Двадцать девятый, номер один

Информация

4 ИЮЛЯ 1992г., к великому сожалению, начат отсчёт «двадцать девятых съездов КПСС». Под таким наименованием в подмосковном городе Пушкино прошло мероприятие, созванное пресловутой «группой Скворцова». Съезду (объективности ради воздержимся всё же от кавычек) предшествовал проведённый накануне в посёлке Бутово пленум Всесоюзного комитета коммунистов.

На мероприятии в Пушкино, по данным мандатной комиссии, присутствовали 83 делегата (из них 30 – от Москвы и Московской области) и 38 гостей. Делегаты представляли 31123 коммуниста. Были представлены 17 регионов Российской Федерации (при общем их количестве в настоящее время порядка семидесяти), четыре области Украины (включая Крым), две области Белоруссии, Приднестровье. Непременные участники всех прежних «скворцовских» форумов – товарищи из Казахстана – на сей раз не появились. Бросалось в глаза отсутствие делегатов от Ленинградского региона. Некоторые прибыли на съезд в статусе «представителей» (от рескома КРП Якутии, от оргкомитета по восстановлению КП Туркменистана, из Молдовы). Ни одна республиканская компартия, за исключением Приднестровья, не прислала кого-либо из членов своих руководящих органов.

Существенно «поблёк» и круг приглашённых: не было ни народных депутатов СССР и РФ, ни членов ныне действующего ЦК КПСС. От РКРП присутствовал член ЦК Р.И.Косолапов, от РПК – А.В.Крючков и В.В.Бурдюгов. Отстранилась, перейдя в разряд наблюдателей, Большевистская платформа в КПСС. Вовсе проигнорировал мероприятие Союз коммунистов.

В обширном, но малоинтересном и недостаточно теоретичном докладе на съезде, равно как и в выступлении накануне на пленуме ВКК, С.Б.Скворцов на разные лады доказывал, будто именно ему и возглавлявшемуся им комитету «За единство коммунистов» принадлежит мысль о воссоздании целостности коммунистических сил в нашей стране через восстановление КПСС. Уточним лишний раз, что соответствующая формулировка появилась впервые в резолюции Объединительной конференции коммунистов Московского региона 18 января 1992г. в результате активных выступлений на этой конференции и не менее активной работы в редакционной комиссии представителей Большевистской платформы.

Но не будем даже рядиться из-за «приоритета» (хотя объективно и это далеко не маловажно). Самое главное, – удалось ли эту верную идею воплотить в жизнь посредством того «восстановления КПСС», которое было прокламировано на съезде в Пушкино? Думается, ответ здесь однозначен: нет. Возникла ещё одна микропартия, подогнанная под очередного микролидера. Если не загублен, то основательно опошлен и окарикатурен смелый и конструктивный политический замысел, – конструктивный именно своей тогдашней (на момент его появления) кажущейся парадоксальностью. Никакого воссоединения разрозненных отрядов коммунистов не произошло, но вот новые линии ненужного раскола прорисовались с прискорбной очевидностью.

В своём докладе С.Б.Скворцов обвинил газету «Гласность» в печатании «клеветнических» статей, утверждал, будто участники Пленума ЦК КПСС 13 июня 1992г. «не платят членских взносов» (откуда ему это известно?), оторвались от парторганизаций, «утратили доверие партии и народа» и т.п. Раздел доклада, посвящённый выяснению отношений с ЦК КПСС, закончился призывом: «не дадим номенклатуре вновь захватить власть в партии».

Далее излагалась «программа будущего правительства, которое сформирует КПСС, придя к власти». В целом она выглядела как декларативный и неконкретный перечень мер или, скорее, требований, кочующих ныне из одной «левой» программы в другую: повышение уровня государственного вмешательства в экономику, контроль над ценами, восстановление единой финансовой системы, экономия средств, прежде всего за счёт капстроительства, прекращение давления на колхозы и совхозы, защита от безработицы, отмена президентства, борьба за воссоздание Советской власти, сохранение единства Вооружённых Сил и т.д.

Было подчёркнуто, что партия «не должна являться частью госструктур», ей следует отказаться от «сверхцентрализации» и сохранить за собой лишь координационные функции.

Накалённую дискуссию и в Пушкино, и на пленуме ВКК вызвал вопрос о конституировании обсуждаемого мероприятия в качестве съезда КПСС. Немало прозвучало убедительных выступлений в пользу того, чтобы определиться лишь как первый этап будущего подлинно объединяющего съезда: делегаты Кудрин (Курганская обл.), Шутов (Нижний Тагил), Чумаков (Московская обл.), Заречный (Крым) и др. Т.М.Хабарова (БП в КПСС) на пленуме ВКК обратила внимание собравшихся на странную двойственность их позиции: упоённо рассуждать об объединении и в то же время игнорировать тот вопиющий факт, что с завтрашнего дня начнётся, плюс ко всему прочему, ещё и параллельное существование двух КПСС. Хабарова снова, – как это не однажды делалось от имени Большевистской платформы, – призвала ВКК скоординировать действия с действиями законных (пусть и никого на сей день не удовлетворяющих) уставных партийных структур, не плодить в движении лишних противостояний и конфронтаций, объявить мероприятие 4-5 июля инициативным этапом XXIX съезда. Однако, всё это в конечном итоге повисло в воздухе. Верх взяла точка зрения «радикалов» из ближайшего окружения С.Б.Скворцова: конституироваться как Чрезвычайный (восстановительный) XXIX съезд КПСС.

Следует отметить, что по ходу съезда в заде заседаний несколько раз появлялся глава районной администрации Н.Г.Климчук, представившийся участникам как «10 лет сидевший враг народа». Он требовал освободить помещение, ссылаясь на то, что заявка от организаторов была подана не на съезд, а на собрание ветеранов. Под конец он явился в сопровождении целой свиты, и в зале поднялся базар. Окончание съезда потонуло в гаме и крике. Частично, как нам думается, это не помешало, а помогло С.Б.Скворцову, ибо позволило без какого-либо обсуждения «принять за основу» представленный его группой пакет документов, с условием их доработки вновь избранным ЦК КПСС, а затем столь же поспешно и скомканно, списком, без обсуждения кандидатур избрать и самый ЦК. В него вошла, естественно, в полном составе «группа Скворцова» (С.Б.Скворцов, А.В.Петров, В.А.Сидоров, В.П.Свиридов, С.Ф.Мартемьянов, Н.Н.Сафонов, А.А.Азизов), часть членов прекратившего своё существование ВКК и ещё ряд отсутствовавших лиц – узник Матросской тишины О.С.Шенин, А.Ф.Завидия («руководитель концерна и спонсор “Советской России”», как было о нём сказано) и др. Председателем ЦКК избран такие член «группы Скворцова» Г.А.Филатов из подмосковного города Протвино.

Выступивший на съезде Р.И.Косолапов развивал уже не однажды излагавшуюся им идею Объединённого пленума руководящих органов всех партий и движений социалистической и коммунистической ориентации, каковым пленумом должен быть созван Съезд советских коммунистов. Он заявил также, что собравшимся в Пушкино идея эта «не по плечу». Собственно о восстановлении КПСС Р.И.Косолапов высказался так, что восстанавливать её структуры помимо реально действующих партий – это просто наивно.

Председатель Политсовета ЦИК РПК А.В.Крючков, появление которого на трибуне было встречено почему-то недовольным гудением, предложил считать форум в Пушкино совещанием или конференцией, а «настоящий» XXIX съезд, по его мнению, должен созывать оргкомитет, который будет образован на Конгрессе левых сил из представителей партий и движений, вошедших в Конгресс.

Л.А.Белоусова (Ленинская социалистическая партия рабочего класса, Новосибирск) заявила, что в СССР был построен государственно-монополистический капитализм, которому нужна была командно-административная система, обслуживавшаяся «номенклатурной партией». Отсюда ясно, почему у нас в стране имели место сталинские лагеря, где погибли лучшие коммунисты. А теперь (в лице «группы Скворцова», очевидно) ленинская рабочая партия возрождается снизу революционным путём.

Н.Н.Агапов (СПУ, Киев) ратовал за «народный социализм», т.е. за групповую собственность трудовых коллективов на средства производства.

По этим двум выступлениям, в которых затрагивались конкретные теоретические вопросы, можно судить об общем концептуальном уровне съезда. Впрочем, в докладе С.Б.Скворцова было провозглашено, что «какие-то особые теории» сейчас вообще не нужны, ибо «всё и так ясно». Этот пассаж С.Б.Скворцова делегат из Крыма В.Р.Заречный охарактеризовал как «убийственную мысль». Мы в глубочайшем теоретическом прорыве, – сказал он, – а нам говорят, что не нужны теоретики. Ведь все видели, что у ВКК нет программы достижения единства.

 

Опубл.: информбюллетень «Светоч» №8, июль 1992г.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/166
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru