Советские люди, эта «стратегия» – не наша!

Заявление
Рабочей группы Исполкома
Съезда граждан СССР по документу
«Экономическая стратегия НПСР»

Москва, 22 июля 1999г.

ИСПОЛКОМ СЪЕЗДА ГРАЖДАН СССР считает необходимым высказать свою точку зрения по поводу документа «Экономическая стратегия НПСР» (см., напр., «Советская Россия» от 24 июня 1999г., стр.3-5).

Со всей очевидностью, нам здесь представлен тот самый «Большой Проект», которым Г.А.Зюганов неоднократно обещал осчастливить соотечественников, – в частности, и в «Манифесте НПСР», который был им зачитан на Втором съезде НПСР в ноябре 1998г.

НПСР в кадровом и организационном отношении базируется, практически целиком, на Компартии Российской Федерации. Вполне естественно, поэтому, что рядовые советские граждане, составляющие в основном электорат КПРФ, воспринимают НПСР как нечто равнозначное КПРФ, т.е. как организацию безусловно левого и безусловно социалистического толка. (Не будем сейчас говорить о том, что представляет собой КПРФ на самом деле.)

Так вот, публиковать подобный материал от имени организации, на которую люди заведомо возлагают надежды как на социалистическую, – это значит совершать воистину геббельсовский по своему цинизму обман народа и наносить по народному самосознанию удар, сопоставимый с наиболее жестокими и изощрёнными вывертами информационно-психологической войны.

Видимо, чтобы затруднить и отсрочить разоблачение этого обмана, документ написан путаным псевдоучёным языком, ориентированным уж никак не на массовое восприятие, пересыпан словечками типа «реструктуризация», «ремонетизация», «дедолларизация», «секьюритизация» и т.п. Если же предлагаемое содержание очистить от маскировочной словесной шелухи, то вряд ли там найдётся хоть один абзац, который у нормального советского человека не вызывал бы самого категорического несогласия и протеста.

 

В ЦЕЛОМ «Экономическая стратегия НПСР» – это «стратегия» продления ещё на некоторое время существования нынешнего режима национальной измены путём его подновлённой лжепатриотической идейно-пропагандистской упаковки.

Социалистический путь развития страны полностью исключается авторами документа из рассмотрения. Социалистическое прошлое трактуется как «тоталитаризм» (стр. 3), как череда «напастей», период «длительной изоляции» и нарастания всевозможных «диспропорций», подорвавших, – дескать, – экономическое могущество России (стр. 5). Возвращение к социализму как единственно реалистичный вариант преодоления углубляющейся национальной катастрофы, в том числе и в её духовно-нравственном аспекте, – на такую постановку вопроса вообще наложено табу.

Всё происшедшее со страной за годы «перестройки» и «реформ» истолковывается не как её оккупация транснациональным капиталом на фоне контрреволюционного мятежа изнутри, а как закономерный и неизбежный «процесс перехода к новой социально-экономической системе» (стр.5), – процесс, лишь несколько отягощённый «грубыми ошибками» реформаторов и перестройщиков.

Что же это за «новая социально-экономическая система», переход к которой, – теперь уже, надо полагать, без ошибок, – намереваются довершить в случае своего выигрыша на выборах «стратеги» из КПРФ и НПСР?

Извольте, в тексте документа дан исчерпывающий ответ: это «социально ориентированная рыночная экономика» (стр. 3), прочно влипшая в «мирохозяйственные связи», в паутину «мирового рынка», – т.е. то самое, чего изначально и домогались наши туземные «демократы» и «либералы», равно как их заокеанские кукловоды.

Само собой разумеется, что это частнособственническое, капиталистическое (т.е., называя вещи своими именами, эксплуататорское) государство. «Мы добиваемся благоприятных условий для предпринимательской деятельности», – из кожи вон лезут НПСРовские «стратеги» перед новоявленными «хозяевами жизни». – «Мы выступаем за развитие национального предпринимательства, учёт интересов отечественных деловых кругов… Мы требуем законодательного обеспечения права отечественных товаропроизводителей и предпринимателей на участие в планировании и формировании экономической политики государства». (Стр.3.)

Вытащен на свет божий изъеденный молью буржуазный миф о «социальном партнёрстве» между эксплуататорами и эксплуатируемыми. «Мы исходим из принципов социального партнёрства при формировании экономической политики». (Стр.3.) А такие перлы демагогического словоблудия, как призывы к «подъёму творческой и предпринимательской энергии людей» (стр. 3) или обещания обеспечить гражданам «право на труд и предпринимательскую деятельность» (стр. 4), вообще нельзя читать без чувства неловкости. Неужели «учёной» обслуге НПСР неведомо, что свобода предпринимательской деятельности требует рынка труда, т.е. отсутствия права на труд, а право на труд, в свою очередь, исключает существование частной, собственности и тем самым несовместимо со «свободой» эксплуатировать в частном порядке наёмную рабочую силу?

Совершенно невозможно уяснить из текста «Экономической стратегии», какие же «ошибки» своих предшественников на поприще колонизации России транснациональным капиталом НПСР собирается исправлять и каким способом?

И в самом деле.

Система коммерческих банков – этот главный насос по обескровливанию российской экономики и перекачке её жизненных ресурсов на Запад – остаётся практически нетронутой. Вместо решительных шагов по отвязке рубля от доллара, по восстановлению монополии государства на операции с иностранкой валютой нам лишь уклончиво обещают «осуществить комплекс мер по дедолларизации внутреннего рынка» (стр. 4). И такая уклончивость понятна, ибо действительная дедолларизация внутреннего денежного обращения столь же несовместима с продолжением существования коммерческих банков, как право на труд – с «правом» частных лиц на беспрепятственную эксплуатацию чужого труда.

Сохраняется порочный, тупиковый «метод» формирования доходной части бюджета за счёт чего угодно, только не прямых поступлений от функционирования взятого в государственную собственность промышленного производства. Авторы «Экономической стратегии» не решаются даже на восстановление государственной монополии на торговлю алкогольными напитками и говорят лишь об «усилении государственного контроля за рынком алкогольной продукции» (стр. 4).

Приватизация, «применение процедуры банкротства» и прочие чубайсовские прелести не только будут продолжены, но НПСР намерен «внести окончательную ясность в вопрос о легитимности прав собственников приватизированных предприятий» и клянётся оказать «правовую защиту и государственную поддержку законно приобретённой собственности». «Граждане, которые приобрели её на законных основаниях, должны быть уверены в том, что она не будет конфискована по произволу чиновников». (Стр.4.)

Надо вконец потерять всякую совесть и стыд, чтобы утверждать, будто хоть одна крупица разворованной общенародной собственности может считаться «приобретённой на законных основаниях». Или мы должны признать «законным» способом приобретения собственности чубайсовскую уголовщину с ваучерами? Не будем уже толковать о попавших в руки разных проходимцев промышленных гигантах, подавляющее большинство которых посредством приватизации прочно «положено на бок», а иные практически уничтожены. Но на какие «трудовые сбережения» работники, скажем, конноспортивного клуба «приобрели в законную собственность» комплекс дорогостоящих зданий и сооружений, плюс полная конюшня лошадей, где цена самой завалящей составляла не менее четырёх – пяти тысяч долларов, а стоимость лучших исчислялась десятками и даже сотнями тысяч? И то же самое по бесчисленному множеству магазинов, кафе, ателье, парикмахерских и прочих объектов соцкультбыта, услуги которых, – в результате всех этих «усовершенствований», – огромной массе рядовых граждан стали, по существу, недоступны.

И если уж поминать о «произволе чиновников», то вот как раз «по произволу чиновников» общественная собственность и была расхапана. А в первоначальную принадлежность она вернётся не по чиновничьему произволу, но ПО ВОЛЕ СОВЕТСКОГО НАРОДА, её созидателя, который не давал, как таковой, согласия на её разграбление. И это будет никакая не «конфискация», а самая что ни на есть законная РЕНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ разграбленного – разграбленного преступно и с нанесением неслыханного, беспрецедентного урона государственным, общенародным интересам. Вот так выглядит «окончательная ясность» в вопросе о том, кто ЛЕГИТИМНЫЙ владелец несметных богатств, созданных талантом и самоотверженным трудом нескольких поколений советских людей. Надеемся, что по-другому вопрос этот не удастся решить никому, хотя бы и при помощи НПСР.

Из дальнейшего изучения документа открывается, что и рынок земли должен быть развёрнут, – несмотря на все показные заклинания о недопустимости этого, – и пресловутые соглашения о разделе продукции никуда не денутся, и свободные экономические зоны, и даже с таким варварством, как немцовско-сысуевская «жилищно-коммунальная реформа», «патриоты» наши вовсе не намереваются покончить (стр. 4).

В этом плане ничего, кроме возмущения, не вызывает раздел «Социальная политика», – который уместней, наверное, было бы озаглавить «Продолжение политики геноцида российского населения». Здесь проделывается та подтасовка, что разговор о ПРАВАХ граждан на труд, здравоохранение, образование, жилище, пенсионное обеспечение и т.д. подменяется рассуждениями о неких «социальных нормативах», притом нормативах МИНИМАЛЬНЫХ. Государство, видите ли, должно обеспечить людям не права, а лишь МИНИМАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ предоставления необходимых благ (стр. 5). Всё, что превышает этот минимум, должно оплачиваться гражданами из их личных сбережений и поступать через всевозможные пенсионные, страховые и т.п. фонды или попросту приобретаться через частные заведения соответствующего профиля.

Что тут можно сказать? Стандарты, нормативы соблюдаются и при содержании скота. В человеческом же обществе борьба идёт столетиями не за нормативы, но именно за права. Право подразумевает создание в данной сфере условий для развития человека как личности. А норматив подразумевает, что в данной сфере личностные потребности рядового гражданина приносятся жертву интересам «формирования рынка капитала, снижения налогообложения хозяйственной деятельности и сокращения бюджетных расходов» (стр. 5), т.е. интересам толстосумов. Вожди НПСР считают, видимо, что народ у нас мало ещё намучился от всех этих «фондов» и частных лавочек там, где действовала мощная и слаженная государственная система предоставления разнообразнейших социальных гарантий. Десятки миллионов людей за последние годы оказались вынуждены забыть о какой-либо культурной жизни, о путешествиях, спорте, нормальном общении с родственниками и друзьями, самообразовании и пр., – и не в силу своей «ущербности», «неполноценности», но именно потому, что их засадили в клетку издевательских «нормативов», не дающих возможности думать о чём-либо, кроме простого физического выживания. Чудовищно, что подобная человеконенавистническая идеология преподносится под флагом организации, претендующей сплотить вокруг себя на выборах как раз этих обездоленных, объективно наиболее заинтересованных в восстановлении Советской власти и социалистического общественного строя.

 

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ нельзя хотя бы бегло не коснуться некоторых появившиеся НПСРовских самокомментариев к «Экономической стратегии».

Нас уверяют, что это, мол, – «фундамент нового НЭПа, нацеленного на задачи XXI века». (См. «Советская Россия» от 13 июля 1999г., стр.2.) Но зачем нам в XXI веке НЭП? НЭП был обусловлен тем, что тогда отсутствовал, не успел ещё выработаться специфически социалистический хозяйственный механизм, включая такую ответственную его составляющую, как социалистическая модификация товарно-денежных отношений. Поэтому и пришлось временно отступить к товарно-денежным отношениям в их капиталистической форме.

Социалистическая экономика как таковая сложилась в СССР позже, в сталинскую эпоху. Однако, при Хрущеве и особенно в результате Косыгинской «реформы» 1965-б7 гг. социалистический (сталинский) механизм хозяйствования оказался фактически разрушен. Разгром довершила «радикальная экономическая реформа» Горбачёва.

Суть так называемого «застоя» и предперестроечного кризиса сводилась именно к тому, что наше народное хозяйство страдало от разрушения объективно отвечающей ему модели экономического функционирования и остро нуждалось в её скорейшем воссоздании. Не новый НЭП, а возвращение к СТАЛИНСКОЙ МОДЕЛИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОБОБЩЕСТВЛЁННОЙ ЭКОНОМИКИ, – вот что требовалось нам накануне «перестройки» и по-прежнему требуется сегодня, на рубеже третьего тысячелетия. Единственно лишь в этом случае мы не просто войдём в постиндустриальную цивилизацию XXI столетия и займём там достойное место, но сумеем возглавить этот новый качественный этап в развитии человечества. Как этого достичь, – наши предложения на этот счёт представлены детально и на языке конкретных юридических формулировок в проекте новой редакции Конституции СССР, подготовленном Конституционной комиссией Съезда граждан СССР (см. информбюллетень «Светоч» №40, июнь 1998г. – февраль 1999г., стр.3-14). Причём, в нашем проекте предпринята попытка реализовать в тесной взаимоувязке как СТАЛИНСКУЮ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ МОДЕЛЬ, так и СТАЛИНСКУЮ ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ МОДЕЛЬ, начиная с её концептуального ядра, идеи всемерного развёртывания самокритики и массовой критики снизу, – т.е. оба прорывных, величайших достижения наиболее продуктивного периода советской истории. Кстати, когда проект находился ещё в работе (примерно в 1997г.), мы на заседаниях общества РУСО, в том числе в присутствии И.П.Осадчего, неоднократно предлагали предоставить этот наш материал для ознакомления и совместного обсуждения, как только он будет готов. Никакой реакции со стороны вышеупомянутого учёного сообщества не последовало.

В данной связи хотели бы заметить, что утверждения, будто «Экономическая стратегия НПСР» являет собой «программу коммунистической демократии» («Советская Россия» от 13 июля 1999г., стр.2), – это вообще уже где-то на уровне барона Мюнхгаузена. Что же это за «коммунистическая демократия» такая, – при частной собственности, с узаконенной безработицей, с концлагерными «минимальными стандартами» для большинства трудящихся, ветеранов и подрастающего поколения? Что это за «коммунистическая демократия», которая не берётся гарантировать гражданам ни одного из прав, записанных в Конституции СССР? За такие вещи попросту к суду надо привлекать, как за клевету на коммунизм, умышленную компрометацию и профанацию коммунистического учения и коммунистической идеи. Должна же какая-то мера быть у всякого вранья, – даже если очень хочется при помощи этого вранья обосноваться ещё на один срок в Государственной Думе.

А что касается документа, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО раскрывающего перспективы становления коммунистической демократии в нашей стране, то он, – повторяем, – существует, полтора года назад предан гласности, полгода назад опубликован. Это разработанный Движением граждан СССР проект новой редакции Советской Конституции. По нашему убеждению, было бы конструктивным шагом, если бы та же «Советская Россия» поставила в известность своих читателей, а НПСР и КПРФ – своих рядовых членов хотя бы о самом факте существования подобной разработки. У нас, к сожалению, нет столь обширных информационных возможностей. А коммунистическая демократия, по-видимому, и должна начинаться с того, что альтернативные варианты важнейших решений честно доводятся до сведения народа.

Верно: и.о. председателя Исполкома
Съезда граждан СССР
 
/Т.Хабарова/
 

Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/404
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru