Антисталинская оппозиция сегодня

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Выступление
на научно-практической
конференции МГО ВКПБ
«И.В.Сталин и борьба с оппозицией»,
посвящённой 127-й годовщине
со дня рождения И.В.СТАЛИНА

Москва, 16 декабря 2006г.

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ,

говоря о сегодняшней антисталинской оппозиции, я вовсе не имею в виду всевозможную клевету на И.В.Сталина, вроде десятков миллионов пресловутых «репрессированных» и т.п. Соответственно, не буду я и касаться этих вещей.

Имеется в виду другое. А именно, внутренняя логика противостояния сталинской и антисталинской линии в истории Советского государства, в её развитии – этой логики – вплоть до наших дней. Ибо, – как я думаю, – все присутствующие здесь едины в том, что ни история нашей социалистической государственности, ни, – стало быть, – и эпопея её борьбы с врагами нашего правого дела никоим образом не закончились, а значит, и вопросы текущей расстановки сил в этой борьбе сохраняют и для нас актуальнейшее значение.

Сегодня набрана уже более чем достаточная историческая перспектива, чтобы однозначно сформулировать: то явление, которое мы применительно к 1920-1930 годам называем «оппозиция», вместе с его дореволюционными корнями и его метастазами, протянувшимися уже в наши дни, это, – в общем и целом, – была и есть сознательная или бессознательная, но бесспорная агентура транснационального капитала в теле нашей страны.

А чего транснациональный капитал всю жизнь хотел от России и для России? Чтобы Россия стала, в той или иной форме, его сырьевым придатком.

Безусловно, вызревание антисамодержавной, а затем и антибуржуазной революции в России носило сугубо объективный характер. Но и наш геополитический противник – международный империализм планировал крупно погреть себе руки на этом.

По его расчётам, революция должна была разрушить существовавшую в России государственность, – которую, при всей её архаичности, нечего было и мечтать развалить военным путём. В стране должна была возникнуть обстановка управляемого хаоса, при которой дальнейшее её расчленение и порабощение было бы уже, как говорится, делом техники.

Но для успеха всего этого замысла никак нельзя было допустить одной вещи, в данном контексте решающей: образования в послереволюционной России новой независимой государственности, стоящей на позициях национальной самодостаточности и национального суверенитета.

Вот и вся фабула борьбы нашей так называемой оппозиции против сталинского, а перед тем ленинского подхода к проблемам создания в России неэксплуататорского общественного строя, – вся она целиком легко укладывается в эту схему.

Идеология невозможности победы пролетарской революции в одной отдельно взятой стране, – плавно перешедшая в теорию невозможности в отдельно взятой стране успешного социалистического строительства. Вот ведь где основной-то водораздел пролегал между ленинизмом-сталинизмом и правотроцкизмом.

Да, идеология эта спекулировала некоторыми представлениями, выхваченными у Маркса. Но нацелена-то она была в тех условиях вовсе не на достижение всемирного торжества труда над капиталом. Она преследовала совсем другие и куда более прагматичные цели: отвлечь внимание и усилия революционного руководства в России от задач немедленного перехода к строительству государства трудящихся; всячески тормозить государственную работу упованиями на мифическую повсеместную революцию за рубежом; подталкивать к надуманному нашему «соучастию» в этой якобы-революции, за которую выдавалась обычная забастовочная борьба в капиталистических странах.

Тем не менее, и революция в отдельно взятой стране свершилась, и полным ходом пошло созидание могучей социалистической державы. Какой же следующий должен был быть шаг со стороны «оппозиционеров» – т.е., агентов влияния международного империализма, потерпевшего явную неудачу со своими планами использовать российскую революцию в интересах, полностью чуждых и враждебных национальным интересам нашего народа? Ну конечно же, «оппозиционеры» должны были начать доказывать, что социалистическое государство, пусть оно практически и построено, но оно «неправильное», не такое, каким ему надлежало получиться, каким его классики рисовали, и т.д., и т.п. Оно забюрократизированное, слишком централизованное, недемократичное, экономически неэффективное и пр. Известно, что Троцкий, – в конце концов, – целью своей жизни сделал разрушить «государство Сталина», как он называл социализм в СССР. Разрушить хотя бы с помощью внешних врагов. В Советском союзе должна была произойти новая, вторая социалистическая революция, в результате которой от всего созданного Сталиным не осталось бы камня на камне, а возник бы какой-то другой, «настоящий» социализм, «социализм с человеческим лицом», как принялись обещать правотроцкистские последыши уже ближе к нашим дням, во второй половине XX века.

Надо со всей ясностью себе представлять, что все эти радетели о замене сталинского «неправильного» социализма «правильным» и «очеловеченным» в действительности бесновались против сталинской модели социалистического строя совсем по другой, прямо противоположной причине, а именно: это был – и есть по сию пору – как раз тот самый проект нового жизнеустройства на Земле, которому объективно предопределено навсегда очистить планету от эксплуататорства, поработительства и частной собственности.

Теория «повторной социалистической революции» на самом деле преследовала цель вовсе не какого-то лицемерного «улучшения» социализма, но она должна была помочь воспроизвести ситуацию, в чём-то подобную 1917–1921 годам, с тем, чтобы вожделенный фантом управляемого хаоса осуществился и империалистические хищники смогли бы реализовать, наконец, свои колонизаторские планы в отношении нашей страны.

 

ЧТО Ж, соединёнными усилиями правотроцкистской «пятой колонны» и транснационального классового противника эти людоедские прожекты стали, – к великому прискорбию, – свершившимся фактом.

То, что остаётся на сей день от советского социализма, это, – практически, – мы с вами. Мы все в своих публичных выступлениях выражаем уверенность, что социализм на нашей земле непременно возродится. Но окружающая нас жизнь, к сожалению, демонстрирует менее обнадёживающие тенденции: народ постепенно привыкает к существованию в создавшихся противоестественных условиях и на призывы очнуться и начать выбираться из этой трясины реагирует, скажем так, неадекватно.

В чём причина этого?

Причина в том, что движение наше в целом, если смотреть на него глазами стороннего наблюдателя, не имеет единой идеологии; идеологически оно похоже не на стрелу, устремлённую в одном определённом направлении, а на какого-то дикобраза, из которого в разные стороны торчат противоречащие друг другу целевые указатели. Кто же и куда за таким дикобразом пойдёт, кто станет его слушать?

Вы возразите, может быть: да как же, в основном все мы едины, все хотим восстановления Советской власти в нашей стране и социалистического общественного строя.

Но на поверку никакого этого прокламируемого единства нет, а движение изнутри распирает и раздирает та же самая коллизия, которая в первой трети прошлого века выглядела как борьба вокруг проблемы сначала революции, а затем реального социализма в отдельно взятой стране.

Сегодня это ключевое противостояние (а его нельзя недооценивать, и оно для нас не менее значимо, чем противоборство с троцкизмом и бухаринщиной в 20–30-х годах), – сегодня оно имеет вид борьбы вокруг вопроса: можно ли под восстановлением социализма у нас в стране понимать возвращение к тому строю, фундамент которого был заложен при Сталине и основные черты которого отображены в Конституциях СССР 1936 и 1977 годов?

Вот эта сегодняшняя версия водораздела, который отмежёвывал большевистскую, ленинско-сталинскую генеральную линию партии от оппозиции 70–80 лет назад. И это, – повторяю, – не менее серьёзно для сегодняшних судеб нашей Родины, чем оно было тогда. Как тогда нельзя было говорить, что, – мол, – у Троцкого с Бухариным и Сталиным просто разные подходы к достижению единой цели, но необходимо было осознать, что цели-то мыслились диаметрально противоположные: одна цель – это построение социализма в России, а другая – категорическое его непостроение и отдача страны под контроль транснационального капитала. Вот точно так же и сегодня нельзя говорить, будто люди, бешено отрицающие не только возможность, но и абсолютную неизбежность возвращения на путь, оконтуренный двумя последними Советскими Конституциями, – будто эти люди имеют просто свою особую точку зрения на процесс воссоздания социалистического общества. Ибо эта их «особая точка зрения» – это вообще не платформа воссоздания социализма, в каком угодно облике, а это платформа его невоссоздания; причём, платформа цельная, законченная и последовательно проводимая.

И вы, что же, – хотите, чтобы народ за таким движением пошёл, из которого вот такая идеологическая рогатина торчит, с двумя – по сути – антагонистично направленными концами? Никуда он за нами не пойдёт, пока мы сами у себя элементарный идеологический порядок не наведём и не перестанем призывать одновременно к нескольким противоположным и несовместимым между собою вещам. Ведь люди безошибочно чувствуют концептуальную разноголосицу и фальшь, хотя далеко не всегда могут грамотно это объяснить.

Концептуальный же расклад здесь такой.

Вот, – допустим, – наша позиция, Съезда граждан СССР. К которой, – по нашему убеждению, – любой здравомыслящий коммунист–сталинец должен присоединиться.

Мы никакого другого социализма, помимо того, который существовал и квалифицировался как социализм в Советском Союзе, называя вещи своими именами, не знаем. У него имелись недостатки, недоработки, конкретно-исторические «узкие места», но они были для него не смертельны. Чтобы всё это исправить и двинуться дальше, даже не надо новую Конституцию составлять, – можно, если хотите, ограничиться новой редакцией Конституции 1977г. Что, кстати, Движение граждан СССР и сделало ещё в 1997г. Предложенный нами конституционный проект давно опубликован и размещён в Интернете.

Но от нас требуют ответа, почему же социализм в СССР оказался всё-таки разрушен.

Да по очень простой причине: потому что против нас несколько десятилетий велась жесточайшая диверсионная война, в которой мы потерпели поражение, – надеемся, что временное. Слава тебе, господи, – существует гигантская документация по этой войне, в значительной её части опубликованная. Все эти бесчисленные директивы Совбеза США, с их ужасающими формулировками, – это что же, по-вашему, комиксы какие-то, что ли? В бирюльки там президенты с госсекретарями и министрами обороны играли? Нет, это всё несчитано-немерено финансировалось и осуществлялось на практике, вот и привело к такому плачевному для нас результату.

Советский Союз разрушен насильственно, искусственно, он продолжает существовать в статусе временно оккупированной страны, и мы должны его освободить посредством новой Отечественной войны, национально-освободительной войны Советского народа.

Но вот нам заявляют, что, – дескать, – нет, никто нас не завоёвывал, а СССР развалился сам. Вследствие того, что непоправимо устарела и пришла к саморазвалу «сталинская система управления», которая в принципе не менялась и при Хрущёве, и при Брежневе.[1] Но что такое, собственно, «сталинская система управления», – это ведь, попросту, не что иное, как то государственное устройство, которое запечатлено в Сталинской Конституции и подтверждено Конституцией СССР 1977г. (кстати, де-юре действующей и на данный момент).

Ну, вот перед нами и физиономия современного отпетого правотроцкизма, во всей её красе, – «государство Сталина», устаревая, саморазвалилось и развалило вместе с собою всю страну. Оно, проклятое, во всём и виновато. Возвращение к этой системе невозможно и не нужно. Т.е., невозможно возвращение в тот социализм, который единственно нам известен и который у нас в стране единственно и существовал, и сделал её мировой сверхдержавой.

А куда же вы нас, в таком случае, зовёте? Да никуда они нас не зовут, и это главное, что всем честным советским патриотам давно необходимо понять в отношении вот этих, как они сами себя величают, «классических марксистов». Никуда они нас не зовут, как не звал никуда Горбачёв, которому важно было «расшатать и вырвать с корнями» дерево социалистической государственности на нашей земле. Так и этим важно только сбить с правильного, сталинского курса, а дальше там трава не расти, там другие силы вмешаются, которые уж найдут, куда нас препроводить.

Резюме из всего сказанного такое.

Здоровая часть всего нашего левопатриотического движения должна, во-первых, чётко себе представлять, в какой форме, под какой личиной выступает сегодня правотроцкизм, это опаснейшее явление в коммунистической среде. Он выступает в форме яростного отрицания возможности и абсолютной необходимости возвращения на тот путь социалистического и коммунистического развития, основы которого были заложены в сталинскую эпоху.

А во-вторых, самим надо перестать сидеть на двух стульях и со всей определённостью формулировать, что в экономике, в области управления народным хозяйством наше будущее – сталинская экономическая модель, в конституционно-правовом строительстве – сталинская демократическая модель, или программа институционализации «массовой критики снизу», массовой низовой инициативы. И наконец, в области национальных отношений – сталинская национальная модель, или полное «воскрешение» и дальнейшее безграничное развитие великой межэтнической общности людей труда – Советского народа.

Тогда и люди скорей разберутся, куда и за кем им идти, и враги лучше поймут, чего им от нас ждать, и с друзьями закончится эта тягомотина, это лжебратание, когда тебя держат в объятиях не для того, чтобы, – как говорится, – к сердцу прижать, а чтобы не дать тебе свободно своим оружием распорядиться.

У меня всё, спасибо за внимание.


[1] См. статью А.Пригарина в «За СССР» №8(138), 2006г.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/737
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru