О текущей политической ситуации в стране и в коммунистическом движении, стратегии и тактике действий Большевистской платформы в складывающихся условиях

Резолюция
Расширенного пленума
Оргкомитета Большевистской
платформы в КПСС

Москва, 24 июля 1993г.

СИТУАЦИЯ в стране характеризуется настойчивыми усилиями оккупационных властей легитимизировать и сделать необратимыми развал Советского государства, уничтожение социалистического общественного строя и колонизацию территории СССР транснациональным капиталом, при активной поддержке ускоренно выращиваемой отечественной криминально-компрадорской буржуазии.

Под вывеской пресловутых «реформ» продолжается чётко скоординированное, планомерное разрушение оборонного, промышленного, сельскохозяйственного, научно-технического, культурного, кадрового потенциала страны, разграбление её природных ресурсов. Практически демонтирована десятилетиями складывавшаяся, внутренне сбалансированная система союзнических отношений на международной арене, – без приобретения чего-либо равноценного взамен. Реальна угроза принятия, – в обход действительного волеизъявления народа и в прямое попрание его объективных национальных интересов, – новой так называемой «конституции» Российской Федерации, единственным смыслом которой является окончательная ликвидация институтов Советской власти, стимулирование дальнейшего распада национальной государственности и удаление последних препон на пути разворовывания народного достояния, – в том числе и с участием иностранцев. Искусственными, провокационными способами продолжает нагнетаться межнациональная рознь и напряженность, поддерживаются уже существующие и разжигаются новые очаги межэтнических конфликтов. Подлинным преступлением против десятков миллионов рядовых тружеников явилась насильственная «долларизация» всей системы товарно-денежных отношений в стране, подгонка её под натуральную покупательную способность доллара, – которая, как выясняется, была многократно ниже натуральной покупательной способности безнаказанно оскорбляемого советского рубля. Чтобы «конвертировать» рубли в доллары, их реальную покупательную способность принудительно, вот уж поистине командно-административными мерами занизили в тысячи раз, что привело к скачкообразному падению жизненного уровня основной массы трудящихся и к баснословному удешевлению советской рабочей силы для иностранного и любого «валютного» её эксплуататора.

Идёт беспрецедентный не только для мирного, но и для военного времени спад производства. (Достаточно сказать, что даже в период Великой Отечественной войны промышленное производство падало лишь с июня по ноябрь 1941г., в декабре 1941г. этот процесс был приостановлен, а с марта 1942 года производство начало расти темпами, достигавшими по ряду позиций 15-20 и более процентов в год.) С прилавков исчезают дешёвые и высококачественные отечественные товары, – истинную цену которым, как оказалось, прекрасно знают за рубежом, – их вытесняют крикливо упакованные залежавшиеся неликвиды с западных рынков, к тому же ещё и недоступные рядовому потребителю из-за своей дороговизны.

Не следует недооценивать целенаправленных усилий режима по наращиванию для себя адекватной социальной базы. Созданием условий для всевозможных способов беспрепятственного криминального и полукриминального обогащения, выборочным подкупом тех или иных категорий трудящихся за счёт инфляционного финансирования, посулами и приманками различных форм соучастия в растаскивании общенародной собственности, массированной антисоветской и антисоциалистической пропагандой режим удерживает под своим политическим контролем значительную часть населения. Не считаться с этим нельзя. Ситуации общенационального стихийного взрыва протеста против разверзающейся катастрофы на сей день в государстве нет (хотя, конечно, в нынешней обстановке глубокой общественной нестабильности и деградации не исключено её быстрое развитие в любой момент). Вспышки возмущения отдельных социальных групп носят пока, в конечном итоге, локальный характер, не поднимаются до широких политических обобщений.

 

МЕЖДУ ТЕМ, степень организованности, сплочённости и боеготовности левых, в первую очередь коммунистических сил явно не отвечает серьёзности момента.

В коммунистическом движении по-прежнему отсутствует организующее, консолидирующее ядро, нет яркого, безоговорочного лидера общенационального масштаба. Коммунистам трудно выбирать между множеством примерно равноценных вождей «второго эшелона» и партий, из которых ни одна не способна и объективно не готова взять на себя главенствующую роль.

Большевистская платформа продолжает придерживаться того своего убеждения, что результативно возглавить левый, антиколонизаторский фронт может и должна, по логике вещей, лишь партия, имеющая реальный исторический опыт государственного, хозяйственного, оборонного и пр. строительства и руководства, – т.е., как мы всё время повторяем, обновлённая и очищенная от оппортунистической, меньшевистской гнили КПСС.

Убеждение это базируется на нашей суммарной оценке положения в стране как СОСТОЯНИЯ ВОЙНЫ. Аналогичная оценка, причём с развёрнутой аргументацией, дана руководителем Союза офицеров С.Н.Тереховым в его докладе на Всеармейском офицерском собрании в Ленинграде 26-27 июня с.г. (см. «Советская Россия» от 29 июня с.г., стр.3). Мы консолидируемся с основным тезисом указанного доклада, трактующим первоочередную задачу антиколонизаторских сил как «задачу организации обороны страны в условиях ведущейся против неё агрессии». В своём Заявлении от 5 мая с.г. Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС обратился ко всем левым партиям и движениям с призывом официально квалифицировать в своих программных документах правительство Ельцина (и так называемых «демократов» вообще, при любой замене центральной фигуры) как временный оккупационный режим (ВОР), а территорию СССР в границах 1977 года – как временно оккупированную территорию Советского государства. Из такой постановки вопроса вытекает:

  • существование Союза Советских Социалистических Республик де-юре и де-факто, как Союза граждан СССР, не желающих, в соответствии с общепринятыми в мире правовыми нормами, принудительно менять советское гражданство на какое-либо другое;
  • продолжение действия де-юре Союзного Договора 1922г. (расторгнуть который на законном основании может лишь Съезд Советов СССР) и Конституции СССР 1977г.;
  • нелегитимность горбачёвского руководства, всех созданных им властных структур и изданных им правовых актов, как приведших, в результате, к развалу СССР, т.е. к той военно-исторической цели, которую открыто ставил себе наш классовый противник на международной арене и работать на достижение которой внутри страны могла, следовательно, лишь прямая агентура противника, каковою указанное руководство и являлось;
  • нелегитимность, по тем же причинам, всех без исключения властных структур и правовых актов ельцинского режима;
  • неправомерность определения сил, радикально противостоящих режиму, как «оппозиции»: оппозиция подразумевает противостояние чему-то легитимному (хотя и оцениваемому отрицательно), но у агрессора и его пособников никакой «оппозиции» не бывает, они имеют дело с СОПРОТИВЛЕНИЕМ агрессии и оккупации.

В настоящее время, – к сожалению, – концепция Сопротивления не вышла из стадии предварительного обсуждения, хотя само это слово и произносится на разные лады. Организационное же оформление Сопротивления помогло бы прояснить взаимоотношения с теми в движении, кто, в сущности, лоялен к режиму и проводимой им политике и мечтает лишь о том, чтобы одну команду скрытых или явных коллаборантов у власти заменить другой.

Руководящим ядром Сопротивления должны быть структуры, в максимально возможной степени сохраняющие правопреемство с любыми законными структурами СССР. Ведь они представляют не просто сопротивляющийся народ, но борющуюся за своё сохранение государственность. Воссоздание и закрепление в рамках Сопротивления любых конституционных структур СССР следует всячески стимулировать и поддерживать. Необходимо доводить до понимания людей, что структуры такого рода суть не «параллельная», а ЕДИНСТВЕННО ЗАКОННАЯ власть на территории Советского Союза.

Из признания того факта, что мы – как страна, народ и государственность – находимся в состоянии войны, являемся жертвой вероломного нападения внешнего агрессора в сговоре и при пособничестве внутренних коллаборантов, следуют ещё некоторые выводы.

Во-первых, политическая неадекватность истолкования неизбежно предстоящих нам освободительных действий как «революции». Безусловно, в определённом смысле любое новое историческое сражение за торжество дела социализма и коммунизма представляет собой продолжение революции, т.е. очередной этап развития мирового революционного процесса. В этом плане победоносным завершением дела Октября (т.е. своего рода «революцией») являлась, например, Великая Отечественная война. Но нельзя понимать это слишком буквально. Если бы во время войны наше Верховное Главнокомандование планировало свои действия в соответствии с тем, складывается или не складывается на оккупированных землях «революционная ситуация», то можно с уверенностью утверждать, что мы от немецко-фашистского ига не избавились бы до сих пор. Точно так же и большинство сегодняшних левых лидеров придают, на наш взгляд, фактору складывания «революционной ситуации» значение, которым он в наличествующих конкретных условиях не обладает. Страну надо освобождать, законная власть должна действовать, независимо от того, где какая ситуация. Одно дело – выжидать с началом революционного выступления, но совсем другое – медлить с освобождением от интервентов. Промедление с освобождением от интервенции означает согласие с тем, что Советская власть утратила легитимность. А она её не утрачивала ни на миг. Она продолжает оставаться единственно законной властью на всей территории страны.

Вторая политическая неточность, тесно связанная с только что разобранной, – это стремление во что бы то ни стало совместить с процессом и актом национального освобождения также процесс и акт перехода нашего общественного устройства в некое новое историческое качество. Вне всяких сомнений, когда мы говорим о возвращении к социализму, то никто из здравомыслящих левых политиков не имеет в виду, что мы должны вернуться в брежневскую или сталинскую и т.д. эпоху, как в музей, и на этом застрять. Социалистическое общество должно подняться на качественно новую ступень развития, это наша программная цель. Но, опять-таки, есть закономерность управляемой трансформации общества в новое состояние, и есть закон войны. А непреложным законом войны является восстановление, в ходе и в результате возобладания над агрессором, нарушенного им гражданского статус-кво. Категорически нельзя одновременно с отпором врагу затевать ещё и всестороннее внутреннее реформирование в государстве, хотя бы агрессор был по-своему трижды «прав», воспользовавшись какими-то нашими ошибками и просчётами, противоречиями в развитии нашего строя. Поэтому «белая» оппозиция, а также те, кто называет себя «просто государственниками-патриотами», «вне всякой идеологии», должны понять, что сегодня речь реально может идти о восстановлении на нашей земле государственности лишь одного типа – СОВЕТСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ. Эту установку коммунистическое крыло (а точнее, ядро) Сопротивления должно проводить последовательно и твёрдо. С неразумными политическими «авансами» во имя приобретения не очень надёжных попутчиков, которые в решающий момент могут превратиться в ярых противников, надо кончать.

Сказанное относится также и к судьбе так называемого «производительного предпринимательства». Здесь, равным образом, не должно быть недомолвок. Если «производительное предпринимательство» надеется уцелеть в условиях воссоздания мощного централизованно планируемого государственного сектора в экономике и жёсткого государственного контроля над ценами потребительского рынка, восстановления государственной монополии внешней торговли, ренационализации объектов социально-культурной сферы, жилищного хозяйства и т.д., – что ж, пусть попытается. Но обещать, что возрожденная Советская власть будет благодушно закрывать глаза на возникновение многомиллиардных состояний из «торговли» воздухом и из распродажи на внешних рынках национальных богатств, – каких, собственно, «союзников» мы надеемся подобной «широтой натуры» привлечь?

Следует подчеркнуть, что подлинно творческое осмысление социалистического и коммунистического пути развития общества, как никакое другое среди идейных течений, открыто для конструктивной ассимиляции ценного, прогрессивного содержания, имеющегося в иных общественно-политических теориях и подходах. Поэтому в предстоящее (после освобождения) качественное обновление социализма, несомненно, сможет внести позитивный вклад любое направление общественной мысли, если оно действительно занято поисками истины и блага для своего народа, а не выполняет заказ чуждых ему разрушительных сил.

 

СЧИТАЯ, что именно КПСС должна послужить организующим началом в освободительном движении, Большевистская платформа в истекшие полтора года принимала активнейшее участие в процессе её возрождения.

На этом пути достигнуты определённые успехи. Номинально партия восстановлена в виде СКП–КПСС. Возобновил свою деятельность ряд республиканских компартий, в том числе крупнейшая из них – КП РФ. Республиканские компартии вступают в СКП–КПСС. Улучшились отношения с РКРП, которая вступила в СКП–КПСС в качестве ассоциированного члена.

Но реальная ситуация, тем не менее, малоутешительна. Она определяется позицией, с одной стороны, руководства СКП–КПСС, с другой – руководства Компартии Российской Федерации. Здесь расклад сил, вкратце, таков. КП РФ обладает всеми признаками авторитетной унитарной партии, но в её программных документах не значится задача развёртывания Сопротивления режиму и воссоздания СССР. СКП–КПСС такую задачу в своих документах, в общем и целом, ставит, но… партией не является, это теперь международная организация. Стало быть, с неё и спроса, как говорится, нет. Происшедшее, явно не случайное распределение ролей позволяет сделать заключение, что перед нами здесь, в сущности, два звена одной и той же группировки, объективно или субъективно, – время покажет, – препятствующей тому, чтобы возродилось единственно нужное в сложившихся условиях образование: ПАРТИЯ, ПРОГРАММНО НАЦЕЛЕННАЯ И ОРГАНИЗАЦИОННО СПОСОБНАЯ «ВЫТЯНУТЬ» НА СЕБЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОЮЗА ССР.

Однако, отказываться от всего проделанного нет оснований. Сама идея СКП не является порочной, она может рассматриваться как расширение или дополнение традиционных функций КПСС в новой обстановке. Важно добиться, чтобы два этих подхода не противопоставлялись друг другу, а по возможности теснее совмещались, и чтобы под «внешней оболочкой» СКП шло действительное воссоздание партии в том облике, в котором она реально народу сегодня нужна.

Пленум Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС считает, что на данном этапе Платформа должна продолжить работу в рамках СКП–КПСС, стремясь стимулировать и консолидировать внутри СКП–КПСС «унитаристские», условно говоря, тенденции и силы.

Сторонникам Большевистской платформы в КПСС следует чётко представлять себе, что не надо где-то искать партию, в которой они образуют платформу, но что сами они – члены КПСС – и есть в совокупности та партия, где существует Платформа. Организации Большевистской платформы в КПСС безусловно являются действующими ОРГАНИЗАЦИЯМИ КПСС, и если группа сторонников Платформы не входит в состав уже существующей первички КПСС, она может и должна образовать первичку КПСС по признаку именно своей принадлежности к такой внутрипартийной уставной общности, как Платформа. (Пример: Межрайонная первичная организация КПСС при Московском центре БП в КПСС.)

Там, где численность и организованность сторонников Большевистской платформы позволяет образовывать вышестоящие уставные структуры КПСС (райкомы, горкомы и т.п.), следует это делать, имея, однако, в виду, что образовавшиеся структуры в данном случае являются структурами не платформы как таковой, но именно партии.

Там, где местное объединение коммунистов восприимчиво к идее оформления в качестве региональной организации СКП–КПСС (с участием других партий, кроме КПСС), следует стимулировать этот процесс.

Неизменной задачей организаций и отдельных сторонников Большевистской платформы продолжает оставаться наращивание численности её рядов, распространение и пропаганда материалов, документов Платформы, выдвигаемого ею подхода к решению актуальных общественных проблем.

Активизация работы по возобновлению полноценной и эффективной деятельности КПСС, осовремениванию её идейного и организационного облика могло бы, на наш взгляд, способствовать предложение проекта нового Устава КПСС, учитывающего происшедшие в стране и в партии перемены, назревшие объективные потребности партийного строительства в создавшейся экстремальной обстановке. В настоящее время члены КПСС вынуждены руководствоваться устаревшим, да и с самого начала вызывавшим большие нарекания коммунистов Уставом КПСС, принятым на XXVIII съезде, так как принятый XXIX съездом Устав СКП–КПСС является Уставом именно международной организации и непригоден для регулирования внутрипартийной жизни.

В данной связи Расширенный пленум Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС поручает Оргкомитету, с привлечением тех товарищей из других организаций КПСС, которые пожелают принять участие в этой работе,

  • подготовить в инициативном порядке проект Устава КПСС;
  • провести широкое его обсуждение среди коммунистов, используя возможности информационного бюллетеня Московского центра БП в КПСС «Светоч»;
  • вынести проект Устава на рассмотрение очередного Расширенного пленума Оргкомитета или Межрегиональной конференции Большевистской платформы в КПСС, с последующим его предложением XXX съезду КПСС.

Предположительный срок готовности проекта Устава и проведения соответствующих мероприятий по линии Платформы – осень 1993г.

 

Опубл.: информбюллетень «Светоч» №19, июль – август 1993г.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/229
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru