С 27 октября 2001 г. факт нахождения СССР в статусе временно оккупированной страны констатирован в юридически неоспоримой форме

Председатель Исполкома
Съезда граждан СССР,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Доклад
на Расширенном пленуме
Исполкома Съезда граждан СССР,
посвящённом 10-летию Съезда граждан СССР
второго созыва (27 октября 2001г.)

Москва, 30 октября 2011г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

Съезд граждан СССР второго созыва, состоявшийся в 2001г., по своей идейно-политической насыщенности Съезду 1995г. ничуть не уступает.

Его основными концептуальными продуктами явились Постановления:

О статусе СССР как временно оккупированной страны, О невозникновении права частной собственности на объекты общенародного достояния СССР и, наконец, О вынесении Проекта новой редакции Конституции СССР на обсуждение советских людей.[1]

Съезд граждан СССР первого созыва, – 15-летний юбилей которого мы с вами отмечали год тому назад, – своей главной заслугой имеет то, что он, в обстановке разнузданной антисоветской вакханалии начала 90-х годов, первым среди всех возникших тогда оппозиционных, так называемых, организаций со всей решимостью и определённостью подтвердил СОВЕТСКУЮ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ НАШЕЙ СТРАНЫ И НАШЕГО НАРОДА. Об этом подробно сказано в Постановлении, принятом нами на юбилейном Пленуме Исполкома в октябре прошлого года; повторяться здесь не будем.

И эта наша советская идентичность была не только заново провозглашена, но сделана знаменем предстоявшей нам национально-освободительной борьбы: мы – Советский народ на временно оккупированной глобалистским империализмом земле нашего Социалистического Отечества, стоящая перед нами задача – нашу Советскую Родину от империалистической оккупации освободить, последствия оккупации ликвидировать, вернуть страну на путь возобновления и уверенного, по-сталински победоносного продолжения социалистического и коммунистического строительства.

Конечно, мы рискуем в ответ услышать, что, – мол, – не слишком ли затянулось выполнение этих безусловно благородных намерений. Пока что мы, – мол, – только празднуем пятнадцати- и десятилетние юбилеи принятия нами всех этих вдохновляющих решений, а реальных сдвигов на заявленном направлении не видно.

Ну что ж, товарищи, история знала и куда более протяжённые войны. Та же Столетняя война в Европе, которая, – хотя это и было глубокое средневековье, XIV – XV века, – но она на своих завершающих этапах приобрела, говоря сегодняшним языком, ярко выраженный информационно-психологический характер.

А именно; англичане, убедившись в невозможности подчинить себе Францию чисто силовыми средствами, воспользовались недееспособностью (слабоумием) тогдашнего французского короля и навязали Франции то, что мы нынче называем инспирированная национальная измена. Т.е., был подписан договор об образовании объединённого Англо-Французского королевства, с английским наследным принцем во главе. Законный же наследник французского престола, будущий король Карл VII, оказался политически обездвижен не кем иным, как собственной матерью – королевой-коллаборационисткой, которая предательски объявила его бастардом, внебрачным отпрыском, не имеющим права на корону.

Вот вам картинка, мало чем отличающаяся от нашей теперешней: коллаборационистское правительство, продающее страну англичанам; народ, замороченный до предела, переставший понимать, кто же такие англичане, в конце концов, – оккупанты или вроде как уже и соотечественники? Т.е., в точности как у нас сегодня с американцами и прочими евроатлантистами.

Этот гордиев узел, – причём, всячески подчеркну, в огромной мере не столько военный, сколько политический, психоинформационный, – разрубила Жанна д’Арк, твёрдо постановившая, что англичане суть оккупанты; они должны уйти и уйдут с французской земли, все, – кроме тех, которые останутся в ней навсегда, – так гласила исходная формулировка освободительной миссии.

Иными словами, французский народ был возвращён или приведён в национально-самосознательное состояние. О чём применительно к нашему, Советскому народу мы толкуем, сами знаете, сколько лет, – хотя, к счастью, пока ещё не сто, как во Франции.

Но как бы это ни было трудно, инстинкт исторического самосохранения рано или поздно заставит и наших сограждан понять, что их Родина по сей день называется СССР, другой у них нет и не будет, и надо или ту, которая есть, освобождать от евроатлантической оккупации, или приготовиться через короткое время пускать пузыри в сточной яме мирового исторического процесса.

* * *

ИТАК, обратимся к Постановлению О статусе СССР как временно оккупированной страны.

Надо сказать, что в самом начале 90-х годов мысль о катастрофе, постигшей страну, именно как о военном поражении и воспоследовавшей оккупации вовсе не была так уж чужда нашему оппозиционному сообществу. Правда, она не закрепилась в программных документах наиболее крупных и влиятельных партий и объединений, – таких, как КПРФ или СКП–КПСС, – но на уровне публицистики охотно эксплуатировалась аббревиатура ВОР – временный оккупационный режим.

Мы – Большевистская платформа (тогда Движения граждан СССР ещё не существовало) – эту безусловно конструктивную тенденцию полностью разделяли. Своего наивысшего выражения в тот период она достигла, пожалуй, в выступлении С.Н.Терехова на Всеармейском офицерском собрании в Ленинграде 26–27 июня 1993г.[2]

Кстати, мы в наших материалах неукоснительно на тот доклад С.Н.Терехова ссылались и продолжаем ссылаться. Хотя мы и сами 5 мая 1993г. выпустили Заявление Все на борьбу с ВОРом!,[3] в котором призвали все левые силы

  • официально включить в свои программные документы квалификацию режима Ельцина именно как временного оккупационного режима;
  • прекратить дезориентировать массы утверждениями о возможности устранения ВОРа так называемыми «парламентским путями», ибо мы находимся не в вымышленной «парламентской республике», а на ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА;
  • подтвердить в своих программных документах или специальными постановлениями существование де-юре Союза Советских Социалистических Республик и действие де-юре Конституции СССР 1977 года.

И т.д.; это, напомню, май 1993г.

Между тем, где-то со второй половины 1993г. все эти здравые суждения и вообще какие-либо упоминания об оккупации и оккупационном режиме начали быстро исчезать со страниц левой прессы и из митинговой риторики, так что через не очень долгое время мы среди коммунистических организаций остались практически единственными, кто решительно придерживался этого подхода.

И так продолжалось немало лет. Причём, какое бы то ни было публичное изложение этой позиции упорно встречалось, – да и до сих пор ещё встречается, – в штыки. Не далее как в прошлом году небезызвестный семинар «Марксовские чтения» при Институте философии РАН отозвал своё приглашение мне на Международную конференцию к 65-летию Победы, перепугавшись даже не содержания, а одного только заголовка моего выступления.[4]

Впрочем, лет пять тому назад произошла некая вспышка интереса к этому сюжету: «Советская Россия» опубликовала пространную статью, которая так и называлась – «Оккупация», и в ней речь об оккупации велась в таком ключе, как будто до них там конь не валялся, на этой проблематике, как будто не было ни Терехова, ни Хабаровой, ни нескольких Съездов граждан СССР, за 15 лет никто не заметил, что в оккупированной стране живём. Т.е., это была очередная попытка фальсифицировать нашу новейшую историю, оглупить и принизить нас всех, как народ: это надо же такими олухами быть, чтобы угодить под оккупацию и только через 15 лет спохватиться.

Мы на этот фальсификат откликнулись материалом под названием Проснулись….[5] Господа, если наконец-то надумали поднять проблему оккупации в массовотиражной печати, то и давайте разбираться по-честному, от самых истоков. А если очередную нинандреевщину разводить, то уж не обессудьте – без соответствующей реакции это не останется.

В итоге, вспышкопускательство как-то заглохло, а всерьёз донести людям правду об объективном положении страны никто, в этих контролируемых КПРФ изданиях, со всей очевидностью, и не собирался.

В общем, предыстория тут длинная, мы её всю обозреть, естественно, не сможем, а посему возвращаемся в 2001 год, на Съезд граждан СССР второго созыва.

 

Текст Постановления, десятилетие которого мы нынче отмечаем, у вас имеется, и вряд ли он нуждается в каких-то построчных комментариях.

Скажу о главном.

Самое же главное здесь то, что с 27 октября 2001г. ФАКТ НАХОЖДЕНИЯ СССР В СТАТУСЕ ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ СТРАНЫ констатирован в юридически неоспоримой, всеобщезначимой форме. Т.е., это было открытое, гласное волеизъявление граждан СССР, сохранивших неколебимую верность своей гражданской принадлежности в условиях временного оккупационного разрушения в стране структур законной, Советской государственности и власти. В соответствии с общепринятыми международно-правовыми нормами, в подобных условиях именно и только граждане подвергшейся нападению страны, сумевшие заявить о себе и достаточно внятно самоорганизоваться, продолжают оставаться полноправными носителями её суверенитета и выразителями её попранных национальных интересов.

В сущности, такая констатация – это одно из ценнейших приобретений национально-освободительной борьбы Советского народа за истекшие два десятилетия. Причём, приобретение вот именно информационно-психологическое, т.е. оружие по меньшей мере того же порядка, каким бьёт и громит нас геополитический, он же классовый противник.

И если бы верхушка нашего «комдвижения» состояла из действительных коммунистов, а не из искателей тёплых мест в органах власти марионеточного режима, они бы давно пользовались этим нашим общим, – подчёркиваю, – приобретением на полную, как говорится, катушку. Впрочем, как и другими, аналогичными. А не выстраивали бы глупые, тупоголовые информационные запруды и барьеры вокруг наработок Съезда граждан СССР. Тупоголовые потому, что они, видимо, не понимают, как всё это им самим же аукнется, по мере прозрения народа и нарастания освободительных устремлений в стране. Надеются, – по привычке, ещё с советских времён, – на свою информационную монополию, на то, что в нужный момент всегда успеют и сумеют приоритет на себя перевести.

Вот чтобы этот номер на сей раз не прошёл, чтобы получилась, наконец-то, объективно необходимая осечка, – вот и давайте потвёрже застолбим, в нашем сознании и во всей нашей пропагандистской работе, эту дату – 27 октября 2001г. и название этого документа – О статусе СССР как временно оккупированной страны, Постановление Съезда граждан СССР второго созыва.

 

Следующий важный мотив в этом Постановлении, – к сожалению, также по сию пору не утративший актуальности.

И сегодня наши «ком» –имитаторы – т.е., местная идеологическая обслуга продолжающейся психоинформационной войны – и сегодня они всё ещё тужатся «доказать», изо всех сил, что у нас, дескать, не оккупация, а это образовался некий новый общественный строй.

Ну, кто и с какой целью подобную «музыку» заказывает, это понятно. Она нужна геополитическому противнику, чтобы помешать единственно опасной для него вещи: возвращению Советского народа в национально-самосознательное состояние и развёртыванию им неизбежной освободительной, антиимпериалистической борьбы.

И вот, к примеру, уже в 2011г. выходит толстенный сборник материалов всё того же семинара «Марксовские чтения», под редакцией давнишнего нашего знакомца, Р.И.Косолапова, – воистину, одного из квалифицированнейших имитаторов ещё брежневской эпохи (достаточно вспомнить такое его творение, как «концепция развитого социализма»).

Сборник посвящён 130-летию со дня рождения И.В.Сталина, озаглавлен «Сталин и современность», на обложке сталинский портрет, но какая, под всем этим красочным антуражем, даётся трактовка «современности» (с позволения сказать): «точка зрения о существовании СССР не выдерживает критики», «факты говорят нам, что Советского Союза нет».[6] Спрашивается, а при чём здесь Сталин, – это же власовщина стопроцентная? Если бы вы к Сталину во время Великой Отечественной войны сунулись с таким заявлением, он, – по-вашему, – отнёсся бы к вам как-то иначе?

Съезд граждан СССР ещё в 2001г., тем же Постановлением, о котором у нас идёт речь, объявил «домыслы о том, будто Советский Союз и Советский народ прекратили своё существование», «идейной власовщиной, нацеленной исключительно на срыв консолидации Советского народа, на вселение в умы советских людей политической путаницы и капитулянтских настроений».[7]

Десять лет минуло, – нет, всё никак с конька своего не слезут, опять те же «аргументы» заплесневелые: видите ли, не так мы представляем оккупацию, как написано в Большой Советской Энциклопедии и в Толковом словаре Ушакова. Эх, «теоретики»… Вы бы ещё на словарь Брокгауза и Ефрона сослались для объяснения современных психоинформационных войн. «Услышишь суд глупца», вот уж поистине. Не нами сказано…

И всё же, уж коль скоро неймётся власовцам новейшего разлива, непрошеным могильщикам СССР, давайте и мы, – несмотря на все наши зароки, – ещё раз резюмируем соответствующий раздел Постановления 2001г.

  • Средства ведения войны исторически меняются, подчас до неузнаваемости, так же меняются и средства осуществления оккупации. Оккупация при помощи коллаборационистского режима – это в истории военного искусства давно уже не новинка.
  • Формационное по своему масштабу изменение общественного строя может произойти только в результате срабатывания закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Но в рассматриваемом случае закон соответствия абсолютно ни при чём, ибо это верх ревизионистского скудоумия: утверждать, будто советским производительным силам для их дальнейшего развития требовалась замена социалистического базиса не частнособственнический. Кроме всего прочего, принцип соответствия, – по самой своей природе, – никогда не работает «наоборот»: т.е., не меняет вышестоящую, более развитую формацию на нижестоящую.
  • Постольку никакого базисного сдвига, в надлежащем смысле этого слова, в СССР произойти объективно не могло и не произошло. А то, что произошло, – это, как указано и в Постановлении, «на территории страны заработал механизм по её деиндустриализации, целенаправленному разрушению гигантского народнохозяйственного комплекса СССР и приспособлению его остатков под ресурсные нужды пресловутого «золотого миллиарда»».[7]

Вопрошать, в данной ситуации, «какой же всё-таки у нас базис», «какой у нас строй», тоже о большом уме, увы, не свидетельствует. Оккупация вообще, как правило, никогда никаких ни базисов, ни надстроек, – т.е., вот именно никакого «нового строя», – на захваченных землях не создаёт. Она создаёт, – как мы устали уже твердить, – различные механизмы для утилизации потенциала захваченной территории в интересах государства-агрессора. А мимикрировать, камуфлироваться эти механизмы могут подо что угодно, – в том числе, как нынче в Эрефии, под пришествие некоего «периферийного капитализма» и т.п.

Причём, экономисты и левого, и правого толка приводят массу примеров, когда этот наш якобы-«капитализм» функционирует до смешного наперекор тому, как он должен был бы себя вести, если бы являлся действительно капитализмом.[9]

И тем не менее, писаки на тему «периферийного капитализма» (а это, кстати, бывшие «андреевские большевики», отколовшиеся от Андреевой в обособленную «партию» под руководством А.А.Лапина), сами не умея отличить коллаборационистскую потёмкинскую деревню от экономической реальности, нас же и упрекают, будто мы игнорируем «факты жизни», придаём большее значение «происхождению явления, нежели его сущности». «Факты же говорят нам, что СССР нет». Ну, некритически воспринимаемые факты много чего «говорят», на что полагаться не следует. А уж что касаемо происхождения и сущности явлений, то В.И.Ленин учил, – как известно, – смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как данное явление в истории возникло, какие главные этапы в своём развитии проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем оно стало теперь.[10] Это к тому, что, – мол, – какая нам разница, возник ли «капитализм» в России «естественным или искусственным путём». Нет, извините; вот как раз та и разница, что – по Ленину – сущность явления иначе, чем через его происхождение, вообще не открывается.

Совершенно уже возмутительна навязываемая этими псевдобольшевиками «интерпретация» советского патриотизма.

Ну как же; от СССР они отреклись, но от притязаний на роль неких провозвестников советского патриотизма, в сегодняшних условиях, отказываться ой как не хочется.

Пишут: в настоящее время существует множество толкований современного советского социалистического патриотизма.[11]

Прежде всего, надо меньше врать. Никакого «множества толкований» советско-патриотической проблематики пока что не было и нет. Есть концепция современного советского патриотизма, давно и всесторонне разработанная Съездом граждан СССР.[12] И есть «традиционная» уже, к сожалению, имитаторская возня вокруг этой концепции, с одной-единственной целью: замурыжить её суть – то, что в ней показано, как выглядит советский патриотизм в эпоху новейшей, информационно-психологической мировой войны и временной империалистической оккупации СССР.

Дескать, коммунисты должны сплотиться на основе советского патриотизма, но это должен быть патриотизм «без СССР», – патриотизм «советского социалистического строя», «революционного марксизма-ленинизма и диктатуры пролетариата».

Совсем уже заврались. Как можно быть «патриотом» строя, диктатуры пролетариата, Маркса с Энгельсом? Можно быть приверженцем всего этого, но патриотизм – это любовь к Родине, а не к строю. А тут, какая уж любовь; не любовь, а прямо-таки ненависть к нашей Советской Родине сочится из всех этих рассуждений, псевдо-«большевистских». Вот уж, действительно, – новую разновидность патриотизма вывели: патриотизм не как любовь, а как ненависть к своей стране.

 

Исключительное, – как мы убеждены, – значение имеет, и так же чрезвычайно перспективна вторая часть Постановления О статусе СССР как временно оккупированной страны.

«Ввиду продолжения действия де-юре Конституции СССР 1977г., со всем вытекающим из неё законодательством, – гласит этот раздел документа, – на территории СССР ПРОДОЛЖАЮТ считаться преступлениями предусмотренные уголовным законодательством СССР общественно опасные деяния, в той или иной форме посягающие на социалистический правопорядок: на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права советских граждан. (См. ст.7 УК РСФСР.)»

«Сохраняет свою силу определение измены Родине как деяния, умышленно совершённого гражданином СССР в ущерб государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи СССР: переход на сторону врага, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, заговор с целью захвата власти. (См. ст.64 УК РСФСР.)»

И вот, Съезд второго созыва предложил, в общем-то, весьма простую вещь: дополнить состав преступления измена Родине понятием коллаборационизм. «Коллаборационизм – это крайняя, предельно опасная форма содействия врагу, выражающаяся в создании марионеточного, т.е. контролируемого врагом режима правления и в обеспечении тем самым фактической вражеской оккупации той или иной части территории СССР».[13]

Суммируя, что я хочу сказать?

У нас разговоров о преступлениях режима ведётся много, более чем достаточно. Существует известная постановка вопроса Г.А.Зюгановым, о «Шести преступлениях перед нацией», которую мы, – кстати, – активно поддержали, и пр. в том же роде. Но все эти разговоры идут на языке публицистики, а от этого как самим преступлениям, так и совершающим их фактическим преступникам ни тепло, ни холодно. Между тем, преступление, – коль скоро уж о нём заговорили, – должно быть квалифицировано как таковое и по возможности пресечено, а лица, его совершающие, – нести ответственность. Т.е., обсуждение проблемы нужно сдвинуть из плоскости литературной в плоскость юридическую, – чтобы каждый раз было ясно: что за преступление тут творится, в чём оно состоит и в каком правовом поле оно таковым является.

Вот это и сделал Съезд граждан СССР 2001г.; он подвёл все, скажем так, выкрутасы антинародного режима, все его так называемые «реформы» под ту же 64-ую статью, определив их как различные виды преступления коллаборационизма.

«Съезд граждан СССР второго созыва полагает, что в уголовном законодательстве СССР должны быть специально оговорены следующие составляющие преступление коллаборационизма предельно опасные деяния».

И дальше перечисляются по пунктам, текст у вас перед глазами, зачитывать его целиком с трибуны нет необходимости; но укажите мне, какой из «подвигов» режима, геростратовых, не нашёл здесь себе отражения.

Процитирую, всё же, хотя бы наиболее колоритные.

«Издание псевдоправовых актов, демонстративно легализующих такие виды деятельности, которые согласно законодательству СССР и союзных республик являются преступлениями: например, частнопредпринимательская деятельность с использованием чужого наёмного труда, коммерческое посредничество, спекуляция».

«Выведение из-под контроля государства (на языке коллаборационистских режимов “разгосударствление”) и передача тем или иным способом – прямая или замаскированная – в частные руки (“приватизация”) объектов общенародной собственности СССР…»

«Насильственная деколлективизация села, издание псевдоправовых актов, нарушающих конституционное положение о передаче Советским государством земли, занимаемой колхозами, в их бесплатное и бессрочное пользование».

«Вредительские манипуляции с денежной и ценовой системами страны: привязка рубля к доллару, допущение беспрепятственной перекачки безналичных средств государства в наличные с последующим их разграблением криминальными элементами, искусственное сжатие находящейся в обращении денежной массы с целью обескровливания и подрыва народного хозяйства, конфискация трудовых сбережений населения и оборотных средств государственных предприятий путём крупномасштабного мошенничества на государственном уровне (так называемая “либерализация цен”)…»

И т.д.

Конечно, мне могут возразить, что ведь всё равно до восстановления Советской власти никого привлечь к ответственности по этим пунктам обвинения не удастся.

Но, во-первых, и после формального возвращения власти можно так напутать в вопросах законности и правопорядка, что не успеешь оглядеться, как эту власть снова потеряешь.

Во-вторых, мы вряд ли власть и вернём, если не будем ясно себе представлять, кто перед нами: вор, юридически уже классифицированный в качестве такового, – или некий «новый собственник», у которого его «собственность» чуть ли не выкупать придётся (не сомневайтесь, и такие умники найдутся, и не то ещё присоветуют).

Существенно ещё отметить, что коллаборационизм охарактеризован Съездом 2001г. «как преступление против мира и человечности, ответственность за которое не зависит от времени совершения составляющих данное преступление в целом предельно опасных деяний. (См. УК РСФСР, Постатейные материалы, К ст.48, §§1–2.)»

* * *

ПОСТАНОВЛЕНИЕ О невозникновении права частной собственности на объекты общенародного достояния СССР.

Оно логически вытекает из предыдущего.

Товарищи, ну нельзя оккупационный грабёж ни самим воспринимать, ни изображать перед людьми как какие-то «реформы» или как утверждение некоего «нового общественного строя».

«На всей территории СССР, – гласит названное Постановление, – земля, её недра, воды и леса, растительный и животный мир, производственные основные фонды промышленности, строительства и организованных Советским государством сельскохозяйственных предприятий, производимая при помощи указанных фондов продукция, основные топливно-энергетические потоки, банки, средства транспорта и связи, основной городской жилищный фонд, материальная база организованных Советским государством торговых и коммунальных предприятий, учреждений народного образования, здравоохранения, науки и культуры, материальная база Вооруженных Сил, прежде всего предприятия военно-промышленного комплекса, материальная база электронных СМИ и массовотиражных органов печати – ПРОДОЛЖАЮТ оставаться собственностью их созидателя и полноправного хозяина, Советского народа, и подлежат возвращению в общенародное достояние (ренационализации) немедля по восстановлении на территории страны законной, т.е. Советской государственности и власти».

Постановлением также ПРЕДУПРЕЖДЕНЫ «все физические и юридические лица, как отечественной принадлежности, так и иностранные, о том, что ни у кого из них не могло возникнуть, не имеется на сей день и не возникнет впредь никаких законных прав собственности на объекты общенародного достояния, хищнически разграбленные в ходе и результате особо опасного государственного преступления против СССР, именуемого организаторами данного преступления “приватизация”».[14]

Если мне скажут, что, – мол, – за это время сколько всего разрушили, уничтожили, да и заново понастроили, ищи теперь ветра в поле, – то на этот счёт в Постановлении говорится:

«По фактам причинения в ходе “приватизации” существенного ущерба объектам социалистической собственности последует возбуждение уголовных дел и привлечение виновных к ответственности, в том числе и иностранцев».

Кстати, о том же шла речь даже не в 2001-м, а ещё в 1995г., в Декларации о единстве Советского народа…, принятой на Съезде граждан СССР первого созыва:

«По фактам причинения ущерба социалистической собственности, не отвечающего интересам народного хозяйства СССР перепрофилирования, расчленения, вывода из строя, хищнической эксплуатации и т.п. промышленных, сельскохозяйственных, торговых, транспортных предприятий, земельных угодий, месторождений полезных ископаемых, социально-культурных учреждений и т.д. возбуждаются уголовные дела, виновные привлекаются к ответственности, в том числе и иностранцы».[15]

Так что, извините; если на месте высокотехнологичного оборонного предприятия образовалась барахолка с завозной дрянью или «торгово-развлекательный центр», то обязательно будем разбираться, – по чьей вине, конкретно, это произошло, по какому праву уничтожено то, что было необходимо народному хозяйству, и на какие деньги сооружено то, без чего оно вполне могло обойтись.

И в 1995-м, и в 2001г. Съезд граждан СССР предупреждал новоявленных «собственников» разворованного добра, что «никаким физическим и юридическим лицам, в том числе иностранным, не будут возмещены “потери”, понесённые ими в результате их соучастия в разграблении собственности Советского народа».

Снова подчёркиваю, что данное Постановление, – как и все остальные, – обладает неоспоримой правовой силой, будучи волеизъявлением организованных граждан СССР. И наши «оппозиционеры», – если бы они были действительные борцы с режимом, а не подпевалы того же режима, только обряженные под «оппозицию», – они бы давно могли найти для подобной документации самое впечатляющее применение.

Взять хотя бы путинскую «идею» «амнистировать» самоё приватизацию (если, конечно, сей бред допустимо всерьёз называть идеей). Ничего себе: обворовали до нитки, в угоду евроатлантическому неофашизму, целый народ, ввергли его в рабство, о котором и Гитлер мог бы для нас только мечтать, сами утопают в роскоши на «проценты» от благодарных «заказчиков» – и ещё хотят, чтобы «общество согласилось с таким решением», чтобы ворьё, какого не видел свет, «чувствовало себя в полном покое и безопасности»!

Ну, кто, – казалось бы, – как не коммунисты должны были бы тогда же выступить с отповедью, и выступить единым фронтом, разъяснить мракобесам, что НАРОД, вот именно, даже в состоянии оккупационного умопомрачения не согласится ни на какие «амнистии» бандитизму, что ПРАВÁ из грабежа не возникают, что юридическая характеристика «приватизации» – ОСОБО ОПАСНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, и таковым она останется, сколько бы ни понадобилось времени, чтобы эти истины дошли до понимания тех, кому надлежит всё это понять.

Но ни одна оппозиционная газета ни в 2001–2002гг., ни позже этот материал не опубликовала, а у нас самих в 2001г. даже не было ещё толком сайта в Интернете.

Слышу уже возражения: да что от этого изменилось-то бы? Разве помешала бы публикация вашего Постановления прихватизаторам расхищать собственность?

Ну, знаете ли; когда кого-то грабят, и он считает это в порядке вещей, это одно; но когда кого-то грабят, а он клянётся вернуть ограбленное и в полной мере воздать обидчикам по заслугам, – это уже совсем другая картина и другая тенденция развития событий.

Словом, я воздержусь углубляться далее в этот сюжет, поскольку он сведётся к проблеме, вдоль и поперёк нами «перепаханной»: к проблеме нашей нынешней самоидентификации в качестве СОВЕТСКИХ, СОВЕТСКИХ И ЕЩЁ РАЗ СОВЕТСКИХ. С тем лишь уточнением, что наша советская идентичность в политико-юридическом плане не должна никоим образом отрываться от идентичности ЭКОНОМИЧЕСКОЙ. Т.е., чтобы Советский народ можно было счесть заново утвердившимся в его суверенных правах, он должен требовать и добиваться возвращения своей прежней СОБСТВЕННОСТИ безоговорочно и во всём её объёме.

В этой связи полезно вспомнить, что в Постановлении О статусе СССР как временно оккупированной страны подчёркивалась ЭКОНОМИЧЕСКАЯ нелегитимность коллаборационистских режимов, плюс к их нелегитимности в политико-юридическом смысле; и именно на том основании, что «частная собственность в СССР появилась не в результате срабатывания объективных экономических законов, а в результате подрывных действий геополитического противника». Она «не может рассматриваться как фактор становления в России и других союзных республиках буржуазного общественного строя. На территории России и ряда других союзных республик функционирует не буржуазный строй как таковой, а закамуфлированный под стандартные атрибуты буржуазной демократии и “рыночной экономики” оккупационно-колонизаторский режим, в различных его вариантах».

* * *

И ПОСЛЕДНЕЕ – по порядку, но отнюдь не по значимости – решение Съезда граждан СССР второго созыва, это вынесение на обсуждение советских людей Проекта новой редакции Конституции СССР.

Эта масштабная наработка была выполнена в соответствии с одним из Постановлений Съезда 1995г.; докладывалась предварительно на Расширенном пленуме Исполкома СГ СССР уже в марте 1996г., а на Расширенном пленуме Исполкома 27 декабря 1997г. фигурировала в готовом, законченном виде, была принята за основу и рекомендована к вынесению на суд советской общественности от имени очередного Съезда граждан СССР, – каковым и оказался Съезд второго созыва, в честь 10-летнего юбилея которого мы с вами сегодня здесь собрались.

В 1999г. Проект, вместе с пояснительным докладом к нему, был опубликован в нашем «Светоче», в 40-м номере.

«Светоч» с этой публикацией давно превратился в библиографическую редкость; но к нынешнему нашему Пленуму нам сделала замечательный подарок Ячейка Движения граждан СССР в Арзамасе-16, персонально это О.Д.Демидова: они выпустили материалы Пленума 1997г. хотя и малотиражной, но всё же книгой. Книга получила название по заголовку пояснительного доклада, зачитанного 27 декабря 1997г.: Страна, которую мы не потеряли. Кроме того, в неё включены некоторые документы наших митингов, проводимых, – по сложившейся уже традиции, – ежегодно 7 октября, в День Конституции СССР: резолюции, выступления и т.п. Учитывая, что мы всячески стремимся тематику этих митингов разнообразить, в рамках их общей «конституционной» нацеленности, там тоже немало интересного и сохраняющего актуальность даже и годы спустя после произнесения этих речей и принятия этих резолюций.

 

Если коротко охарактеризовать самый пафос, что ли, общую направленность Проекта, то, пожалуй, лучше всего тут подойдёт термин СТАЛИНИЗАЦИЯ, дальнейшая сталинизация советского конституционного строя.

Т.е., это решительное возведение на конституционно-правовой уровень тех сталинских прозрений в области экономического, политико-демократического, национально-государственного строительства, которые целостного, всестороннего воплощения не получили ни при жизни И.В.Сталина, ни – тем паче – в послесталинский период. Одни начали достаточно успешно внедряться в практику, но не обрели развёрнутого, детализованного теоретического изложения, не были теоретически канонизированы. Другие не вышли за пределы гениальных политико-философских догадок.

Единственное, что совершенно ясно относительно этой «прорывной» части сталинского наследия, это то, что здесь перед нами – мощнейший концептуальный задел, на который должно, объективно «обречено» опереться наше социалистическое будущее, если оно вообще у нас имеется. И не просто наше будущее как социалистического государства, но как государства, упорно и уверенно строящего, вот именно, коммунизм.

Итак, – как вы знаете или должны, во всяком случае, знать, – основные фрагменты этого задела было нами предложено называть: сталинская экономическая модель, сталинская демократическая модель и сталинская национальная модель.

Смотрим по пунктам.

Сталинская экономическая модель оказалась в реальной действительности глубже всего укоренена: т.е., она просто-напросто была запущена в ход, работала и приносила прекрасные плоды. Она же стала и одной из первых жертв психоинформационной войны.

И вот, на вопрос, почему её удалось практически беспрепятственно разрушить, мы должны ответить: в существеннейшей мере потому, что она конституционно не была надлежащим образом защищена.

Сталинская Конституция, по которой мы тогда жили, в 50-х – 60-х годах, защищала как бы только половину экономической модели – форму собственности, а вот вторая её половина – форма консолидации и распределения дохода от функционирования обобществлённой собственности – она оставалась без должной конституционной зашиты.

Иначе говоря, оставался без конституционного «прикрытия» хозяйственный механизм. Вот почему нам и смогли его подменить в 1965–67гг., смогли подсунуть схему аккумуляции чистого дохода в народном хозяйстве на капиталистический (псевдокапиталистический) лад, по типу «прибыли на капитал». Откуда и пошёл кризис в экономике.

Теперь, кто успел обзавестись нашим новым «Арзамасским сборником», откройте статью 12 нашего Конституционного проекта. Вот это то, что сделали мы. Цитировать не буду, статья длинная. Вот она и прописана в Основном Законе страны целиком, сталинская экономическая модель. Никакой новоявленный Косыгин сюда уже не сунется.

Сталинская демократическая модель.

Как, – опять-таки, – известно из бесчисленных материалов на эту тему Большевистской платформы и Съезда граждан СССР, сталинская демократическая модель – это предложенное нами название выдвинутой И.В.Сталиным ещё в 20-х годах идеи или программы всемерного развёртывания «самокритики и массовой критики снизу». Или, как мы впоследствии стали формулировать, это программа институционализации массовой низовой критически-творческой инициативы.

В широком историческом (или даже всемирноисторическом) плане, это – решение очерченной ещё В.И.Лениным задачи: создать систему «поголовного» участия граждан в управлении. Т.е., это всемирноисторический по своему значению переход от демократии представительной, когда основным политически влиятельным фактором является организация или группа, к демократизму непредставительному, непосредственному, когда определённое политическое влияние приобретает напрямую личность практически любого рядового гражданина.

Но как может рядовой гражданин оказать политическое по своему характеру влияние на ход дел в стране?

Через выступление с критикой, – но при обязательном, всенепременном условии, что критика не будет проигнорирована.

Напомню, лишний раз, постановку проблемы И.В.Сталиным.

«А что требуется для того, чтобы развязать силы и способности рабочего класса и вообще трудящихся и дать им возможность приобрести навыки к управлению страной? Для этого требуется, прежде всего, честное и большевистское проведение лозунга критики снизу недостатков и ошибок нашей работы. Если рабочие используют возможность открыто и прямо критиковать недостатки в работе, улучшать нашу работу и двигать её вперёд, то что это значит? Это значит, что рабочие становятся активными участниками в деле руководства страной, хозяйством, промышленностью».[16]

Видим, что проблема упирается в обеспечение неигнорируемости критического волеизъявления, в обеспечение «честного и большевистского проведения лозунга критики снизу».

Что для этого предлагается?

В первую очередь – простейшее, но, тем не менее, в нашем конституционном праве упорно отсутствовавшее: это объявление преследования за критику преступлением.

И действительно; право на критику было введено отдельной статьёй (ст.49) в Конституцию 1977г., – что явилось, бесспорно, существенным шагом вперёд в конституционном развитии СССР. Но о преследовании за критику там говорится, что оно «запрещается». В нашей же редакции преследование за критику карается законом. «Запрещается» – это сделали замечание или пожурили. А «карается законом» – это статья в Уголовном кодексе; т.е. лишний повод подумать, прежде чем преследовать.

Далее, ст.36 нашего Проекта дополняет право на критику правом гражданина на конструктивный учёт его мнения. Она заменяет в делопроизводстве по обращениям граждан обычную двухчленную схему принятия решений на трёхчленную. А именно; согласие или аргументированное несогласие гражданина с решением, принятым по его обращению, включается в состав решения как его неотъемлемая часть, в отсутствие которой решение не имеет законной силы.

Разъясняю; если вы доказательно, продуманно обратились в какую-то инстанцию, а вам вместо ответа по существу вопроса пришла бюрократическая отписка, то на этом разбирательство по вашему обращению отнюдь ещё не закончено: вы должны или согласиться, или не согласиться с отпиской. И если вы с отпиской не согласились (опять-таки аргументированно), то решение попросту и не состоялось, не обрело законной силы. Вы вправе требовать повторного рассмотрения, – причём, в соответствии со ст.36, с вашим личным участием. В обусловленных законом случаях, – как сказано в Проекте, – несогласованные решения передаются в инстанцию, вышестоящую в порядке подчинённости. И наконец, несогласованное решение, вне зависимости от содержания поднятого вопроса, может быть обжаловано в суде, как процессуально неадекватное.

Кроме всего прочего, если несогласованное решение всё же было выполнено, путём действия или бездействия, принимавшими его организациями и лицами, но в дальнейшем обнаружило свою ошибочность, и этим оказался причинён ущерб каким-либо и чьим-либо охраняемым законом интересам, то те, кто данное решение принимал, несут не имеющую сроков давности ответственность за эти его негативные последствия.

И ещё надо учесть нововведения по этой линии в избирательной системе: это радикальная индивидуализация всех основных избирательных прав, а не одного лишь права подачи голоса, как такового. В избирательную процедуру входят и другие, не менее важные права: право выдвижения кандидата в депутаты, право отвода выдвинутой кандидатуре, право отзыва депутата. Вот наш Проект и предлагает, чтобы все эти возможности, а не одна лишь возможность пойти и опустить бюллетень в урну, стали доступны рядовому участнику избирательного процесса.

Подробнее об этом вы можете прочитать в моей статье 1981г. «Свободные профсоюзы» и иные события в ПНР в свете марксистской концепции двух фаз коммунистического революционного процесса, она опубликована в 7-м номере «Советов граждан СССР» и имеется, естественно, на сайте. А также на сайт недавно вышла моя работа, написанная ещё во время обсуждения проекта Конституции 1977г.: Сущностные направления конституционного развития СССР в период перехода ко второй фазе коммунизма; и там также о том же идёт речь. Так что это не какие-то скоропоспешные придумки, это объективно назревшие вещи, причём назревшие глубоко и прочно.

Само собой разумеется, что по нашему Проекту под действие его 35-й и 36-й статей подпадают и взаимоотношения граждан с государственными средствами массовой информации. Т.е., в случае его принятия будет совершенно исключено, чтобы какая-нибудь, прости господи, «Правда» по двадцать лет мертвецки молчала в ответ на доказательнейшую критику разных вредительских «новаций». И чтобы «молчунам» этим всё запросто сходило с рук, – когда предостережения осуществились и народу на голову свалилась давно предсказанная беда; которой вполне можно было избежать, если бы начальственные, извините, зады в редакциях и в «идеологических отделах» не прессовали десятилетиями поступающие туда здравые сигналы.

Сталинская национально-государственная модель.

Она получила отражение у нас в Проекте через самое решительное перенесение акцента с некоего достаточно абстрактного «народа» вообще – конкретно, на Советский народ.

Иными словами, Советский народ полностью закрепил за собой статус «государствообразующего» для нашей государственности – Союза Советских Социалистических Республик. Я не очень люблю эту терминологию – насчёт «государствообразующего народа» – поскольку в марксизме, строго говоря, государствообразующим фактором является не народ, а класс. Но раз уж это словоупотребление приобрело ненужную популярность и вокруг него идут разные спекуляции в националистическом духе, то тут необходимы уточнения. Страна у нас многонациональная, и мы не можем из этой многонациональной общности вычленить – по чисто этническому признаку – какую-то часть и её объявить «государствообразующей»; как это делают проповедники «государствообразующей» роли русского народа. А остальные этносы, они, – что же, – не должны иметь отношения к процессам складывания социалистической государственности и её дальнейшего эволюционирования? Это же просто чушь.

В социалистическом государстве вся населяющая страну полиэтническая целостность должна рассматриваться как «государствообразующая»; она должна слиться в единый народ. А это достигается, когда в действие вступают классовые рычаги, более могущественные, чем этнические: когда уничтожена частная собственность и возникает почва для всеобщего единения представителей разных национальностей как трудящихся, как людей труда.

Вот что такое Советский народ. Ведь говорил же Сталин, что разделяет людей не этническая принадлежность как таковая, а частная собственность, и что там, где власть построена не на эксплуатации человека человеком, а на борьбе с этой эксплуатацией, там сама природа власти располагает к тому, чтобы трудящиеся массы естественно стремились слиться в единую социалистическую семью.[17]

И такая «социалистическая семья» трудящихся разных национальностей в СССР действительно сформировалась, – что требует, безусловно, более категоричного отображения в Конституции страны, чем это было до сих пор.

Соответственно, само положение о Советском народе, – что он стал фактом и нашей отечественной, и всемирной истории, – дано в нашем Проекте не отдельно в преамбуле, а непосредственно в тексте Конституции, и проходит по ней поистине красной нитью. Т.е., нет уже больше разговора «просто» или «вообще» о народе: всюду фигурирует именно и только Советский народ.

Подчёркнуто, что Советский народ является в СССР «исключительным носителем верховной власти, государственного суверенитета и права на самоопределение» (ст.52 Проекта).

Как следствие такой постановки вопроса, снята ст.72 Конституции 1977г. – о праве союзных республик на свободный выход из СССР. Если мы переживём, тем паче выиграем Третью мировую войну (а я думаю, что в конечном счёте так оно и будет), то после этого надо уже быть круглым идиотом, чтобы продолжать талдычить об этом самом «свободном выходе» и не понимать, какой это замшелый анахронизм.

И.В.Сталин указывал в 1923г., когда ещё и народ-то Советский не сложился, «что кроме права народов на самоопределение, есть ещё право рабочего класса на укрепление своей власти, и этому последнему праву подчинено право на самоопределение».[18]

Т.е., право на самоопределение в наших условиях объективно не может принадлежать всем подряд; оно может принадлежать только единой наднациональной общности, которая олицетворяет собою цельность и нерушимость рабоче-крестьянской власти, а отсюда и высший солидарный интерес всех входящих в это целое частей.

 

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

вот таков идейно-теоретический багаж Съезда граждан СССР 2001 года, в его основных, но далеко, далеко не исчерпывающих очертаниях.

Вне всяких сомнений, он займёт подобающее место в истории национально-освободительной борьбы Советского народа XX – XXI столетий, а тем самым и в истории всемирной коммунистической революции на нашей планете: т.е., неизбежного и неотвратимого перехода всего человечества к такому общественному устройству, где никто никогда и ни при каких обстоятельствах не будет чувствовать себя безгласной и бесправной вещью, используемой в чьих-то чужих и чуждых ему целях.

Старт этому мировому процессу был дан в нашей стране, и мы проделали такой кусок пути, настолько значимый, что никакие наши последующие провалы и военные поражения никому – начиная с нас самих – не позволяют этот наш вклад перечёркивать, ни хотя бы преуменьшать. Мы начали этот процесс, и нами же он должен быть продолжен, – по той простой причине, что на сей день никто в мире лучше нас не знает, какие ловушки на этом пути подстерегают и каких ошибок (нами на своей шкуре испытанных) ни в коем разе нельзя повторять.

Вот масштаб этого всемирноисторического деяния, в которое мы объективно вовлечены; процесс этот – наш, это наша струя в истории, но он нам полностью не подконтролен, мы несём лишь свою долю ответственности. И эта наша ответственность может заключаться, – как В.И.Ленин учил, – только в последовательном и неотступном исполнении нами своего долга перед нашим народом – Советским народом и перед нашей страной – временно оккупированным Советским Союзом. Вся и катастрофа-то с нами в том и состоит, что народ ни себя самого, ни истинное нынешнее положение своего Отечества адекватно не воспринимает. Таково убийственное «гипероружие» психополитических войн нашей эпохи. Они разрушают логику и мотивацию поведения людских масс, а уж разные «наземные» разрушения – это лишь плоды погрома в головах у людей. Если мы вот с этим оружием врага не справимся, не переборем его, нам и ничего остального, – однозначно, – не перебороть.

И поэтому, когда мы говорим: идеология современного советского патриотизма должна стать в массовом сознании преобладающей, – не надо махать на нас, на меня в частности, руками и кричать: давайте заниматься практикой, а это всё теория. В сегодняшней ситуации, если вам удалось кому-то мозги починить и хотя бы толику из наших материалов переместить ему в голову, – это не «теория», а это самые настоящие практические, боевые действия на психоинформационном фронте.

Так и следует относиться к нашим беспрестанным призывам – работать, работать и ещё раз работать с имеющимся у нас заделом, он для нашего будущего воистину неоценим; ни одна газета, брошюра, листовка, компьютерная распечатка не должны пропасть даром, никакая возможность выступления с пропагандой нашего, советско-патриотического подхода не должна оставаться неиспользованной.

Вспомните наш предыдущий Расширенный пленум, состоявшийся год назад; с чем угодно там на трибуну выходили, каких только попрёков, претензий, сетований мы не наслушались в адрес и Исполкома, и Съезда граждан СССР в целом. И газета у нас не такая, и материалы в ней публикуются не такие, и того нет, и этого нет, тут «чёрная дыра», тут вообще чёрт знает что. Человек, – не буду называть фамилии, – за десять лет, что числится в нашем Движении, причём числится в ранге члена Исполкома, ни одной газеты у себя в регионе не распространил, ячейки хотя бы из двух единомышленников не смог создать, – и туда же: «чёрные дыры» ищет в чужой работе. Видите ли, он сидит сложа руки потому, что ему Исполком не предоставил свод нормативных документов по функционированию возрождённой Советской власти. Да ты сначала шаг хотя бы элементарный сделай сам к её возрождению, собери около себя по крайности двух-трёх советских людей, выведи их с листовками, с газетами на местный митинг.

Словом, товарищи, критика – это очень хорошо, это закон жизни Коммунистической партии и Советского государства, но это не улица с односторонним движением. Не зря же она и в Конституции характеризуется как право, а не как какая-то привилегия. А где право, там и обязанность. Обязанность же, в данном случае, – это самому вносить что-то ощутимое в то общее дело, вокруг которого идут критические дебаты. И это должны быть не просто прожекты на неопределённое будущее, но именно отчёт о том, что реально выполнено или находится на стадии выполнения.

Мы надеемся, что уже сегодня дискуссия на нашем Пленуме повернёт в это единственно конструктивное русло.

Поздравляю ещё раз участников Пленума с юбилеем нашего Съезда второго созыва – с юбилеем события, значение которого потенциально исторично, а уж как оно сложится в действительности – зависит в огромной степени и от нас самих.


[1] См. Постановления Съезда граждан СССР второго созыва (27 октября 2001г.). Изд-во «Тематик», М., 2003.

[2] См. «Советская Россия» от 29 июня 1993г., стр.3.

[3] См. информбюллетень «Светоч» №18, май – июнь 1993г.

[4] Т.Хабарова. Великая Победа требует очищения от скверны поражения в Третьей мировой войне. «Советы граждан СССР» /г. Ростов-на-Дону/ №16, сентябрь 2011г.

[5] Т.Хабарова. Проснулись… (По поводу статьи О.Джигиля «Оккупация» в «Советской России» от 6 мая 2006г.) «Советы граждан СССР» №5, декабрь 2006г.

[6] Сталин и современность. М., изд-во «КРАСАНД», 2011, стр.414.

[7] Постановления Съезда граждан СССР второго созыва, стр.25–26.

[8] Там же, стр.16.

[9] Так, падение ВВП при росте цен – это для действительного (а не «потёмкинского», т.е. путинско-медведевского) капитализма попросту анекдот. (См. В.И.Кашин. Прекратить ценовой беспредел!)

[10] См. В.И.Ленин. ПСС, т. 39, стр.67.

[11] Сталин и современность, стр.13.

[12] См., хотя бы: Т.Хабарова. Идеология современного советского патриотизма должна стать преобладающей. Вступительное слово и Отчётный доклад на Съезде граждан СССР третьего созыва. В кн. Съезд граждан СССР третьего созыва, Москва, 31 октября 2004г. Постановления и другие документы. Ч. 1, М., 2005; КПРФ должна стать партией советского патриотизма. Совместное заявление Исполкома СГ СССР и Оргкомитета БП в КПСС по итогам президентских выборов в РФ 26 марта 2000г. Москва, 3 апреля 2000г. Информбюллетень «Светоч» №41, март 1999г. – октябрь 2000г., также «За СССР» №6(77), 2000г.; Сегодняшняя левая пресса должна стать рупором советского патриотизма. Обращение участников митинга 7 октября 2001г., в День Конституции СССР, на Октябрьской пл. в Москве, к редакциям коммунистических и левопатриотических газет. «За СССР» №9(92), 2001г.; Т.Хабарова. Под знаменем советского патриотизма – к победе. Москва, май 2003г. «За СССР» №8(109), 2003г. И др.

[13] См. Постановления Съезда граждан СССР второго созыва, стр.17–18.

[14] См. Постановления Съезда граждан СССР второго созыва, стр.30–31.

[15] «Светоч» №35, ноябрь 1995г. – январь 1996г., стр.3.

[16] И.Сталин. Соч., т. 11. Госполитиздат, М., 1952, стр.37.

[17] См., хотя бы, И.Сталин. Соч., т. 5. Госполитиздат, М., 1947, стр.150.

[18] И.Сталин. Соч., т. 5, стр.265.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/974
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru