Вступительное слово В.А.Игнатьева

Зам. председателя Исполкома СГ СССР
канд. техн. Наук
В.Игнатьев

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

двадцать лет назад, 13–14 июля 1991г., на Всесоюзной конференции в Минске была официально учреждена Большевистская платформа в КПСС.

Это было проделано в соответствии с последним легитимным Уставом партии – Уставом, который был принят на XXVIII съезде КПСС в 1990г. Устав XXVIII съезда подтвердил традиционную для КПСС установку на запрет фракций в партии, но допустил возможность внутрипартийных объединений коммунистов по платформам – т.е., по идейно-теоретическому признаку.

Существует мнение, что именно платформы раскололи и погубили КПСС.

И действительно; теперь-то мы знаем, что шла информационно-психологическая война и что враг в той войне делал ставку не на военное вторжение, – ввиду его бесперспективности, – а на демонтаж СССР изнутри, руками «пятой колонны», которая целенаправленно реанимировалась и выращивалась несколько десятилетий после кончины И.В.Сталина. И одной из главных мишеней этой диверсионной «стратегии» как раз и была КПСС.

И в самом деле; если взглянуть на образовавшиеся тогда платформы, то они носили характер выраженно антисталинский, т.е. скрыто антисоветский. А то и попросту антисоветский, – как, например, так называемая Демократическая платформа. Марксистскую платформу, по её упёртому антисталинизму, вообще с самого начала честнее было бы называть «троцкистской». Ещё одна платформа – Движение коммунистической инициативы. Эти прикрывались демагогией, что, – мол, – если мы создадим Российскую компартию, в противовес общесоюзной КПСС, то избавимся тем самым от Горбачёва. Но в результате осуществления этой, с позволения сказать, «инициативы» Горбачёв, – как известно, – никуда не делся, а вот КПСС оказалась лишена своей членской базы – которую до того как раз и составляли коммунисты Российской Федерации. Ведь именно они были у нас «чистыми» членами КПСС, членами КПСС как таковыми. Когда они «отошли» к КП РСФСР, то и получилось, что в КПСС как таковой, вроде бы, никто и не состоит. Т.е., это была гнуснейшая диверсия против единой общесоюзной Компартии, в огромной мере предопределившая её организационный развал.

Словом, претензий к платформам можно предъявить достаточно; но в этой идее было и рациональное зерно, причём очень и очень весомое.

Наверное, когда горбачёвцы принимали в Уставе пункт о платформах, они попросту и не рассчитывали, что кто-нибудь сумеет его применить в конструктивных для партии целях, а не только в разрушительных.

И тем не менее, именно как платформа в КПСС в стране возникла организация, которая в своих официальных учредительных документах первая ребром поставила вопрос, что партия сбилась со стези большевизма – т.е., последовательного коммунизма в его наиболее чистом и радикальном, ленинско-сталинском облике, – и что необходимо её на эту стезю вернуть, иначе погибнет и страна.

Это и была Большевистская платформа, и вот такова её роль в становлении и развитии освободительного движения в СССР в ходе Третьей мировой империалистической войны.

Чрезвычайно важно, что Большевистская платформа не просто провозгласила, декларировала «возвращение большевизма в КПСС», но что уже в её исходном Минском документе содержится подробная, тщательно проработанная и в теоретическом, и в организационно-политическом плане картина такого «возвращения».

Нет вины основателей Платформы в том, что её теоретический задел, – воистину гигантский, – по сию пору держится под спудом, а то и вовсе шельмуется в нашем так называемом «коммунистическом» движении, насквозь имитационном. Равно как нет их вины и в том, что предлагавшиеся практические шаги, – как, например, созыв Чрезвычайного XXIX съезда КПСС, – впоследствии были перехвачены и профанированы имитаторами.

Что касается научных идей, политико-философских и экономико-философских, то это вещи вообще «бессрочные», и этот идейно-теоретический багаж, вне всяких сомнений, рано или поздно будет востребован. Причём, востребован с соответствующими выводами в адрес тех, кто столько лет мешал народу, силам Сопротивления в стране продуктивно пользоваться этим концептуальным богатством.

Но по мере того, как массы будут овладевать большевизмом в его современном, естественно обновлённом виде, станет ясна и сохраняющаяся актуальность тех практических начинаний, которые в середине 1990-х годов не могли быть адекватно реализованы. Взять ту же идею Восстановительного съезда КПСС, – который, как говорилось в преамбуле Минского документа, должен был вернуть партии «организационно-политический облик и идейно-нравственную роль передового отряда трудящихся нашей страны в их борьбе за осуществление своих объективно-исторически обусловленных классовых интересов, т.е. за строительство социалистического и коммунистического общества».[1]

Ведь очевидно же, что идея эта так и осталась с тех пор «в подвешенном состоянии» и что почти двадцатилетняя имитаторская суета вокруг неё никоим образом не решила задачи – вернуть на политическую арену ту партию, которая нужна, как воздух, народу и стране в нынешней ситуации глубочайшей национальной катастрофы.

Поэтому, обращаясь к наработкам Большевистской платформы, – и конечно же, отнюдь не только к тем, которые отражены в документе, принятом на Минской конференции, – мы оказываемся, по существу, в средоточии самых жгучих проблем нашего ближайшего будущего. А вовсе не в области воспоминаний о прошлом двадцатилетней давности.

Ведь нельзя не учитывать и то, что Платформа является напряжённо работающим «мозговым центром» Съезда граждан СССР как постоянно действующего органа – с первых же дней его зарождения и официального основания в 1995г. А это проблемы новой консолидации Советского народа, развёртывания советской национально-освободительной борьбы, освобождения страны от империалистической оккупации и восстановления в ней Советской власти и социалистического общественного строя.

Мы как-то привыкли не афишировать роль Платформы во всех этих делах, но она ведь есть наша – граждан СССР – партийная организация; как сказано в одном из Постановлений Съезда граждан СССР, – «существующая уже сегодня инициативная часть будущей унитарной ленинско-сталинской Коммунистической партии Советского Союза».[2] Так что и здесь действует в полном объёме та закономерность социалистического развития, что без чётко обозначенного партийного начала оно оказывается практически обезглавленным.

Мы приветствуем всех, кто откликнулся на наше приглашение отметить годовщину этого события, – действительное историческое значение которого выявится в последующие годы, и оно неизмеримо больше, чем может показаться в настоящий момент. Надеемся, что дальнейшее складывание обстановки предоставит всем участникам нынешней встречи повод и возможность убедиться в справедливости такой нашей оценки.

Прежде чем я предоставлю слово основному докладчику, скажу коротко о повестке дня и регламенте сегодняшнего мероприятия.

Слово для доклада предоставляется секретарю-координатору Большевистской платформы в КПСС Т.М.Хабаровой.


[1] См. Большевистская платформа в КПСС. М., 1991г.

[2] См.: Съезд граждан СССР третьего созыва. Москва, 31 октября 2004г., Постановления и другие документы Ч. 2. М., 2005, стр.26. Об имитациях «восстановления КПСС» (о коммунистической партийной организации, конституционно соответствующей Съезду граждан СССР – Движению граждан СССР).


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/958
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru