Владимир Ильич Ленин – День памяти 21 января 2017 года

Портрет В.И.Ленина

Статье, которая нами предлагается в качестве традиционной идейно-теоретической «начинки» очередной ленинской годовщины, без малого пять лет, но, – к сожалению, – она так и не стала предметом обсуждения в нашем ком-сообществе. Не любят наши ком-теоретики обсуждать такие подходы, против которых у них нет сколь-либо убедительных аргументов. И это, конечно же, весьма жаль, ибо в результате проблемы, более чем настоятельно требующие скорейшего решения, застревают в общественном сознании нераспутанными куда дольше, нежели им полагалось бы.

Впрочем, не будем пересказывать содержание и смысл нашей – пока что неконструктивно односторонней – полемики с поборниками теорий «полной реставрации капитализма» в СССР и «повторной социалистической революции». Достаточно внимательный читатель и сам увидит, – и наверняка гораздо чётче, чем годы назад, – весь вред от многолетнего забивания в массовое сознание и этой, и ей подобных проблемных «заноз».

Статья публиковалась в 2015г. в сборнике Холодна ли вода в Рубиконе, но… на сей день приходится лишь подождать, вслед за мариной Цветаевой (которая, вообще-то, на этот счёт не ошиблась), когда таким наработкам, «как драгоценным винам, настанет свой черёд».

Информбюро Исполкома СГ СССР
Москва, 16 января 2017г.

 

Председатель Исполкома
Съезда граждан СССР,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Чем скорей народ
в этом разберётся,
тем решительней
сплотится для ответной
национально-освободительной
войны

По поводу статьи Л.Прибытковой
«Оккупация или контрреволюция?»
в «Мысли» №1 за 2012 год[1]

ВО-ПЕРВЫХ, Постановления О статусе СССР как временно оккупированной страны и О невозникновении права частной собственности на объекты общенародного достояния СССР были приняты не в 1995-м, а в 2001г., на Съезде граждан СССР второго созыва. Съезд граждан СССР первого созыва, в октябре 1995г., принял Декларацию о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР.

Все эти (и не только эти) документы, они не то что «войдут», но объективно уже вошли в идейно-теоретический «золотой фонд» Советской национально-освободительной борьбы конца XX – начала XXI столетий, и никакими завываньями из имитаторских подворотен перечеркнуть этой их роли и этого их объективного значения не удастся.

Через передёржку с датами г-жа Прибыткова тужится протащить ту мыслишку, что, – мол, – в 1995г. «трудно было ещё понять» происшедшее со страной, потому и заговорили об оккупации.

Сия полуграмотная писательница, – бог весть почему возомнившая себя непревзойдённым авторитетом в «марксизме», – сокрушается о других, что, – дескать, – «мало читают». Вот вы, дама, сами возьмите и почитайте книгу Н.Н.Яковлева «ЦРУ против СССР», изданную у нас, слава тебе господи, ещё в 1979г. Там обильно цитируется директива Совбеза США СНБ 20/1 от 18 августа 1948г., где речь идёт не о чём ином, как об ОККУПАЦИИ Советского Союза после его поражения (тогда уже планировавшегося) в информационно-психологической войне (тогда уже, по сути, развязанной). И чёрным по белому разъясняется, что «ввиду обширности территории и численности населения», оккупация эта может быть осуществлена только путём создания коллаборационистского режима, полностью подконтрольного Штатам.

Поэтому не надо пудрить людям мозги, что-де оккупации нет, поскольку с 1945г. «на землю нашей страны не ступал ни один вражеский сапог». Свыше полувека назад разработана доктрина невооружённой оккупации потерпевшего поражение государства – оккупации без всякого ступания сапогами по фактически завоёванной земле. И мало того, что такая доктрина разработана, – она ещё и блестяще (в прискорбном для нас смысле) реализована на нашей же собственной, как говорится, шкуре.

Что, – Прибытковы, Тюлькины и прочие из той же компании настолько глупы и неначитанны, чтобы этого не понимать? Да ещё проживши 20 лет при этой самой невооружённой оккупации – оккупации «силами и структурами транснационального капитала», согласно формулировкам Съезда граждан СССР? В подобную суперглупость, ей-богу, верится с трудом. Куда резонней предположить, что за это – уж извините – просто-напросто платят чем-то, какими-то «борзыми щенками»: вот за эту имитацию двадцатилетней «непонятливости», когда люди от имени «рабочего класса» настырно пропагандируют разные дурилки, которыми геополитический противник прикрывает истинную суть своих действий и намерений по отношению к нам.

Ведь, конечно же, американцам крайне невыгодно, чтобы народ наш воспринимал «невооружённую оккупацию» именно как таковую: как современный, наиболее изощрённый и зловещий вид оккупационного порабощения. Ведь чем скорей народ в этом разберётся, тем решительней сплотится для ответной национально-освободительной войны: т.е., для единственно адекватного отпора фактическому чужеземному нашествию. Так что пусть себе думает, будто у него тут «независимые(!) капиталистические государства» образовались.[2]

 

Итак, раз вражеский сапог не ступал, значит, СССР «развалился сам по себе».

И как же это произошло?

«Смертельный приговор Советской власти в СССР и мировой системе социализма вынесла экономическая политика, которая после смерти Сталина перестала основываться на теории марксизма». Руководство КПСС перестало считать «общественную собственность на орудия и средства производства фундаментом социалистического народного хозяйства».

В чём же это выразилось, позвольте вас спросить?

Что, – у нас «после смерти Сталина» Госплан прекратил своё существование, или из Конституции оказалась изъята статья о социалистической собственности, в двух её формах, как об основе экономической системы СССР?

Ведь ничего этого не было, зачем зря кликушествовать? Да, «косыгинщина» существенно извратила принцип доходообразования в социалистической экономике, но сама социалистическая собственность на средства производства осталась ею, – по счастью, – не затронута: её (собственность) только принудили функционировать «в паре» с чужеродным ей принципом аккумуляции дохода от производительной деятельности. Безусловно, народное хозяйство было ввергнуто, – тем самым, – в некий перманентный структурный кризис; но никаким «смертным приговором Советской власти» этот кризис не являлся, он был элементарно устраним.

Совершенно поразительно дремучее невежество, которым напичканы «теоретические» разглагольствования наших тюлькино-«марксистов», типа Прибытковой.

В.И.Ленин десятки раз подчёркивал ту аксиому Марксова учения, что экономическая формация должна рассматриваться как естественноисторический организм, сгруппированный вокруг своего костяка – базиса, или системы производственных отношений, и функционирующий не «по воле начальства»,[3] но по объективным естественноисторическим законам, среди которых главенствующим является принцип соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил.

Ну, уж кому-кому, а прибытковым всякие там законы, открытые Марксом, ясное дело, что не писаны. У них запросто «по воле начальства» из социалистической сверхдержавы возникает россыпь «независимых капиталистических государств», – нимало не интересуясь, могло ли подобное произойти в действительности.

Между тем, базис «отвечает» за качественные изменения в жизни общества, и радикальные сдвиги в системе производственных отношений могут происходить только под напором развивающихся производительных сил, повинуясь их объективным «запросам». Напомним, – кстати, – что в марксизме главной производительной силой являются трудящиеся массы, – ибо наверняка прибытковы и этого не знают.

Итак, каков же был общественно-исторический «запрос» советских трудящихся к социалистическому базису во всю послевоенную эпоху, сразу по восстановлении подорванного войной народного хозяйства?

Этим объективным, широкомасштабным «запросом» был, – как показано в сталинских «Экономических проблемах социализма в СССР», – пусть постепенный, но неотвратимый и не откладываемый на некую неразличимую перспективу переход ко второй, высшей фазе коммунистической формации.

Поэтому принятие на XXII съезде КПСС в 1962г. «программы построения коммунистического общества»[4] само по себе вовсе не являлось каким-то волюнтаристским заскоком. Стратегически, социально-философски такая постановка задачи, на решение которой следовало нацеливать Советский народ, была правильной, она отражала его глубинный, сущностный классовый интерес. Срыв получился не потому, что задача ставилась неверно, а потому, что, собравшись строить коммунизм, нельзя было разрушать такую его фундаментальнейшую предпосылку, как сталинская экономическая модель.

Как бы там ни было, но окончательный и бесповоротный выход советского общества на рубежи второй фазы коммунизма не состоялся. Мы продолжали пребывать в рамках первой, формально-уравнительной фазы,[5] в то время как возможности формально-уравнительных базисных отношений служить «главным двигателем развития производительных сил» (И.В.Сталин) были, в общем и целом, исчерпаны, и базис у нас входил во всё более тревожное «тормозное зацепление» с глубинной динамикой производительных сил, – согласно известнейшим сталинским предостережениям. Положение ещё усугублялось частью непродуманными, а частью откровенно вредительскими «новациями», вроде косыгинской «реформы».

Нашим топтаньем на невзятом базисном рубеже и проистекающей отсюда кризисной ситуацией виртуозно пользовался классовый враг – как внешний, геополитический, так и его агентура внутри страны. Результаты для нас оказались равнозначны тяжелейшему военному поражению, с попаданием страны под внешнее управление, т.е. в состояние фактической оккупации.

 

Однако, изменилась ли от этого сама сущностная, социодиалектическая природа той катастрофы, в которую нас, так или иначе, но «засосало»?

Нет, не изменилась ни на йоту.

С точки зрения нашего местонахождения в эволюционном естественноисторическом пространстве, мы как были, так и продолжаем оставаться социалистической страной, которая не сумела преодолеть структурный барьер между первой и второй фазами коммунизма, и в условиях хронической политической и экономической дестабилизации (действительно образовавшейся после ухода И.В.Сталина с политической сцены) проиграла объединённому транснациональному капиталу огромный «кусок» психоинформационной войны новейшего типа, ведшейся им против нас уже с конца 1940-х годов. Ведь нет никаких сомнений в том, что такие мощнейшие дестабилизирующие акты, как ликвидация МТС, слом отраслевой системы управления народным хозяйством («совнархозовщина»), «разоблачение культа личности Сталина», «реабилитация» целой, можно сказать, армии бесспорных изменников Родины и врагов народа, косыгинско-либермановская «реформа» и т.д., и т.п., – а это всё следовало одно за другим, люди буквально очухаться не успевали, – нет никаких сомнений, что это были вовсе не симптомы какого-то «саморазложения» Советского государства, но едва ли не в решающей мере результат тщательно спланированных диверсионных действий геополитического противника. И так по нарастающей, вплоть до горбачёвской «перестройки» и открытого предательства переставшей маскироваться вражеской агентуры.

Фактические оккупанты установили у нас ту самую декорацию «независимых капиталистических государств», которую не устают восславлять пятиколонники – тоже новейшего типа – из разных лже-«рабочих» и лже-«коммунистических» партиек, высыпавших, как поганки после дождя, сразу по приходе к власти Ельцина и его подручных. Ещё бы!.. Ведь оккупантам и доморощенным квислингам первостепенно важно, чтобы народ смотрел на оккупацию не как на временное и абсолютно противоестественное состояние своего порабощённого Отечества, но как на некую новую и незыблемую «объективную реальность», где целые века должны протечь, прежде нежели трудовой люд «научится жить при капитализме», перейдёт «от экономических методов борьбы к политическим» и прочее «марксистское» словоблудие в том же духе.

Но давайте взглянем на то, какова на самом деле окружающая нас ОБЪЕКТИВНАЯ, вот именно, РЕАЛЬНОСТЬ.

«…так же, как и в естествознании, – пишет И.В.Сталин в “Экономических проблемах социализма”, – законы экономического развития являются объективными законами, отражающими процессы экономического развития, совершающиеся независимо от воли людей. Люди могут открыть эти законы, познать их и, опираясь на них, использовать их в интересах общества… но они не могут уничтожить их или создать новые экономические законы».[6]

Вот чего наши псевдомарксисты многие десятилетия никак, ну никак не способны уразуметь.

Подобно тому, как закон всемирного тяготения создаёт определённое силовое поле, вне которого невозможно находиться никакому материальному телу, точно так же и «законы экономического развития» создают, – уже на социальном уровне мировой эволюции, – такое же «силовое поле», специфическое, но ничуть не менее объективное: «поле», вне которого не может обретаться никакой естественноисторический организм, ни на какой стадии своего эволюционирования и вне зависимости от того, осознаёт ли он сам это своё местоположение.

Иначе говоря, выйти из сферы действия принципа соответствия (производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил) так же НЕЛЬЗЯ, как из сферы действия закона тяготения.

Ну, а сам-то принцип соответствия, – на который И.В.Сталин указывает как на «сквозной» общеэкономический закон, правомочный для всех формаций и их взаимопереходов,[7] – он-то куда нас «поместил»?

Да вот туда и «поместил», где мы застряли, – на стыке между низшей и высшей фазами коммунистического мироустройства.

Ни в какие «капитализмы» дороги отсюда НЕТ; её нет ОБЪЕКТИВНО, а не потому, что так провозгласила Хабарова на Съезде граждан СССР. Её нет по той же причине, по какой планеты в Солнечной системе могут двигаться лишь по строго определённым орбитам, а не как им бог на душу положит. Философиня Прибыткова призывает «садиться за работы Маркса и Энгельса, корпеть над работами Ленина». Вот вы, Прибыткова, садитесь и корпите. А не с бухты-барахты выливайте ушатами ваши тюлькино-«марксистские» глупости людям на головы.

Советский народ потратил всемирноисторические по своей значимости усилия на то, чтобы «ступить на порог» высшей фазы наиболее совершенной из общественных формаций. По счастью, объективные закономерности «умнее» разного «ком» –дурачья, и их внутренняя логика не позволит походя перечеркнуть прорыв такого масштаба в мировом процессе развития (напомним, – для прибытковых, – что «единый мировой процесс», это ленинская формулировка). «Объективная диалектика как принцип всего сущего» (В.И.Ленин) не потерпит беспорядочного «бегства» со столь знаменательного, ключевого общеисторического плацдарма.

Народ, который на ближайших подступах к этому плацдарму БЫЛ, который уже ставил себе целью утвердиться на этих позициях, – такой народ объективно ДОЛЖЕН, ОБЯЗАН сюда вернуться, освободиться от привходящего бедствия, т.е. от внешней оккупации, и возобновить движение по пути, у которого (тем наипаче!) всё равно никаких других вариантов и никаких «альтернатив» не имеется.

 

Марксизм, – читаем у В.И.Ленина, – «впервые поставил социологию на научную почву, установив понятие общественно-экономической формации, как совокупности данных производственных отношений, установив, что развитие таких формаций есть естественно-исторический процесс». /Курсив мой. – Т.Х./ «…объясняя строение и развитие данной общественной формации исключительно производственными отношениями…»

«…только сведение общественных отношений к производственным и этих последних к высоте производительных сил дало твёрдое основание для представления развития общественных формаций естественно-историческим процессом».[8]/Курсив мой. – Т.Х./

Но какова же была та естественноисторическая высота советских производительных сил, – достигнутая ими за период сталинского правления, – которая делала необратимым наше «вклинивание» во вторую фазу коммунистической формации и объективно перекрывала нам любые возможности отступления с этого рубежа, оставляя лишь один путь: вперёд, сквозь все преграды – вперёд, в коммунизм?

Этой высотой являлся (и остаётся) вот тот самый, ранее нами упомянутый объективный «запрос» народной массы на участие в общественно-производственном процессе не в качестве только «рабочей силы» (пусть и заботливо опекаемой государством), но в качестве носителей труда-творчества. Т.е., как всесторонне развитых личностей,[9] экономически «несминаемых», каждая из которых трудится сообразно своему жизненному призванию. Иными словами, – как И.В.Сталин и предвидел, – «труд из средства только лишь поддержания жизни будет превращён в глазах общества в первую жизненную потребность, а общественная собственность – в незыблемую и неприкосновенную основу существования общества».[10]

И это ведь были не просто благие пожелания, но вполне реальное объективное требование класса-производителя: реальное настолько, что Компартия практически целиком посвятила попытке осуществления этого требования третью в своей истории Программу.

А теперь обратимся к той непреложной истине марксистской науки, что скачкообразные изменения экономического базиса естественноисторически всегда «преследуют только одну цель», подчиняются только одной необходимости: освободить, расчистить новый структурный простор назревшему развитию производительных сил.

И вот, очень интересно было бы услышать от всех этих прибытковых: какой же такой простор перед нашими производительными силами, для их развития, открыл высосанный из пальца (а вовсе не почерпнутый из марксистско-ленинской диалектики) «попятный скачок», – якобы, – нашего базиса из социалистического в капиталистическое состояние? Газет, что ли, не читают? Ничего не знают об уничтожаемых едва ли не ежедневно предприятиях – и о десятках тысяч уже уничтоженных? Об исчезновении целых отраслей промышленности – причём, отраслей высокотехнологичных, без которых непредставимо существование современного индустриального государства с многомиллионным населением? О падении производства в оставшихся отраслях, – если они не сырьевые, – до уровня полувековой (и того хуже) давности? О затопленных шахтах в угледобывающих регионах и о ввозе туда угля от забугорных поставщиков? О варварском истреблении лесов, о массовой резне продуктивного скота, о необозримых «плантациях» огнеопасного бурьяна на месте бывших колхозно-совхозных полей? Об упорно провоцируемой гибели научных и инженерных школ, разгоне квалифицированнейших трудовых коллективов, об искусственно создаваемой нашей «неконкурентоспособности» с заграницей на таких направлениях научно-технического прогресса, где мы в советское время были в числе безоговорочных лидеров?

Сколько вам платят, – короче, – за то, что вы оголтело изображаете, как некий «расцвет капитализма» в России, картину тотальной оккупационной деиндустриализации страны, её десуверенизации и методичного превращения даже не в сырьевой придаток, а попросту в совокупность подмандатных территорий империалистических «благодетелей»?

До какой политической низости нужно докатиться, чтобы разграбление плодов труда всего Советского народа преподносить как результат… «концентрации и централизации национального капитала»? Можно подумать, будто дерипаски, абрамовичи и прочие с каких-то кустарных лавчонок начинали. Да откуда взялись-то все эти «Газпромы», «Норникели», «Русалы» и т.д.? Промышленные министерства в СССР представляли собой своего рода мегасистемы, где степень концентрации производства была недосягаемой для большинства буржуазных государств.[11] Вот это и хапнули прихватизаторы – набросились на готовенькое, а вовсе не какой-то «концентрацией капитала» занимались. Там всё до них Советское государство так сконцентрировало, что им самим всю жизнь не по соплям было бы создать хоть приблизительно подобное. Мудрено ли – войти в список крупнейших ТНК, заполучив, по сути, все активы Министерства газовой промышленности СССР?

И наконец, главная – человеческая составляющая наших производительных сил. Имея в виду собственно производительную, а не паразитическую часть общества, – могла ли эта созидательная часть народа «ни с того, ни с сего» сформировать столь странный «новый запрос» к общественному базису: из преддверия второй ступени развития коммунизма бухнуться назад на эпоху (если не на две), в «негласное крепостное право», при котором «работнику платят копейки, а издеваются над ним, словно он эти копейки не заработал, а украл и должен понести за это наказание»?[12]

Сколько ещё надо разъяснять, – вслед за И.В.Сталиным, – что экономические законы так же объективны, как и законы неживой природы, и если базисный скачок (замена данной системы производственных отношений на качественно иную) был объективно обусловлен, то в итоге могло произойти лишь одно: разблокирование производительных сил, сдавленных предшествовавшим «базисным торможением», и их интенсивный прирост на всех направлениях, как на материально-техническом, так и на человеческом, «субъектном».

Если же перемены в отношениях по производству лишь обрушили его на доброе столетие вспять, но уж никак не разблокировали, то такие «перемены» могли случиться тоже только по одной причине: вследствие принудительных действий откуда-то «со стороны» (скажем, вражеского вторжения). Потому и не возникло на нашей земле никакого «капитализма» в период Великой Отечественной войны, – хотя гитлеровцы внедряли «частную собственность» на оккупированных территориях весьма старательно и с немалым размахом.

В точности так же и нынешний «российский капитализм», не будучи обусловлен объективными законами экономического развития, рассеется, как дурман, по мере патриотического пробуждения Советского народа и складывания объективно неизбежного советско-патриотического Сопротивления новейшей, психоинформационной агрессии глобалистского капитала. Ибо он, этот псевдокапитализм, не есть для нас никакая «новая формация» и никакой «новый общественный строй», он есть инструмент оккупационного по своей сути господства над нашей страной её классовых антагонистов на мировой арене.

В печати сообщалось об ушлом «бизнесмене», который отлавливал на улицах людей, отвозил их в глухое место, в лес, и там под стражей, из-под палки заставлял бесплатно(!) выполнять некую работу. Если поверить прибытковым, то мы должны истолковывать это так, что у нас «рабовладельческая формация» образовалась. Но в действительности это обыкновенный криминал, требующий вмешательства единственно лишь правоохранительных органов, а никак не политэкономических дебатов. В соответствующем масштабе, но примерно то же самое будет и с нашими «капиталистами». И разве Дерипаска не заявлял уже (цитировалось в прессе), что если Путин скажет, он готов всё вернуть государству? Надо думать, Советский народ, – когда придёт, наконец, в национально-самосознательное состояние, – сумеет «поговорить» обо всём этом с дерипасками ничуть не менее убедительно, чем Путин.

 

В общем и целом, мы порекомендовали бы Л.Прибытковой заканчивать, – по-хорошему, как говорится – с её «марксистским» кудахтаньем на тему «России как капиталистического государства на империалистической стадии развития».

С точки зрения марксистской, без кавычек, теории весь этот тюлькино-«марксизм», это попросту позорная демонстрация непроходимой глупости и полного незнакомства с азами материалистической социальной диалектики.

С точки же зрения идейно-политической прокламировать «империалистическую стадию развития» на временно оккупированной территории нашей Советской Родины – это стопроцентная идеологическая власовщина, а никакой не «коммунизм» и не «защита интересов рабочего класса». И вряд ли следует сомневаться, что в свой срок все эти бредни, – служившие не «рабочему классу», а исключительно геополитическому противнику, в его целях недопущения организации освободительной борьбы Советского народа, – все они получат надлежащую не только научную, но и правовую, юридическую оценку.

С непомерным апломбом Л.Прибыткова обвиняет Съезд граждан СССР в том, что авторами его Постановлений являются люди, у которых «отсутствует диалектическое мышление». Сопоставив тексты этих документов с её собственными писаниями, кто-то из будущих историков информационно-психологической войны против СССР наверняка усмехнётся: какой частью тела она – и ей подобные – сами-то «мыслили», когда всё это сочиняли.

Москва, 7 марта 2012г.
Статья публикуется с незначительными сокращениями.
Оригинал статьи.


[1] Естественно, сама Л.Прибыткова на критику не реагировала, а газета «Мысль» не решилась даже и признаться, что получила критический материал заказным письмом с уведомлением.

[2] «Независимые», хорошо сказано… Ай да «марксистка» Прибыткова!.. В особенности если учесть, что вся жизнь этих «независимых государств», до последней цифры в национальном бюджете и до последней фразы в любом принимаемом законопроекте, Международным валютным фондом определяется.

[3] См. В.И.Ленин. ПСС, т. 1, стр.139 и др.

[4] Программа Коммунистической партии Советского Союза. Госполитиздат, 1962, стр.6.

[5] См. об этом в работах Т.Хабаровой: «Свободные профсоюзы» и иные события в ПНР в свете марксистской концепции двух фаз коммунистического революционного процесса, 1981г. («Советы граждан СССР» №7, июль 2007г.); Вывести трактовку вопроса о противоречиях при социализме на правильный, практически плодотворный путь, 1984г.; Сдвинуть с «мёртвой» отметки обсуждение проблемы объективных общественно-экономических противоречий при социализме, 1986г.; и др.

[6] И.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат, 1952, стр.5.

[7] Там же, стр.71.

[8] В.И.Ленин. ПСС, т. 1, стр.139, 138–139, 138.

[9] Ср. у Сталина:
«…добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития…» И.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР, стр.68 /курсив мой. – Т.Х./.

[10] Там же, стр.66.

[11] См. об этом Т.Хабарова. Социометодологические основания проекта индустриализации СССР. «Советы граждан СССР» №12, май 2009г.

[12] См. А.Сперанский. Рабы подземелья. «Советская Россия» от 3 марта 2012г., стр.2.


Короткая ссылка на этот материал: http://cccp-kpss.su/1312
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru