Социализм как наиболее эффективная антиколониальная технология XX-ХХI века

Член Исполкома
Съезда граждан СССР,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Выступление на Круглом столе
«Геополитическое поражение
и колонизация России»

Москва, Госдума ФС РФ, 20 апреля 1998г.

ХОТЕЛОСЬ БЫ сказать сегодня не только и не столько о нашем поражении, которое очевидно и имеет исторически беспрецедентные масштабы, но надо вплотную говорить и о нашей грядущей победе. Причём, говорить об этом надо, вооружившись самым определённым и конкретным конструктивом – экономическим, политико-правовым и прочим.

Значительная часть оппозиции у нас совершенно не понимает (или не заинтересована понять), что социализм в России и национально-государственная независимость и самостоятельность нашей страны на мировой арене – это два нерасторжимых лица одной и той же проблемы. Покуда на планете существует империализм, до тех пор он нуждается и будет нуждаться во всё новых и новых регионах для выкачивания необходимых ему ресурсов и для встречного сброса своих социальных противоречий, и до тех пор, покуда он в этом нуждается, он будет рассматривать Россию (в том числе и в её последней исторической ипостаси – в облике СССР) только как потенциального ресурсного донора и как встречного, так сказать, реципиента сбрасываемых социальных антагонизмов,

Вообще, нельзя при анализе отделять так называемые развитые капстраны от стран, находящихся в большей или меньшей неоколониальной зависимости. Это не два разных «мира», а один и тот же мир современного империализма. В основе буржуазного строя лежит ресурсное, внеличностное отношение к живому труду, к рабочей силе человека как к одному из вещных факторов производства. Это утилитарное, антиличностное отношение к трудящемуся (т.е., нужен – не нужен; не нужен – ступай в отходы, на свалку, на уничтожение), оно обязательно где-то в пределах системы должно проявиться, выплеснуться наружу. Да, буржуазия научилась делать так, что это каиново клеймо её социального устройства, оно реально обнаруживается во всей своей неприглядности не в метрополиях, а в зависимых странах. Но отсюда следует только то, что страны эти становятся (или продолжают оставаться) неотъемлемой частью мировой капиталистической системы.

И таким образом, для зависимой страны вопрос об её национальном освобождении неразрывно сливается с вопросом об освобождении антиимпериалистическом, антикапиталистическом, т.е. с теми проблемами, которые, собственно, и решает социалистическая революция. И.В.Сталин, например, неоднократно подчёркивал специфическую национально-освободительную миссию Великой Октябрьской социалистической революции для России; т.е., что Октябрь вызволил Россию из её полуколониального, зависимого положения в начале века, в котором она всё глубже и безнадёжней увязала.

 

ЕСЛИ СМОТРЕТЬ на социализм под этим углом зрения – т.е., в числе прочего, и как на своеобразную защитную реакцию против угрозы национального порабощения, – то в нём очень многое проясняется и рационализируется для восприятия, и он начинает выглядеть как высокоэффективная социальная технология обеспечения самостоятельного, независимого и в то же время принципиально неэкспансионистского развития и процветания народов и стран.

Можно долго и бесплодно спорить, было ли в СССР построено социалистическое общество, но достаточно задаться простым вопросом: а было ли построено у нас общество АНТИКОЛОНИЗАТОРСКОЕ и АНТИКАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ, – и ответ делается однозначен. Да, в Советском Союзе в сталинский период был системно, целостно построен АНТИКАПИТАЛИЗМ, который продемонстрировал высочайшую эффективность в выполнении возложенной на него исторической задачи: обеспечить свободу, национально-государственную независимость и полнокровное социально-экономическое развитие народам, объединившимся в государственной форме СССР.

Если мы хотим для нашей страны свободы, национально-государственной независимости и продуктивного развития, все стержневые черты этого сталинского антикапитализма придётся снова брать на вооружение; и чем скорей это будет осознано и доведено до понимания народа, тем с меньшими издержками произойдёт наше возвращение, вот именно, в мировую цивилизацию, в надлежащем смысле этого слова.

Характер функционирования экономики должен быть незамедлительно по приходе к власти патриотических сил переориентирован с ресурсного по отношению к человеку – т.е., для наших условий откровенно геноцидного – на антигеноцидный. Или кто-то с этим не согласен?..

Антигеноцидная экономика – это экономика, работающая по всей номенклатуре продукции в первую очередь на внутренний рынок, и с внутреннего же рынка получающая для себя необходимую подпитку.

«…мы должны, – говорил И.В.Сталин на XIV съезде ВКП(б), – строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую систему капиталистического развития как её подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как подсобное предприятие мирового капитализма, а как самостоятельная экономическая единица, опирающаяся, главным образом, на внутренний рынок, опирающаяся на смычку нашей индустрии с крестьянским хозяйством нашей страны».

«…мы должны приложить все силы к тому, чтобы сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке, страной, которая послужит очагом для притягивания к себе всех других стран, понемногу отпадающих от капитализма и вливающихся в русло социалистического хозяйства. Эта линия требует максимального развёртывания нашей промышленности…»[1]

Само собой ясно, что в такой экономике не могут быть настежь распахнуты границы для финансовых и товарно-материальных потоков. Значит, монополия внешней торговли и жёсткое лицензирование там, где временно целесообразно открыть какие-то, так сказать, «форточки». Значит, надо выходить из Бреттон-Вудсского соглашения, куда тайком от народа затесались где-то в 1992г.

Все основные социально-экономические права, и прежде всего право на труд, нужно вернуть людям в полном объёме, а не по минимуму (как это предусматривает, кстати, «Программа оппозиции по выводу России из кризиса», М., 1994, на которой базируется и партийная Программа КПРФ). Права должны сопровождаться развёрнутыми материальными гарантиями со стороны государства, как это было в СССР.

А это значит, в свою очередь, что никакой частной собственности в сколь-либо серьёзных размерах в антигеноцидной экономике быть не может. Оппозиции, начиная с КПРФ, необходимо перестать обманывать на этот счёт себя и других. Всё разграбленное должно быть ренационализировано без всяких разговоров и без всякого «возмещения потерь».

Из сказанного, однако, отнюдь не вытекает, будто в экономике типа сталинской отсутствуют возможности для граждан свободно заниматься, в индивидуальном или групповом порядке, самостоятельной производительной деятельностью неэксплуататорского, не паразитического характера. Такие возможности в ней имеются, и всякий, кто хочет и в состоянии на свой страх и риск производить что-то полезное, может быть удовлетворен.

Антигеноцидная экономика работает не по принципу извлечения денежной прибыли, а по принципу сокращения затрат и на этой основе – регулярного снижения опорных потребительских цен и наращивания фондов бесплатного общественного потребления. Тем самым «под брюхом» общества как бы протягивается экономическая страховочная сетка, сквозь которую никто не может провалиться на социальное дно.

Страна с такой экономикой, благодаря её замкнутости на внутренний рынок, в принципе не нуждается во внешней экспансии и никому не угрожает. Но по той же причине она и непроницаема для любых недружественных воздействий извне. Свёрнутая в единый народнохозяйственный комплекс, экономическая система образует как бы кольцо, тор, который к загранице всюду вежливо, но твёрдо обращён своей тыльной стороной.

 

СУММИРУЯ вкратце вышеизложенное, – в современную политэкономию и в другие относящиеся к делу отрасли науки словосочетание СТАЛИНСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ должно быть введено не как жупел или политизированный ярлык, а как научный термин, равнозначный терминам «кейнсианская модель», «неолиберальная модель» и т.д.

Покуда наше народное хозяйство функционировало по антикапиталистической сталинской модели, никакие происки транснационального капитала нам были не страшны; в огромной мере и потому, что нам от Запада в экономическом плане НИЧЕГО НЕ БЫЛО НУЖНО. Полная экономическая независимость страны, как известно, была достигнута уже в результате второй сталинской пятилетки. Соответствующие домогательства в послевоенный период отбрасывались с порога. В начале 1950г., как только стала ясна истинная направленность деятельности Международного валютного фонда и МБРР, Советское правительство вышло из Бреттон-Вудсского соглашения и вернуло рубль на золотую базу.

Если мы намерены в ХХI веке фигурировать на карте мира как великая держава, а не как растерзанное на куски чужое «жизненное пространство», объективная необходимость и неизбежность возвращения к антикапиталистической, антиколонизаторской экономической схематике, – называть ли её социализмом или как угодно, – должна быть полностью осознана мыслящим элементом оппозиции.

Исполком Съезда граждан СССР имеет конкретные и весьма обширные наработки на данном направлении и готов представить их на общее обсуждение при первых же признаках проявления разумной заинтересованности со стороны любого из наших союзников по левому движению.


[1] И.Сталин. Соч., т.7, стр.298-299.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/385
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru