Не изменили и не изменим своей социалистической родине

Председатель Исполкома
Съезда граждан СССР
Т.Хабарова

Вступительное слово и доклад
на Расширенном пленуме
Исполкома СГ СССР

Москва, 21 декабря 2002г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

сложившаяся у нас традиция такова, что мы, хотя и приурочиваем наши мероприятия к разным памятным датам, но обычно не предаёмся парадным славословиям, которые и в благополучные-то времена подчас режут слух, а в наших нынешних бедственных обстоятельствах они особенно неуместны.

Ну, что на оккупированной территории рассказывать о том, какая хорошая была страна до оккупации? Мы страну не уберегли, какие-то силы здесь вмешались, – как сказал классик, – бульшие, чем наша; и теперь весь вопрос в том, чтобы нам Советскую нашу Родину вызволить из свершившейся катастрофы. А для этого надо делать то, что нам доступно, и всё, что нам доступно, и непрерывно искать новые и новые доступные нам способы воздействия на ситуацию. И по торжественным дням, – как тоже другим классиком сказано, – докладывать не о том, что сделали Ленин и Сталин, и частично даже Л.И.Брежнев, а о том, что, – конкретно, – сделано нами самими.

Мы этому правилу следуем давно уже и неуклонно, и поэтому каждый из наших больших сборов, – вот как сегодняшний, – имеет своё лицо и знаменует собой какую-то важную веху не просто в скромной истории нашей организация, но, – смею вас заверить, можете в этом не сомневаться, – в истории развёртывания освободительной борьбы всего нашего народа, Советского народа, в истории восстановления нормального, т.е. социалистического общественного строя в нашей стране.

Пробьёт ещё их час, этих наших дел, и Декларации 1995г., и нашего конституционного проекта, и всех этих наших Постановлений о существовании СССР де-юре, о статусе СССР как временно оккупированной страны, о невозникновении права частной собственности на объекты нашего общенародного достояния и т. д. И скажут ещё о нас люди: ребята, какие же вы молодцы, что столько лет назад всё это застолбили, что столько лет без устали тормошили этот наш Советский народ, тащили его из смертного забытья, и вот он воспрял, наконец, и горе теперь его врагам.

Что касается сегодняшнего нашего Пленума, то он также предназначен решить одну назревшую проблему, и это проблема общего упорядочения организационных основ нашего Движения, – в увязке, естественно, с его идейными основами. Мы очень надеемся, что обобщающий документ, который сегодня будет предметом нашего рассмотрения, – что он даст определённый толчок росту рядов Движения, и тем самым окажется сделан очередной шаг, причём достаточно заметный, на пути к новой консолидации Советского народа; что, собственно, и является нашей наиглавнейшей целью и задачей.

Из всех добродетелей, – говорил Платон, – высочайшая – это верность среди опасностей; она и есть совершенная справедливость.[1] И это прекрасное качество – верность в час испытаний – было, кстати, в высшей степени присуще самому Советскому государству. Как правило, у нас делалось всё мыслимое и немыслимое ради спасения человека или небольшой горстки людей, попавших в беду. Вспомните историю о маленькой литовской девочке, которой её собственный папаша, – наверняка спьяну, что уж греха таить, – механической косилкой на лугу подсёк ножки. Вот уж сыр-бор заполыхал! Военную авиацию в небо подняли, срочно доставили девочку вместе с ножками в Москву, лучшие хирурги чуть не сутки операцию делали. И пришили-таки девочке ножки, она могла потом ходить!.. Никто ни разу не заикнулся, а сколько же всё это стоило, – вылет боевой машины, спецрейс самолёта, возня первоклассных хирургов. Вот теперь, – господа прибалты, – посмотрим, поднимет ли НАТО свои самолёты из-за вас, хоть вы там все останьтесь без ног, без рук.

В преддверии 80-летия образования Союза ССР и отмечая 123-ю годовщину со дня рождения великого строителя Советской государственности, И.В.Сталина, мы с чистой совестью можем сказать о себе: мы – верные; мы – та организация, для которой СССР никогда не станет «бывшим»; мы – те, кто не изменил и до конца дней своих не изменит своей Социалистической Родине; она для нас не в прошлом и не в будущем, а мы и нынче на её земле, только осквернённой и поруганной врагом; и наша святая обязанность – её от этой скверны и этого вражеского поругания очистить и освободить. Пусть медленно, постепенно, но мы объединяем тех, кто остался верен своей гражданской присяге, других заставляем припоминать о ней, подчас даже против их воли. И мы добьёмся, чтобы нас – или тех, кто неизбежно придёт нам на смену, – стало столько, сколько нужно для полного, безусловного и бесповоротного освобождения страны.

Поздравляю вас, товарищи, с приближающимся 80-летним юбилеем нашего Социалистического Отечества и с днём рождения одного из величайших государственных деятелей в истории России, под водительством которого впервые на планете Земля было построено общество, не знавшее зла частной собственности и эксплуатации человека человеком.

Расширенный пленум Исполкома Съезда граждан СССР, посвящённый двум упомянутым выше знаменательным датам, объявляю открытым.

* * *

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

сразу должна сказать, что на протяжении почти всего года, прошедшего после Съезда граждан СССР второго созыва, действовал один весьма печальный субъективный фактор, который основательно мешал выполнению намеченных планов, – это моё практически непрекращающееся нездоровье.

Особо досадный срыв, который здесь произошёл, – это невыход 42-го номера «Светоча». Впрочем, катастрофа эта поправимая, поскольку «Светоч» всё же делался, в настоящее время он имеется в готовом виде на дискете и где-то в январе, – можно надеяться, – мы его выпустим.

Вот это, пожалуй, наихудшее следствие моего недомогания, со всем остальным, в общем и целом, справились. Так что перехожу к более отрадным сторонам нашей деятельности за истекший год.

ВНЕ ВСЯКИХ СОМНЕНИЙ, главным нашим предприятием за этот период была и ещё какое-то время будет Кампания по защите советских паспортов и сохранению юридической силы гражданства СССР.

Напомню, что очередная волна активизации этой кампании падает на март 2001г., когда мы на нашем традиционном митинге 17 марта приняли Обращение к президенту РФ В.В.Путину о недопустимости принудительной смены гражданства и насильственного, по сути, изъятия у людей советских паспортов, и начался сбор подписей под этим Обращением. К моменту проведения нашего прошлогоднего Съезда, т.е., к октябрю 2001г., мы никаких результатов, ни положительных, ни отрицательных, не имели: администрация президента просто-напросто отмалчивалась. Зашевелились они только в декабре, и только с января 2002г. пошла, наконец, переписка по существу дела с паспортно-визовым управлением МВД России, причём первые поступившие оттуда ответы были жёстко «упёртые» и для нас малоутешительные.

Скажу откровенно, на нашем митинге 17 марта нынешнего года лично у меня никакой уверенности в сколь-либо благоприятном исходе этого противоборства не было. Тем не менее, митинг 17 марта 2002г. ознаменовался принятием нового, совсем уже, так сказать, оборзелого Обращения всё к тем же адресатам, и сбор подписей с удвоенной энергией пошёл по второму кругу. Наша неуступчивость принесла свои плоды, и 15 мая 2002г. министр внутренних дел Б.В.Грызлов подписал распоряжение №1/2807, в котором п. 1.4 предусматривает, что при замене паспорта СССР на паспорт РФ советский паспорт, по личному заявлении владельца, может быть оставлен ему на хранение.

Не стану спорить, – это далеко не то, чего мы хотели и хотим. Но сдвиг в позиции режимных структур всё же налицо, сдвиг достаточно существенный, и произошёл он под прямым нашим давлением. Нам есть с чем сравнивать, ибо мы эту позицию видели не только в мае, но и какой она была в январе. И сравнение это вызывает, – как принято в таких случаях говорить, – сдержанный оптимизм, стимулирует к борьбе и вселяет надежды на некоторый дальнейший успех.

И действительно, на нашем также традиционном митинге 7 октября текущего года, в День Конституции СССР, мы уже могли доложить нашим сторонникам, что, – как явствует из очередного полученного нами официального письма, – фактически решён в положительном смысле и ещё один крайне болезненный для многих вопрос: о наличии в российском паспорте графы «национальность».

В настоящий момент мы добиваемся, во-первых, чтобы о возможности оставления у себя паспорта СССР люди были оповещены путём обязательного размещения соответствующего официального материала на стендах при паспортных столах, – чего на сей день нигде нет, да это и понятно: разве режим заинтересован, чтобы люди оставляли себе советские паспорта?

Во-вторых, мы требуем изменения самой процедуры так называемого «погашения» паспорта СССР, ибо в нынешнем её виде процедура эта есть не что иное, как издевательство и над паспортом, а отсюда и над гражданским достоинством его владельца.

И наконец, – самое главное, – мы до последнего предела будем продолжать сражаться за сохранение юридической силы по крайней мере бессрочных советских паспортов, а в принципе – ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ советских паспортов, обладатели которых не захотят, наотрез откажутся их менять. Думаю, что такую постановку вопроса нельзя считать нереалистичной: определённый процент осуществимости в ней содержится. Но, товарищи, хочу всячески подчеркнуть: чтобы эта возможность перешла в действительность, кроме нашей аргументации к властям, в которой мы изощряемся так, что подчас уже сам себе дивишься, – кроме этой нашей аргументации, нужен ещё осязаемый, плотный, внушительный фон массовой поддержки всего этого начинания. Т.е., – говоря конкретно, – надо брать подписные листы, вот они здесь на столе лежат, и прилежно заниматься сбором подписей. Без любой из этих двух составляющих весь процесс обычно оказывается обречён. По части аргументации у нас, слава богу, всё в порядке, так давайте же не подкачаем и по части обеспечения общественной поддержки. До сих пор нам это в известной степени удавалось, но, – бесспорно, – эта сторона дела требует усиления и наращивания. Поэтому позвольте надеяться, что после перерыва все выложенные тут у меня подписные листы будут разобраны и что все они вернутся к нам заполненными, наш контактный адрес на бланке указан.

В ходе нашей паспортной кампании, – а в каком-то смысле и благодаря ей, т.е. благодаря тому, что мы её ведём, – вообще заметно расширились наши контакты с массовой аудиторией. В общей сложности пять раз за минувший год мы выходили на радио, – главным образом, на «Резонанс». После каждого выступления шёл прилив телефонных звонков, писем, как из Москвы, так и из регионов, – тут и Новосибирск, и Кемерово, и Алтайский край, и Республика Коми, и более близкие к нам области – Тверская, Ярославская, Ивановская, очень широко представлено Подмосковье. Конечно, не надо думать, что по каждому письму или звонку немедленно устанавливаются деловые связи, но известность и авторитет нашего Движения, безусловно, растут; на этот счёт двух мнений быть не может.

И в заключение этого раздела моего доклада отмечу следующее. Всего, чего мы достигли в вышеописанном нашем начинании, мы достигли исключительно своими собственными силами; и даже не то что своими силами, а ещё и при жесточайшем блокировании нашей работы со стороны руководства практически всех других левых партий и групп. Мне об этом прискорбном феномене приходилось уже говорить, и не один раз, и я его анализировать здесь не буду. То, что такие вещи имеют место, это плохо. Но вот то, что мы прекрасно научились, не обращая на них внимания, самостоятельно справляться с намеченной рабочей, причём с работой огромнейшей, – это, согласитесь, хорошо, и это входит в число существенных положительных результатов нашей активности на данном направлении.

Такие кампании мы будем предпринимать и впредь. В этом плане имидж правозащитной организации, который мы в итоге приобрели, несколько даже неожиданно для себя, – это приобретение перспективное и полезное, и оно нам, так сказать, к лицу. И в самом деле, а чем же, собственно, мы и занимаемся, как не защитой прав Советского народа, советских людей? С этих позиций надо действовать и дальше; в частности, колоссальное значение имела бы ликвидация монополии на правозащитную деятельность и наших, доморощенных, и международных псевдодемократов и буржуазных либералов.

Ведь спекуляции на правах человека – это в информационно-психологической войне один из опаснейших видов оружия массового поражения, и его давно пора хотя бы начинать выбивать у противника из рук. Вообще-то мы в этом ключе работаем с первых дней своего появления на политической сцене; а что такое наша Декларация о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР? Да и прочие наши документы сплошь и рядом носят тот же характер. Это, можно сказать, наша генеральная линия; просто мы сами себя никогда правозащитниками не называли. Спасибо, что другие заметили, оценили и адекватно определили эту общую нацеленность Движения граждан СССР как Советского правозащитного движения.

СОСТАВ Исполкома, избранный на Съезде граждан СССР второго созыва, показал себя в целом несколько более ответственным и работоспособным, чем Исполком формата 1995г. Там, – если вы помните, – добрая половина членов исполкома сразу или вскоре после Съезда первого созыва попросту «отрубилась»: т.е., в их лице нам предстала вот эта злополучная категория «политэкскурсантов», как я их называю, – людей, которые только шныряют со съезда на съезд, с одного престижного форума на другой, по возвращении домой дают местным СМИ хвастливые интервью, и этим их участие в «революционной борьбе» ограничивается, конкретной работы от них не дождёшься.

На сей раз картина хотя и далеко не идеальная, но всё же более обнадёживающая. Срыв, – как ни странно, – получился лишь по Москве, где двое членов Исполкома – А.А.Смородинская и В.М.Покровская – самоустранились от работы где-то в марте – апреле с.г., причём, что касается Смородинской, то тут имела место ещё и попытка навредить Рабочей группе Исполкома: затруднить наши регулярные сборы, столкнуть одних членов Рабочей группы с другими и т.д. На этот счёт у нас имеется организационная норма, вполне себя оправдавшая за прошедшие годы: что Исполком Съезда граждан СССР вправе вывести из своего состава члена Исполкома, не проявившего себя в работе с конструктивной стороны. В повестке дня, в конце, у нас оргвопросы идут отдельным кратким пунктом, там и зачитаем соответствующую формулировку. Здесь я не буду этого делать, как не буду и давать развёрнутые характеристики другим членам Исполкома.

Сегодня предлагается сосредоточиться на другом: на некоторых нерешённых принципиальных вопросах нашей деятельности, причём их нерешённость мешает, в первую очередь, как раз налаживанию продуктивной работы членов Исполкома на местах и в целом расширению сферы влияния нашего Движения, росту его рядов, особенно в организационном аспекте. Собственно, этому и посвящена содержательная часть нашего нынешнего Пленума.

Ведь в чём должна заключаться работа члена Исполкома Съезда граждан СССР по его возвращении, – скажем, – со Съезда к себе в регион? В создании того, что можно было бы назвать местным отделением Движения граждан СССР. С этого же должен, по идее, начинать и любой наш сторонник, где-то о нас прочитавший или услышавший и пожелавший к нам присоединиться.

В роли местных отделений Движения у нас на сей день фигурируют Советы граждан СССР. Следовательно, вернувшийся к себе домой член Исполкома или решивший примкнуть к нам единомышленник, они должны прежде всего «обрасти», грубо говоря, Советом граждан СССР. Или, ещё лучше, несколькими Советами, и развивать дальше этот процесс.

Но что такое Совет граждан СССР? Вот здесь выплывает на поверхность проблема, – возникновение которой хотя и обусловлено объективно, но ни нам, ни нашим единомышленникам на местах, как: уже имеющимся, так и потенциальным, от этого не легче.

С одной стороны, мы совершенно правильно с самого начала подчёркиваем, что Съезд граждан СССР как постоянно действующий орган, – а это наше внутреннее официальное, так сказать, наименование Движения граждан СССР, – это не есть обычная общественная организация, а это как бы зародыш, инициативное ядро воссоздаваемой снизу законной – Советской – государственности и власти.

Итак, мы идём именно по этому пути, считая его единственно правильным, и наши структуры, хотя и не претендуют на статус Советской власти как она должна быть, но это её безусловные инициативные зачатки, из которых она заново должна прорасти. Что касается лично меня, то это моё твёрдое убеждение, что если Советская власть нынче не будет выращена заново снизу, как кристалл, при максимальном участии народа, её никакими революциями и никакими верхушечными переворотами не восстановишь, народ опять выпустит её из рук.

Вот эта ситуация растущего «кристалла власти», она сложная и щекотливая; она такова объективно, мы её не придумали. Зачатки возрождаемой власти – да, безусловно; но, с другой стороны, самой-то власти реально в руках пока нет. Более или менее успешно балансировать на этой грани удаётся на сей день лишь самому Съезду граждан СССР и частично Исполкому, это благодаря нашим непрерывно появляющийся концептуальным наработкам. А наши Советы на местах, они, – к сожалению, – по большей части оказываются в незавидном положении, когда, как говорится, от ворон отстали, а к павам не пристали. Они плохо вписываются в сложившуюся повсюду среду оппозиционных организаций, а играть мало-мальски самостоятельную роль в качестве возрождаемых властных органов у них тоже, как правило, силёнок нахватает.

И в довершение всего, у нас не было до сих пор объемлющего документа, который бы однозначно и понятно простому смертному все эти вопросы регламентировал. Должно было пройти определённое время, чтобы мы сами, на уровне Исполкома, во всём этом разобрались. Конечно, основные моменты регулировались, давались достаточно толковые рекомендации, но они разбросаны по разным материалам, воедино нигде не сведены. Кроме того, упор явно делался именно на инициативно-властную функцию Советов, а здесь нужна такая конструкция, которая, – не затемняя этой инициативно-властной функции, – в то же время давала бы Советам возможность уверенно войти в круг местных левых организаций и продуктивно взаимодействовать с ними.

Короче говоря, такой документ подготовлен и выносится на рассмотрение настоящего нашего Пленума. Он будет зачитан далее полностью, поэтому я не вижу необходимости подробно его комментировать. Как общественная организация, мы там предстаём в облике Движения граждан СССР, а под этой оболочкой сохраняются и получают все возможности для развития структуры, имеющие уже инициативно-властное содержание. Документ намечено принять за основу и разослать на места для обсуждения, а на следующем Пленуме Исполкома затвердить уже окончательно, с учётом тех замечаний и предложений, которые к тому времени поступят.

Состояние наших финансов, – как это ни жаль, – по-прежнему не позволяет членам Рабочей группы Исполкома регулярно выезжать в регионы, а давать заочные описания того, что там происходит, не в моих правилах.

По Совету граждан СССР г. Москвы и Московской обл. нам доложит в своём выступлении его председатель В.С.Лебедев, одновременно первый зам. председателя исполкома Съезда граждан СССР.

Информация о Советах, вновь образовавшихся за обзорный период, как всегда, будет помещена в 42-ом «Светоче», выхода которого уже недолго осталось ждать.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ о наших международных связях и делах.

Товарищи, здесь вот на что я хочу всячески обратить ваше внимание.

Вот недавно на радио «Свобода» по случаю Дня прав человека, он отмечается 10 декабря, шла беседа каких-то человекообразных, фамилии и титулы которых мне не запомнились, и эти человекообразные распинались, в частности, о том, как хорошо, – дескать, – получилась ГУМАНИТАРНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ в Югославии. Правда, интервенция сия противоречила всем действующим международным нормам, поэтому вызывает тревогу… Что бы, вы думали, у них тревогу вызывает? Что она противоречила? Нет, ничего подобного. Тревожит их пассивность западных юристов и политических деятелей, которые до сих пор систему международного права не подогнали под такие вещи, как американо-натовская преступная авантюра по отношению к Югославии. Не узаконены в международном праве «гуманитарные интервенции», вот о чём у человекообразных голова болит.

И это крайне опасный процесс здесь перед нами разворачивается. Дело в том, что существующая система международно-правовых норм складывалась при активном участии Советского Союза и всего социалистического содружества, и это не могло не наложить на неё свой отпечаток. Международное право, именно как продолжающая ещё существовать система, несравнимо более прогрессивно, чем реальная современная практика межгосударственных отношений. Оно целиком построено на таких «старомодных», – с точки зрения озверелого американского империализма, – принципах, как национально-государственный суверенитет, неприкосновенность и нерушимость национальных границ, право народов самим определять свою судьбу и внутреннее устройство своих государств, межгосударственное равноправие и невмешательство во внутренние дела других стран, недопустимость агрессии, под каким бы флагом она ни предпринималась, решение спорных вопросов только мирным путём и т.д.

Сегодня эта система кажется американскому зверью уже каким-то чуть ли не пережитком социализма и на глазах становится очередной мишенью информационно-психологической войны. Надо ли пространно объяснять, к каким катастрофическим последствиям это приведёт? Вот они требуют узаконить «гуманитарную интервенцию», а почему не узаконить «гуманитарный геноцид» чужого народа, которого, – на их взгляд, – слишком много развелось? Ведь по существу всё это уже делается, но в настоящий момент ЗАКОННОЙ санкции на это никто, в общем-то, не давал. И если найдётся достаточно решительный источник политической воли, то распоясавшимся хищникам ешё можно как-то наступить на хвост, пока они вообще ад кромешный на планете не учинили.

Вот почему так важно, во-первых, просто привлечь внимание общественности во всём мире к этой опасности, – что цивилизованная система норм международного права может быть очень скоро подменена каким-то её антиподом; причём, антиподом совершенно устрашающим, по сравнению, с которым германский фашизм детским садиком покажется.

Чрезвычайно важно, во-вторых, вопрос о попранных и непрерывно попираемых правах Советского народа предельно прояснить и права эти застолбить должным образом именно в этой, пока ещё существующей системе цивилизованных международно-правовых отношений.

И наконец, в-третьих, надо все силы приложить, чтобы самоё эту систему хотя бы попытаться спасти от тотального разрушения, которое ей грозит.

Исполком Съезда граждан СССР на всех этих направлениях работает целеустремлённо и достаточно интенсивно, на нашем Съезде в прошлом году об этом говорилось. Здесь и наши неоднократные обращения в ООН, и обращения к главам государств, дружественных Советскому Союзу, с призывом подтвердить существование СССР де-юре; постановка нами вопроса о необходимости признания мировым сообществом самого факта продолжающегося существования Советского народа, а отсюда и всех его суверенных прав; постановка вопроса о квалификации информационно-психологической войны как агрессивной войны в полном международно-правовом смысле этого слова; о том, что в союзных государствах право на самоопределение должно признаваться только за народом такого государства как целого, но не за населением отдельных его частей, и много чего другого.

Спора нет, – вся эта наша деятельность была бы значительно более эффективной, если бы она встречала поддержку и помощь со стороны каких-то здравых сил за рубежом. В этом плане мы долгое время возлагали немалые надежды на группу, издающую в Канаде журнал Northstar Compass. В особенности нас воодушевляло их намерение создать Международный Совет или Комитет дружбы и солидарности с Советским народом, проведя для этого предварительно соответствующий Международный конгресс. Что ж, года три носились с этим Конгрессом, причём, – каюсь, – в СССР именно мы были едва ли не самыми рьяными пропагандистами этого мероприятия. Конгресс прошёл в Торонто осенью прошлого года, чуть раньше нашего Съезда граждан СССР, и я на Съезде ещё ничего определённого об итогах этого канадского Конгресса сказать не могла, поскольку мы там не присутствовали.

Не присутствовали, – теперь уже можно констатировать, – к счастью; ибо по мере поступления материалов из Канады, а также послеконгрессовских директив новоиспечённого Комитета дружбы с Советским народом, стала ясна, – сформулируем так, – политически далеко не добросовестная нацеленность всей этой затеи.

Рабочая группа Исполкома СГ СССР, на базе тщательного анализа всего происшедшего, в том числе длительной бурной переписки с этими нашими «друзьями», пришла к однозначному убеждению, что в их лице мы имеем дело ни с какими не с «друзьями Советского народа», а с очередным ответвлением транснационального неотроцкизма, – хотя и с ответвлением, надо отдать им должное, закамуфлированным очень изобретательно.

Цель всей проводимой здесь операции – это поставить под троцкистский идеологический колпак, плюс к нашему собственно коммунистическому движению, которое с самого начала на девяносто с лишним процентов под таким колпаком находится, ещё и Советское движение на территории нашей страны. Советское движение в СССР – это, судя по всему, для планировщиков информационно-психологической войны явление несколько неожиданное. Сначала они его просто игнорировали – в надежде, видимо, что мы как-нибудь сами по себе исчезнем. Потом поняли, что не для того мы появились, чтобы исчезать. Вот отсюда и возникла эта многоходовка: за рубежом, под очень привлекательными на первый взгляд лозунгами, создаётся организация, которая провозглашает своей задачей, ни более ни менее, сплачивать вокруг себя(!) Советский народ, разрабатывать для него идеологию и единую линию действий в борьбе за восстановление СССР.

Спрашиваешь их, – господа хорошие, а на каком, собственно, основании вам всё это в голову-то пришло, вот такое наитие наполеоновское? Ответ: а вы всё равно сами ничего этого сделать не сможете. Ну, это надо же до такой степени обнаглеть, ничего другого не скажешь. Конь до них здесь не валялся, все тут глупенькие, о Советском народе никто не думал, без чужого дяди за океаном идеологию выработать неспособны. Естественно, мы всей этой фанаберии дали надлежащий отпор; эти материалы занаряжены в 42-ой «Светоч», и вы их там вскорости прочитаете, сейчас я уже не могу в это углубляться.

И всё же, хотя попытка установления идеологически враждебного контроля над Советским гражданским движением по первому заходу сорвана, радоваться тут особенно нечему. Ибо не найдены пока достойные союзники в среде зарубежной левой общественности. Это не значит, конечно, что мы без них не будем или не сможем продвигать наши внешнеполитические инициативы, но с ними, – что и говорить, – было бы легче, и результаты наверняка получались бы более весомые.

И ЕЩЁ ОДНА позиция, сюда же относящаяся, которая также должна быть, – как я чувствую, – сегодня разъяснена: это наши поиски союзников на внутренней политической арене.

Для нас не секрет, что наши прозвучавшие в последнее время лестные оценки и призывы в адрес КПРФ и персонально её нынешнего лидера, а это звучало неоднократно и по радио в моих выступлениях, и на митинге 7 октября, и отражено в документах митинга, – в общем, что всё это вызвало, как говорится, нарекания трудящихся. Раньше обычно добавляли: справедливые нарекания, но в данном случае эти нарекания Несправедливые.

Предельно откровенно объясняю, чем мы руководствуемся, обращаясь к Г.А.Зюганову с призывами выступить в качестве лидера Советского народа.

Наша идеология советизма – это та идеология, которая, в конечном итоге, победит, с которой народ и страна одержат Победу в предстоящей нам новой Отечественной войне. И я, и мои ближайшие соратники убеждены в этом так же, как в том, что солнце завтра взойдёт на востоке, а не на западе. Враг это тоже знает, и поэтому мы, наверное, единственная (или, уж точно, одна из очень немногих) организация в левом движении, которая никем и никак не подпитывается, а наши идейно-теоретические наработки блокируются самым свирепым образом. В лучшем случае, когда противостоять им уже очевидно невозможно, они плагиаторски перехватываются, как это на глазах происходит с нашей давнишней идеей актуальности для нас сегодня советского патриотизма.

Между тем, идеологию надо внедрять в массовое сознание, – причём, что очень важно, НЕ В ИЗЛОЖЕНИИ ЗАВЕДОМЫХ ПЛАГИАТОРОВ. В этом виде она не годится для дела. Нам нужна информационная «вышка», но на подступах к этой «вышке» по отношению к нам действует принцип «тащить и не пущать». Своих средств соорудить такую «вышку» у нас пока нет. Тогда, значит, нужна достаточно авторитетная и пробивная фигура, – более авторитетная в глазах людей, чем мы сами на сей день, и этот человек должен начать озвучивать идеологию консолидации Советского народа и развёртывания его освободительной борьбы как ведущую идеологию нашего Сопротивления, как, нашу сегодняшнюю национальную идею. Он должен проникнуться пониманием того, что другого пути к спасению страны не существует, и что дальше тянуть и откладывать с выходом на этот путь практически уже нельзя, иначе и от страны-то ничего не останется.

И опять-таки чрезвычайно важно, чтобы работа эта проходила в режиме ТЕСНОГО ТВОРЧЕСКОГО КОНТАКТА С НАМИ; а не так, что из целостной концепции без нашего, как говорят в таких случаях, ведома и согласия изготовляется и пускается в оборот какой-то эрзац. Эрзацы эти делу ничего, кроме вреда, не приносят.

Вот этот лидер гипотетический, который так поступит, который начнёт реально консолидировать и организовывать на борьбу Советский народ, он, – безусловно, – займёт хорошее место в истории, всамделишное место, настоящее, а не виртуальное. Он его займёт не потому, что с ним кто-то поделится, он займёт это место объективно и заслуженно, поскольку проявит требуемую, объективно необходимую широту и глубину понимания исторического момента.

Вот все наши соображения по данной проблеме, – как видите, весьма несложные, и вот ответ на вопрос, «почему Зюганов». Во-первых, – потому, что по всем его, так сказать, политическим параметрам он МОЖЕТ выступить в этой роли, а во-вторых, – потому, что как руководитель крупнейшей и влиятельнейшей на территории СССР компартии он объективно ОБЯЗАН в такой роли выступить. Что неладно с КПРФ, с её идейным курсом и с её высшим руководством, это всё я знаю не хуже любого из тех, кто нам выражает в данной связи разные свои эмоции. Но любую ситуацию надо уметь рассматривать, как учил Гегель, не только с точки зрения её наличного бытия, но и с точки зрения заключённого в ней долженствования; ибо наличное бытие принадлежит настоящему и поглощается прошлым, а будущее всякой системы созидается именно из должного.

Конечно, мне могут сразу закричать: что, других лидеров нету, что ли? Есть. Историю наших обращений к Шенину и Умалатовой можно проследить по публикациям в «Светоче», начиная аж с 1993г. Не так давно была предпринята обстоятельная попытка такого рода по отношению к Анпилову. Все до единой попытки, – подчёркиваю это, – были добросовестные, уважительные, скрупулёзно аргументированные. В ответ нам дружно продемонстрировали практическое отсутствие широкомасштабного политического мышления. Геннадий Андреевич пока не ответил ни да, ни нет, так что обсуждать возможный здесь исход преждевременно. Могу только предположить, что в случае отрицательного исхода эта кандидатура окажется, видимо, последней, и дальше тактика будет нами изменена.

И НАПОСЛЕДОК, обращусь ещё раз к тем двум датам, под знаком которых проходит сегодняшняя наша встреча. У нас дальше запланирован специальный небольшой содоклад на тему этих двух годовщин, но мне хотелось бы снова и снова подчеркнуть, что для нас, для нашей организации нет каких-то особых дней, когда мы вспоминаем об СССР и клянёмся его – или нечто похожее на него – восстановить. Мы просто в нём живём, в оккупированном СССР, каждодневно и ежечасно, и ведём себя соответственно. Радиослушатель мне написал: пока есть такие люди, как вы, страна СССР не умерла. Она живая и борется. Вот секрет – одновременно такой простой и такой трудновыполнимый, – как нам всем вернуться на нашу Советскую Родину. Не надо никуда с неё уходить – уходить нравственно, психологически, граждански. И она будет оставаться живой, она будет бороться, и она победит.

Можно себе представить, какие великолепные доклады и в каком количестве прозвучат через, несколько дней, какой фейерверк просыплется из цифр и фактов. Но весь ужас заключается в том, что для каждого из докладчиков, на 99%, это будет доклад о стране, которой БОЛЬШЕ НЕТ. Не знаю, товарищи, – видимо, «не дан мне в удел витийства грозный дар», что мы столько лет не можем людям довести до их сознания: НЕЛЬЗЯ порядочному человеку психологически «уйти» в какое-то другое государство и бросить позади себя Родину, когда она ещё жива и изнемогает в смертных муках. Нельзя, это преступление, это измена Родине, и на этом преступлении, как на песке, ничего сколь-либо толкового и прочного построить не удастся.

Вместо всего этого парадного великолепия, которое на нас через неделю обрушится и которому, если вдуматься, грош цена, собрались бы, наконец, и сказали лишь одно: Советский Союз, ты наша Родина, а мы – твои верные граждане, ты не «бывший» и не будущий, а ты наш сегодняшний, только надо врага с твоей земли прогнать, и мы в этом святом деле – верные твои солдаты. Да ведь не скажут, пока ещё не скажут…

Кто-нибудь может мне возразить: а что, если не слабо, если соберутся и скажут? Ну что ж, значит, мы не зря с вами работали. Закончу цитатой ещё из одного классика, великого французского государствоведа Монтескьё: «Разум, – говорил этот замечательный мыслитель, – обладает естественной властью, эту власть можно даже назвать тиранической. Ему оказывают сопротивление, но это сопротивление – его победа; подождите ещё немного, и человек вынужден будет вернуться к нему».[2]


[1] Платон. Законы. Соч. в трёх т., т. 3, ч. 2. «Мысль», М., 1972, стр.92.

[2] Ж.Монтескьё. О духе законов. Избр. Произв., Госполитиздат, М., 1955, стр.633.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/525
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru