«Осеннее наступление» коммунистов

Крупнейшим событием заканчивающейся осени для коммунистического движения стала, безусловно, XX Всесоюзная конференция КПСС (Москва, 10 октября 1992г.).

Ей сопутствовал, так или иначе ориентируясь на неё (или отталкиваясь от неё), ряд других событий большей пли меньшей значимости, которые мы осветим здесь в их совокупности, поскольку их фактографическая сторона достаточно отражена в периодической печати.

3 ОКТЯБРЯ 1992г. Большевистская платформа в КПСС провела в Москве Вторую межрегиональную конференцию своих сторонников. Сообщения об этом появились, например, в «Советской России» от 13 октября 1992г., стр.2; в «Бумбараше» №2(3) 1992г., стр.3. В ближайшее время выйдет в свет сборник материалов конференции, что избавляет нас от необходимости давать здесь подробный её обзор. Обрисуем лишь внутреннюю, скрытую от поверхностного взгляда суть происходящего.

Конференция Большевистской платформы приняла подготовленное Московским центром БП в КПСС Программное заявление, написанное с бескомпромиссно сталинских позиций. Авторство же официального Программного заявления Оргкомитета ЦК КПСС принадлежит убеждённым антисталинистам А.А.Пригарину и А.Г.Мельникову. Правда, пока – в целях сохранения весьма ещё зыбкого единства коммунистов – большевики решили не бросать открытого вызова «пригаринцам» и не выдвинули свой документ в качестве альтернативы официальному. Но борьба за сталинистско-большевистскую или аитисталинскую и антибольшевистскую КПСС, по существу, уже начата. Едва ли не решающим её этапом станет подготовка к XXIX партсъезду, в процессе которой Большевистская платформа намерена выступить с альтернативным проектом Программы КПСС.

Попутно Большевистская платформа через созыв межрегиональной конференции решила ряд своих внутренних проблем: подтвердила, прежде всего, свой статус платформы в КПСС, покончив тем самым с раздающимися порой из Ленинграда уверениями, будто БП «распущена». Переизбран руководящий орган БП – Оргкомитет, из него убраны «мёртвые души», начиная с Н.Андреевой и ряда её ставленников, которые не только не работали на воссоздание и большевизацию Единой Компартии страны, но вели и ведут отчаянную борьбу с этим процессом. БП определила состав своей делегации на ХХ конференции КПСС, куда кроме Т.М.Хабаровой (Москва) и И.И.Никитчука (г. Арзамас-16), явившихся делегатами конференции как члены Оргкомитета ЦК КПСС от Большевистской платформы, вошли В.К.Донцов из Татарстана, Л.А.Шмелёв из Латвии и В.С.Коротаев из Подмосковья. Правда, практически Л.А.Шмелёв повторно прибыть в Москву через неделю не смог, и его в составе делегации заменил молодой рабочий люберецкого завода им. Ухтомского А.В.Атланов.

Конференция большевиков прошла наредкость для наших дней дружно и организованно, единственным острым эпизодом на ней оказалось обсуждение резолюции об отношении к официальному проекту Программного заявления ХХ конференции КПСС. Взявший слово представитель Московского общества «Единство» Виктор Лексин, подвергнув «пригаринский» документ разгромной критике, в категоричной форме потребовал, чтобы БП не делала «уступок меньшевизму» и выдвигала свой вариант Заявления именно как альтернативный, а не просто как «уведомительный». Пикантность ситуации придавало то, что в зале присутствовал и автор официального проекта А.А.Пригарин. Между ним и В.П.Лексиным произошла перепалка, причём А.А.Пригарин не удержался от свойственной ему, к сожалению, в последнее время некорректности. Часть присутствующих, в том число делегат ХХ партконференции М.В.3убржицкий из Одессы, с энтузиазмом поддержали В.П.Лексина. Другие – и среди них также делегат XX конференции от Большевистской платформы В.К.Донцов (г.Набережные Челны) – пытались убедить разбушевавшихся сталинистов пойти на разумный компромисс. Неудачно, на наш взгляд, выступил А.А.Пригарин, только подливший масла в огонь. Точку поставило выступление Т.М.Хабаровой, объяснившей, что КПСС в данный момент большевистской по своему составу не является, большевизация ей только ещё предстоит, и хотя мы к этой заветной цели направляем и будем направлять все наши усилия, но в сегодняшних условиях выдвижение большевистской альтернативы временно возобладавшим (и впрямь, бесспорно меньшевистским) взглядам ничего, кроме раскола на самом старте начавшегося объединения, не принесёт. Резолюция, публикуемая в сборнике материалов конференции, принята большинством голосов.

 

4 ОКТЯБРЯ 1992г. в помещении Пролетарского райсовета Москвы прошла, как её решено было обозначить, конференция Московского городского партактива КПСС.

Присутствовали 262 делегата из 27 районов Москвы, в том числе 22 члена МГК КПСС, 7 первых секретарей РК. Из секретарей МГК КПСС никого не било.

С отчётом о деятельности Московского информбюро выступил С.Ф.Черняховский, с содокладом о путях воссоздания единства коммунистов – Е.А.Кафырин.

Несколько выступающих, начиная с члена Союза коммунистов Ю.М.Колотилина, настоятельно требовали включить в повестку дня вопрос об отношении к Фронту национального спасения. Вопрос сначала сдвинули в «Разное», а при попытке обсудить его в «Разном» – фактически замяли. Резко против блокирования с ФНС выступил Е.А.Кафырин, заявивший, что возможная передвижка власти от обанкротившихся лжедемократов к национал-патриотам – это программа «спасения» не столько страны, сколько всё тех же, инспирируемых международным капиталом «реформ». К нему присоединилась Т.М.Хабарова (БП в КПСС). Хабарова отметила, что Большевистскую платформу попросту перестали приглашать на заседания Координационного совета народно-патриотических сил под руководством Г.А.Зюганова, после того как БП в своём «особом мнении» по проекту заявления «левой – правой оппозиции» высказалась против подмены установки на возрождение Советской власти установкой на проведение Учредительного собрания, культивирование «патриотического капитала», навешивание оскорбительных и лживых ярлыков в адрес социалистической общественно-экономической системы и т.д. Это достаточно красноречиво показывает, с кем мы тут в действительности имеем дело.

Московский городской партактив в целом поддержал официальный проект Программного заявления XX конференции КПСС, хотя в ряде выступлений положение на программном фронте оценивалось как практическое отсутствие сколь-либо удовлетворительной политической и экономической концепции.

Принято решение завершить к началу 1993г. восстановление Московской городской организации КПСС. Избраны делегаты от МГО КПСС на XX конференцию КПСС, в их числе – представитель МЦ БП в КПСС, рабочий В.А.Клочихин. Избран временный рабочий орган МГК КПСС – Московское информбюро, где одно место (и то, почему-то, с превеликим трудом) удалось зарезервировать за Большевистской платформой.

Вообще, делегация Большевистской платформы была немало удивлена тем глубоко предвзятым по отношению к ней настроем, который продемонстрировали на конференции С.Ф.Черняховский и некоторые другие руководители и члены Мосинформбюро. Так, рассказывая о возникновении Мосинформбюро 19 февраля 1992г., С.Ф.Черняховский умудрился не упомянуть одного из активнейших и наиболее бескомпромиссных инициаторов воссоздания КПСС в Москве и Подмосковье Ю.А.Суслина из Московского центра БП в КПСС, – за что в дальнейшем ему и пришлось с той же трибуны публично извиняться.

Под занавес на партактиве выступил неодобрительно встреченный аудиторией лидер РПК А.В.Крючков, подчеркнувший необходимость, по его мнению, сначала провести перерегистрацию коммунистов, а уж потом и в зависимости от результатов перерегистрации созывать конференции и съезды.

 

Е.А.Кафырин в своём содокладе обрисовал три возможных пути объединения коммунистов: снизу – через федерацию вновь возникших партий, сверху – уповая на восстановление Компартии через отмену ельцинских указов Конституционным судом, и путь как бы «из середины», опирающийся на естественное взаимодополнение первых двух. По мнению Е.А.Кафырина, процесс восстановления единой Компартии должен быть достаточно протяженным во времени.

 

Приводим, в изложении, выступление представителя Большевистском платформы в КПСС Т.М.Хабаровой.

Путь «снизу», – полемизируя с Е.А.Кафыриным, сказала Хабарова, – вообще не есть путь воссоздания единства коммунистических сил. Это путь удовлетворения если и не амбиций, то, во всяком случае, также весьма малоподатливых, хотя и законных притязаний. Лидеры новых партий ни на какое реальное объединение не идут и не пойдут. Мы это видели на совещании 8-9 августа.

Путь «сверху» – это попытки людей, которые специализировались на определённом роде политической деятельности, сохранить каким-то образом своё положение.

Путей возрождения не два и не три, а такой путь один.

Восстанавливать надо одну-единственную партию и одним-единственным способом. Восстанавливать партию, которая была костяком Советской государственности и из которой, следовательно, Советская государственность вновь сможет прорасти. Что касается способа, то я всё время повторяю: какую партию и для чего мы воссоздаём? Должна ли она сосуществовать с режимом или противостоять ему? Если сосуществовать, «легально действовать в законных рамках», имея в виду «законы», установленные оккупационными властями, тогда незачем здесь время зря тратить. А если противостоять, но при этом не призывая и не прибегая к кровопролитию, то метод такого противостояния – это метод открытого ненасильственного игнорирования режима и оттеснения его от власти.

Всё, что нам удалось до сих пор сделать, сделано исключительно этим методом. Год тому назад сказали открыто, что надо восстанавливать партию, – и просто-напросто восстанавливаем её явочным порядком, ни на кого не обращая внимания. Я сознаю известную труднообъяснимость всего этого. Хочу сразу отвести возможные обвинения, будто это значит «подставлять» подо что-то людей. Во-первых, если уж на то пошло, ведь прежде всего мы «подставляемся» сами, и никому из нас не хочется сидеть в тюрьме. А во-вторых, ничего этого, в основном, как по сию пору не было, так и не будет. У меня с самого начала не возникало ощущения, будто мы так уж необыкновенно рискуем. Сила подчиняется только силе. Фактическое воскресение партии из мёртвых – единственное, что поставит режим в тупик.

Причём, воссоздавать партию нужно во всём достижимом на сей момент объёме присущих ей функций. Она руководила, и она вновь должна руководить. В её рядах – масса высококвалифицированных профессионалов практически любой сферы деятельности. Нужно разрабатывать и давать продуманные, компетентные рекомендации и указания, и если эти рекомендации будут демонстрировать глубину и точность понимания нами сложившейся обстановки, схватывание внутренней, объективно непререкаемой логики её развития, то «бескровное» оттеснение режима от власти, о чём говорилось выше, станет совершившимся фактом.

 

От Большевистской платформы в конференции городского партактива приняли участие, кроме Т.М.Хабаровой, В.А.Клочихин и Э.М.Солнечный. Присутствовал такие делегат XX партконференции от БП в КПСС В.К.Донцов (г. Набережные Челны).

 

10 ОКТЯБРЯ 1992г. в том же Круглом зале Пролетарского райсовета Москвы состоялась ХХ Всесоюзная конференция КПСС.

В ней приняли участие 298 делегатов, при этом из 75 регионов Российской Федерации были представлены 64 (за исключением Бурятки, Хакассии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Красноярского края, Новосибирской, Пензенской, Липецкой и Ивановской областей). Не было делегаций Таджикистана и Узбекистана.

 

С основными докладами выступили председатель Оргкомитета ЦК КПСС К.А.Николаев и член Оргкомитета А.А.Пригарин. Конференция приняла отредактированный текст Программного заявления, ряд резолюций, подтвердила полномочия Оргкомитета ЦК КПСС в его ныне действующем составе, показавшем вполне удовлетворительную работоспособность.

Постановлено провести перерегистрацию членов КПСС, в начале 1993г. созвать XXIX съезд партии. Всесоюзный форум коммунистов, царившая на нём атмосфера убедительнейшим образом продемонстрировали стратегическую правильность линии на возрождение Коммунистической партии Советского Союза как естественной объединяющей и мощно интегрирующей структуры разрозненных, на сей день, коммунистических сил.

Результаты ХХ партконференции достаточно подробно освещены в печати, прежде всего в газете «Гласность», выходит сборник принятых на ней документов. Поэтому мы ограничимся воспроизведением здесь выступления секретаря-координатора Большевистской платформы в КПСС Т.М.Хабаровой.

 

Вчера на Совещании членов ЦК КПСС, которое на сей раз так и не переросло в Пленум ЦК КПСС, произошёл тяжёлый эпизод, – отметила Хабарова. – Представители РКРП В.А.Тюлькин, Ю.Г.Терентьев, А.А.Сергеев ушли, хлопнув дверью. Предварительно им там наговорили, что они и почву-то под ногами теряют, и от поезда отстали, и т.д. Но это вульгарное объяснение.

В партийно-организационных вопросах есть два аспекта. Один – региональный; и посмотрите, на какие уступки региональному принципу пошли в проекте Программного заявления, – вплоть до замены демократического централизма конфедеративным объединением.

Но региональный срез – не главный. В республиках говорят: уберите Ельцина – послезавтра уйдёт Акаев. Здесь всё устроится, потому что нет объективной основы разделения. А вот идейный срез – тут объективная основа разделения налицо. Столь многостороннее учение, как марксизм-ленинизм, не может базироваться на одной точке зрения. Существуют различные идейные течения, представляющие собою взгляд под разными углами на обозначившуюся впереди проблему. Это объективно неизбежно, и полнота, целостность понимания проблемы, а тем самым и ключ к её эффективному разрешению содержится только во всей совокупности таких подходов. Поэтому главное – свести воедино не регионы, а партии, образовавшиеся на базе идейных течений.

Коммунистическая партия при социализме не может уходить и приходить к власти. Уход партии от власти – это её (т.е. власти) развал. Власть трудящихся – это не просто Советская власть, но Советская власть под правильно поставленным коммунистическим партийным руководством. Что такое Советская власть без коммунистического партийного руковод-ства – мы видели на примере Съезда народных депутатов СССР. Накривлялись у микрофонов, развалили страну и ушли, и взятки гладки, не с кого спросить.

Коммунистическая партия при социализме должна находиться у власти перманентно, а это значит, что механизм оппозиционности, объективно свойственный социализму, как и всякому другому обществу, должен действовать не где-то вне партии, а внутри неё самой. Как говорил великий немецкий философ Гегель, о котором многие сегодня запамятовали, что это был один из духовных отцов марксизма, жизненно только то, что умеет вместить в себе противоречие и выдержать его. Пожалуй, это главная недоработка нашей минувшей истории, – что этот специфически социалистический механизм институционализации общественных противоречий не был своевременно создан и пущен в ход.

В партийно-организационном плане таким механизмом может быть взаимодействие существующих внутри партии платформ.

Не должно быть такого положения вещей, когда у партии одна, причем некритикуемая точка зрения. В этом случае, если господствующая точка зрения на практике проваливается, партия оказывается концептуально обезоружена.

Мы представляем себе дело так, что разработки платформ должны конкурировать между собой, одна из них при этом естественно занимает первенствующую роль. Остальные оттягиваются на свои «плацдармы» – платформы и там спокойно продолжают шлифоваться. В нужный момент у партии под рукой оказываются хорошо проработанные варианты на все случаи жизни. Никакого «изгнания» тех или иных концепций из интеллектуального арсенала партии бить не должно. Именно это нас и погубило.

По нашему убеждению, это и есть механизм возвращения вновь образованных партий в КПСС. Ведь они возникли на базе бывших платформ. Процесс этот имел объективные основания, и при возвращении партий им необходимо предоставить известные гарантии их интеллектуальной независимости. Никто сегодня не пойдёт в партию, где он не будет иметь возможности полноценной, творческой граждански-политической самореализации.

Это, кстати, прекрасно понимают на местах. Мной, например, получена телефонограмма из Биробиджана, где товарищи требуют возвращения всех «дочерних» коммунистических партий в единую обновлённую КПСС, при условии вхождения в Политбюро ЦК КПСС Н.А.Андреевой, В.А.Тюлькина и других лидеров.

Этим вопросам нужно уделить больше внимания. Не просто прокламировать существование платформ в партии, а обязательно хотя бы вкратце представить в программных документах предполагаемый механизм их взаимодействия. Кстати, я пыталась это сделать при подготовке в Оргкомитете проекта резолюции по организационным вопросам, но мои предложения почему-то начисто проигнорированы.

Современная Компартия должна быть, ко всему прочему, и интеллектуальной цитаделью, мозговым центром общества, и лабораторией отработки наиболее совершенных методов взаимодействия реально существующих общественных сил, как это было абсолютно правильно указано в Программе КПСС 1961г. А уже из партии (и посредством партии) эти методы должны распространяться по всему обществу.

Современная, будущая единая Компартия – это партия многоплатформная и даже многопрограммная, не побоюсь подобного «крамольного» определения. Тогда мы сможем быть уверены в возвращении в неё наших товарищей из других, ныне разрозненно существующих партий (а ведь это обширная и едва ли не самая боевая их часть) и в том, что у нас наладится и дальнейшее конструктивное сотрудничество с ними.

Состав делегации Большевистской платформы на XX Всесоюзной конференции КПСС: Т.М.Хабарова (Москва, член Оргкомитета ЦК КПСС), И.И.Никитчук (г.Арзамас-16, Российский ядерный центр, член Оргкомитета ЦК КПСС), В.А.Клочихин (рабочий, Московская городская парторганизация), В.К.Донцов (г.Набережные Челны, КамАЗ), В.С.Коротаев (инженер, г.Железнодорожный, Московской обл.), А.В.Атланов (рабочий, з-д им. Ухтомского, г.Люберцы, Московской обл.). В качестве гостей на конференции присутствовали также товарищи из Московского центра БП в КПСС: член Оргкомитета БП в КПСС Е.Ф.Попова, Ю.А.Суслин, В.Ф.Семенихин, П.М.Бордюков. Ряд сторонников Большевистской платформы были избраны делегатами XX ВПК у себя в регионах.

Однако, – к сожалению, – процесс воссоздания КПСС встречает сопротивление не только извне, но и изнутри самих левых сил.

 

31 ОКТЯБРЯ 1992г. состоялось заседание Роскомсовета – Политического консультативно-координационного совета коммунистов России, созданного на совещании коммунистических партий и движений 8-9 августа с.г. в Москве. (См. «Информационный бюллетень» №11.)

На заседании присутствовали представители ЦК КП РСФСР во главе с В.А.Купцовым, РКРП, РПК, СПТ, СК, Оргкомитета ЦК КПСС (К.А.Николаев), Большевистской платформы в КПСС, Мосинформбюро (С.Ф.Черняховский), ВЛКСМ, объединения «Марксистская платформа», объединений «В защиту прав коммунистов» и «Коммунисты за права граждан», «группы Скворцова», ряда региональных объединений коммунистов. Состав последних оказался весьма знаменателен, – это были в основном те немногочисленные регионы, которые не прислали своих делегатов на XX конференцию КПСС.

Если охарактеризовать в целом то, что происходит по линии Роскомсовета, то здесь с упорством, заслуживающим лучшего применения, предпринимаются скоординированные усилия, направленные на срыв процесса восстановления КПСС.

Причина этого троякая.

С одной стороны, имеется руководство КП РСФСР, – «бездействующее более года», как совершенно справедливо сказано в заявлении Московского политклуба «Марксистской платформы» от 22 сентября с.г., и считающее к тому же, что «только получив разрешение от беззаконных властей, можно восстановить деятельность Коммунистической партии РСФСР» (там же). Эта группа товарищей потратила массу сил на работу в Конституционном суде и явно недооценила для себя возможность возрождения КПСС в обход Конституционного суда. Теперь они стремятся перехватить упущенную инициативу, причём в этих своих стараниях готовы буквально перечеркнуть всю деятельность Оргкомитета ЦК КПСС.

 

«Мы должны сегодня же сделать практический шаг к объединению! – истерично взывал И.П.Осадчий на Роскомсовете 31 октября (можно подумать, будто таким “практическим шагом” не явилась та же XX Всесоюзная конференция КПСС!). – Нужно срочно составить и опубликовать Программное заявление!»

На вопрос представителя Большевистской платформы, зачем пороть горячку и что мешает солидаризоваться с Программным заявлением ХХ партконференции, ответом была вспышка невразумительного раздражения.

Ту же линию на игнорирование всего уже проделанного по части воссоздания КПСС и на непременное срочное сочинение каких-то новых «объединительных документов» проводил в своём пространном выступлении В.А.Купцов.

Он указал, что в период до 15 декабря с.г. есть реальная надежда получить от Конституционного суда подтверждение конституционности КП РСФСР при одновременном окончательном запрете КПСС как партии «несуществующего государства». Вот тогда, – по мнению В.А.Купцова, – следует начать подготовку к Учредительной конференции некоей новой объединённой партии на базе «бывшей» КП РСФСР. Только эта конференция может принять решение о перерегистрации коммунистов. В.А.Купцов выразил твёрдую уверенность, что «у КПСС перерегистрация не пойдёт». Он не без удовлетворения отметил, что 8 компартий бывших союзных республик на сей день уже оповестили о своём выходе из КПСС, и заявил, что восстановление КПСС мыслимо, опять-таки, только как результат согласованного решения съездов республиканских компартий. Ставку следует делать на полную и строжайшую легитимность этого процесса и всех его участников. Участвовать в нём могут только официально зарегистрированные партии и движения, возникшие после распада КПСС.

 

Столь сокрушительная демонстрация ельцинопослушания вызвала, естественно, град острых вопросов, в том числе и такой: чему будет служить воссозданная подобным путём партия? Какие вы перед ней ставите цели и задачи?

– Я на этот вопрос отвечать не хочу, – услышали присутствующие от человека, с очевидностью мнящего себя ещё и по сей день «партийным лидером». – Вот соберёмся, там и решим(?!).

Вторая группа активных участников сложившегося «фронта сопротивления» воссозданию КПСС – это руководители вновь возникших коммунистических партий, которые также своевременно не оценили в должной мере и не поддержали начавшийся восстановительный процесс, а ближе к ХХ партконференции почувствовали, что их «сносит на обочину» и что ту роль, которую в этом процессе могли бы выполнять они, без них и помимо них достаточно успешно выполняют другие. Из видных фигур этого плана на заседании выступили В.И.Анпилов (РКРП), А.В.Крючков и Б.Ф.Славин (РПК), Л.С.Вартазарова (СПТ). Мы выделим здесь выступление А.В.Крючкова, ибо в нём, кроме вышеуказанной наивной обиды из-за явно остающихся неудовлетворёнными амбиций, прозвучала и вполне реальная глубинная проблема, подо всем этим кроющаяся.

– Провели ХХ конференцию на основе определённого документа, – сокрушался А.В.Крючков, – а потом объявили: кто с документом не согласен, тех долой. Что же, меня, – например, – теперь гнать, что ли?

Нетрудно видеть, что это та самая проблема, о которой непрестанно твердит Большевистская платформа в КПСС, – а именно, объективная необходимость иметь в современных условиях единую Компартию, в которой был бы найден механизм делового, творческого сосуществования, взаимодополнения и взаимообогащения многих и разных реально наличествующих идейных течений. Проблема эта решается, по нашему убеждению, через отработку концепции «многоплатформной» КПСС, о чём в выступлениях наших представителей неоднократно говорилось. К сожалению, идея эта, – будучи формально провозглашена в Программном заявлении ХХ партконференции, – до сих пор не находит должного понимания и внутри Оргкомитета ЦК КПСС, что, безусловно, тормозит налаживание конструктивного контакта с теми членами и руководителями новых партий, кого от возвращения в КПСС удерживает лишь опасение опять оказаться в оковах ложного, некритикуемого «единомыслия» и духовно-концептуальной несвободы. Но сегодня, как никогда, партийная дисциплина, – при всей её однозначности, – должна быть осознанной и проникнутой глубокой духовностью. Если мы этого не поймём и будем продолжать упорствовать в стремлении стричь реальное идейное многообразие под одну гребёнку, мыслящие, политически инициативные люди, – кто бы они ни были, от рабочего до «высоколобого» интеллигента, – в такую партию не пойдут. В этом надо отдавать себе самый трезвый отчёт.

Пока же руководство РПК (А.В.Крючков, Б.Ф.Славин) предлагает создать «коалиционную партию», куда все ныне действующие отряды коммунистов войдут на правах фракций. Партия эта должна возникнуть на планируемом Всероссийском съезде коммунистов.

Выступление В.И.Анпилова в значительной его части носило характер фантазирования на тему, что бы такое придумать, лишь бы помешать восстанавливать КПСС. Может быть, «встречу первая лиц» зарегистрированных партий? Или «объединённый пленум действующих партий»? Или, может, на предстоящем съезде РКРП в Челябинске переименоваться в РКП?

И наконец, третья группа «антиКПССников» – это, на наш взгляд, попросту не разобравшиеся толком в ситуации товарищи с мест. Таковых на сей раз представляли Челябинское объединение коммунистов и сочувствующих, О6ъединение коммунистов Московской обл., Вологодский союз коммунистов, Рязанское объединение коммунистов «Коммунистическое возрождение», СПТ Башкортостана, «Коммунисты Кубани», объединение «Коммунисты за права граждан» (Ленинград).

Выступивший от имени последнего член ЦК КП РСФСР Ю.П.Белов заявил, что «КПСС как политической реальности нет», существует лишь «коммунистическая среда в броуновском движении», что восстановление социализма займёт целую эпоху, а пока надо объединяться… «с силами государственного капитализма».

Всем этим настроениям и тенденциям, которые в совокупности можно назвать искусственно инспирируемым разбродом в коммунистическом стане, на заседании активно противостояла чёткая, ясная позиция сторонников возрождения КПСС (и как её неотъемлемой составной части – Компартии Российской Федерации). Видя, что разумных контраргументов против этого единственно здравого подхода не хватает, да их и не существует в природе, И.П.Осадчий объявил, что далее в заседании Роскомсовета смогут участвовать лишь зарегистрированные организации. Таким образом, на фоне демагогической крикотни о «практических шагах к объединению», добрая половина участников форума оказалась выдворена за дверь: ВЛКСМ, Мосинформбюро, Большевистская платформа в КПСС, Оргкомитет ЦК КПСС и др. Сославшись на свою формальную «незарегистрированность», двинулись к выходу и В.А.Купцов с В.И.Зоркальцевым (надо было видеть выражение лица И.П.Осадчего в этот момент!).

Член Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС В.С.Коротаев, решивший всё-таки остаться на заседании до конца, сделал такое заключение, что объективно разрозненность новых коммунистических партий служит хорошим подспорьем ельцинскому режиму. Это самое настоящее если не преступление, то во всяком случае существеннейший тормоз. Лучше всего было бы, если бы республиканские и прочие партии пришли к согласию с ЦК КПСС. Но КПСС не следует препятствовать Роскомсовету создавать Оргкомитет по проведению Съезда коммунистов России. Ведь он не перестанет существовать, оттого что мы его будем игнорировать. Да и без России СССР не восстановишь. Пусть они действуют, разумнее потом постараться ввести их работу в нужное русло.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/190
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru