Почему нуждается в изменении программа СКП-КПСС

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
член Совета СКП–КПСС
Т.Хабарова

Пояснительная записка
к выступлению на декабрьском (1994г.)
Пленуме Совета СКП–КПСС

Москва, 2 января 1995г.

СВОЁ ОТНОШЕНИЕ к проекту Программы СКП–КПСС, который был представлен XXIX съезду КПСС, Большевистская платформа в КПСС выразила в документе «Заключение Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС по проекту Программы СКП–КПСС», а также в выступлении от Платформы на съезде.[1] «Заключение» было подано в президиум съезда, затем опубликовано в 18-м номере информационного бюллетеня Большевистской платформы «Светоч». Пересказывать здесь содержание этих документов нецелесообразно. Наше мнение редакционной комиссией съезда учтено не было, за исключением отдельных мелких поправок, а постольку оно с тех пор в основном и не изменилось. Ограничусь некоторыми дополнениями.

 

ЗА ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ с новой силой выявилась теоретическая и практическая бесперспективность антисталинских позиций в коммунистическом движении.

Возрождённая КПСС должна быть унитарной партией большевистского типа, руководствующейся не расплывчатым «марксизмом-ленинизмом», а учением Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина.

Соответственно, поскольку социализм в стране был построен при Сталине, а при его преемниках, начиная с Хрущёва, постепенно разрушен, на протяжении почти сорока лет, то так и надо объяснять происшедшую национальную катастрофу– не каким-то «кризисом первоначальной ступени социализма», а РАЗРУШЕНИЕМ тех здоровых и плодотворных начал его экономического и политического развития, которые были заложены в сталинскую эпоху.

В экономической области великим достижением сталинского периода явилась функционировавшая в масштабах всего народного хозяйства система передачи трудящимся дохода от производственной деятельности в форме неуклонного расширения фондов бесплатного общественного потребления и регулярного снижения опорных розничных цен, на базе непрерывного снижения издержек производства через внедрение передовой техники и передовых методов организации труда. Эта система делала каждого труженика подлинным, а не бумажным совладельцем обобществлённых средств производства. Она была построена на двухуровневом принципе ценообразования, практикуемом повсюду в «цивилизованном мире», но у нас этот принцип был новаторски распространён на всю целостность народного хозяйства, превращая экономику страны в мощный, внутренне чрезвычайно динамичный «многоотраслевой концерн».

Недопустимо и неприемлемо «объяснять» и оправдывать разгром этой всемирноисторически НОВАТОРСКОЙ системы в 50-х – 80-х годах необходимостью, якобы, борьбы с какой-то надуманной «сверхцентрализацией» и «всеобщим огосударствлением средств производства». Средства производства при социализме и должны быть огосударствлены ВООБЩЕ, за исключением мельчайших, могущих применяться индивидуальным производителем, не использующим чужого труда. «Борьба» с государственной принадлежностью средств производства при социализме, это с научной точки зрения – безграмотность и скудоумие, а с политической точки зрения – вредительство. Именно этот «дуэт» – скудоумие одних плюс сознательное вредительство других на тему «разгосударствления» – и открыл двери нынешней разбойной «приватизации».

Созданная И.В.Сталиным политическая система диктатуры пролетариата также нуждалась вовсе не в разрушении, а в достраивании её важнейшего элемента– механизма нормальной социалистической оппозиционности, или обратных связей от масс к «верхам», причём по сталинскому же проекту «развёртывания самокритики и массовой критики снизу». Обвинения по адресу этой системы – именно как СИСТЕМЫ – в «неподконтрольности народу», «злоупотреблениях властью» и «преступлениях против достоинства и жизни людей» не соответствуют действительности и льют воду на мельницу классового врага. «Преступления против достоинства и самой жизни людей» в массовом порядке совершались как раз в последующую эпоху, когда механизм диктатуры пролетариата не только не достраивался, не оттачивался, но целенаправленно разрушался и разлагался. Именно это породило в широких слоях населения тот синдром глухого неприятия всего социалистического, который позволил лжедемократам так легко прорваться к власти и сегодня является главным препятствием па пути восстановления доверия масс к коммунистам.

В Программе СКП–КПСС история советского общества 50-х – 60-х годов фактически изображается как борьба с наследием зловредного «сталинизма», которая потерпела-де поражение, поскольку проводилась недостаточно решительно, в результате чего неискоренённый «сталинизм» породил в стране кризис и спровоцировал прорыв к власти контрреволюционных элементов. Подобная «трактовка», – как уже говорилось, – всецело неприемлема. Она не может указать пути выхода из катастрофы, сплотить вокруг партии здоровые силы народа. Сталинское время – это героический период нашей национальной истории, когда закладывался фундамент новой цивилизации, и рушить этот фундамент, как его рушил Хрущёв, как рушила его косыгинская «реформа» 1965–67 гг., было ПРЕСТУПЛЕНИЕ против национальных интересов страны, интересов рабочего класса и трудового крестьянства, а не «поиски необходимых преобразований».

Нельзя не возразить против содержащейся в Программе апологетики «начинаний» Андропова. Андропов был такой же «перестройщик», именно он способствовал продвижению на высшие руководящие посты в государстве не только Горбачёва, но и Ельцина. При нём в стране установился, под биркой «наведения порядка», режим циничного террористического беззакония, с широким использованием различных внеправовых средств подавления и запугивания граждан (всевозможные «облавы», унижающие человеческое достоинство, помещение здоровых людей в «психушки» и т.п.). Как раз в его бытность председателем КГБ идеологическая сфера государства буквально сгнила на корню, оказалась до беспрецедентной степени поражена перерожденчеством, двурушничеством, дожидавшимся своего часа антисоветизмом и антикоммунизмом. Хорошо известно, что Андропов видел своим преемником именно Горбачёва. Приход Горбачёва к власти, таким образом, не «прервал», а ПРОДОЛЖИЛ активно начатый Андроповым «процесс».

В начале второго раздела Программы воздаётся щедрая дань ревизионистскому мифу о «научно-технической революции», которая лежит, якобы, в основе всех событий XX века, «взорвала и продолжает взрывать отжившие политические системы». Пусть авторы Программы назовут хотя бы одну страну, где политическая система была «взорвана» «научно-технической революцией». Это попросту каутскиански-троцкистская мифология, ничего действительно общего не имеющая с правильно понятым марксизмом, который под «прогрессом производительных сил» разумеет, в первую голову, изменения, происходящие с главной производительной силой – трудящимися. Кроме революционного напора трудящихся, никто, ничто и нигде «взорвать» систему не может.

 

ХОТЯ в четвёртом разделе Программы номинально содержится правильное требование о восстановлении действия Конституции СССР 1977 года, далее по тексту идут пункты, прямо противоречащие ряду основных её статей.

Таково, например, предложение «повсеместно образовать советы предприятий как первичные органы Советской власти». Это позавчерашний день нашего государственно-правового развития. Органы государственной власти и органы управления собственно производством были совершенно обоснованно разделены ещё Конституцией СССР 1936 года, и возвращаться к этому незачем.

Непонятны, – далее, – разговоры о каких-то «всех партиях» после восстановления действия Конституции СССР, ибо предусматриваемая ею государственность – однопартийная. Прокламируется доступ к средствам массовой информации «для всех партий, кроме фашистских и расистских». Как это понимать? Что после восстановления действия Советской Конституции в стране будут ещё существовать фашистские и расистские партии, борющиеся за доступ на радио и телевидение? Но ведь это просто абсурдно.

Уклончиво трактуется вопрос о собственности, нигде не сказано чётко и определённо, что будет восстановлена, – в соответствии со ст. 10 Конституции СССР, – социалистическая собственность на средства производства в двух её формах: государственной (общенародной) и кооперативно-колхозной.

Что такое «государственное плановое регулирование экономики в сочетании с экономическим соревнованием социалистических производителей»? Согласно ст.16 Конституции СССР, «руководство экономикой осуществляется на основе государственных планов экономического и социального развития». Что имеется в виду под «экономическим соревнованием социалистических производителей»? Что «в дополнение» к народнохозяйственным планам обособленные «социалистические производители» будут вести между собой рыночно-конкурентную борьбу? Но это абсолютно неприемлемо, так же как и предложение отказаться от ренационализации предприятий, «переданных трудовым коллективам». Ренационализирована должна быть ВСЯ разграбленная собственность, даже если в её разграблении «поучаствовали» и некоторые трудовые коллективы. Не надо также никаких «компенсаций мелким вкладчикам и акционерам». Антиконституционные действия не должны поощряться, кто бы и в каком масштабе их ни совершал, – мелком или крупном.

Странным образом «выпало» из Программы и принципиально важное положение о закреплении ЗА КОЛХОЗАМИ в бесплатное и бессрочное пользование занимаемой ими земли. Землю предлагается бессрочно закрепить «за теми, кто её обрабатывает». Это за кем же? За «фермерами», что ли? Если уж упоминать о закреплении земли, то начинать, безусловно, нужно было с колхозов.

 

ДЛЯ СПАСЕНИЯ СТРАНЫ необходима большевистская, ленинско-сталинская КПСС, сочетающая смелое социальное новаторство с неколебимой верностью основополагающим принципам научного коммунизма. Надо прямо признать, что для воссоздания именно ТАКОЙ партии прошедшие три года попросту потеряны. Аморфный и антисталинистский по своим установкам СКП заменить её не может. Как можно было, например, допустить позорную публикацию в «Гласности» №26-27 за минувший год «советского», с позволения сказать, календаря на декабрь месяц, где 5 декабря, в день Сталинской Конституции, предлагается отмечать… открытие художественных мастерских в Палехе, а 21 декабря – 115-ая годовщина со дня рождения И.В.Сталина – вообще обойдено молчанием? Но зато не забыли «талантливейшего учёного» Сахарова, мракобеса и ярого антисоветчика. И после этого спрашивают, «нужна ли коммунистам “Гласность”». Нет, тов. Изюмов, в таком виде НЕ нужна, – если КОММУНИСТАМ. А если сахаровцам, горбачёвцам и прочим, продолжающим рядиться под коммунистов, – то, конечно, что же может быть лучше подобной газеты…

Как и три года назад, Большевистская платформа готова к самому активному участию в большевизации и ресталинизации КПСС, начиная с её программных документов. Участвовать же в её продолжающейся, к сожалению, ДЕсталинизации мы, вернее всего, не будем. Но если ей суждено возродиться в нужном для страны виде, то возродится она только из СТАЛИНСКОГО ядра, каким бы малым оно ни было поначалу. Путь антисталинизма – это тупик. Мы призываем, – в очередной раз, – руководство СКП–КПСС снова обдумать и обсудить весь этот комплекс проблем и сделать, наконец, правильный выбор.


[1] См. Информационный бюллетень Московского центра Большевистской платформы в КПСС №17, стр.3–5. СКП–КПСС: новые приключения Орфея и Эвридики


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/278
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru