Обещанное приложение

(К материалу
Дарует Гения народу История не «просто так»)

Соратники, вам в помощь предлагается небольшой конспект материала; поскольку Меморандум Съезду размещён на сайте для изучения и популяризации, а не просто «для блезира», как исторический кунштюк.

Сравните с пресловутым «письмом Нины Андреевой», этим творением Яковлева – Лигачёва – Чикина, появившимся 12 лет спустя, в 1988г. Напомним также, что 1976 год – это год гибели ещё одного, из известных нам, советского патриота – Валерия Саблина, выступавшего примерно с тех же позиций.

Вот так фальсифицировалось истинное мнение Советского народа о происходившем в стране и отсрочивалось, – а фактически злостно предотвращалось, – обезвреживание опаснейшего «идеологического» гнойника во властных «верхах», приведшего, в конце концов, к поражению СССР в информационно-психологической войне.

Возможно, мне скажут: а при чём тут народ, ведь Саблин был один и Хабарова тоже была одна? Но не сами ли вы, дорогие друзья, десятилетиями вопили о Нине Андреевой, как о «первой и единственной(!)», – и тем не менее настаивали, будто она «выразила мнение всего народа»?

Да, мнение народа поначалу выражает всегда кто-то один, – мы с вами рассматривали эту историческую закономерность в нашем недавнем ленинском материале Дарует Гения народу История не «просто так». Вот на этой закономерности и спекулировала – и продолжает спекулировать – агентура психоинформационной войны, подсовывая людям – вместо действительных провозвестников – разнообразных подсадных уток.

 

И теперь займёмся вплотную Меморандумом, это февраль 1976 года.

Исключительно важно обратить внимание на проводимое в этой наработке разграничение между капитализмом и коммунизмом (в том числе и социализмом) как между мироустройствами статическим и динамическим.

Всепоглощающая цель любого эксплуататорского строя, по его приходе к власти, – это сохранение сложившегося в обществе статус кво, сохранение сложившихся условий эксплуатации трудящихся. И только этой цели служит вся его надстроечная сфера, включая (да-да, включая, а не исключая!) какие угодно отрасли науки.

Сразу же прошу обратить внимание и на столь же последовательно проводимый в Меморандуме (всецело марксистский, подчёркиваю!) принцип партийности, классовости науки. Никаких «беспартийных», «надклассовых» наук в обществе, разделённом на классы, не бывает, с этой буржуазной дребеденью давно пора кончать.

Если мне кто-то завоет: а математика!.., то я ему отвечу, – раз уж он до сих пор этого не знал, – что дифференциальное исчисление есть метод оперирования малыми приращениями функции при малых приращениях аргумента. Т.е., в приложении к обществоведческим дисциплинам это «постепеновщина», способ движения внутри одной определённой системы гомеостаза, статического равновесия в промежутке между двумя качественными скачками.

Что касается качественных скачков, революционизирующих изменений в развитии, про них даже и сам Ньютон ничего толком не ведал, и относил их к компетенции господа бога.

И поэтому в объяснении общественных явлений никакая наука, возникшая в рамках эксплуататорской социально-экономической формации, не поднимается выше различных вариантов теории статического равновесия, сколь бы пышными словесами о свободе, равенстве и братстве она снаружи ни маскировалась.

Совершенно иначе, – однако, – обстоит дело с коммунизмом, даже в его первоначальной, социалистической фазе. Ведь социализм с самого своего зарождения нацелен на подготовку и осуществление грандиознейшего качественного скачка – перехода ко второй, высшей фазе той формации, к которой он принадлежит. И постольку его решительно не устраивает логика равновесия в статике, гомеостазиса; его логика – это логика развития как такового, логика динамики, а не статики всемирноисторического процесса, это материалистическая диалектика Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина.

Социалистическое общество стремится овладеть закономерностями, вот именно, качественных скачков, революционизирующих преобразований в общественном развитии; оно стремится институционализировать самоё революцию, как это нередко формулируется в наших документах. Самоочевидно, что с теориями «статического оптимума», в любых их версиях, нормально процессирующему социализму однозначно не по пути.

Собственно, вся драма (если не трагедия) послесталинского периода нашей истории, вплоть до военного разгрома и транснациональной оккупации, – вся драма в том и заключалась, что агентуре геополитического противника, в лице разной около-«научной» и «идеологической» шелупони, всех этих гвишиани, афанасьевых, шахназаровых, федосеевых, фроловых,[1] кедровых, федоренко и иже с ними, им же несть числа, удалось повсюду вытеснить и подменить марксистски-диалектический мировоззренческий подход в целом завозной «статически-равновесной» белибердой.

И не говорите мне: не надо преувеличивать!.. Стоит лишь взглянуть на посты, которые вся эта обскурантистская «рать» занимала: один мракобес, законченный фашист по его «теоретическим» бредням, заправлял «Правдой», другой «Вопросами философии», третий рулил в Госкомитете по науке и технике (ГКНТ), четвёртый – в Отделении философии и права Академии наук СССР, почти все – директора академических и «припартийных» институтов, редакторы виднейших идейно-пропагандистских изданий и вдобавок – «советники» некритикуемых боссов из высшего партийно-государственного руководства. Да они самих Маркса с Энгельсом и с Лениным за Можай бы загнали, окажись те их современниками. Вся информационная (а через неё в немалой мере и административно-организационная) мощь государства была, по сути, у них в руках. И разве не они навязывали Советскому государству провальные «развитые социализмы» и «комплексные программы научно-технического прогресса до 2000 года», – завершившиеся оккупационной катастрофой?

 

С этих позиций в Меморандуме проанализированы некоторые откровенно вредительские «новации» послесталинской эпохи, – в первую очередь либермановская «хозяйственная реформа» 1965–67 годов, и ряд других, по счастью, не успевших набрать того же разрушительного накала, что и либермановщина: «научное управление обществом», «программно-целевое планирование» и т.д.

И вот ещё какой момент, хотелось бы, чтобы не был обойдён вниманием мыслящих соратников: это демократизм марксистского, диалектического подхода к решению проблем развития нашего строя и антидемократизм (элитаризм) подхода «статически-равновесного».

Ведь качественный скачок в развитии общества – это прежде всего радикальный сдвиг в его базисе, в системе производственных отношений (отношений людей по производству). Инициатором базисного сдвига всегда выступает главная производительная сила – класс – производитель, который добивается очередного, исторически назревшего расширения своих прав и свобод. Инициирующая роль класса-производителя в системе «производительные силы – производственные отношения» обеспечивает ему статус субъекта и движущего начала исторического процесса.

С марксистской точки зрения, в отрыве от проблемы положения людей труда в обществе и их субъектно-личностных запросов эту фабулу попросту и рассматривать-то нельзя. Сообразно этому, основной объяснительно-предсказательной схемой в марксистской политэкономии является закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, с упором, – подчеркнём лишний раз, – на человека труда как на главную производительную силу.

Совсем другое мы видим в «статических» обществоведческих теориях: люди здесь берутся без всякого учёта их субъектных, правовых интересов – как вещный фактор, наряду с прочими факторами (или ресурсами) производства, а взаимодействие факторов в производственном процессе «уравновешивается» по схеме «затраты – прибыль». Т.е., если «выгоднее» будет данное предприятие обанкротить и закрыть, то его обанкротят и закроют, а куда денутся люди с этого предприятия, это для теоретиков «рыночного равновесия» вопрос третьестепенный.

И поэтому мы при социализме ничего не слышали о таком «институте», как банкротство. Само собою, это не значило, что Советскому государству было безразлично, работает ли предприятие эффективно или не может свести концы с концами. Для оздоровления положения дел на убыточных или отстающих производственных единицах предпринимались меры, но среди подобных мер никогда не практиковалась такая, как оставление трудового коллектива или хотя бы малой его части без средств к существованию и без всяких видов на будущее.

С неизбежностью перед «рыночниками» вставал вопрос – какой из производственных факторов (трактуемых, повторяем, чисто «вещно»!) является доминирующим. И конечно же, на роль такого доминанта лучше всего подходила техника, – которой приписывался некий внесоциальный, «надчеловеческий» характер. Следом за техникой в доминанты полезли естественные науки, поскольку ведь без них никакой техники не соорудишь. Их также объявили чем-то внеисторичным, внесоциальным и «надчеловеческим». В Меморандуме цитируется почти полностью попавший под «обработку» идеологических диверсантов Л.И.Брежнев, провозгласивший науку «определяющей» и т.п. производительной силой.

Следующим номером программы фашисты (а это именно фашисты) из разных шибко «академических» изданий, типа «Вопросов философии»,[2] сочинили «надчеловеческий мировой порядок», стоящий безоговорочно выше любых норм социалистического общественного строя и доступный уразумению только избранной «научной элиты».

И не надо махать на меня руками за предупреждение о том, как пугающе близки мы оказались к фашизму. Ведь фашизм – это абсолютно закономерная финишная стадия капиталистического общества в любых его модификациях, даже и в таких суррогатных, мимикрирующих, как нынче у нас. И ничего удивительного нет, что три десятилетия оккупации на основе оголтело антисоветского обскурантизма поставили нас вплотную перед перспективой не расцвета «свободы и демократии», а тотального электронного концлагеря в нашей собственной, ещё совсем недавно социалистической и рабоче-крестьянской стране.

 

Соратники, направляющие ориентиры для осмысления предлагаемой вашему вниманию наработки в настоящем комментарии даны.

Снова и снова подчеркну, что Движение граждан СССР (Съезд граждан СССР Т.Хабаровой) – организация не столько привычно «протестная», сколько идеологическая. Так уж исторически сложилось, что именно на нас возложена миссия вернуть коммунистическую идеологию, марксизм–ленинизм, на её законное, преобладающее место в общественном (и властно-государственном) сознании нашего Советского народа и в мировом информационно-интеллектуальном пространстве.

Всем «нашим» необходимо это понять и этим руководствоваться в своей непосредственной пропагандистской и организационной работе. Идейно-теоретические материалы Исполкома СГ СССР и Большевистской платформы выставляются на сайт не для того, чтобы их пролистывали «по диагонали» и бездумно «сплавляли» по Интернету неизвестно кому и неизвестно зачем. Нет, материалы эти требуют, чтобы все «наши» их а) тщательно изучали, б) учились пересказывать их содержание – и пересказывать грамотно, адекватно – «своими словами» и в) несли это их содержание в массы любыми путями, которыми каждый из нас реально владеет и в состоянии пользоваться.

В отсутствие такого подхода к имеющемуся – и постоянно пополняемому – идейно-теоретическому массиву нашей организации вся прочая деятельность, соратники, – предупреждаем который уже раз, – превращается в обыкновеннейшее толчение воды в ступе, приносящее народу едва ли не больше вреда, чем помощи в его нынешней беде. Впредь не сетуйте на нас, если мы подобную «деятельность» так и будем расценивать.

С уважением ко всем вам
и верой в вашу коммунистическую сознательность

Т.Хабарова
16 мая 2020г.


[1] Имею в виду Фролова И.Т.

[2] Руководимых в ту пору, – уточню, – уже упоминавшимся И.Т.Фроловым.


Короткая ссылка на этот материал: будет добавлена позже.
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru