Сегодня это называется операция «Крот»

ИТАК, можно констатировать окончание очередного крупного (хотя и промежуточного) этапа в борьбе за воссоздание целостности коммунистического движения в СССР. Мы сознательно не говорим – «бывшего» СССР. Для нас наша Социалистическая Родина – не «бывшая». Она просто временно оккупирована (классовым) врагом.

В чём смысл заканчивающегося этапа?

Конечно, наивно было ожидать, что коллаборационистские силы, использовавшие в своё время КПСС как главный таран в разрушении советской социалистической системы, будут безучастно наблюдать за процессом её очевидного «воскресения из мёртвых», которое на протяжении второго полугодия 1992г. с каждым днём приобретало всё более неотвратимый характер. Кажущаяся безучастность классового противника (включая сюда и заокеанский его «эшелон») длилась, самое большее, несколько месяцев в конце 1991 – начале 1992г. Затем стали явственно ощущаться принимаемые контрмеры.

 

ПЕРВАЯ чувствительная попытка затормозить восстановительный процесс была предпринята летом – осенью 1992г. из лагеря вновь образовавшихся компартий (РКРП, РПК, СПТ, ВКПБ и др.) – или, лучше сказать, под их прикрытием. Субъективно её ещё можно было объяснить обеспокоенностью ряда новых коммунистических лидеров, как бы их не снесло на обочину набирающего силу мощного потока. Но с этой первой «атакой» Оргкомитет ЦК КПСС справился вполне успешно. Даже «слишком» успешно: лидеры новых партий оказались оттолкнуты, тогда как их следовало привлечь на свою сторону, настойчиво прорабатывая с ними вопрос о возможности возвращения в единую КПСС на правах платформ – внутрипартийных идейных течений, пользующихся необходимой (и неизбежной) в современных условиях интеллектуальной самостоятельностью. Это хорошо известная точка зрения Большевистской платформы, мы отстаивали её в тот период и продолжаем отстаивать сегодня. Невосприимчивость к ней большинства членов Оргкомитета ЦК ничего, кроме глубокого сожаления, вызвать не может.

Последующие события можно охарактеризовать так, что вместе с оживлением коммунистического начала в КПСС начал оживать, к великому прискорбию, и механизм внутрипартийного соглашательства, пособничества классовому врагу. Возрождающуюся партию непременно надо было вновь накрыть «горбачёвским колпаком». Другого выхода у классового противника на сей день нет. Предоставить далее КПСС формироваться именно как Коммунистической партии он, естественно, не мог.

Воплощением этой новой коллаборационистской струи стала – осознанно или неосознанно, это покажет время, – деятельность группы, образовавшейся вокруг бывшего первого секретаря ЦК КП РСФСР В.А.Купцова. Противостояние соглашательского начала коммунистическому приняло на поверхности вид противопоставления Российской компартии – Компартии «несуществующего» Советского Союза. Очень «кстати» подоспело решение Конституционного суда, легализовавшего восстановительную деятельность КП РСФСР (но не КПСС!).

В ход был пущен блок аргументов, практически неотразимо действующий на сознание – да простят нам резкость – партийного обывателя, т.е. многочисленного слоя коммунистов, занимавших до решения суда выжидательную позицию. Этот блок аргументов выглядит так: СССР «не существует» – следовательно, не может существовать и КПСС – мы должны смириться с реальной, пусть и горькой для нас действительностью – надо зарегистрировать самостоятельную, без всяких упоминаний о КПСС, Компартию Российской Федерации и затем парламентскими, «конституционными» методами, «строго в рамках закона», как и подобает в «правовом государстве», добиваться своих целей, добиваться возвращения власти.

Как показала практика, под это хорошо продуманное пропагандистское клише удаётся собрать немалое число членов партии, – главным образом из тех, кто не хочет расставаться с партийным билетом, но и не намерен из-за своих коммунистических убеждений вступать в какой-либо конфликт с правящим режимом. Контраргументация сторонников КПСС, заключающаяся в том, что объективной реальностью нашей сегодняшней жизни является не мифическое «правовое государство», а оккупация страны транснациональным капиталом, что Советский Союз существует де-юре, а восстановить его де-факто можно будет лишь при условии развёртывания политической структуры, именно на его восстановление и нацеленной, и что такой структурой как раз и является КПСС, что партия должна не приспосабливаться к режиму, но активно противодействовать ему, – вся эта контраргументация воспринимается вышеуказанным контингентом коммунистов как опасный экстремизм.

Ещё один резерв, который сторонники воссоздания КПСС задействовать, к сожалению, в должной мере не сумели, – это сила старых партийных оргструктур. Фактор этот по своему социально-политическому облику достаточно косный, и надежд, что он заработает в нужном направлении, с самого начала было немного; так оно, в конечном счёте, и произошло. Структуры, едва начали оживать, сразу потянули процесс в проторённое коллаборационистское русло. Но соперничать с ними энтузиастам-«КПССникам» оказалось очень трудно: здесь пошла квалифицированная, профессиональная партийная оргработа.

В декабре 1992г. созданием двух параллельных оргкомитетов – Инициативного комитета под руководством В.А.Купцова и Московского оргкомитета под руководством В.П.Шанцева – было начато, по существу, прямое торпедирование процесса восстановления КПСС, торпедирование работы Оргкомитета ЦК КПСС и Информбюро московских коммунистов. Следует заметить, что оба последних органа к тому времени являлись вполне легитимными, правомочными с точки зрения Устава КПСС: их деятельность и их персональный состав получили одобрение и подтверждение, соответственно, на XX Всесоюзной конференции КПСС 10 октября 1992г. и на Московской городской конференции актива КПСС 4 октября 1992г. Что же касается, например, Оргкомитета В.П.Шанцева, то его вообще никто не избирал.

Тем не менее, никем не избранные раскольники из двух параллельных оргкомитетов ухитрились всё перевернуть с ног на голову и преподнести свою собственную саботажническую деятельность как… «объединительную», а усилия сохранить единство, предпринимаемые Оргкомитетом ЦК КПСС и Московским информбюро, – как… «раскол».

Механика этого трюка такова.

Определённый орган ведёт какую-то работу. Возникает другой орган, который в действительности стремится эту работу сорвать. Первый возмущается и требует: прекратите саботаж, а если в самом деле хотите работать, – то включайтесь в уже начатую без вас работу и перестаньте ловить рыбу в мутной воде. Второй нагло продолжает мутить воду, но при этом начинает кричать: давайте объединяться! Первый резонно отвечает: в чём объединяться-то, – мы работаем, а вы воду мутите?

А теперь прикиньте, как видят эту ситуацию «непосвящённые», не знающие толком и не желающие разбираться, какой орган возник раньше, какой позже, – т.е., в нашем случае, большинство рядовых и не очень активных коммунистов, тот самый «партийный обыватель». Он видит только то, что спорят между собою два органа, причём один зовёт «объединяться», а другой, вроде бы, этого не хочет. И он – обыватель, да и не только он, – становится, естественно, на сторону тех, кто «зовёт к единству». Действительные и злостные раскольники превращаются в массовом сознании в «глашатаев единства», а люди, отстаивающие принципиальную и целеустремлённую позицию, – в мешающих «объединению» склочников. Так совершается эта достаточно типичная подмена, которая, безусловно, не один раз просчитывалась на лучших заокеанских компьютерах, прежде чем стать безотказным инструментом информационно-психологической войны против здоровых сил нашего общества. В данном случае этот инструментарий применён против процесса возрождения КПСС. Понимают это или не понимают люди, чьими руками запущена в ход дьявольская машинка, – результат её действия от этого менее разрушительным не становится.

Вскоре появились проекты программных документов будущей КП РФ, носящие откровенно социал-демократический, «неогорбачёвский» характер (проект Программного заявления – «Правда» от 14 января 1993г., стр.2; проект Устава КП РФ – «Правда» от 16 января 1993г., стр.2). На 13-14 февраля 1993г. назначили II Чрезвычайный съезд КП РФ, полным ходом пошла подготовка к нему. На районных и прочих партконференциях коммунисты, с подачи очередного профессионального краснобая, обычно из числа бывших партаппаратчиков, легко заглатывали наживку «объединительной» демагогии и голосовали за «объединение на базе КП РФ». В Москве Оргкомитет В.П.Шанцева демонстративно назначил «свою» городскую конференцию на 6 февраля, – спустя несколько дней после того, как Мосинформбюро назначило на 30 января XXIX конференцию Московской городской организации КПСС (КП РСФСР).

То ли дрогнул под этим натиском кто-то из членов Оргкомитета ЦК КПСС, то ли нас в очередной раз предали, но далее произошло следующее: 22 января, не поставив в известность большинство членов Оргкомитета и предварительно не обсудив этот вопрос на пленарном его заседании, недопустимо превысив свои полномочия, К.А.Николаев, А.А.Пригарин и Ю.П.Изюмов заключают с Инициативным комитетом В.А.Купцова полностью пораженческое «соглашение» о конституировании первичек КПСС на территории России как первичек КП РСФСР. И это после того, как Инициативный комитет Купцова в своём проекте партийного Устава напрямик заявил, что они «организационно оформляются в самостоятельную Компартию Российской Федерации», ничего общего с КПСС не имеющую! Мы уже не говорим о том, что вопрос о конституировании первичек, т.е. о реальной партийной принадлежности их членов, вообще вправе решать лишь съезд партии, но никоим образом не трое членов ЦК. Лишь 27 января К.А.Николаев и А.А.Пригарин вынесли «соглашение» на обсуждение и на «ратификацию» Оргкомитетом ЦК КПСС. Но на заседании Оргкомитета 27 января присутствовало всего шесть человек. Выяснилось, – впрочем, – что Николаев с Пригариным уже «ратифицировали» свою бумагу путём… телефонного опроса!

Как и следовало ожидать, капитулянтство группы Николаева – Пригарина обернулось обвальным срывом, одного за другим, дальнейших мероприятий по линии КПСС. В тот же день, 27 января, Мосинформбюро проголосовало за отказ от проведения 30 января Московской городской конференции КПСС. На первом этапе уже априори проигранной городской конференции 6 февраля и на II съезде КП РФ 13-14 февраля в Клязьме под Москвой оказались сорваны выборы делегатов на ХХIХ съезд КПСС (хотя и вообще-то не совсем понятно, почему делегатов на съезд одной партии должны избирать на съезде какой-то совершенно другой).

7 февраля на совещании делегатов Московской городской партконференции – сторонников КПСС было объявлено самораспустившимся Московское информбюро. 27 февраля прошёл второй этап городской конференции в Москве, на нём Московская городская парторганизация конституировалась как организация КП РФ, без каких-либо упоминаний о КПСС. Правда, на сей раз делегатов на XXIX съезд избрали, но нельзя преуменьшать глубоко деструктивный политический смысл того факта, что некоторое время в Москве не будет ни городской организации, ни горкома КПСС.

 

ВОЗЬМЁМ теперь в руки ещё один документ, о котором самое время вспомнить: проект Устава Союза коммунистических партий – Коммунистической партии Советского Союза, выносимый на ХХIХ съезд Оргкомитетом ЦК КПСС («Гласность», 1993, №3, стр.3). Если не обманываться тем обстоятельством, что аббревиатура «КПСС» вынесена в заголовок документа, то нетрудно убедиться: предлагаемый проект ставит на самой идее КПСС, как говорится, жирный красный крест.

В самом деле, будущая СКП–КПСС, по этому проекту, является союзом ПАРТИЙ, а не организацией непосредственно коммунистов как таковых. Индивидуального членства в СКП–КПСС не предусматривается. Членами планируемой «КПСС» станут компартии (бывших) союзных республик, причём – согласно п.5 первого раздела – «от каждого государственного образования в состав СКП–КПСС может входить лишь одна коммунистическая партия». Т.е., фактически члены КПСС на территории каждой республики поставлены перед довольно странным выбором: чтобы сохранить (хотя бы номинально) членство в СВОЕЙ партии, их вынуждают непременно вступить в какую-то другую.

Совершенно очевидно, например, что на территории России наиболее авторитетным претендентом на представительство в СКП–КПСС будет КП РФ. А как быть тем, кого социал-реформистские, парламентаристские установки этой партии решительно не устраивают? Столь же очевидно, что после образования СКП–КПСС по той схеме, которая заложена в проекте Устава, эти товарищи окажутся попросту отфильтрованы, отсечены от основной массы партийцев. Но ведь это – наиболее инициативная, смелая и убеждённая часть коммунистов!

В основном то же самое произойдёт и в большинстве других республик, где документы партий – претендентов на вхождение в СКП также отнюдь не блещут революционностью, боевитостью и глубиной классового анализа. В результате получится, что поднявшуюся волну коммунистического возрождения в очередной раз накроет мощный «колпак» социал-демократизма и мелкобуржуазного соглашательства, а за краями этого «колпака» в виде разрозненных и опять лишённых связующего центра группировок останутся как раз те, кто прежде всего и должен был бы составить обновлённую КПСС.

В России это практически уже налицо. И здесь важно отметить, что как только оппортунизм побеждает в рамках отдельно взятой республики, сразу обнаруживается его отнюдь не какая-то внутрирегиональная природа. Делается ясно, что речь в конечном счёте идёт не о противопоставлении «реально существующей» республики «несуществующему» СССР, а о противостоянии оппортунизма коммунизму на всех уровнях, включая и тот, который мы привыкли называть «союзным». Речь идёт, по существу, о политическом, идеологическом, организационном закреплении беловежской схемы СНГ не только в государственном, но и в партийном разрезе, специфически партийными средствами.

И тут, – оказывается, – не всё ли равно, с какой стороны будет реализован пресловутый партийный «СКП – СНГ»: «сверху» – со стороны тех, кто определённое время прикрывался знаменем КПСС, или «снизу», со стороны республик. А потому и читаем в резолюции II Чрезвычайного съезда КП РФ «О взаимоотношениях коммунистов России с коммунистическими партиями и движениями бывших союзных республик» («Советская Россия» от 25 февраля 1993г., стр.2), что съезд поручает ЦИК КП РФ, краевым, областным и республиканским организациям «решить вопросы делегирования коммунистов на съезд или иной форум с целью объединения коммунистических партий и движений бывших союзных республик в Союз коммунистических партий».

Товарищам из Оргкомитета ЦК КПСС осталось лишь сбросить фиговый листок «КПСС», которым, – как выясняется, – почти год обманывали коммунистов, и «сдать» свой якобы XXIX съезд новому руководству КП РФ, как 22-27 января «сдали» бывшей партноменклатуре Москву.

 

ПОЧЕМУ сегодня приобрела такую внутреннюю напряжённость и остроту борьба за сохранение того, что ещё можно сохранить от прежней унитарной КПСС, в противовес конфедеративному «союзу партий», кем бы и как бы эта конфедерация ни организовывалась?

Ведь партия нужна нам в первую очередь для того, чтобы восстановить СССР как государственное целое. Но никакая целостность никогда не возникает путём механического сложения частей. Целостность образуется, как вокруг каркаса, вокруг определённой прототипической структуры, несущей в себе ЗАКОН существования и функционирования будущего единого организма. Если такой «генетической» структуры нет, целостная система не возникнет. Вот этой генетической или прототипической структурой для воссоздания Советской социалистической государственности и служит КПСС.

Несомненно, в условиях оккупационного режима удержание унитарной партийной структуры «союзного» масштаба представляет собой непростую задачу, но говорить, что задача эта вообще неразрешима, никоим образом нельзя. Существует, в конце концов, опыт религиозных организаций, которые сплошь и рядом, почти для любой страны являются организациями, управляемыми «с территории другого государства». Но никто не может запретить человеку исповедовать католицизм в любой точке земного шара, хотя папа римский имеет резиденцию в Ватикане. Подобно этому, можно настаивать на том, что никто не властен запретить человеку быть коммунистом, независимо от того, где находится управляющий центр коммунистического движения. Ведь это прежде всего идейно-духовное братство.

В преддверии ХХIХ съезда и на самом съезде (да и после него) борьба в существенной мере развернётся между сторонниками конфедерации партий и сторонниками КПСС, построенной на принципе демократического централизма.

Реализация схемы СКП в том виде, как она заложена в проект Устава СКП–КПСС и в цитированную выше резолюцию II съезда КП РФ (это, повторим, одна и та же схема), будет означать,

что оппортунистическим, соглашательским элементам, часть которых действовала по линии руководства бывшей КП РСФСР, а часть – изнутри Оргкомитета ЦК КПСС, удалось на данном этапе подменить ожидаемое и жизненно необходимое единство коммунистических сил на революционной марксистско-ленинской базе – ложным, дезориентирующим псевдоединством на базе социал-демократизма и трусливого приспособленчества к режиму.

Произойдёт, – как мы уже говорили, – отфильтровка от этого псевдоединства коммунистов-«унитаристов». Правда, в проекте Устава, выносимом на ХХIХ съезд, есть фраза о возможности создания партийных организаций, «непосредственно входящих в СКП–КПСС». На такой статус будет претендовать, например, Большевистская платформа в КПСС и, по всей видимости, ряд региональных парторганизаций. Если эти группировки коммунистов сумеют закрепиться в СКП–КПСС и его руководящих органах напрямик, минуя «обманные» республиканские компартии, типа КП РФ, то из них может сложиться ядро будущей Единой Коммунистической партии страны.

Если «унитаристы» окажутся, всё-таки, фактически вне СКП, то можно ожидать, что это даст импульс объединительному процессу между ними и новообразованными компартиями, которые по схеме СКП также остаются где-то «за скобками». Результатом такого процесса могло бы стать возникновение унитарной союзной Коммунистической партии выраженно антиревизионистского, в чём-то даже «сталинистского» направления. Так что, возможно, всё что ни делается – к лучшему, и происки коллаборационистов, дотошно стремящихся отовсюду отсечь, «выстричь» истинно левый, большевистский контингент, в конечном итоге пойдут этому последнему даже на пользу, объединив всех «отсечённых» уже по тому общему признаку, что они «отсечены».

Как ни удивительно, но уже просматриваются попытки и для этого контингента, только ещё намечающегося, приготовить обманный «колпак», которым он должен быть накрыт, сбит с правильного пути и уведён в сторону. Судя по всему, роль такого «колпака» должно выполнить некое «движение за воссоздание КПСС», инициатива сколачивания которого исходит от той же группы Николаева – Пригарина, пустившей под откос своим «соглашением» 22 января Московскую городскую конференцию КПСС. Кстати, ещё 16 февраля Большевистская платформа изложила в Оргкомитете ЦК КПСС свою точку зрения по вопросу «соглашения», заключающуюся в том, что оно должно быть Оргкомитетом официально дезавуировано. Оргкомитет от ответа и вообще от делового рассмотрения обращения Большевистской платформы уклонился. Казалось бы, если вы такие уж горячие поборники возрождения КПСС, то исправьте, прежде всего, свою собственную непростительную ошибку, которая в решающий момент дезориентировала и разоружила коммунистов в Москве и продолжает их дезориентировать по всей России. Не тут-то было! Бумага, «утопившая» Московскую городскую организацию КПСС, остаётся в силе, а её авторы рядятся в тогу учредителей очередного «возрожденческого» движения.

 

…ТАК ИЛИ ИНАЧЕ, впереди – XXIX съезд Коммунистической партии Советского Союза. При любом его исходе, он будет иметь для советских коммунистов, для всего международного коммунистического сообщества непереоценимое значение. Достаточно вспомнить то состояние, в котором КПСС находилась год с небольшим назад. Путь, пройденный за этот год, показывает, что коммунизм неуничтожим. И не просто как идея, но и как общественная структура – носительница этой идеи. А коль скоро структура упорно самовосстанавливается, значит, общество без неё уже не может быть нормально устроено. Поэтому в любом случае процесс продолжится, и костяк, на который сможет опереться Советская власть, чтобы вновь вернуться в нашу действительность, в недалёком будущем чётко, прочно и неотвратимо выступит из нынешнего хаоса и развала.

Секретарь-координатор
Большевистской платформы в КПСС,
член Оргкомитета ЦК КПСС
по подготовке ХХIХ съезда КПСС
 
 
 
/Т.Хабарова/
 

Москва, 9 марта 1993г.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/207
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru