Краткая экономическая история СССР. Нужен ли был нам (и будет ли нужен) новый НЭП?

Вторая из двух статей
для журнала Northstar Compass,
не опубликованная им

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
член Исполкома Съезда граждан СССР
Т.Хабарова

А КАК развивались бы события на территории СССР, если бы в стране произошла действительная, а не виртуальная реставрация буржуазного строя?

Действительная реставрация капитализма, хотя бы даже частичная, могла произойти только по одной причине: если бы социалистические производственные отношения оказались принципиально не в состоянии обеспечить очередной подъём производительных сил нашего общества, и производительным силам для их дальнейшего прогресса объективно потребовались бы какие-то элементы частнособственнического базиса.

Подобная ситуация имела место в нашей стране в период ленинского НЭПа.

Какой же элемент частнособственнического базиса потребовался тогда нарождавшейся социалистической экономике? Это товарно-денежные, или стоимостные отношения. Поскольку в то время была ещё неизвестна форма проявления и действия закона стоимости в социалистическом обществе, пришлось временно отступить к товарно-денежным отношениям в их «привычной» капиталистической форме.

Это стратегическое отступление осуществлялось под полным контролем пролетарского государства и быстро принесло ожидаемые плоды, т.е. общее оживление производительных сил и на этой основе – определённую политическую стабилизацию.

Однако, преувеличивать достижения НЭПа не следует. Никаких проблем, вставших перед Советской Россией на избранном ею СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ пути развития, НЭП решить в принципе не мог. Всё, что он способен был сделать, – это вернуть на уровень примерно 75% от довоенного 1913 года российскую промышленность, разорённую империалистической войной, безмозглым хозяйничаньем тогдашних «демократов» (Временного правительства), белогвардейской смутой и иностранной интервенцией. Превышение промышленностью уровня 1913г. началось лишь с развёртыванием социалистической индустриализации, в 1926г. Товарная продукция зернового хозяйства к 1927г. составляла лишь около половины довоенной. В 1929г. пришлось вводить карточную систему снабжения по ряду важнейших продуктов питания и потребительских товаров.

Но одновременно Советская власть в самом ходе социалистического строительства напряжённо искала такие формы функционирования стоимостных (рыночных) отношений, которые были бы органичны социализму и обеспечивали бы распределение результатов общественного производства в интересах трудящихся масс. Эти поиски увенчались полным успехом. Контуры СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ МОДИФИКАЦИИ ЗАКОНА СТОИМОСТИ начали уверенно вырисовываться уже на рубеже 20-х – 30-х годов. Без этого фундаментального структурного открытия, – значение которого в марксистской литературе сплошь и рядом совершенно недооценивается, – дальнейшее строительство социализма в СССР было бы невозможно. Начавшееся формирование «социалистического рынка» позволило подвести естественную и закономерную черту под НЭПом. НЭП не был свёрнут в административном порядке, – как нередко утверждают. Просто он выполнил свою задачу и далее был уже не нужен.

 

ТАК ВЫГЛЯДИТ картина временного и частичного отступления к исторически нижестоящему строю, когда оно действительно необходимо и продиктовано объективными причинами.

Но ничего похожего в СССР, а затем в России в горбачёвско-ельцинские времена не наблюдалось, хотя на заре «перестройки» её часто сравнивали с НЭПом.

Бесспорно, на протяжения так называемого «застойного» периода, – когда во главе партии и государства находился Л.И.Брежнев, – в советской экономике и социальной сфере ощущались серьёзнейшие тормозные явления. Согласно традиционному марксистскому политэкономическому диагнозу, «базис в его сложившемся виде тормозил развитие производительных сил» и постольку нуждался в радикальных усовершенствованиях.

В чём же заключался тот коренной дефект, который мешал социалистическому базису в СССР в 60-х – 80-х гг. исполнять предназначенную ему роль «главного двигателя производительных сил» (как формулировал это И.В.Сталин)? Этот коренной дефект имеет прямое отношение к развязанной против нас уже в 50-х гг. информационно-интеллектуальной войне, и заключался он в целенаправленном разрушении «пятой колонной» СТАЛИНСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ. Сталинской экономической модели – это значит, механизма непрерывного массированного снижения затрат и цен в народном хозяйстве, на основе чего осуществлялся в Советском Союзе стремительный рост материального, социального и культурного благосостояния трудящихся.

Одним из важнейших компонентов сталинской экономической модели как раз и является упоминавшаяся выше социалистическая модификация закона стоимости. При Сталине она называлась «ДВУХМАСШТАБНАЯ СИСТЕМА ЦЕН». Значение социалистической модификация стоимости поистине огромно, поскольку действие её для нашего общества аналогично действию ЗАКОНА СРЕДНЕЙ НОРМЫ ПРИБЫЛИ при капитализме: т.е., это – по существу – принцип распределения дохода, вырабатываемого в общественном производстве. При капитализме общественный доход в виде прибыли на капитал практически целиком присваивается классом буржуазии. В социалистическом обществе доход поступает трудящимся, – через механизм регулярного снижения розничных цен и систематического расширения фондов бесплатного общественного потребления.

И вот, именно эта сложнейшая и совершеннейшая в истории мирового хозяйства экономическая конструкция оказалась разрушена в результате ряда вредительских «мероприятий» 50-х – 60-х гг. А после пресловутой «экономической реформы» 1965г. социалистический хозяйственный механизм можно уже было считать почти полностью выведенным из строя.

Если кратко суммировать смысл нанесенных повреждений, то социалистическая общенародная собственность как бы лишилась адекватного ей принципа формирования и распределения дохода от функционирования обобществлённых средств производства. Это всё равно, как если бы в каком-нибудь буржуазном государстве кто-то искусственно заблокировал действие закона средней нормы прибыли и процесс формирования прибыли на капитал. То, что советская экономика, будучи до такой степени изуродована, ещё двадцать пять лет продолжала держать страну «на плаву», – это ли не свидетельство её исключительной живучести и заложенного в ней гигантского производительного потенциала?

 

ТАКИМ ОБРАЗОМ, социалистическая экономика в СССР к исходу «застойной» эпохи нуждалась вовсе не в каком-то новом НЭПе (т.е., в новом отступлении к капитализму). Совсем наоборот, – она нуждалась в решительном ОЧИЩЕНИИ от тех искусственных и деструктивных «отступлений к капитализму», которые были внедрены в неё ревизиониствующими «реформаторами» истекших десятилетий – прямыми предшественниками Горбачёва.

Экономика СССР нуждалась в мощном оздоровляющем возрождении и усилении как раз её СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ядра, социалистического начала в ней, – а таким ядром именно и служила сталинская модель ведения обобществленного хозяйства. По большому счёту, нам практически уже нечего было заимствовать у Запада, за исключением некоторых моментов не первостепенной важности. Нам надо было со всей решимостью вернуться на проложенный под руководством И.В.Сталина новаторский, подлинно социалистический путь. Этот путь означал – и сегодня по-прежнему означает – становление не просто другой по сравнению с Западом экономической системы, но другой, высшей по сравнению со всем эксплуататорским прошлым экономической цивилизации.

 

МАЛО ТОГО, что реставрация капитализма, – хотя бы частичная, в духе НЭПа, – абсолютно не требовалась нашему народному хозяйству. Но допустим на минуту, что она всё-таки была нужна. Тогда следствием горбачёвско-ельцинских «реформ» стала бы расшивка «узких мест» в экономике, преодоление кризисных явлений, подъём производства, приток капиталовложений, увеличение потребности в квалифицированной рабочей силе, рост платёжеспособного спроса и жизненного уровня населения.
Вместо всего этого мы видим двукратное падение ВВП, десятикратное – сравнительно с прогнозируемым советским – сокращение госбюджета, массовую гибель промышленных и сельскохозяйственных предприятий, целенаправленное свёртывание высоких технологий, безработицу, невиданную по своим масштабам беспросветность и нищету. Это не тот результат, который позволял бы говорить о происшедшем как об изменении общественного строя, вызванном внутренними противоречиями советской системы. История подобных глупостей не делает, чтобы строй, который тормозил (допустим) развитие производительных сил, заменить таким, который их просто-напросто уничтожает. Здесь перед нами всецело иной процесс, и за этим процессом давно пора затвердить, раз и навсегда, его настоящее имя, отвечающее его объективной природе: ВОЙНА; империалистическая ИНТЕРВЕНЦИЯ особого, нового типа – через пособничество внутренних коллаборантов и внутреннего преступного сообщества; установление фактического ОККУПАЦИОННОГО ДИКТАТА над страной, преследующего именно, только и сугубо оккупационные, поработительские цели.

Москва, 29 февраля 2000г.


См. также по теме:


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/416
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru