истории, если запутаться в логике срабатывания этих сил.

Потом, мы ведь во Вселенной не одни. Где гарантия, что сценарий «звёздных войн» не разыграется в действительности? И что, как только мы разберёмся с «земными» капиталистами, к нам из космоса не припожалует кто-нибудь, по сравнению с кем и капиталисты бывшие за «братьев по классу» сойдут?

Как ни странно, – продолжал оратор, – но при всех нынешних славословиях в адрес И.В.Сталина, о нём мало говорят как о теоретике (разве лишь Р.И.Косолапов, Т.М.Хабарова). А ведь сталинское теоретическое наследие воистину неисчерпаемо. Переход к коммунизму трактовался Сталиным именно как сложный, многоэтапный и постепенный. А не в виде волюнтаристского «скачка», как в Программе XXII съезда.

Существует необозримое множество точек зрения на то, как должен выглядеть восстановленный социализм. Но ведь и тут ясно, что в своей основе он может и должен быть, опять-таки, только «сталинским». Безусловно, должна быть восстановлена диктатура пролетариата. И в целом должна быть взята как раз сталинская модель социалистического общества.

 

Ярко, как всегда, выступил на заседании политклуба Е.А.Новиков (КПРФ).

Евгений Александрович напомнил собравшимся, что сегодня, 14 июля 2009г., исполняется 220 лет со дня взятия Бастилии – решающего события Великой Французской буржуазной революции.

Символично, что с этим днём совпадает дата образования Большевистской платформы.

А вот ещё один юбилей – 80 лет назад, в 1929г., было написано одно из лучших стихотворений Владимира Маяковского – «Разговор с товарищем Лениным». /Под аплодисменты зала оратор читает это стихотворение./

Т.М.Хабарова правильно и своевременно разрабатывает тему имитации. Сегодня имитаторство, это наш главный враг. Возьмите нашего «коммунистического Моисея» – Зюганова. Сколько лет уже он водит партию по пустыне, – дожидается, когда все коммунисты вымрут, что ли? Не зря он в ЦК работал под началом суперпредателя Яковлева.

Можно Хабарову понять, когда она говорит, что испытывает чувство неловкости перед необходимостью давать оценку своим собственным трудам. Но, с другой стороны, она же действительно крупнейший наш теоретик на сегодняшний день, и тут нечего скрывать. Вот бы за кого ухватиться партии, но они считают, видимо, что это их не касается.

Сам я, сколько могу, пропагандирую все эти идеи, – в первую очередь, идею, что СССР в настоящее время есть оккупированная страна, где у власти стоит коллаборационистское правительство.

Чрезвычайно перспективна трактовка марксизма-ленинизма как вероучения. Вера предшествует знанию. Без веры нельзя заниматься и наукой, ибо для этого надо верить, что законы природы познаваемы.

Ещё одна замечательная наработка Хабаровой – это раскрытие существа сталинской экономической модели.

Вся прибавочная стоимость шла в бюджет и оттуда распределялась «на всех», почему всё при Советской власти и было «бесплатное». На самом деле оно никакое не «бесплатное», а это плоды труда всего нашего народа, правильно собранные и правильно распределённые. Сталинская экономическая политика воспитала целое поколение людей, способных и привыкших работать не просто за материальное вознаграждение, а по зову долга, ради служения Родине, ради общественного блага.

В заключение спрошу: вы, товарищи, не задумывались, почему Путин делает Зюганову подарки? А это потому, что они состоят в одной партии. /Крики из зала: состояли!/ Нет, не состояли, а вот именно состоят, и эта «партия» – это РПЦ, Русская православная церковь. РПЦ – злейший наш враг. Допустимо ещё, когда рядовые коммунисты этого недопонимают, ходят в церковь и т.п. Но когда лидер коммунистов этого не понимает, стоит в церкви со свечкой, причащается, кается попу в грехах и т.д., это уже ни в какие ворота не лезет. Далеко мы с такими «лидерами» уйдём.

И ещё один враг – это оголтелый русский национализм. В качестве свежего примера можно привести так называемое «Народное ополчение имени Минина и Пожарского». Говорю об этом потому, что здесь в перерыве товарищ агитировал записываться в это самое «ополчение».

 

Я достаточно регулярно посещаю мероприятия Движения граждан СССР, – сказал Ю.А.Марьин (беспартийный). – И хочу, прежде всего, поблагодарить Т.М.Хабарову за её настойчивость, упорство, убеждённость, за её преданность марксизму.

По существу же сегодняшнего политклуба, то я пришёл послушать о развитии марксистско-ленинской теории в предперестроечный период и в настоящее время. Но, к сожалению, как раз в этом смысле я ничего не услышал. Нам рассказали только историю гонений на марксистское учение, по материалам работ автора доклада. Но сами эти положения, которые подвергались гонениям, не приведены, упоминаются только названия работ. Т.е., позитивный результат всей этой борьбы не показан. Любая теория имеет критерием своей истинности практику. А предостережения, которые где-то там прозвучали десять, двадцать, тридцать лет назад, даже если они и подтвердились, не могут служить доказательствами правильности теории, на основании которой они делались.

?!… Во-первых, это нечто «новое» в науке – заявлять, будто подтвердившийся прогноз (безразлично – положительный или отрицательный) не есть доказательство истинности теории, на базе которой он сделан. Тем паче, когда речь идёт об общественных науках, где нужно иметь в руках власть, чтобы ставить практические эксперименты в поддержку своих взглядов. Здесь всегда только одна сторона научной коллизии – та, что у власти, – располагает возможностью проверять свои теории на практике. Оружие же другой, оппозиционной стороны – это, опять-таки, только тщательно проработанное предостережение на тот случай, если властные решения научно не обоснованы и несут с собой разор государству, житейские неудобства и беды миллионам людей. По-вашему, пусть власть куролесит, учёный же, который способен своевременно предупредить о неизбежных разрушительных последствиях, должен молчать, – раз он не может в данный момент добиться осуществления своих предложений на государственном уровне?

Вот уж, и впрямь, хорошенькое дельце… Что же остаётся, при таком «подходе», от кардинальнейшего большевистского принципа критики и самокритики, – если любая критика, по существу, априори объявляется не имеющей доказательной силы?

И потом, никого никогда не украшало и не способствовало патриотическому воспитанию молодёжи неуважительное отношение к чужому не только воинскому, но и гражданскому подвигу. «Подумаешь, – предостережения, которые где-то там прозвучали двадцать, тридцать лет назад…» Они прозвучали не «где-то там», а в фарватере, в мыслящем средоточии нашего общественного развития, в то самое время и в том самом месте, чтобы спустя тридцать, сорок и пятьдесят лет не пришлось сокрушаться о беспробудной, якобы, «спячке» марксизма на протяжении всей Третьей мировой войны. А можно было бы говорить о его борьбе и о его победе в этой войне. И широко пользоваться, – наконец-то, – благотворными плодами этой нашей интеллектуальной победы.

Недовольство Ю.А.Марьина тем, что докладчик сконцентрировался не на конкретном содержании своих «диссидентских» исследований, но именно на истории гонений против них, на первый взгляд, резонно. Однако, давайте вспомним, что все эти конкретно-содержательные сюжеты десятки раз рассматривались и на политклубах, и на прочих наших мероприятиях, и в выступлениях Т.М.Хабаровой на мероприятиях других организаций. О той же социалистической модификации стоимости, о диалектике производительных сил и производственных отношений и т.д. говорено и писано столько, что уже буквально язык не поворачивается вновь и вновь это повторять. Поэтому и в докладе идут ссылки на опубликованные работы, а не пересказ их содержания. Простите, это общепринятая норма научной процедуры. В конце концов, научные работы пишутся и публикуются для того, чтобы их читали и знали, хотя бы в общих чертах. И не требовали, чтобы автор каждый раз заново их пересказывал.

Впрочем, учитывая малодоступность наших публикаций и наше хроническое «отсутствие» в массовотиражной печати, мы, – возможно, – на одном из ближайших политклубов вернёмся к поднятому материалу и подытожим его в содержательном плане, коль скоро уж этого опять кому-то недостаёт.

Ю.А.Марьин не согласился не только с основным докладчиком, но и ни с кем из предыдущих ораторов, – что вызвало соответствующую реакцию публики, в результате чего выступление шло под сплошные, можно сказать, крики из зала.

Утверждалось, – к примеру, – что поскольку СССР продолжает существовать де-юре, то де-юре сохраняются и полномочия президента СССР – Янаева. /Шум в зале./ Почему Янаева, а не Горбачёва? Потому что Горбачёв, вернувшись из Фороса, не издал указа об отстранении Янаева с президентского поста, на который его назначил ГКЧП. А теперь его и подавно отстранить никто не может, ибо СССР как такового нет.

Снова была затронута и тема оккупации, оккупационного режима. То, что повсюду сидят советники из разных фондов, это не значит, будто мы в оккупации. В Китае в своё время было полно наших советников, но мы же Китай не оккупировали. Кроме того, оккупантов ведь уничтожают, а сейчас кого мы должны уничтожать? /Шум в зале./

Так что режим этот не оккупационный. Я не готов предложить другое название, но и с названием «оккупационный» решительно не согласен. Причём, этот режим, он «всерьёз и надолго».

Не согласен я и с Е.А.Новиковым насчёт Зюганова как Моисея, который водит нас по пустыне. Задача Зюганова – сохранить партийные структуры, чтобы потом было куда придти молодёжи. Вот он эту задачу и выполняет.

 

Резко возразил Ю.А.Марьину по поводу якобы продолжающихся президентских полномочий Янаева А.Г.Купцов.

Государство наше уже при самом его создании было определено как Республика Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Советы, они и законодательная власть, и исполнительная, а коллективным гарантом целеполагания является Коммунистическая партия. В советской структуре нет места для президента вообще, поэтому бессмысленно рассуждать о продолжении существования этой нелегитимной должности де-юре.

«Досталось» Ю.А.Марьину и от Т.М.Хабаровой в её заключительном слове.

Если теория предсказывает, что вот из этого получится вот то-то, – повторила свою позицию Хабарова, – и это действительно так и получается, – это безукоризненно подтверждённая практикой теория, даже если предсказание было отрицательным. А если теория говорит, что потекут молочные реки в кисельных берегах, но они не потекли, – это теория дрянная, практикой не подтверждённая. Оправдавшееся отрицательное предостережение – это такой же критерий практики для теории, как и всякий другой. Если вы строите мост, а я вам говорю, что он обрушится, и он обвалился, – чья была теория правильная, ваша или моя? Поэтому не надо наводить тень на плетень.

Что касается положительного содержания моих взглядов, то и сегодня упоминалось, что у нас огромный сайт в Интернете, идите, читайте и убеждайтесь; вот тут и брошюры распространяются. В докладе не случайно было сказано, что все эти мои предостережения, они не по наитию делались.

Что такое было в эпоху «развитого социализма», – вы тоже человек почтенного возраста и должны помнить, – что такое было в 70-х годах, когда Брежнев подписался под «концепцией развитого социалистического общества», послать в журнал «Коммунист» статью, что это всё чепуха ненаучная? Это можно было загреметь, знаете как? Что потом оттуда не выберешься. Поэтому, если человек такое написал, подпись поставил и послал, – а вот она статья, опубликована, чёрт побери, 1981-го года /Ю.А.Марьин, в свою очередь, пытается перебить оратора выкриками с места/, значит, это было неопровержимо. Т.е., это было абсолютно научно. Только потому я сейчас здесь и с вами.

Насчёт существования или несуществования президента СССР. СССР де-юре существует потому, что акт расторжения Союзного договора в Беловежье полностью нелегитимен. Потому что это не учреждение какого-то нового государства или союза государств, а это уголовное преступление по ст.64 Уголовного кодекса РСФСР «Измена Родине» – посягательство на территориальную целостность, государственный суверенитет, независимость и всё прочее Союза ССР. Это отражено в документах Съезда граждан СССР 1995г, и именно по этой причине, а не по какой иной, государство СССР де-юре продолжает существовать.

Все эти выкрутасы над Конституцией СССР, которые творились при Горбачёве, в том числе и введение президентства, они также нелегитимны в своей основе. Они подрывали устои советского государственного и общественного строя, и их нельзя рассматривать как «поправки» к Конституции. Это всё то же, замаскированное под «законодательный процесс», особо опасное государственное преступление по ст.64 УК РСФСР.

Поэтому никакой президент – ни Янаев, ни Горбачёв, – они все нелегитимны. Всё это просто шайка коллаборационистов, которая под диктовку геополитического противника вытворяла вот такие вещи над Советским государством. Заниматься же этим они имели возможность потому, что находились на высоких должностях, и оттуда, через все эти «Правды», «Известия», «Коммунисты» и пр., которые полностью были в их руках, они морочили голову народу. А народ, ну что поделаешь… /Снова выкрики с места, что, – мол, – американцы здесь ни при чём./ Да бросьте вы, они сами признались, что это им стоило несколько триллионов долларов. Оккупация, она и есть оккупация.

Вот вы говорите, – сидели наши советники в Китае. Да, но это была братская классовая помощь одного пролетарского государства другому пролетарскому государству. А у нас-то кто сидит с 1992 года? «Консультанты» из страны, которая является по отношению к нам, вот именно, геополитическим противником, которая и не скрывает, что вела с нами войну. Ёлки-палки, они в 2001г. праздновали десятилетие своей победы в Третьей мировой войне /Крик с места./, медаль специальную изготовили и тысячи людей этой медалью наградили. Значит, там у них была война? А у нас, выходит, никакой войны не было, интересное дело…

Они ещё в 1948г., в знаменитой директиве СНБ 20/1 писали, что мы, – дескать, – не сможем такую необъятную страну, как Советский Союз, с огромным народонаселением, оккупировать в общепринятом смысле, а мы должны поставить там такое правительство, которое будет выполнять то, что нам нужно. Вот они и поставили у нас эти коллаборационистские правительства, которые выполняют то, что нужно нашему геополитическому противнику. Причём, и сами американцы считают это именно оккупацией. И мы должны так же считать. А вот такие, извините, как вы, – люди с таким менталитетом, – тормозят освобождение страны, вот что вы делаете. Чем дольше мы сидим в оккупации, не понимая, что мы в оккупации, – они-то ведь время зря не теряют. Вот скоро Россию начнут расчленять, как расчленили СССР, а мы всё будем приговаривать, – да, у нас тут не война, тут неизвестно что… /Крик с места./

 

Снова и снова поражает остервенение, что ли, – по-другому это не назовёшь, – с каким определённая часть наших «левых» лезет из кожи вон, оспаривая поистине железобетонные факты оккупации страны, коллаборационистской природы правящего режима, а также вырастания нынешнего коллаборационизма из почти сорокалетней подрывной деятельности «пятой колонны», реанимированной в послесталинский период. Восхваляют Хрущёва (как тот же Ю.А.Марьин), выгораживают Зюганова, ностальгируют по «президенту» Янаеву… Казалось бы, нормальный советский человек радоваться должен, узнавши, что и в «застойные» времена были у нас учёные, которые с марксистских позиций восставали против тогдашних пятиколонников и головотяпов на руководящих постах. Что в их лице непобеждённый, несломленный марксизм необоримо доказывал в этих противостояниях свою прогностическую силу и нарабатывал фундамент для решения тех задач, которые ведь, хочешь – не хочешь, но придётся решать по возвращении законной власти в стране. Спрашивается, – ну как этому не порадоваться? Ан нет, – всё им не так, захлёбываются прямо от какой-то уму непостижимой злости. (Достаточно послушать аудиозапись некоторых фрагментов нашего политклуба.) И сами-то, похоже, не понимают, – на что, собственно, злятся и в каком свете недодуманное это злыдничество рисует их самих. Ведь так или иначе вещи всё равно встанут на свои места. Хотелось бы посоветовать товарищам (кстати, отнюдь не впервые), – прикиньте хоть раз, как вы вот тогда выглядеть будете?

 

Из выступлений, тематику политклуба непосредственно не затрагивавших, упомянем, всё-таки, изобретателя В.Я.Цернеса, коллегу нашего С.Г.Шалупова из Челябинской обл. (см. «Советы граждан СССР» /г. Ростов-на-Дону/ №8, февраль 2008г., стр.14), работающего в области ветроэнергетики.

Заявив, что он чувствует себя действительно находящимся на оккупированной территории, в буквальном смысле этого слова, В.Я.Цернес призывал оказать любую материальную, информационную, организационную поддержку энтузиастам, продолжающим активную изобретательскую деятельность в условиях практически полного отсутствия какой-либо заинтересованности в этом со стороны государства и того, что именуется «бизнесом».

Мы также от себя надеемся, что призывы эти, в конце концов, не останутся втуне. Связаться с Владимиром Яковлевичем можно по телефону 8.916.204.32.96.

Информбюро Исполкома СГ СССР


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/868
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru

Опубликовано Разделы 36. Марксистско-ленинская теория в предперестроечный период и в оккупированном СССР