Гражданство СССР: дальше отступать некуда

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
кандидат философских наук
Т.Хабарова

Выступление
на V заседании политклуба
Московского центра
Большевистской платформы в КПСС

Москва, 24 августа 1994г.

К ВОПРОСУ о советском гражданстве Большевистская платформа обращается, – как вы наверняка уже заметили, – далеко не первый раз. И мне чрезвычайно хотелось бы, чтобы была понята, наконец, причина такой нашей настойчивости.

Разумеется, этот вопрос не висит просто в воздухе сам по себе. Он вплетён в общий проблемный клубок, связанный с судьбой СССР. И из этого клубка на сей день не так много высовывается «хвостов», чтобы не попытаться потянуть за каждый, который только можно углядеть. Я вот лично, так никакого другого «хвоста» попросту и не вижу. Поэтому давайте попробуем лишний раз подробно разобраться, откуда и куда эта нить ведёт и что реально из неё можно извлечь.

 

В ПОЛИТИКЕ вообще главная проблема и корень успеха (или, соответственно, безуспешности) любых предпринимаемых действий – это правильная ОЦЕНКА ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ. Эта оценка должна отвечать объективному положению вещей, она должна «ложиться» на объективную закономерность развития событий. Тогда и всё дальнейшее получается как бы само собой, как у спортсмена в виндсерфинге, если он сумел оседлать гребень волны. Ну, а последствия неадекватной оценки тоже понятны: «волна» событий не осёдлывается, они идут своим чередом и легко могут при этом неудачливых политиков собою накрыть.

Как же следует оценить ситуацию, которая на сей день имеет место в стране, каковы объективные тенденции её развития в обозримом будущем?

На этот счёт в нашем левом движении сегодняшнем существует, – если брать укрупнённо, – две точки зрения.

Одна точка зрения, – что в стране происходит РЕЦЕССИЯ, или попятное движение, в значительной степени саморазложение существовавшей ОБЩЕСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ, идёт процесс РЕСТАВРАЦИИ КАПИТАЛИЗМА, причём он практически почти уже завершён. Всё советское и социалистическое стёрто в порошок, нужно готовить новую – вторую, как обычно говорят, – социалистическую революцию. Это точка зрения, в основном, партий и групп, объединившихся в последнее время в так называемый Роскомсоюз. Практически, это точка зрения исторической ОБРАТИМОСТИ социалистических завоеваний.

Своеобразная разновидность этой точки зрения – это взгляды умеренного, скажем пока так, крыла нашего движения, где находятся, главным образом, КП РФ и ряд патриотических объединений. Здесь тоже считают, что реставрация капитализма фактически произошла, но в этом, в общем-то, нет ничего особо страшного, просто надо этому капитализму придать национальную окраску, и дальше можно будет нормально жить, как живут повсюду в пресловутом «цивилизованном мире».

Другая точка зрения, – которой, насколько я могу судить, наиболее последовательно придерживается в своих документах Большевистская платформа (и в своё время она была очень чётко выражена в выступлении С.Терехова на Всеармейском офицерском собрании в Ленинграде в июне 1993г.).

Эта точка зрения состоит в том, что страна не в каком-то метафорическом и иносказательном, но в самом буквальном смысле находится в состоянии войны, она разгромлена и оккупирована, и вот то зрелище якобы реставрированного капитализма, которое мы вокруг себя наблюдаем, это есть такая же насильственно создаваемая оккупационными властями видимость, какую можно было наблюдать повсюду на оккупированной территории СССР во время, скажем, Великой Отечественной войны. Как только территорию освобождали, от этой видимости не оставалось и следа, и как по мановению волшебной палочки, восстанавливались социалистическая система хозяйствования и советский политический строй, причём в ряде мест этот процесс шёл стихийно. Так, в Белоруссии крестьяне восстанавливали колхозы – под теми же названиями – сами, не дожидаясь никаких указаний сверху на этот счёт. Никому и в голову бы не пришло утверждать, будто вот та внешняя картина реставрация частнособственнического уклада, которую усиленно стремились создать оккупанты, будто это есть какая-то, хоть в какой-то степени закономерная рецессия, деградация самого советского общественного устройства. Нет, просто пришли оккупанты и механически всё поломали.

Сегодняшняя наша война гораздо более сложная, тяжёлая и коварная, оккупанты руками «пятой колонны» несколько десятилетий ломали систему изнутри. Им необходимо было создать впечатление, будто система саморазрушилась, рухнула под тяжестью собственных противоречий, которые и завели её в тупик. Конечно, – противоречия у системы были, они есть и будут; и порой они достигали опасной степени обострения. Но не внутренние противоречия социализма как таковые привели страну к нынешней катастрофе, – потому что все эти противоречия поддавались разрешению в рамках самого же социализма. Катастрофа – это целиком и полностью результат беспрецедентной по своим масштабам диверсии, которая перешла затем в агрессию, причём этапы этой диверсии можно с большой точностью отследить шаг за шагом.

Что же касается собственно исторических накоплений, или отложений, социализма – экономических, политических, культурных, социальных, – то они, как это ни прозвучит парадоксально в сегодняшней обстановке, в решающей мере сохраняют свою НЕОБРАТИМОСТЬ. Таким образом, это точка зрения НЕОБРАТИМОСТИ социалистических завоеваний.

В чём же выражается эта историческая необратимость социализма?

Если сформулировать коротко, то она выражается в том, что:

уже в самой ближней исторической перспективе, дальнейшее сколь-либо нормальное существование и тем паче развитие той шестой части земного шара, которую занимал Советский Союз, всего этого огромного евроазиатского средоточия планеты, со всеми его людскими, материальными и природными ресурсами, – существование и развитие этого региона возможно только на социалистическом пути, причём социалистическом однозначно и бескомпромиссно. Т.е., на пути решительного утверждения и углубления социалистических начал, но не их размывания, не «конвергенции» какой-то с кем-то и т.д.

Здесь, у нас, была открыта и опробована в действии уникальная, суперсовременная, прямиком уводящая в XXI век форма интеграции экономики на огромных пространствах – ЕДИНЫЙ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКС; были впервые открыты и опробованы в действии, причём достаточно успешно, схемы его структурирования и управления им. Народнохозяйственный комплекс, а не водородная бомба, не межконтинентальные ракеты, – вот было наше главное сверхоружие в соревновании с Западом, и именно поэтому Запад на протяжении нескольких десятков лет ломал, корёжил, уродовал, громил его изнутри, руками неотроцкистского и необухаринского охвостья внутри страны.

Здесь, у нас, была впервые открыта и опробована в действии также уникальная и суперсовременная по своим историческим характеристикам система политической интеграции огромных масс населения, с самыми, казалось бы, несовместимыми этническими, религиозными, культурно-историческими корнями. Эта система – СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ, консолидирующая людей не по национальному, но по открыто классовому признаку, по признаку их принадлежности к единому интернациональному братству производительного труда.

То же самое можно сказать и о СИСТЕМЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ОСНОВНЫХ ЖИЗНЕННЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ гигантских людских масс через неоплачиваемые фонды общественного потребления.

То же самое можно сказать и о советской системе воспитания и образования детей и юношества, и о советской системе мощного государственного патронирования науки и культуры, – по которой теперь волками воют разрушившие её дуроломы из разных академий и творческих союзов, – и о многом, многом другом.

Всё это были не какие-то цивилизационные тупики, – как нас всё время пытаются уверить, – напротив, это были прорывы в цивилизацию XXI века. Именно с этим боролся капиталистический Запад в Третьей мировой войне. Но победоносны в истории, по большому счёту, только войны за правое дело. И поэтому Третья мировая война, как грязнейшая и подлейшая из всех войн, какие знало человечество, неизбежно будет Западом проиграна. А цивилизованный мир – подлинно цивилизованный – в нашем с вами лице столь же неизбежно должен будет вернуться вот на эти выше обрисованные исходные рубежи, на эти стартовые площадки, чтобы с них продолжить временно прерванное движение вперёд.

 

ТЕПЕРЬ хотелось бы обратить внимание вот на что, – уж коль скоро мы постановили, что находимся на войне. У войны своя логика. Вот стоит задача по освобождению территории от вторгшегося противника. Стратегическая директива на решение этой задачи гласит: выйти на государственную границу, – т.е., вот именно, на исходные рубежи, – противника выбросить за пределы госграницы по её состоянию на момент начала войны. Ни один грамотный полководец не будет планировать одновременно завоевать половину территории противника, ещё прихватить кусок у третьего государства, которое вообще с нами не воевало, а четвертому тут же на ходу что-то уступить. Если директива будет формулироваться таким образом, то с уверенностью можно предсказать, что противника с захваченной им территории выдворить так и не удастся. Мало того, не исключено, что накличешь себе ещё другого и третьего врага. Что-то прирезать, что-то уступить, – это всё потом. Сначала восстанавливается целостность госграницы.

Взглянем теперь на наш театр военных действий, где реально разворачиваются события Третьей мировой войны. Вообще всякая война ведётся не просто и не только за территорию, за место, как говорится, под солнцем, – она всегда ведётся и за место в истории, в общем потоке мирового цивилизационного развития. И вот у Третьей мировой войны эта особенность выражена так ярко, как ни у какой другой до сих пор. По существу, она почти вся, все её решающие события переместились, так сказать, из чисто географического пространства в пространство историческое. На территории-то, как на таковой, вроде бы никаких открытых сражений с врагом и не разыгрывается. Воюем только друг с другом. Армия противника находится в местах её постоянной дислокации. И тем не менее, развал, разгром и оккупация – налицо.

Поэтому вот те самые исходные рубежи, о которых шла речь выше, их надо искать и определять не как географическую какую-то данность, но как данность историческую. Если мы правильно вернёмся в нужную точку нашего прерванного, надломленного исторического развития, то мы в известном смысле автоматически вернёмся и из СНГ в СССР. Точно так же, как мы, не сходя с места, очутились в чужой стране, когда противнику удалось сшибить нас с нашей исторической траектории.

Итак, исходным рубежом в историческом пространстве, за который противника необходимо вытеснить, следует считать общие экономические и политические параметры страны где-то на уровне 1985.года. И не потому, конечно, что состояние нашего общества в тот момент было уж очень хорошим, – нет, там наблюдалась масса кризисных явлений. Но всё же можно было совершенно определённо считать, что с социалистической траектории развития мы, в общем и целом, не сошли, она ещё явно не прерывалась, и все наши беды тогдашние при умелом руководстве были устранимы в пределах, как говорится, социалистического выбора.

Ну, а зафиксированы где-нибудь эти общие исходные параметры, чтобы на них можно было ориентироваться? Конечно, зафиксированы. Они развёрнуто зафиксированы в Конституции СССР 1977 года. Хочу сразу сказать, что в 1977 году, когда обсуждался проект этой Конституции, я написала и отправила в Президиум Верховного Совета СССР, в ЦК и в другие традиционные для того времени адреса увесистую научную работу с подробной критикой недостатков этого проекта. Так что мне прекрасно известно, насколько этот документ далёк от совершенства и какие огрехи в нём имеются. И тем не менее, я повторю снова, когда речь идёт о восстановлении государственной границы в процессе освобождения страны, то не рассуждают, хорошая она была или плохая, а просто – для начала – восстанавливают её в первозданном виде и запирают на замок.

Вот теперь давайте посмотрим, как мы ведём войну. Нетрудно убедиться, что так, как мы её ведём, у нас нет и не будет никаких шансов её выиграть.

Вот Конституция СССР, глава 2, ст.10:

«Основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности».

И дальше там одна за другой идут прекрасные статьи, в которых кое-что кое-где поднапутано и подпорчено, но в целом, на фоне сегодняшнего бедлама, они звучат «слаще звуков Моцaрта», как поётся в одной замечательной опере.

Ст.16: «Экономика СССР составляет единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны.

Руководство экономикой осуществляется на основе государственных планов экономического и социального развития» и т.д., я не буду продолжать, потому что тут не остановишься.

И это не просто сказки здесь написаны, это действительно так и было. И всё это вместе взятое, это как бы эквивалент нашей государственной границы в историческом пространстве. Сюда нам жизненно необходимо, объективно необходимо вернуться. Сегодня у нас множество партий и движений, все на словах, вроде бы, восстанавливают СССР. Но кто-нибудь чётко, однозначно написал в своей программе, что экономическую основу возрождаемого СССР должна и будет составлять планово управляемая социалистическая собственность в двух её формах – государственной и кооперативно-колхозной? Нет. (Оговорюсь, кстати, что в «Большевистской платформе» это написано.) Одни проповедуют советизацию экономики, с практически полным отключением отраслевого управления, другие – корпоратизацию, третьи – создание системы самоуправляемых народных предприятий, четвертые вообще зовут выращивать национальный капитал. Что было бы, если бы Советское правительство вот с такими установками выходило на территории, освобождаемые от немецко-фашистских захватчиков? Давайте вместо планового восстановления народного хозяйства делать корпоратизацию, советизацию и свободные народные предприятия? Через короткое время на этих землях образовался бы сумасшедший дом вроде нашего сегодняшнего, а потом немцы бы опять пришли, и на этом бы всё закончилось.

Суммируя; для каждой партии, действительно нацеленной на воссоздание СССР, программой фактически должна была бы стать Конституция СССР. И – свод поправок, дополнений, изменений к ней, план законодательных работ, но проводиться этот план должен, обязательно отталкиваясь от Конституции и после её восстановления в действии, – а не до и не во время восстановления. И вот тогда наш коммунистический разброд естественно превратился бы в то, о чём всё время говорит Большевистская платформа: в единую партию с единой целью и несколькими платформами, выражающими разные варианты движения к этой цели. И в этой единой партии куда легче было бы сделать то, чего мы никак не можем сделать сейчас: вымести всех тех, кто только пустословит о возрождении СССР, а на поверку имеют в виду нечто к делу совершенно не относящееся.

Вообще от каждой партии, которая говорит о восстановлении СССР, следовало бы потребовать, чтобы она в своих программных документах выразила официальное призвание действия де-юре Конституции СССР 1977 года (без всяких горбачёвско-ельцинских поправок) в намерение добиваться восстановления её действия де-факто. Вот это, мне думается, и есть та незыблемость, на которой движение – во всяком случае, его здоровая часть – могло бы и размежеваться, и объединиться, и сплотиться. А то все кричат об СССР, а спроси любого наугад о Конституции – и выясняется, что одному руководящая роль партии не нужна, другому государственная собственность мешает, третьему министерства костью в горле встали, четвёртому выборы по территориальным округам претят и т.д., и в результате никакого СССР им, в сущности, и не надо, это просто ритуальная речёвка, чтобы срывать аплодисменты на митингах.

 

ИТАК, будем считать, что мы определили пункт, куда нужно двигаться, и тем самым базу для сплочения.

Следующий вопрос – на что опереться в окружающей нас реальной действительности? Вот мы на оккупированной территории, оккупанты наши флаги отовсюду посрывали, институты нашей власти порушили. Разных коллаборантов назначили губернаторами, мэрами, префектами. Тыла нет, – где наши сидят и куют победу. Географически тыла нет, – он тоже весь переместился в историческое пространство. Совершенно очевидно, что опереться можно только на конкретных, живых людей, которые продолжают сохранять верность советскому началу. И не просто они грустят, тоскуют о нём и выражают пожелание, чтобы оно вернулось. Нет, реальной опорой могут служить только люди, которые политически и, если угодно, физически ощущают себя частицами того, советского мира, советской государственности и готовы в качестве таких частиц предпринять какие-то конкретные действия: по крайней мере, собраться, слипнуться в какую-то единую массу и заявить о своём существовании.

Но принадлежность к определенной государственности, она суммарно и выражается понятием ГРАЖДАНСТВА. Поэтому, если целесообразно от партий потребовать, чтобы они официально подтверждали правомочность для них де-юре Конституции СССР, то аналогичное требование целесообразно было бы предъявлять и участникам движения – и сочувствующим в том числе – в индивидуальном порядке. Пусть человек определится как гражданин СССР, заявит о своём твёрдом намерении оставаться де-юре советским гражданином и предпринимать в качестве такового какие-то конкретные политические действия. Вот наша действительная социальная база: СОВЕТСКИЙ НАРОД. Это он – носитель и субъект Советской социалистической государственности. Не надо формулировку о советском народе как новой исторической общности людей отдавать на растерзание антикоммунистам. (Напомню, кстати, что эта формулировка также записана в преамбуле Конституции СССР.) А кто же, простите, какая человеческая общность самоопределилась в форме Союза Советских Социалистических Республик? Русские? Казахи? Украинцы? Русские + украинцы + казахи? Это он – советский народ – так самоопределился, это форма ЕГО исторического и политического самоопределения. Это его право на самоопределение было попрано, когда развалили СССР. И это он, только он и именно он может и обязан потребовать, чтобы это его попранное право было восстановлено.

Но для этого ему нужно как-то консолидироваться, и помочь ему консолидироваться – это, на мой взгляд, одна из главнейших, если не главная задача коммунистов сегодня. А не судачить без конца о рабочем классе и интеллигенции. Я уже не говорю о Постоянно действующем президиуме Съезда народных депутатов СССР. Ну кому, как не им, этим заниматься. Вообще какая-то из наших партий – скорее всего, сама КПСС – должна была бы объявить себя Партией граждан СССР и возглавить борьбу, вот именно, советского народа за его восстановление в попранных исторических правах.

 

СПУСТИМСЯ теперь ещё этажом ниже – на уровень уже непосредственно бытовой. Как весь этот сюжет с гражданством выглядит здесь.

Вся пикантность ситуации заключается в том, что – несмотря на оккупацию и видимую смену общественного строя – все мы с вами официально и номинально до сих пор являемся гражданами СССР. Паспорт – это слишком важный правовой документ, чтобы кто-то мог утверждать, что, мол, в паспорте у вас написано одно, а на самом деле – совсем другое. Для любого законопослушного гражданина – я подчёркиваю, законопослушного – во всех этих вопросах (фамилии, имени, отчества, гражданства, даты рождения и т.д. – идентификации личности, короче говоря), во всех этих вопросах для него на самом деле есть только то, что написано у него в паспорте. Если где-то в другом месте о моём гражданстве написано нечто иное, чем у меня в паспорте, значит, мне гражданство сменили помимо моего ведома и согласия, т.е. произвольно, а это грубейшее нарушение международных пактов о правах человека. Ст.15 п.2 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Никто не может быть произвольно лишён своего гражданства или права изменить своё гражданство».

Режим при решении данной проблема действовал осторожно, хитро, старался не совать палку слишком глубоко в муравейник и, на мой взгляд, перехитрил сам себя. И совершенно непростительно, что драгоценное время уходит, а мы этим его «перехитряжем» так и не воспользовались.

В начале 1992г. был принят Закон о гражданстве Российской Федерации, причём в тексте там везде идёт аббревиатура РСФСР.

Ст.12 п.1е этого закона:

«Гражданство РСФСР приобретается путём выбора гражданства (оптации) при изменении государственной принадлежности территории…» И т.д.

Ст.13 п.1:

«Гражданами РСФСР признаются все граждане бывшего СССР, постоянно проживавшие на территории РСФСР на день вступления в силу настоящего Закона, если в течение одного года после этого дня они не заявят о своём нежелании состоять в гражданстве РСФСР».

Вот этот указанный здесь срок истёк 6 февраля 1993г. Если сопоставить две эти статьи, то тут, во-первых, делается намёк, что государственная принадлежность территории изменилась – был СССР, теперь его нет. Во-вторых, также каким-то полунамёком, гражданам СССР вроде бы предлагается выбрать между советским гражданством и гражданством Российской Федерации. И даже устанавливается срок этого выбора, по истечении которого граждане «бывшего СССР» автоматически считаются этот выбор сделавшими и перешедшими из советского гражданства в российское, причём советское гражданство – опять-таки «вроде бы» – после этого утрачивается. Хитро, ничего не скажешь, но уж слишком хитро.

Прежде всего, всю хитрость портит аббревиатура РСФСР. Она снимает всякие разговоры об изменении государственной принадлежности территории: ничего не изменилось, как была РСФСР, так и осталась. Поэтому с какой стати мне назначают какие-то сроки для подтверждения моего нахождения в гражданстве РСФСР? Гражданином РСФСР я и так являюсь, как говорится, всю дорогу. И наконец, господа хорошие, столь серьёзные вещи, как изменение гражданства, так по-шулерски не делаются. Уж если вы хотели людей поставить перед фактом, что они своего советского гражданства лишаются, то надо было, как минимум, хоть объяснить общественности ситуацию, чтобы человек понимал, что с такого-то дня его советское гражданство юридически считается утраченным. И это – на месте режима – обязательно надо было в обозначенные сроки удостоверить каким-то правовым актом: записью, штампом в паспорте, ещё до обмена паспортов. А так, что же… Так мы просто граждане СССР, и никаких претензий к нам на этот счёт со стороны властей быть не может. Мы, простите, нигде и никак, ни в какой форме от гражданства СССР не отрекались, заявлений не писали, штампов в документах не ставили. Да, вы там что-то такое подразумевали, но мы ваши мысли на расстоянии читать не обязаны. Покажите мне бумагу за моей подписью, где я в здравом уме и твёрдой памяти отказываюсь от советского гражданства. Такой бумаги нет. Вы разрушили СССР и считаете это изменением государственной принадлежности территории, а я считаю это государственным преступлением против моей Родины – Советского Союза. Вот, в общем-то, и весь разговор.

Так что, товарищи, у нас на сегодняшний день пока ещё существует, – и существовала всё это время, хотя мы её, халатнейшим образом не использовали, – возможность открыто, спокойно действовать, в условиях оккупационного режима, в качестве граждан СССР. Вы спросите, может быть, – а что это нам даёт, в конечном итоге, в сегодняшней ситуации? Да много чего даёт. Из гражданства как из принадлежности к определённому общественному устройству вытекают все права и обязанности индивида. Если мы не отреклись от своего гражданства, то мы и от своих гражданских прав не отрекаемся, в том числе и в первую очередь – от права собственности. Почему кругом идёт наглая дележка между ворами и мошенниками того достояния, которое создано нашими руками и которое мы – советский народ – никому не подарили, не завещали, не уступили, не передоверили? Да, от нашего имени всё это спустили ворам всевозможные съезды и Верховные Советы, которые так избирались, что сами на три четверти из таких же мошенников состояли. Но в последнем-то счёте собственность не депутатам принадлежит, а нам, народу. И если народ, наконец, об этом вспомнит, то это будет, вот уж поистине, лучше поздно, чем никогда.

А если народ сумеет ещё и заявить об этом в сколь-либо весомой форме, то будет совсем замечательно. Но весомо такие заявления прозвучат только в том случае, если его, этого нашего советского народа, наберётся достаточно много. Собирать бы его надо всеми силами, человечка к человечку, – советский народ. В реальном, живом человеческом, так сказать, исполнении. Ведь это и есть та форма, в которой СССР материально, осязаемо существует в нашей сегодняшней действительности и из которой он снова должен вырасти в прежнюю великую державу. Вот чего никак не хотят понять устроители наших бесчисленных комитетов, движений, конгрессов и т.д. «за СССР», – что СССР сегодня, это люди, которые не по инерции, не машинально, а сознательно носят в кармане паспорт советского гражданина и полны решимости никогда с ним не расставаться.

 

ТЕПЕРЬ, что мы будем делать, если паспорта нам всё-таки попытаются поменять?

Предложения Большевистской платформы на этот счёт давно известны, в общем-то, и они состоят в том, чтобы попробовать оформить двойное гражданство, поскольку таковое ельцинской конституцией допускается. Законом о гражданстве РФ предусмотрена определённая стандартная форма таких ходатайств, мы, соответственно, по тому образцу, который приведён в тексте закона, сделали примерный макет и некоторое время тону назад начали его распространять. Разумных откликов, правда, пока не поступило. Такие макеты наверняка есть и у кого-то из вас, потому что их распространяли на предыдущих заседаниях политклуба. Нам бы хотелось, чтобы люди внимательно изучили бумагу и приняли для себя решение: готовы ли они будут вот на этих условиях вступить в борьбу за сохранение советского паспорта, за право оставаться советским гражданином, если дело действительно примет такой оборот, что придётся ходатайствовать об оформлении двойного гражданства. Мы просили бы также сообщить об этом нам, – просто потому, что я на нашем политическом горизонте не вижу пока никого другого, кто проводил бы эту работу. Мы с нашими предложениями обращались и к Конгрессу народов СССР, и к оргкомитету анпиловского вече, и на пленумах Совета СКП–КПСС я неоднократно пыталась поднять этот вопрос, и много раз персонально говорила с Сажи Умалатовой, и с кем только не говорили, вплоть до представителей фракции Жириновского в Думе. Безрезультатно.

Поэтому, хотя наши мизерные материальные и организационные возможности совершенно не соответствуют масштабу этой задачи, мы попросту вынуждены начать это делать сами. Я хочу особо подчеркнуть, что это не создание какой-то новой организации, где подчас и дела-то никакого нет, но зато моментально появляются политсовет, сопредседатели, всевозможные начальники практически не существующих структур, которые потом годами снимают жирные политические сливки ни с чего иного, как, в общем-то, с народной трагедии. Мои товарищи и я, мы здесь выступаем просто как группа самых рядовых и равных между собой граждан СССР, которые твёрдо решили таковыми до конца своих дней остаться. Мы ищем пути к этому, и мы видим вот такой путь, на который мы ступили сами и вас призываем присоединяться. К сегодняшнему заседанию политклуба мы составили обращение от имени нашей небольшой инициативной группы, в нём вкратце изложено примерно то, о чём я сегодня говорила. Не надо принимать это обращение за какой-то манифест, декларацию и т.п. Это текущий рабочий документ. Замысел был такой, что к тексту обращения прилагаются два экземпляра вот того макета ходатайства о двойном гражданстве, о котором шла речь выше, и тот, кто пожелает к этому нашему начинанию присоединиться, один экземпляр ходатайства оставляет у себя, один возвращает нам с указанием минимальных паспортных данных. Это всё в тексте обращения оговорено.

 

КОНЕЧНО, когда мы с этим ходатайством торкнемся в соответствующие органы, – а подавать его нужно в органы внутренних дел по месту жительства, – нам на сто процентов скажут, что не может быть никакого двойного гражданства с несуществующей страной. Но тут надо ясно представлять себе, что, во-первых, вопрос о стране ещё по меньшей мере спорный, поскольку народ не давал согласия на её разрушение, а даже совсем наоборот. А во-вторых, гражданство – институт до известной степени самостоятельный. Допустим, люди жили в каком-то островном государстве. Они уехали временно оттуда, а островок тот в их отсутствие провалился в тартарары, – ну, поглотила его пучина морская. Что же, и гражданство у них исчезло? Да ничего подобного. Они продолжают оставаться гражданами этого своего островка и, может быть, если найдут другой подходящий остров или им кто уступит, они там оснуют государство с точно такими же параметрами, как было. Носители гражданства – люди, а не географическая территория, и если они намерены восстановить своё государство, пусть и потерпевшее катастрофу, их гражданство безусловно сохраняется. А мы твёрдо намерены Советское государство восстановить и ни от кого не собираемся это скрывать, в том числе и от Ельцина. Да он и сам без нас это знает. И потом, опять тот же мотив, – где ясный, недвусмысленный правовой акт о прекращении нашего советского гражданства и о нашем согласии на это? Нет такого акта. Значит, гражданство СССР продолжается. И мы ставим вопрос о его сохранении, наряду с вынужденным и временным гражданством в оккупационной «РФ», чтобы у людей не возникали на каждом шагу житейские проблемы, без которых вполне можно обойтись.

Два слова о положении в союзных республиках.

Ст.18г Закона о гражданстве РФ гласит:

«В порядке регистрации гражданство РФ приобретают граждане СССР, постоянно проживающие на территории других республик, непосредственно входивших в состав бывшего СССР по состоянию на 1 сентября 1991 года, если они не являются гражданами этих республик и в течение трёх лет со дня вступления в силу настоящего Закона заявят о своём желании приобрести гражданство РСФСР…»

Срок истекает 6 февраля 1995г.

Стало быть, если в союзной республике их вновь принятый закон о гражданстве допускает двойное гражданство, то можно товарищам порекомендовать действовать совершенно аналогично тому, как мы намереваемся действовать у себя в РСФСР. А если там двойного гражданства нет, то не упущено ещё время до 6 февраля 1995г. «перебраться» в российское гражданство и здесь, что же, – влиться в наши ряды. Что будет, то и будет, немедленного и бесхлопотного успеха мы ведь тоже гарантировать не можем. Хочу только подчеркнуть, что ввиду скорого истечения этих сроков надо начинать действовать, иначе мы потом ещё усложним себе задачу тем, что формальные сроки пропущены.

 

ТОВАРИЩИ, время у меня истекает, обо всех этих вещах можно говорить очень долго, и вы все видите, что многие вопросы поневоле остались за кадром. Я думаю, что мы по этой проблематике ещё соберёмся, и возможно, не один раз. Так что вы пока обдумайте ту пищу для размышлений, которая была представлена сегодня, и возможно, у вас возникнут какие-то встречные предложения, соображения и т.д., с которыми вы можете по нашим контактным телефону и адресу на нас выйти, не дожидаясь следующего заседания политклуба. Материалы сегодняшнего заседания, пусть в самом примитивном виде, но будут изданы и вам предложены, – как изданы уже и распространяются материалы первого заседания, апрельского.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/253
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru