Ситуация в коммунистическом движении после июльского (1994 г.) Пленума Совета СКП-КПСС

Заявление
Оргкомитета Большевистской
платформы в КПСС

Москва, 7 сентября 1994г.

1

Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС подтверждает неизменность своей точки зрения относительно того, что вернуть страну на социалистический путь развития способна в современных условиях только единая в масштабах всей страны Коммунистическая партия, большевистская по своим программным установкам. Мы считали и продолжаем считать, что такой партией скорее всего могла бы стать возрождённая на большевистских принципах, очищенная от оппортунизма КПСС. Мы отдаём себе отчёт во всех трудностях воссоздания сегодня единой общесоюзной партии, но мы убеждены также и в том, что необходимо найти способ эти трудности преодолеть, ибо воспроизведение на партийном уровне схемы «содружества независимых государств» и т.п. означает и будет означать только одно – полнейший тупик для дела восстановления Союза ССР.

Сегодняшнее руководство СКП–КПСС, тем не менее, последовательно держит курс на воскрешение КПСС в виде союза республиканских компартий. На этом пути достигнуты сдвиги, которые под определённым углом зрения выглядят впечатляющими. В особенности это касается оформленного на июльском Пленуме Совета СКП–КПСС вступления в СКП–КПСС Компартий Российской Федерации, Украины, Грузии, а также (ассоциированным членом) Азербайджана.

Содействует ли, однако, столь убедительное количественное приращение рядов СКП–КПСС повышению политической боеспособности этой организации? Положительного ответа на этот вопрос, к сожалению, дать нельзя. На наш взгляд, лучшим доказательством неадекватности «конфедералистской» позиции нынешнего руководства СКП является именно то, что отсутствует равноценное усиление влияния СКП–КПСС на политическую жизнь страны.

В самом деле, если бы завершение формирования СКП–КПСС, – а оно практически уже завершено, – действительно означало выход обновленной КПСС на политическую арену, то можно было бы констатировать возникновение долгожданного единства противостоящих режиму сил, причём это единство складывалось бы (что особенно ценно) полностью на коммунистической основе. При номинальной численности СКП–КПСС свыше полумиллиона человек, участь остальных оппозиционных режиму групп была бы решена: чтобы не оказаться на политической обочине, они вынуждены были бы на тех или иных условиях примкнуть к новому коммунистическому единству, и во всяком случае, ни о каких претензиях на лидерство в «объединённой оппозиции» с их стороны уже не могло бы быть и речи.

Что же мы видим в действительности?

В действительности КП РФ – отныне полноправный член СКП–КПСС и головная организация СКП–КПСС на территории Российской Федерации – продолжает подготовку к учреждению некоего нового, предельно широкого по охвату оппозиционного политического спектра «союза народно-патриотических сил» на базе абсолютно неприемлемых для любого коммуниста-ленинца программных документов движения «Согласие во имя России»,[1] с предполагаемым выходом на создание «правительства народного доверия».

Какая же роль в этой «ассамблее национального единства» отводится СКП–КПСС?

Об этом можно судить по принятому на июльском Пленуме Совета СКП–КПСС постановлению «О задачах СКП–КПСС в условиях ухудшающейся политической и социально-экономической обстановки на территории СССР». Хотя в преамбуле постановления содержится правильная формулировка о КПСС как «будущем ядре политической системы единого многонационального государства», из постановляющей части отнюдь не вытекает естественное, казалось бы, заключение, что СКП–КПСС сегодня стремится образовать революционное, организующее и мобилизующее ядро коалиции всех общественных сил Сопротивления режиму.

Наоборот, пункт об отношениях с оппозицией поражает своей политической беззубостью, поспешной уступчивостью в принципиально важных вопросах.

Здесь ничего не говорится о восстановлении СССР, – напротив того, из формулировки «признание геополитической ответственности будущего союзного государства за территорию СССР» прямо следует, что СССР и «будущее союзное государство» – далеко не одно и то же.

Задача восстановления Советской власти, как и социалистической системы хозяйствования, вообще обойдена молчанием. Формулировка о «ведущей роли государственной собственности» подразумевает, что допускается в достаточно обширных масштабах и собственность негосударственная, т.е. частная. Ничего не сказано о возвращении трудящимся жульнически отнятых у них социально-экономических прав и гарантий.

Спрашивается, для чего же мы воссоздавали КПСС? Чтобы она стала ядром Сопротивления контрреволюции, или чтобы она плелась в хвосте у тех же контрреволюционеров и антикоммунистов, только с утешительными «патриотическими» и прочими наклейками? Ведь совершенно ясно, что при таких установках СКП–КПСС попросту потонет в каком-нибудь очередном антикоммунистическом «народно-патриотическом союзе» и не сможет выполнить той роли, которая имелась в виду, когда начинали мучительно трудный процесс возрождения «главной» партии страны.

Вызывает определённую озабоченность тот факт, что из всех участников Пленума лишь один (представитель Большевистской платформы Т.Хабарова) голосовал против принятия вышеуказанного постановления, предварительно выступив с развёрнутой его критикой и с предостережением о политической недопустимости втягивания СКП–КПСС в «Согласие во имя России». Это показывает, – к сожалению, – насколько живучи среди коммунистов гибельные для дела партии «традиции» благодушия, легковерия, нежелания и неуменья отнестись строго критически, – как учил В.И.Ленин, – к резолюциям своих выборных органов.[2]

2

Однако, у правого уклона в КПСС на современном этапе есть и ещё одна разновидность, более изощрённая, а постольку в известном смысле и более деструктивная, чем откровенное подыгрывание национал-либералам. Это позиция группировки, лидером которой на сей день определился А.Пригарин. Группировка А.Пригарина провозглашает своей целью создание «марксистско-ленинской, свободной от оппортунизма Российской организации КПСС (СКП–КПСС)». Выдвигается претензия на «объединение левого крыла коммунистического движения»,[3] — в противовес неогорбачёвской, поражённой, – дескать, – ревизионизмом и национализмом КП РФ. К этому начинанию, – судя по результатам Всероссийской межпартийной конференции коммунистов, состоявшейся в Москве 16-17 июля с.г., – готовы в той или иной степени подключиться (или, по крайней мере, присмотреться) ряд «послеавгустовских» компартий и мелких групп, ясно ощутивших, что поодиночке они неконкурентоспособны ни с КП РФ, ни с воскресающим гигантом СКП–КПСС.

Чтобы понять, насколько данная инициатива в действительности далека от чего-либо подлинно левого и марксистско-ленинского (не говоря уже о большевизме, а такая претензия тоже предъявляется), нужно ответить на вопрос, в чём сущность правого уклона в коммунистическом движении в современной обстановке.

Сущность правого (т.е. пробуржуазного) уклона нынче заключается в открытом или замаскированном ОТКАЗЕ ОТ ОРИЕНТАЦИИ НА НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ СССР КАК НА ОСНОВУ (а не результат) ВСЕЙ ПРОЧЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ И ВОЗРОЖДЕНИЮ СТРАНЫ.

Отказ же от ориентации на непосредственное восстановление СССР замаскированно выражается в повсеместной подмене понятий «СССР», «Советский Союз» понятиями «Россия», «Украина» и т.д. (а затем неким туманным «будущим союзным государством»).

Но что такое сегодняшняя «Россия»? Это геополитически нежизнеспособный, обречённый находиться на глухих задворках так называемого «цивилизованного мира» огрызок, образовавшийся в результате агрессии против государства, которое называлось, называется и будет называться Союз Советских Социалистических Республик. Именно СССР и прямой правовой носитель Советской социалистической государственности – советский народ – являются сегодня жертвами агрессии внешнего и внутреннего классового врага и сопротивляющейся агрессии стороной. Позволить размазать эти незыблемые политико-правовые рубежи, переключиться с них на «Россию» – это совершенно то же самое, как если бы партия и Советское правительство во время Великой Отечественной войны смирились с фактом оккупации нашей территории и перебрались бы куда-нибудь за Урал, сказав при этом: нам вон сколько ещё земли оставили, давайте здесь пока поживём, а там, с божьей помощью, и государство союзное опять образуется.

Всякая государственность – это территория, народ и власть. Если территорию мы пока что практически потеряли – на ней хозяйничают буржуазно-националистические клики, – то советский народ отнюдь ещё не потерян, он может быть консолидирован, а инструментом такой консолидации могла бы послужить, как на это неоднократно указывала Большевистская платформа, широкая кампания по подтверждению и сохранению Советского гражданства.

Что касается сохраняющихся элементов союзной Советской системы власти, то главный из этих элементов – Коммунистическая партия, и в отличие от территории и народонаселения, судьба партии и сегодня в значительнейшей мере находится в руках самих коммунистов. Партия будет такой, какой мы её сделаем. А сделать мы её должны такой, чтобы она соответствовала задаче освобождения от оккупации классовым противником территории СССР и его населения – советского народа, задаче восстановления важнейшего из жизненных прав советского народа – права на самоопределение в исторически выработанной форме Союза Советских Социалистических Республик. Задаче же этой соответствует, – как уже говорилось, – только единая в масштабах всей страны (унитарная) Коммунистическая партия Советского Союза, в программе которой на данном этапе не должно быть принципиальных расхождений с другим основополагающим документом Советской государственности – Конституцией СССР 1977 года.

Таким образом, сегодня истинный водораздел между марксистско-ленинской и правоуклонистской позицией в вопросах партийного строительства, а отсюда и в других стоящих перед нами проблемах, пролегает по линии: союз компартий, с российской, украинской и прочими его составляющими, – или единая КПСС. Можно напомнить из нашей истории, что в 1922г., накануне образования СССР, РКП(б) – несмотря на тогдашнюю раздроблённость государства – представляла собой унитарную партию, в которую партийные организации будущих союзных республик входили на правах обкомов. Именно партийная структура послужила стягивающим каркасом, который обеспечил реинтеграцию всей территории прежней Российской Империи в новую целостность – Советский Союз. Попытка превратить РКП(б) в объединение республиканских компартий была отклонена на VIII съезде в 1919г. Против преобразования КПСС в СКП восстал даже прогорбачёвский XXVIII съезд.

Видим теперь, что никакой принципиальной разницы между подходами нынешнего состава Политисполкома СКП–КПСС и группировки А.Пригарина нет. И те, и другие – при всей фразеологической маскировке – проявили себя на сей день последовательными противниками воссоздания унитарной (а это и значит большевистской) КПСС, приверженцами идеи СКП. Различие состоит лишь в том, что группировка О.Шенина (условно назовём её так) в качестве российской составляющей СКП предпочитает КП РФ, а группировка А.Пригарина добивается, чтобы за основу здесь был взят возглавляемый А.Пригариным Союз коммунистов. А поскольку подобная претензия со стороны Союза коммунистов, ввиду его малочисленности, по меньшей мере смехотворна, то на подмогу призваны ещё несколько партий и малых групп, в совокупности образовавших так называемый Роскомсоюз, всё с тем же прицелом – сколотить, в конечном итоге, «Российскую организацию СКП–КПСС», противостоящую КП РФ.

Является ли данное противостояние борьбой большевизма с меньшевизмом в нашем сегодняшнем коммунистическом движении, – как это изображают в своих публичных выступлениях А.Пригарин и другие деятели Роскомсоюза? Ни в коей мере. Выше было подробно показано, что сегодня стоять на большевистской точке зрения – это значит преодолеть иллюзии СКП и подняться до признания абсолютной необходимости унитарной КПСС для воссоздания Советской власти, социалистического общественного строя и СССР. А вовсе не спорить о том, какая партия должна в СКП представлять Россию. К размежеванию между современным большевизмом и меньшевизмом эти споры сами по себе отношения не имеют. Это соперничество двух одинаково, – в сущности, – оппортунистических группировок, и из них предпочтение следует отдать, на наш взгляд, той, которая, не будучи большевистской, и не рекламирует себя в качестве таковой. В этом плане назойливый лжебольшевизм партий и групп Роскомсоюза причиняет гораздо худший вред движению, чем откровенный небольшевизм КП РФ, ибо он окончательно сбивает с толку рядовых коммунистов и объективно нацелен на глухую, жёсткую изоляцию в движении и, в частности, в СКП–КПСС подлинно большевистских элементов, – в чём и заключается, собственно, политика пригаринской группировки по отношению к Большевистской платформе в КПСС.

Разумеется, и традиционные характеристики правого уклона в сегодняшних условиях отнюдь не утратили своего значения. Среди таких характеристик одной из важнейших является отношение к проблеме собственности. Здесь имеет место факт воистину анекдотический, а именно: вряд ли какая-либо из организаций, входящих в Роскомсоюз, позаботилась о согласовании своих установок в данном вопросе даже с таким умеренным документом, как Конституция СССР. По сути, ни одна из роскомсоюзовских партий не записала чётко и недвусмысленно в своей программе, что она признаёт и намерена восстанавливать СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ СОБСТВЕННОСТЬ В ДВУХ ЕЁ ФОРМАХ: ГОСУДАРСТВЕННОЙ И КООПЕРАТИВНО-КОЛХОЗНОЙ. Спрашивается, – какой же СССР, в таком случае, собираются возрождать эти «большевики»? «Югославский вариант социализма», о чём фактически идёт речь в программах РПК и Союза коммунистов? Или, – как РКРП, – хрущёвскую совнархозовщину, с которой начался послесталинский развал социалистической экономики? Совершенно ясно, что нельзя прокламировать воссоздание определённого государства, подвергшегося разрушительной агрессии, и в то же время обходить молчанием вопрос о своём согласии или несогласии с Конституцией этого государства, действовавшей до его разрушения. Ибо если вы не согласны – причём, принципиально! – с Конституцией СССР, всё остальное превращается в бесчестную своекорыстную демагогию вокруг проблемы, которая остро и болезненно воспринимается миллионами советских людей.

Исходя из всего сказанного, Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС считает политически и тактически обоснованными выступления Т.Хабаровой по организационному вопросу (о деятельности А.Пригарина) на Пленуме Совета СКП–КПСС 9-10 июля с.г., поскольку эти выступления способствовали вынесению правильного и давно назревшего решения.

3

Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС констатирует, что крупным неразрешённым вопросом движения продолжает оставаться вопрос о членах КПСС, не желающих вступать ни в какие вновь образованные партии. То, что этот вопрос сделался, в конце концов, объектом недобросовестных политических спекуляций (как это произошло в случае с созданием, тем же А.Пригариным, «Московской городской организации КПСС»), не значит, что его не надо решать.

Точка зрения Большевистской платформы на этот счёт хорошо известна, и она заключается в том, что при надлежащей постановке дела именно этот контингент коммунистов мог бы – и должен был бы – образовать ядро будущей единой большевистской КПСС под «внешней оболочкой» нынешнего СКП. Логичным вариантом движения к этой цели представлялось создание вертикальных структур СКП–КПСС на базе существующих повсюду на местах межпартийных объединений коммунистов, куда на равных правах могли бы входить и члены КПСС, ни в каких других партиях не состоящие. Можно было бы также попробовать скоординировать между собой ныне разровненные реально действующие первичные организации КПСС, разбросанные по всей территории страны, и придать этому объединению первичек определённый статус в рамках СКП–КПСС, чтобы люди, проявившие наибольшую верность своей партии в критическую минуту, не чувствовали себя теперь ущемлёнными и невостребованными. С такими инициативами Большевистская платформа после XXIX съезда КПСС практически непрерывно выходила в Политисполком СКП–КПСС и на пленумы Совета СКП–КПСС.[4]

К сожалению, все эти предложения встречались руководством СКП–КПСС глухо негативистски, что в результате и закончилось, в ноябре 1993г., уходом Т.Хабаровой из Политисполкома, ввиду постепенного складывания на этой почве явно нерабочей обстановки.

После того, как Политисполком окончательно утвердился в своём отрицательном отношении к идее вертикальных структур КПСС (СКП–КПСС), а наиболее активный приверженец этой идеи из состава Политисполкома вышел, тогдашние члены Политисполкома А.Пригарин и С.Черняховский, – всё это время исправно и неизменно голосовавшие против любых инициатив Большевистской платформы, – вдруг затеяли не что иное, как… создание городской организации КПСС (СКП–КПСС) в Москве. Где тут логика, непонятно. Почему эти товарищи всячески тормозили ценную (на их же собственный взгляд) идею, когда руководство СКП–КПСС колебалось и была надежда перетянуть большинство на свою сторону, – и взялись за её разработку, когда по ней оказалось принято (причём, с их же помощью) отрицательное решение, и то, что могло бы стать полезной инициативой, превратилось в очевидную и бесспорную раскольническую деятельность?[5]

В итоге всего этого «начинания» в Москве возникла якобы низовая организация СКП–КПСС, которую сам СКП за таковую не признаёт. Коммунисты, всеми силами стремившиеся состоять «только в КПСС, и больше нигде», опять обмануты, ибо СКП–КПСС, куда их втянули, до сих пор не признаёт и индивидуального членства в КПСС, требуя от членов КПСС обязательного вступления в какую-либо из республиканских компартий. Внутри самого СКП–КПСС развился на этой базе острейший организационный кризис, который на июльском Пленуме еле удалось разрядить.

Тем не менее, А.Пригарин, – как об этом выше упоминалось, – обещает всю манипуляцию с территориальными структурами СКП–КПСС повторить, теперь уже на всероссийском уровне (мы имеем в виду замысел создания «Российской организации СКП–КПСС»). И можно не сомневаться, что сторонников он найдёт, ибо здесь эксплуатируется реальная и крайне болезненная для множества коммунистов неразрешённая проблема членской принадлежности именно к КПСС. А тем самым обеспечен и «залог» новой кризисной ситуации.

Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС полагает, что Политисполкому СКП–КПСС следовало бы из всего происшедшего и происходящего сделать вывод о безотлагательности скорейшего конструктивного разрешения вышеуказанной проблемы, поскольку отсутствие её конструктивного разрешения не приведёт к её исчезновению, а будет лишь плодить конъюнктурные спекуляции на ней, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нельзя допускать такого противоестественного положения вещей, – а оно практически стало фактом, – чтобы в КПСС могли состоять все, кто угодно, кроме её собственных членов. Необходимо прекратить третирование коммунистов – членов КПСС как «не определившихся», признать их безусловное право на самоорганизацию в форме первичек, – которое они так или иначе всё равно осуществляют, ибо этого невозможно запретить, – а также на создание объединений первичек, вне зависимости от их численности и территориального местонахождения. Объединениям (объединению) первичек КПСС нужно предоставить в рамках СКП–КПСС какой-то официальный статус, чтобы коммунисты не были в собственной партии не у дел. Эту работу надо провести до того, как начнётся непосредственная подготовка к XXX съезду КПСС, иначе не исключено, что мы опять будем иметь два тридцатых съезда (а то и три), как имели два двадцать девятых.

Мы не видим ничего неосуществимого и в том, чтобы на уровне Политисполкома или пленума Совета СКП–КПСС вновь вернуться к рассмотрению схемы вертикального структурирования СКП–КПСС и решить этот вопрос положительно, коль скоро жизнь показывает, что эта идея находит отклик у коммунистов. В таком случае несравнимо разумнее, чтобы эта деятельность протекала непосредственно под эгидой СКП–КПСС, а не в порядке какой-то партизанщины и порождения череды конфликтных ситуаций.

Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС призывает членов КПСС – сторонников Большевистской платформы сохранять и укреплять реально действующие первичные парторганизации КПСС, создавать новые первички, вести приём в КПСС новых членов, активно пропагандировать идеи и подходы современного большевизма, в полной мере используя для этого имеющиеся теоретические и аналитические разработки Платформы, в первую очередь документы Второй межрегиональной конференции сторонников БП в КПСС (Москва, 3 октября 1992г.; изданы отдельной брошюрой) и Расширенного пленума Оргкомитета БП в КПСС (24 июля 1993г.; «Светоч» №19), а также другие материалы, публикуемые в Информационном бюллетене Московского центра БП в КПСС (как газета выходит под названием «Светоч»).

Из направлений конкретной практической деятельности можно указать, как на одно из наиболее актуальных, на развёртывание работы по подтверждению и сохранению нашими людьми советского гражданства, обеспечению их готовности к организованным политическим выступлениям в качестве граждан СССР.

Оргкомитет Большевистской платформы в КПСС рекомендует членам КПСС – сторонникам Платформы воздержаться от участия в организациях «КПСС (СКП–КПСС)» вплоть до того, как их создание будет санкционировано Политисполкомом или пленумом Совета СКП–КПСС. Отношения с республиканскими партиями – членами СКП–КПСС рекомендуем строить на товарищеской основе, избегая каких-либо проявлений конфронтации, но не теряя своего лица, подчёркивая свою принадлежность к КПСС и аргументированно разъясняя позиции Большевистской платформы по данному вопросу.


[1] См. об этом Информационный бюллетень Московского центра Большевистской платформы в КПСС №23 (июль – август 1994г.), стр.8-9.

[2] См. В.И.Ленин. ПСС, т. 13, стр.79.

[3] См., напр., «Голос коммуниста» №8 (12) 1994г., стр.1.

[4] См. об этом статью Обозревателя «Сшибка из-за структур» в газете «Светоч» №18 (май – июнь 1993г.); Обращение Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС к Совету партий СКП–КПСС (там же, стр.5); Постановление собрания коммунистов Московской межрайонной организации КПСС от 19 мая 1993г. (там же, стр.6); Резолюция собрания коммунистов – членов Московской межрайонной организации КПСС от 24 июля 1993г. («Светоч» №19, июль – август 1993г., стр.1); Ю.Суслин. Что произошло с КПСС после XXIX съезда и что делать? (там же) и др. материалы.

[5] Здесь уместно отметить, что Большевистская платформа после ноября 1993г. полностью свернула попытки образовать в Москве или где-либо ещё территориальные организации СКП–КПСС.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/260
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru