Когда же и на каком «океане» закончится «поход» против адекватного (сталинского) облика социалистической экономики?

С прискорбием приходится констатировать, что ещё и по сию пору распространяется, под видом «марксизма», махровая дичь о сталинской модели.

Вот пишет М.В.Попов, небезызвестный:

«Труд в коммунистическом производстве не посредством обмена, а непосредственно выступает как общественный труд, а само коммунистическое производство характеризуется как непосредственно общественное как в своей высшей, так и в низшей фазе – при социализме…»[1]

«Переход власти в руки рабочего класса, установление диктатуры пролетариата сами по себе не меняют характера производства. Только после национализации создаётся коммунистический уклад, производство в котором носит непосредственно общественный характер… /Курсив мой. – Т.Х./»

Однако, «…после национализации только часть национализированных предприятий удаётся планомерно направить непосредственно на удовлетворение нужд общества. …и только эта… часть образует коммунистический уклад. Все же остальные национализированные предприятия, хотя и находятся в собственности государства, продолжают управляться не планом, а основным законом всякого товарного, а потому и капиталистического хозяйства – законом стоимости. /Курсив мой. – Т.Х./ Соответственно производство в рамках госкапиталистического уклада носит товарный характер».

«После осуществления коллективизации у нас стало не две собственности, а две формы одной общественной собственности…» В Конституции СССР речь идёт не о «двух формах одной общественной собственности», а о двух формах СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ собственности – государственной и кооперативно-колхозной, но на фоне прочей «марксистской» неразберихи это, можно считать, уже мелочи.

«…и встречное движение общественного продукта между городом и деревней поэтому уже нельзя было, строго говоря, подводить под категорию обмена… производство в целом нельзя было уже характеризовать иначе как непосредственно общественное, продукт которого и труд в котором не посредством обмена, а непосредственно, с самого начала выступают и являются общественными/?/». /Курсив мой. – Т.Х./

«Экономической реформой 1965г. непосредственно общественный принцип работы на общество в целях обеспечения полного благосостояния и всестороннего развития всех его членов… был заменён стоимостным принципом максимизации прибыли, рентабельности и объёма реализации отдельных производственных единиц».

Что ж, из всего вышеприведённого явствует, с непреложностью: ВОЙНА ЗА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ МОДИФИКАЦИЮ СТОИМОСТИ, – т.е., за нормальную, аутентичную конструкцию социалистической экономики, – отнюдь, отнюдь ещё не окончена. И виной тому даже не столько «антинародный режим», сколько застарелые, задубевшие отложения имитационного псевдо-«марксизма» в лоне самих наших «левопатриотических сил».

С 1988 года публично выдвигается, обосновывается, предлагается общественному вниманию тезис о конкретно-исторической обусловленности стоимостных, товарно-денежных отношений. Да и как же не публично, помилуйте?.. С трибуны Всесоюзной(!) научно-практической конференции, со страниц «Коммуниста», в программных документах влиятельных на тот период общественных объединений – Всесоюзного общества «Единство», Большевистской платформы в КПСС, на семинарах при Госдуме, в Рабочей академии, так называемой, в левой прессе, пусть малотиражной, но тем не менее, – на все лады пропагандируется тезис, для марксистов, казалось бы бесспорный.

А именно, что точно так же, как тип собственности меняется от одной общественно-экономической формации к другой, точно так же разным формациям соответствуют разные, исторически меняющиеся модификации закона стоимости.

Минует без малого тридцать лет, и выясняется, что у нас имеются доктора наук и профессора, которые этой элементарной – вроде бы – вещи не в состоянии понять. Для них раз стоимость, товар – значит непременно капитализм. Маркс, Ленин, Сталин, предвосхищавшие, а затем прямо констатировавшие факт наличия при социализме товарно-денежных отношений, хотя и в некоем исторически модифицированном виде, – не авторитеты.

В особенности «достаётся» Сталину.

«Ошибочно… утверждение Сталина, что при социализме действует закон стоимости». «…он объявил товарами предметы потребления». «Переход к капитализму… логически следует из посылки о том, что предметы потребления при социализме – товары». «Попытка построить социалистическое товарное хозяйство… неизбежно ведёт к уничтожению социализма».[2]

В общем, главный могильщик социализма в СССР – это, конечно же, Сталин.

Но не пора ли нашим «левым силам» заканчивать с этой антисталинской, – а постольку и однозначно антисоциалистической, – профессорской ахинеей?

В действительности И.В.Сталин совершил – вместе с партией и доверявшим ему народом – величайшее политэкономическое и практически-хозяйственное (народнохозяйственное) открытие. Была «нащупана» в экономической реальности строящегося социализма, в общих чертах научно описана и ЗАПУЩЕНА В ХОД, причём с победоносными результатами, вот та самая СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ МОДИФИКАЦИЯ ЗАКОНА СТОИМОСТИ. В кратчайший срок она доказала свою полную и победительную историческую конкурентоспособность с хозяйственным механизмом буржуазного строя, основанным на капиталистической модификации стоимости – законе формирования прибыли «по капиталу». (В сталинской модели общественный доход формируется «по труду».)

К уничтожению социализма в СССР привело не это эпохальное, всемирноисторическое свершение советских большевиков-сталинцев, а как раз разрушение сталинской модели («двухмасштабной системы цен»), начатое ренегатом Хрущёвым под несомненную диктовку «благодетелей» из-за океана. Ведь там правильно разглядели смертный приговор капитализму даже не в военной мощи Советского Союза, но именно в сталинской экономике, когда она уверенно вошла в «штатный» режим. Именно по экономике непрерывного, «неудержимого» снижения затрат и цен были нанесены первые и едва ли не тяжелейшие удары диверсионной Третьей мировой войны. Не на что иное была нацелена и горбачёвская «радикальная экономическая реформа», отворившая шлюзы «либерализации и приватизации».

Сегодня остановить продолжающийся десятилетия погром производительных сил страны – это твёрдо взять курс не на китайский или ещё чей-то опыт, а на восстановление сталинского наследия, и в первую голову его жизнедарующего экономического ядра.

Словоблудию же о «сталинских ошибках» в экономическом строительстве, якобы вылившихся в «уничтожение социализма», не должно быть места в современном коммунистическом теоретизировании.

Совсем коротко о завирательстве с «непосредственно общественным характером» производства и труда на низшей, социалистической фазе коммунизма.

Труд приобретает непосредственно общественный характер не когда он просто «планируется», а когда он в массовом порядке становится главенствующей потребностью человеческой жизни и выполняется не в обмен на какие-то прочие блага, но исключительно ради него самого, ради счастья заниматься любимым делом. Но для этого в обществе должны сложиться такая система производственных отношений и такой уровень развития производительных сил, чтобы беспрепятственно (и опять же в массовом порядке) замыкались друг на друга поиск человеком своего призвания и общественная востребованность деятельности именно этого рода. Т.е., труд должен безвозвратно перейти из исторически изжившей себя формы «рабочей силы» в форму труда-творчества, труда как общественно признанной свободной самореализации человеческой личности.

Столь высокоразвитое состояние социума достигается, – однако, – не ранее чем на второй фазе коммунистической формации (и служит, собственно, структурным определением этой фазы), о чём можно прочитать ещё у Маркса. Приписывание же труду и производству «непосредственно общественного характера» в социалистических условиях, это ненужное приукрашательство, которое способно лишь дезориентировать людей и вводить в заблуждение планово-управленческие органы. Не надо наделять социализм фантазийными, не присущими ему достоинствами; когда он настоящий, сталинский, то при всей его конкретно-исторической ограниченности (которую классики, в том числе и Сталин, никоим образом не вуалировали) у него достаточно своих, и более чем весомых положительных черт.

Рабочая группа Исполкома СГ СССР
Москва, 18 декабря 2015г.


[1] Здесь и далее цитируется по интернет-рассылке Ю.Гаврилова, поступившей на наш адрес 6 сентября 2015г.: М.В.Попов. О стоимости и прибавочной стоимости при социализме.

[2] М.В.Попов, ук. соч.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/1224
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru