25 лет Съезду граждан СССР первого созыва
(Москва, 28–29 октября 1995 года)

Председатель Исполкома
Съезда граждан СССР,
канд. филос. наук
Т.Хабарова

Акт о неуничтожимости
Советского народа –
вот что такое был этот Съезд

Плакат Д.Данилюка

Сограждане!

Все наши советские люди! Все, кто не изменил великому званию гражданина СССР, патриота своей Советской Родины!

Сегодня мы отмечаем одну из славных знаменательных дат в истории – трагической, к сожалению, истории – нашего советского государства второй половины двадцатого – начала двадцать первого века.

Эта дата – 25 лет со дня проведения Съезда граждан СССР первого созыва в Москве 28–29 октября 1995 года.

За минувшую четверть века немало было нами сказано об этой дате, но давайте всё же ещё раз окинем как можно более широким взором её поистине всемирноисторический смысл.

I.

Да, мы переломили хребет фашистскому зверю в легендарном 1945 году. Но международный империализм отнюдь не сложил оружия, и Третья мировая война – война против нашей Социалистической Отчизны началась, даже не дождавшись окончания Второй мировой.

Неспроста о ней говорят как о войне нового типа, когда агрессия ведётся не извне, а изнутри страны, на которую совершается нападение.

Стратегическая концепция и вся боевая технология этой войны заключались в том, чтобы изобразить военный разгром Советского государства как его саморазвал и самоуничтожение под тяжестью неразрешимых внутренних противоречий.

Инструментом этой информационно-психологической, – как её стали называть, – войны выступила ДИВЕРСИЯ, во всём многообразии её проявлений: политическая, идеолого-пропагандистская, законодательная, административно-управленческая, оборонная, экономическая, этнодемографическая, культурная и т.д.

Изматывающий повсеместный разлад, а то и попросту хаос, причиняемые этой диверсионной деятельностью, подавались как свидетельство несостоятельности и нежизнеспособности самого по себе социалистического строя.

Картина мнимого «саморазвала» социализма получалась настолько правдоподобная, что политически неустойчивые слои населения в это верили, – хотя на деле это был никакой не «саморазвал», а тщательно спланированный демонтаж. Люди утрачивали адекватную ориентировку в ситуации, не могли осмыслить, что творится с ними и со страной, а постольку теряли волю к сопротивлению и стремление сопротивляться негативу, обступавшему их со всех сторон.

У значительной части народа, – опасно значительной, – произошло ВЫПАДЕНИЕ ИЗ НАЦИОНАЛЬНО-САМОСОЗНАТЕЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ.

И это было наихудшее и самое страшное, что могло с народом в конечном итоге произойти. Этой угрозе превращения народа в стадо, манипулируемое новыми оккупантами, жизненно необходимо было дать незамедлительный и решительнейший отпор.

И сохранившееся в глубинах народной массы патриотическое ядро оказалось, – к нашему счастью, – способно такой отпор сформировать, – даже в тогдашних условиях полного обрушения всех национально-координирующих структур: партийно-государственных и прочих.

Из этих патриотических глубин вырвался, взметнулся факелом спасительный импульс к самосохранению нашего народа – именно как Советского народа, как совокупности граждан СССР.

Советский народ, вопреки всем кликушествам о его уничтожении и даже вообще о его небытии, сумел доказать, что он ЕСТЬ, что он состоялся как всемирноисторическая реальность, и в качестве таковой реальности он НЕУНИЧТОЖИМ.

Этим Актом о неуничтожимости Советского народа и стал Съезд граждан СССР первого созыва, собравшийся в октябре 1995 года в Москве.

В принятых Съездом учредительных документах – Докладе Оргкомитета Забейся, сердце СССР и Декларации о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР – сорвана завеса психоинформационной лжи, при помощи которой новые, транснациональные захватчики старались скрыть от народа, приговорённого ими к стиранию с лица Земли, истинную суть своих замыслов в отношении него и уготовленную ими для него судьбу.

Съезд дал чёткое, по-марксистски научное определение геополитического статуса СССР и носителя суверенитета СССР – Советского народа в текущем историческом периоде.

Никакого «саморазвала» советской державы и никакого её «исчезновения» с лица планеты не произошло.

СССР есть страна, временно оккупированная силами и структурами транснационального капитала в результате поражения на данном этапе Третьей мировой (информационно-психологической) войны.

Никуда не делся носитель суверенитета Советского государства – Советский народ, он продолжает сохранять всю свою правосубъектность и по-прежнему остаётся единственным законным хозяином всех рукотворных и нерукотворных богатств на территории СССР.

Выводы Съезда позволили в ближайшее же после Съезда время сделать важнейшее заключение о ПРОДОЛЖЕНИИ СУЩЕСТВОВАНИЯ СССР ДЕ-ЮРЕ.

Именно Съезд граждан СССР 1995 года (а не Госдума ФС РФ) первым объявил так называемые Беловежские соглашения уголовным преступлением, подпадающим под статью 64 УК РСФСР «Измена Родине», а всё содеянное в дальнейшем на их «основе», – соответственно, – не имеющим правовой силы, т.е. нелегитимным. Съездом был всячески подчёркнут юридический статус Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года именно как Референдума, – а не как некоего «опроса населения» или «плебисцита», – и обращено внимание на НЕРУШИМОСТЬ его итогов, равно как на обязательность их соблюдения, независимо ни от каких «сроков давности».

Съезд решительно выступил в защиту СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСТВА, провозгласив всю полноту сохранения им своей юридической значимости, тем паче недопустимость дискриминации, репрессирования лиц по признаку их принадлежности к гражданству СССР, вне зависимости от их местонахождения в настоящий момент.

В качестве временной меры и в целях предотвращения ненужных усложнений в жизни, Съезд допустил возможность принятия советскими гражданами того псевдогражданства, которое, – безусловно, будет пытаться навязать им оккупационный режим: подобно тому, как советские люди на территории, временно оккупированной немецко-фашистскими захватчиками, оказывались вынуждены принимать пресловутые аусвайсы. В глазах восстановленной Советской власти это никоим образом не будет означать отказ от советского гражданства; тем более, если вы сами при этом найдёте способ акцентировать, что по убеждениям своим остаётесь гражданами СССР.

Хотя это и было названо нами «двойным гражданством», но надо же понимать, что по сути своей предлагаемая нами схема ничего общего с традиционным двойным гражданством не имеет. Одно дело сознательно принять гражданство или подданство чужого государства, и совсем другое – вынужденно согласиться с оккупационным лже-гражданством на своей собственно земле, когда вам его навязывают, по существу, насильно.

Вопли по данному поводу некоторых отечественных ком-имитаторов и их «доказательства» неправомерности, якобы, предложенной схемы – это одна из уловок психоинформационной пропаганды, предназначенная сбить наших людей с толку и не нужно усложнить им, – повторяем, – и без того непростую жизнь в обстановке оккупации.

 

Съезд указал единственно мыслимый в сложившейся ситуации путь к освобождению от очередного неофашистского нашествия: повсеместное образование Советов граждан СССР, создание повсюду – на предприятиях, в трудовых коллективах, в общественных организациях и т.д. – СОВЕТСКОГО БОЛЬШИНСТВА; т.е., некоей критической массы просоветски настроенных людей, проникнутых здравым пониманием происходящего как войны против нас, свершившейся (к сожалению) оккупации, но и объективной неизбежности освобождения от неё, возвращение страны в русло нормального социалистического и коммунистического развития.

Советское большинство – это не обязательно большинство арифметическое, это, скорее, пассионарное ядро, способное увлечь за собой колеблющихся, не разобравшихся в обстановке и т.п., а также блокировать элементы, явно враждебные идее возвращения на нашу великую Советскую Родину, в наш «общий дом» – в СССР.

Советское большинство, по мере своего нарастания и укрепления, должно воздействовать на оккупационные структуры методом ПРИНУЖДЕНИЯ К САМОЛИКВИДАЦИИ.

Исключительное влияние на всю ситуацию в советском движении (имея в виду те его части, которые напрямую на Съезд не ориентировались) оказал тезис Съезда О ПРОДОЛЖЕНИИ ДЕЙСТВИЯ ДЕ-ЮРЕ на всей территории СССР Советской Конституции 1977 года.

Возник своего рода культ «брежневской» Конституции: ею начали активно «руководствоваться», не всегда адекватно, а некоторые – даже противопоставлять её другим документам Съезда.

В целом, – при всех «загибах», – в этом преклонении перед очень неплохим советским правовым документом, конечно же, ничего предосудительного нет.

 

Вне всяких сомнений, «заковыкой», бродильным ферментом формирования Советского большинства должна была бы послужить возрождённая КПСС.

Но трудный – если не сказать, мучительный – процесс её «воскрешения» был оборван провальным имитаторским XXIX (партийным) съездом, с образованием на нём бездельного симулякра СКП–КПСС; который много лет старательно подавлял – и продолжает подавлять – любые, чьи бы то ни было поползновения к воссозданию СССР и большевистской, ленинско-сталинской Коммунистической партии Советского Союза.

Съезд граждан СССР 1995 года, – естественно, – не мог пройти мимо этой наболевшей, буквально кровоточащей проблематики.

Соответствующие вопросы подняты и в Декларации, и в Постановлении Съезда О восстановлении конституционного правопорядка в сфере коммунистической партийности.

Съезд беспрекословно осудил возникновение пресловутой «коммунистической» многопартийности как явление в корне антиконституционное; потребовал от партий, претендующих называться коммунистическими, убрать из своих программных и уставных документов всё, противоречащее Конституции СССР 1977 года, – вроде многоукладности в экономике, допущения частной собственности, буржуазно-рыночных методов хозяйствования и т.п.

Члены партий, претендующих на коммунистичность, должны прежде всего сами себя признать гражданами СССР. Коммунистам, признающим себя гражданами СССР, рекомендовано провести Восстановительный съезд КПСС, с принятием на нём единых Устава и Программы для всего, наличествующего в стране коммунистического сообщества.

Руководству СКП–КПСС указано на антиконституционный характер этого межпартийного образования и предложено принять меры к исправлению положения вещей.

В документах Съезда последовательно проводится принцип приоритетности гражданства как признака, определяющего государственную принадлежность территории. Т.е., если Советское большинство явно возобладало на некоторой территории, то данная территория безоговорочно квалифицируется как территория СССР, и на ней восстанавливается действие советских конституционных норм де-факто.

То же относится и к производственной единице. И хотя в наши дни пока ещё нелегко представить себе трудовой коллектив, где возобладало Советское большинство, но со временем это будет происходить, причём всё чаще и чаще, и такая производственная единица должна квалифицироваться как возвращённая в статус советской социалистической собственности, согласно ст.11 Конституции СССР 1977г.

 

Суммируя, даже из приведённого краткого обзора видно со всей неопровержимостью: всё, что есть сколь-либо разумного в сегодняшнем советском движении, – всё это имеет своим первоисточником и концептуальным фундаментом наработки Съезда граждан СССР первого созыва; независимо от того, делаются ли при этом необходимые ссылки на материалы Съезда, или авторы компиляций предпочитают этого избегать.

Само собою, – последующие Съезды граждан СССР (второго, третьего, четвёртого и пятого созывов) также вносили свой вклад, и подчас огромный, в создание доктрины Советской национально-освободительной борьбы XX–XXI веков, но всё же роль Съезда 1995 года как первоначала освободительной эпопеи, именно как Факела, вознесённого непокорённым Советским народом над беснованием сил агонизирующего мирового империализма, невозможно переоценить. И наш долг – сегодняшних участников Движения граждан СССР – обеспечить негасимость этого факела, ибо «крестовый поход» мирового зла против возрождения Советской цивилизации далеко ещё не завершился, а другого средства унять вселенское мракобесие, кроме Света Разума, просто не существует в природе вещей.

II.

Со Съезда граждан СССР первого созыва фактически началась СОВРЕМЕННАЯ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА СОВЕТСКОГО НАРОДА.

Советский народ, в юридически и политически безукоризненной форме, публично и гласно, заявил о том, что он существует, сохраняет за собой все свои суверенные права и намерен биться за их возвращение, во всей их полноте, в нашу действительность. И это, – обратите лишний раз внимание! – в условиях, когда ему, народу, по существу изменили все его «руководящие и направляющие» структуры – партия, государство, армия, система госбезопасности и т.д.

И на этом фоне нас ещё осмеливаются упрекать, – почему за 25 лет Советская власть не восстановлена!.. Да вы бы сами сперва попробовали вот на таких структурных руинах её восстановить, а потом бы уж претензии предъявляли…

И тем не менее, Съезд и его Исполком не только издавали документы, – а это была необходимейшая и первостепенная часть работы, – но и с самых своих истоков предпринимали усилия по проведению провозглашаемого в них в жизнь.

Советы граждан СССР, – и это можно видеть из публикаций в тогдашнем нашем «Светоче», – стали возникать в первые же недели после Съезда. Не наша вина, что на них открыли настоящую охоту имитаторы из продажного прорежимного «комдвижения». Используя наши публикации, в Советы наезжали непрошенные «эмиссары» из имитационных компартиек, морочили голову людям, приманивали к себе, старались убедить в «ненужности», «преждевременности» и т.п. этого начинания, вносили разноголосицу и раздрай, в результате часть Советов распадалась. И эта тактика применялась все 25 лет, вплоть до наших дней, да и нынче имитаторская шелупонь отнюдь не спешит от неё отказываться.

Достаточно привести в пример «кампанию» по противопоставлению Советам граждан СССР «Советов народных депутатов» – симулякров якобы «восстановленной» Советской власти, которые в сложившейся обстановке не могут быть избраны по нормам Конституции СССР и таким образом неконституционны, не обладают никакими реальными властными полномочиями или ресурсами и лишь подбивают граждан на различные недодуманные действия, вроде неплатежей по кредитам и ЖКХ, – которые впоследствии самим же этим людям выходят боком.

Тогда как Советы граждан СССР не притворяются тем, чем они не являются, не скрывают, что они суть органы по восстановлению законной власти, но пока ещё не сама эта власть, и не обещают людям того, чего в настоящий момент не могут дать.

С 1991г. велась работа по воссозданию ленинско-сталинской КПСС.

Инициатором здесь выступило общество «Единство», и идеологическую комиссию «Единства» возглавляла в то время Т.Хабарова – будущий председатель Исполкома Съезда граждан СССР.

Большевистская платформа в КПСС была образована 13–14 июля 1991г. на Всесоюзной конференции в Минске. Учредительный документ Минской конференции Большевистская платформа в КПСС – написан, от первой до последней страницы, опять-таки Хабаровой; это её авторская работа, никто, кроме неё, ни слова в документ не внёс.

Лидером Большевистской платформы в Минске провозгласили Н.Андрееву, но после событий августа 1991г. Андреева предала и КПСС, и Платформу, и занялась созданием очередной имитационной партийки – ВКПБ.

Контингент Платформы раскололся. Часть его в андреевскую ВКПБ не пошла, названия – Большевистская платформа в КПСС – не сменила и под руководством Т.Хабаровой продолжила борьбу за возвращение КПСС на политическую арену.

В ответ на заявление Горбачёва о том, что он, дескать, «распустил» партию, член Большевистской платформы, молодой коммунист Ю.Суслин возразил, что партию может распустить только съезд, а съезд может быть созван только Пленумом ЦК. Следовательно, надо разыскать не перетрусивших членов ЦК и заставить их провести Пленум, а Пленум пусть созовёт съезд, а съезд пусть попробует сказать нам, что партии «больше нет».

Схема эта была реализована в начале января 1992г. Суслину и полностью поддержавшей его Хабаровой удалось убедить «не перетрусившего» члена ЦК КПСС А.Пригарина возглавить Инициативную группу по проведению Пленума ЦК.

Июньский (1992г.) Пленум ЦК КПСС, – подчеркнём, вполне легитимный! – состоялся 13 июня 1992г.[1]

Решением Пленума был образован Оргкомитет ЦК КПСС по созыву XX Всесоюзной партконференции и XXIX съезда КПСС.

В Оргкомитет от Большевистской платформы вошла Т.Хабарова, также на Пленуме присутствовавшая.

Таким образом, Платформа была представлена и на XX партконференции, и на XXIX съезде КПСС, и внесла в подготовку и проведение этих форумов свой, не такой уж малый вклад.

В период своей работы в Оргкомитете ЦК, а после XXIX съезда – в Политисполкоме СКП–КПСС Хабарова «железобетонно» отстаивала идею возрождения единой общесоюзной КПСС, но пересилить ватагу набившихся и в Оргкомитет, и в Политисполком номенклатурщиков-партприспособленцев ей не удалось, и вместо унитарной Компартии Советского Союза возник антиконституционный уродец СКП–КПСС, – от которого пользы восстановительному процессу и по партийной, и по государственной СССРной линии было, как от козла молока.

III.

С весны 1993 года, когда выяснилось, что возрождение партии в том её виде, в каком она нужна для дела, – для восстановления советского жизнеустройства, – не состоялось, Платформа сосредоточилась на следующей своей инициативе – на подготовке Съезда граждан СССР.[2]

Ибо гражданство СССР – это был к тому времени последний и единственный официальный институт Советской власти, который у нас ещё не сумели окончательно отнять и которым мы могли достаточно свободно оперировать: ведь на руках у большинства населения страны всё ещё находились советские паспорта.

И если бы этим обстоятельством разумно распорядиться, оно могло бы стать мощнейшим оружием, мощнейшим средством в борьбе против оголтело наступавшего на нас оккупационного антисоветизма.

Но не тут-то было!

Все призывы к борьбе за сохранение советского гражданства отлетали от лидеров коллаборационистского «комдвижения», как горох от стены.

На протяжении 1993 года Большевистская платформа являлась членом Политисполкома, и затем – вплоть до лета 1995г., – членом Совета партий СКП–КПСС, внутри и вокруг которого кучковалась значительная часть тогдашней «коммунистической элиты». Т.е., мы имели возможность выступлений на заседаниях, постоянного личного общения с представителями этой «элиты», передачи им «из рук в руки» наших документов, разъясняющих бесед и уговоров и т.п.

Но все обращения к привилегированным «кодвиженцам» – хотя бы к той же С.Умалатовой, руководству СКП–КПСС, начиная с О.Шенина, и прочим, – всё это оставалось гласом вопиющего в пустыне.

Вне всяких сомнений, будущим историкам предстоит смести всю шелуху псевдокоммунистичности и псевдосоветскости с этого поразительного изобретения психоинформационной войны – с лидерского состава наших тогдашних, да и теперешних «левых сил». И показать в истинном свете всецело губительную, деструктивную роль этой продажной «лидерятины» в той трагедии Советского народа, которую, собственно, и являла собой информационно-психологическая война.

Мы не касаемся здесь вопроса о честных советских людях «внизу» этого сообщества, готовых жертвовать – и нередко действительно жертвовавших! – жизнью во имя тех идеалов, которые они, будучи участниками этого сообщества, искренне и преданно защищали. Но что до «верхов», то там картина была (и есть) отвратительно противоположная, и об этом тоже нельзя до бесконечности молчать.

В середине 1995г. Большевистская платформа «подвела черту» под своим нахождением в составе СКП–КПСС – за выявившейся абсолютной ненадобностью, если не вредоносностью этой структуры для организации отпора транснациональной агрессии против Советского народа.

Съезд граждан СССР собрался в октябре 1995 года без единого представителя от тогдашней нашей ком-верхушки и без какого-либо содействия с её стороны.

Авторство учредительных документов Съезда – доклада Забейся, сердце СССР и Декларации о единстве Советского народа, а также ряда Постановлений и сопутствующих материалов – принадлежало опять же Большевистской платформе.

На оборотной стороне протокола о Собрании граждан, выдвинувшего делегатов на Съезд, помещено не что иное, как выжимка Основных положений Декларации.

Не могут не удивлять люди, которые – ссылаясь на относительную малочисленность Платформы и искусственно нагнетаемую вокруг неё атмосферу некоего «изгойства», – пренебрежительно фыркают при упоминании о роли Платформы в создании Съезда граждан СССР как нового института советского народовластия, отвечающего эпохе «войны и оккупации»: а эти-то здесь при чём?

Да вот и при том, что без них и Съезда бы не было; было бы что-то другое, а когда и в какой форме – неизвестно. И было бы это другое намного лучше, чем Съезд граждан СССР, – опять-таки никаких гарантий и никаких наблюдаемых предпосылок к этому нет.

IV.

Соратники и единомышленники, – и все те, кто, независимо от возраста, даты и места рождения, от национальности и всего прочего, ощущают себя СОВЕТСКИМИ ЛЮДЬМИ, и уверены, что они таковыми и являются, должны быть, – мы обращаемся в первую очередь к вам.

Но в какой-то мере и к недругам нашего народа – Советского народа, поскольку им тоже полезно это знать.

В нынешнем нашем докладе мы уделили всё необходимое внимание историческим моментам, ибо без адекватного понимания истории какого-либо общественного явления невозможно ничего толкового сказать ни о его настоящем, ни о будущем, а ведь они-то прежде всего и интересуют всех нас.

Итак, чего нам ждать впереди, – вот вопрос, который равным образом задают и друзья, и недоброжелатели; одни – с налётом укоризны, другие с явным злорадством: дескать, 25 лет минуло, а где результаты той борьбы, о которой вы нам повествуете?

Что ж, наш главный результат, – и это давно пора всем, и тем, и другим, хорошо уразуметь, – это что установка неофашистской агрессии конца XX века на УНИЧТОЖЕНИЕ НАС КАК НАРОДА, что она НЕ ОСУЩЕСТВИЛАСЬ. А ведь установка была чудовищная, невообразимая по своему цинизму, извращённой «научной» в кавычках проработанности и материальному оснащению.

И сорвали её осуществление мы – советские патриоты, – как говорится, голыми руками; «не двинув пушки, ни рубля», если вспомнить в очередной раз великого русского поэта-провидца.[3]

И это действительно, – не сомневайтесь никто! – наша безусловная и неоспоримая победа, причём одержанная, вот именно, «не кровью, а умом».

Советский народ, ты сумел, с нашей помощью, найти заветную «точку Архимеда» в себе самом: в идее неистребимости гражданства СССР и всего того массива «советскости» и коммунистичности, который нерасторжимо с нею связан.

И вот и во вражеском стане зачесали в затылках: коль скоро советизм так уж непреодолим и неподавляем, то, может быть, его и не надо подавлять, а наоборот – попробовать по старинке проимитировать?

Соорудить некий якобы обновлённый псевдо-СССР и попытаться под этой личиной продлить жизнь оккупационному режиму?

И такие планы, – как вы наверняка знаете, – вынашиваются; они представляют определённую опасность для нас, ввиду неискоренённой характерной черты нашего народа: доверчивости, переходящей в досадное легковерие.

Ведь поверила же часть народа в путинские «поправки» к нелегитимной, американцами для нас сварганенной «конституции» 1993 года; могут поверить и в обновлённый лже-СССР, а на практике это будет всё тот же, фальшиво подрумяненный режим внешнего управления

Существует в данной связи и иное мнение, по виду противоположное, но на деле столь же далёкое от действительности: будто под биркой «поправок» и возни вокруг коронавируса у нас «вводится фашизм».

Новоявленные борцы с фашизмом то ли притворяются, что не понимают, то ли и впрямь не понимают: фашизм в Эрефии «введён», слава богу, ещё в начале 90-х годов.

А что же такое была глобалистская оккупация, если не очередное наступление фашизма, – к сожалению, вовсе не добитого окончательно в 1945 году?

«Идея-фикс» фашистов, как известно, – это что они «избранная раса», но какой-то другой народ, состоящий из недочеловеков, мешает им жить – и постольку должен быть уничтожен.

Гитлеровцам мешали жить евреи, – точнее, некий конгломерат из евреев, цыган, славян и прочих «унтерменшей». Американцам же в наши дни не даёт, видите ли, жизни и застит им земное счастье Советский народ.

Советских надо смести с поверхности Земли, и прежде всего с их собственной исконной территории, столь богатой разными заманчивыми природными ресурсами.

И едва ли не самое главное, это искоренить, выбросить на свалку цивилизации марксизм-ленинизм – идеологическую доктрину, благодаря которой советские достигли в середине XX века такого «непозволительного» для них могущества.

С воцарением в Белом доме Р.Рейгана именно эта задача определилась как своего рода эпицентр всей Третьей мировой войны в той её фазе, которую нынче принято считать завершающей: ибо она, действительно, завершилась разгромом СССР, по сути своей военным, но выполненным нетрадиционными информационно-психологическими средствами.

В лице своего предшественника – Большевистской платформы в КПСС – Съезд граждан СССР ещё в 1992–93 годах однозначно идентифицировал евроатлантическую агрессию против нашей страны как продолжение и прискорбное «развитие» гитлеризма.[4]

Советское Освободительное движение, таким образом, это движение выраженно антифашистское, и разговоры об учреждении в стране каких-то специально антифашистских организаций, – которых у нас до сего момента вроде как бы и «не было», они исторически и логически неправомерны, основаны на непонимании общей ситуации с фашизмом и антифашизмом.

Ведь если фашизм, это последовательно проводимая, на государственном уровне, нацеленность на уничтожение определённого народа, то что же может быть вообще более «антифашистского», чем общественное объединение, стремящееся этот самый народ от этого самого уничтожения защитить?

И вот тут встаёт вопрос о МЕТОДАХ, способах противодействия фашизму и борьбы с ним в тех условиях, в которых реально оказались мы, советские люди, – в условиях, когда у нас отнято, разрушено решающее орудие противостояния фашиствующему агрессору, – социалистическое государство.

Что ж, в подобных обстоятельствах, когда нет возможности организовать вооружённый отпор, когда всепоглощающая проблема перед вами – это отсутствие государства, и не просто государства, а всего партийно-государственного костяка, – тут надо не разбрасываться по мелочам, но сосредоточиться первым делом на распутывании именно этой ключевой проблемы. Т.е., надо стараться, да, стараться заменить собою отсутствующий партийно-государственный костяк.

И это не «шапкозакидательство», но – повторяем – наипервейшее требование к нам сложившейся объективной реальности. И разве В.И.Ленин не учил начинать всегда с принципиальных, а не с частных проблем?

В нашей ситуации – по крайней мере, обратиться к людям на том языке разума и властного долженствования, на каком только и могло бы заговорить с ними сохранившееся, непокорённое советское государственное начало.

Ведь все мы, как граждане, обладаем государственным мышлением, хотя и в неодинаковой степени, и если этот голос предельно в себе актуализировать, то многое получится.

Съезд граждан СССР 1995 года попробовал – и у него, в его Декларации, несомненно получилось.

Итак, Съезд 1995 года, а затем и Съезды дальнейших созывов не допустили самого погибельного и непоправимого для нас: политического и юридического «угасания» Советского народа, его как бы добровольного ухода с мировой сцены.

Следующим шагом плоды этой победы – безусловной, но не бросающейся в глаза, «ползучей», подспудной, – должны быть переведены в реал, в физическое устранение ненавистного режима, со всеми его метастазами, с нашей земли, сопровождаемое официальным восстановлением Советской власти.

V.

И вот эту окончательную победу способен одержать только Советский народ, организованный в то, что мы называем Советским большинством.

Т.е., это некая пассионарная критическая масса граждан, которая в состоянии:

  • возглавить явных и убеждённых советских пассионариев;
  • подтолкнуть колеблющихся;
  • блокировать не определившихся, сомневающихся и т.п.;
  • подавить настроенных очевидно враждебно и готовых оказать открытое сопротивление преобразованиям.

Советское большинство структурируется в Советы граждан СССР, которые наращивают свою политическую дееспособность до такой степени, когда они в силах бросить вызов местному (а может, даже и центральному) властно-управленческому органу оккупационного режима, потребовав от него добровольной и упорядоченной САМОЛИКВИДАЦИИ, с поэтапной передачей всех властных полномочий и имеющихся ресурсов Совету.

Схема эта, – как нам представляется, – в значительной мере исключает ту достаточно известную из истории ситуацию, когда власть, после устранения ниспровергаемого режима, попадает в руки людей, не умеющих ею разумно распорядиться.

Ведь всё-таки Совет, который заранее был нацелен на перехват власти в своём населённом пункте или на предприятии и наверняка как-то к этому «примеривался», – это более надёжная гарантия против всевозможных казусных моментов, чем структура, возникшая спонтанно и взрывообразно (или закулисно).

Создание, на базе Советского большинства, сети Советов, как бы обволакивающей всю страну, видится нам едва ли не решающей предпосылкой возвращения власти народу. Ведь прорежимные управленческие структуры существуют повсеместно, и если им не будет выставлен соответствующий структурный же противовес, то как вы, собственно, от них избавитесь? Вспомните, что и Советская власть в своё время совершила знаменитое «триумфальное шествие» по стране лишь благодаря тому, что Советы были буквально везде.

Итак, несмотря на упрёки в «допотопности» плана восстановления законной власти через систему Советов, мы никакой другой, более правдоподобной концепции восстановительного процесса у наших «левых» мыслителей обнаружить не смогли.

Сыплются частично обещания, а частично и чуть ли не требования к «ретроградам», вроде нас, незамедлительно изобрести некий проект, позволяющий освободиться от оккупации в считанные месяцы, если не дни и часы; но при ближайшем ознакомлении всё это принадлежит полностью области представлений о желаемом как о действительном.

Съезд граждан СССР твёрдо выступает за «обволакивающую советизацию». По нашему убеждению, на сегодня это единственно реалистичный путь к достижению нашей заветной цели – выведению страны из-под ярма внешнего управления, в русло самодовлеющего развития, отвечающего долговременным интересам нашего народа как одного из субъектов всемирноисторического процесса. Субъектом, имеющим на планете Земля МИССИЮ, а не просто баланс прибылей и убытков.

Состоит же эта наша миссия в открытии для человечества и утверждении на земном шаре сверхцивилизации КОММУНИЗМА.

Именно поэтому и для этого нам нужен возрождённый СССР, а не какие-то его суррогаты, потому что СССР потерпел военную катастрофу как раз у врат этой сверхцивилизации, на её пороге, и чтобы в неё войти, – а вхождение в неё, это объективная историческая неизбежность, – необходимо на этот порог, конечно же, вернуться.

Вспомните, где мы находились-то, – геополитически и социодиалектически, – накануне и на момент катастрофы? На этапе развёрнутого строительства коммунизма, не так ли, – заголовки газет тогдашних вспомните или в библиотеке посмотрите.

И здесь перед нами, – опять-таки и опять-таки, – не какое-то беспочвенное шапкозакидательство (хотя и доля такового там, чего греха таить, присутствовала).

Но в принципиальных очертаниях, в вырисовывающейся перспективе оно всё так и было.

Ведь у нас была уже не только открыта, предугадана, но и запущена в ход, заработала и принесла стране плоды эта экономическая фантастика: сталинская двухмасштабная модель.

Принесла, выложила на диво всему человечеству свои плоды, чудодейственные для трудового народа и ошеломительные для нашего антагониста в межцивилизационной борьбе – для мира частной собственности и наживы, дошедшего до последней стадии своего озверения – до фашизма. Вспомните хорошенько и то, что если бы не заработала у нас сталинская экономическая модель почти «на полную катушку» уже в годы Великой отечественной войны, мы бы гитлеризм, называя вещи своими именами, не одолели. Ей не всегда отводят должное место среди факторов Победы, а между тем, без неё ещё неизвестно, чем бы это всё кончилось.

А послевоенное, условно «мирное» время?.. (Хотя по-настоящему мирным оно не являлось, как мы теперь знаем и убедились на собственной шкуре.) Вспомнить ведь надо и то, как заметались топ-менеджеры евроатлантического империализма, вроде пресловутой Маргарет Тэтчер, когда сталинская модель в её «гражданском» облике начала повышать жизненный уровень советских людей темпами до десяти – пятнадцати процентов в год.

«Что же такое творится, – завыли на Западе, – если дело так дальше пойдёт, от капитализма, не успеем мы оглянуться, ничего не останется!.».

Вот почему и стала противозатратная сталинская экономика одной из первых – после личности самого Сталина – мишенью информационно-психологической войны, и в результате инспирированного Западом хрущёвского, а затем косыгинско-либермановского вредительства советский хозяйственный механизм, – концептуально совершеннейший в мире, – к середине 60-х годов оказался выведен из строя.

И тем не менее, мы же им какое-то время обладали, он у нас действовал, а не просто выставочно демонстрировался, и он нёс в себе фундаментальную угрозу существованию частнособственнической цивилизации: угрозу «исчезновения», самоизживания товарно-денежных отношений, он призван был положить конец эре наёмного труда – труда как отчуждения производительной способности человека, его главного достояния, в обмен на сиюминутные потребительские блага.

Естественно, в нём, в этом механизме, имелись свои недоработки и неполадки, он ещё нуждался в отшлифовывании, но по сути своей это был наш советский, сталинский ПРОРЫВ В КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ГРЯДУЩЕЕ.

И мы, как народ, являющийся, вот именно, – одним из субъектов всемирноисторического процесса, – обязаны на эти рубежи, на этап развёрнутого строительства коммунизма, вернуться и прерванное наше вхождение или, точнее, восхождение в коммунистическое будущее возобновить. А это возможно только в восстановленном СССР – где единый народнохозяйственный комплекс, единая система природопользования, энерго- и ресурсоснабжения единые системы наземного, воздушного, морского и речного транспорта, единая система коммунального обслуживания и всё прочее, что нами вкладывалось в понятие о полноценно развивающемся советском жизнеустройстве.

Вот так связаны между собою задачи освобождения от фактической транснациональной оккупации – и продолжения нашего исторического пути, когда последний (надеемся!) на планете, евроатлантический оплот и рассадник неофашистской, эксплуататорской скверны будет подавлен.

VI.

Советский проект перехода ко второй фазе коммунистической общественно-экономической формации, как он обозначился на рубеже третьей четверти минувшего столетия, с полным основанием можно назвать сталинским.

Хотя устремление к коммунизму – это обобщающий вектор для всех наших классиков, вектор, спаявший созданное ими учение в монолитную целостность.

На последних подступах к высшей фазе всё, ранее проделанное титанами коммунистической мысли, всё, без чего коммунизм неосуществим, объективно сконцентрировалось в достижения, которые конкретно-исторически связаны с именем Сталина, – прежде всего в такие, как его экономическая модель и демократическая модель.

Сталинскую экономическую модель мы уже разобрали. Она выводит человека труда из царства товара и денег в царство разумного изобилия, где не надо будет надрываться на нелюбимой, а то и ненавистной работе «за еду» и угол для жилья, где сами объективные обстоятельства будут заставлять (да, заставлять) человека искать и найти работу по душе, на которой он сможет раскрыться как личность и быть максимально полезным и обществу, и самому себе.

Ведь не зря же мы в сочинениях классиков марксизма находим столь странный, на первый взгляд, призыв, как «уничтожить труд». Да, труд как кабала и проклятие, каковым он ещё и в наши дни является для слишком и слишком многих, должен быть, вот именно, уничтожен. В наших материалах часто повторяется эта марксистская формулировка: суть коммунизма в том, что труд как затрата «рабочей силы» безвозвратно канет в прошлое, сменится трудом как творчеством.

Но для этого нужно устранить, разбить оковы не только экономические, но и правовые. Вот этому и должна послужить демократическая модель Сталина; которая есть, конечно же, не просто его изобретение, но логическое продолжение прозрений его великих предшественников.

И.В.Сталин, – как неоднократно указывалось в наработках БП в КПСС и СГ СССР, – блестяще угадал, что правовым эквивалентом творчества является КРИТИКА. И таким образом, проект «предкоммунистической» демократизации советского общества вылился у него в программу «всемерного развёртывания самокритики и массовой критики снизу».

Хотя идея была сформулирована ещё в конце 1920-х годов, судьба её сложилась далеко не столь удачно, как это получилось на первых порах у экономической модели.

Но мы-то, марксисты, попросту обязаны сегодня (почти сто лет спустя!) разглядеть и оценить всю провидческую мощь сталинской догадки. Понять, что без её осуществления коммунизма так же не будет, как его не будет без двухмасштабной системы цен.

Что ж, раз творчество первоначально проявляется как критика, то чтобы категория труда-творчества заняла в нашем конституционно-правовом поле то же главенствующее место, какое в нём нынче занимает труд-рабочая сила, надо обеспечить надёжную юридическую защиту массовой низовой критически-творческой инициативе. Исключить, «выжечь калёным железом» преследование и репрессирование, прямое или косвенное, за обоснованную критику; отписки на критические выступления не по существу дела; пересылку критических выступлений «на рассмотрение» тем организациям и лицам, которые, собственно, критикуются и т.д. Да, это звучит не так уж «эпохально», как кому-то, может быть, представлялось. Но эпохальные по своей природе преобразования чаще всего начинаются с довольно-таки простых на вид вещей.

Как всё вышеупомянутое сделать, подробно показано в нашем Проекте новой редакции Конституции СССР и в пояснительном докладе к нему, ещё в 2001 году.[5]

Итак, вот она – та МИССИЯ Советского народа, о которой говорилось выше: построение коммунистического общества, в тех его параметрах, о которых и у классиков достаточно можно прочитать, и мы, в свою очередь, добавили кое-что немаловажное из наших многолетних наработок.

Иными словами, у народа есть БУДУЩЕЕ, есть ради чего «приходить в себя» и не оставаться в той прострации, в которой, – сколь это ни досадно, – какая-то его часть всё ещё пребывает. Об этом снова и снова напоминает и та ободряющая дата, которую мы нынче отмечаем.

Да, ободряющая; несмотря на подвывания из самых разных подворотен, что вот, – мол, – 25 лет прошло, а «ничего не сделано».

Не надо эти подвывания слушать и не надо обращать на них внимание.

Если бы нами «ничего не было сделано», то у нас нечего было бы отнимать, и незачем было бы «охотиться» на нас в надежде на небедную поживу. А вы только взгляните: всего за год, прошедший со Съезда 9 июня, – три рейдерских налёта с целью отнять, прихватизировать и самый Съезд(!), и идеологию нашу, и членский наш контингент.

Тут и совершенно бандитская выходка некоего Голубева, прямо в день проведения Съезда, вплоть до того, что полицию пришлось вызывать. Тут и небезызвестная «королева бензоколонки» из Краснодара: теперь, видите ли, она – «лидер Движения граждан СССР», ни стыда, ни совести нет. Тут и ещё шайка под вывеской «Вестник Новороссии», и всё с теми же аппетитами.

И кого же вы, господа хорошие, хотите уверить в нашем «ничегонеделании»?

Да разве разгорится подобный воровской ажиотаж вокруг тех, кто ничего не делал и не наработал, от кого поживиться нечем?

Мы уж не углубляемся в «историю вопроса»: там вообще можно если не роман, то повести детективные писать.

Соратники, давайте же накрепко затвердим типовой, так сказать, наш ответ на все и всяческие поклёпы в наш адрес такого рода, будто мы ничего не делали и не сделали, и т.д.

Мы сделали нечто воистину НЕПОСТИЖИМОЕ, если учесть тогдашнюю нашу малочисленность и накрученную вокруг нас репутацию неких «отверженных»: мы не позволили политически и юридически уничтожить Советский народ, подняв на щит (высоко подняв!) факт его существования и продолжающегося сохранения им своей правосубъектности.

И тем самым основательно «затормозили» (вот именно почти на 30 лет!) планировавшееся геополитическим противником физическое его истребление. «Затормозили», а может, и предотвратили.

Он жив, политически дееспособен, создаёт Советы и Информцентры, и давно уже выглядит «лакомым куском» для всевозможного политического ворья.

VII.

Да, он ещё не встал в полный свой рост, но ведь дело-то движется к этому, а не прочь от этого.

Несправедливо будет обойти молчанием и ещё одну, также упорно не признаваемую, но тем не менее гигантскую (не побоимся этого слова) заслугу нашего трудолюбивого коллектива: мы не позволили «вынести на свалку истории» не только Советский народ, но и марксистско-ленинское коммунистическое учение.

И это столь же неопровержимый исторический факт, как и то, что Советский народ никуда не делся.

Марксизм-ленинизм, это драгоценнейшее приобретение трудящихся всего мира, вовсе не потерпел никаких «фиаско».

Будучи продан и оболган хрущёвскими правотроцкистами, он, – как это делает любая временно гонимая научная теория, – «ушёл в народ», спасаясь от «привилегированных» псевдотеоретиков, и в свой срок вернулся оттуда – на сей раз из Движения граждан СССР – на новой качественно высшей ступени своего развития, в облике идеологии современного советского патриотизма. Идеология современного советского патриотизма – это и есть новая стадия развития марксистско-ленинско-сталинского учения, отвечающая реалиям текущего исторического периода – периода глобальных империалистических войн, временного поражения и оккупации Советского государства и необходимости для нас выбираться из этой «мёртвой петли», из этого исторического капкана.

Случайность ли это, что руководил Движением граждан СССР толковый учёный-марксист, не изменивший своим убеждениям даже в самое глухое лихолетье национального предательства и позора?

Случайностей никаких в этом нет; ведь хорошо работающий интеллект это концентрированное выражение жизненной силы народа, и он просто не мог не оказаться там, где нашёл себе духовно-нравственное прибежище и сам Народ, приговорённый к истреблению его антагонистами по межцивилизационной схватке.

Случайностей не было, была закономерность; результат же её осуществления тот, что на свалку истории выбросили не марксизм, а безмозглые потуги его хулителей и ненавистников.

VIII.

И в заключение обратимся ещё раз к нашим сугубо сегодняшним проблемам.

Существует мнение, – мы этого уже касались, – что с принятием путинских «поправок» к нелегитимной, юридически ничтожной «конституции» 1993г. у нас тут чуть ли не какая-то новая эра наступила. С одной стороны, кто-то видит в бессмысленных по своему существу «поправках» некие новые возможности для «демократического», как им представляется, развития. С другой – опасаются, причём весьма эмоционально, что максимум года через три нас, – наоборот, – раздавят новой разновидностью фашизма.

И те, и другие едины в том, что – коль скоро обстановка радикально изменилась – все прежние, «старые» методы борьбы должны быть сданы в архив и действовать надо какими-то «совсем иными» способами.

При этом никто не может членораздельно объяснить, как выглядят, что они собой представляют, эти, пока лишь воображаемые «иные способы», в чём заключается их новизна. Если же что-то и предлагается, то на поверку неизменно оказывается, что это давнишние, обтряхнутые от нафталина приёмы и схемы, уже продемонстрировавшие свою непригодность.

Исполком СГ СССР полагает – это всё оттого, что не произошло главного, на чём зиждется тезис о необходимости, якобы, «новых методов» – радикального изменения обстановки.

Да в чём здесь радикализм-то, позвольте вас спросить?

В Кремле всё тот же, кругом нелегитимный Путин, со своей, до чёртиков обрыдевшей народу ультралиберальной командой. Правда, они обзавелись некоторыми новыми юридическими инструментами против «несогласных», но не очень-то спешат пустить эти инструменты в ход, – понимая, видимо, насколько их истинный «рейтинг» в народе далёк от телевизионного.

Сочиняются басни о нашем будто бы, – чуть ли не полном избавлении от внешнего управления, от чужеземного вмешательства в наши дела.

Но внешнее управление страной базируется на двух всецело антиправовых документах: на программе так называемого «Перехода к рынку» (американский Гарврдский проект, протащенный Ельциным в сентябре 1990г. за несколько дней через тогдашний Верховный Совет РСФСР без всякого обсуждения с народом и с экспертным сообществом). И второй «столп» этой беспримерной изменнической плутни: «Письмо о намерениях», якобы-«соглашение» с Международным валютным фондом, заключённое Ельциным и Гайдаром в 1992г.

А теперь пусть те, кто вопят об окончании внешнего управления, расскажут нам, где, когда, в каком порядке было прекращено действие на территории России вышепоименованных орудий американской психоинформационной дипломатии. Где, кто, когда их дезавуировал и заклеймил как однозначно преступные?

Мы, – во всяком случае, – ничего подобного пока что не слышали.

Всё, как было, так и по сию пору продолжается по ублюдочной проамериканской стряпне, которой самое подходящее место, вот уж действительно, – на свалке международно-правового процесса (причём, уже давно), а её изготовителям и проводникам в жизнь – на скамье подсудимых.

Всё так же горят и хищнически вырубаются сибирские и прочие леса по неотменённому, вредительскому Лесному кодексу, массово банкротятся конкурентоспособные, нужные людям и народу в целом предприятия, приватизируются, уходят в руки иностранцев последние остатки государственной собственности. И т.п.

Иными словами, мы всё та же оккупированная геополитическим антагонистом социалистическая страна, нещадно разграбляемая, непонятно с какой концепцией будущего для населяющего её народа. А точнее, – с такой, от которой в негодовании отшатнётся любой мало-мальски мыслящий гражданин, если будет посвящён в суть дела.

Ведь по Гарвардскому проекту, – напомним, – Россия в конце концов должна быть расчленена, – по той же схеме, по какой был развален СССР, – на карликовые псевдо-«суверенные» государства, находящиеся под патронажем «акул» транснационального империализма. Вот то, что нас, – вполне вероятно, – ждёт. С добавлением, что к «акулам» этим может присоединиться ещё и Китай, быстро набирающий вес, – если трезво смотреть на вещи, – как могущественная «нео»-империалистическая держава.

Спрашивается, – при столь «традиционном» раскладе сил в стане наших уже наличествующих и потенциальных противников, нам-то какой резон отказываться от также традиционных, испытанных временем методов национально-освободительной борьбы?

И конечно же, это в первую очередь – просвещение народа, агитация и пропаганда, как неизменно подчёркивали большевики-ленинцы. Возвращение народа в национально-самосознательное состояние и формирование из уже «прозревшего» контингента Советов граждан СССР, как первоначальных звеньев восстановления законной власти. «Обволакивание» сетью Советов всей территории страны и доведение Советов до такой степени политической боеспособности, чтобы они могли отважиться на принуждение к самоликвидации местных режимных управленческих структур. Местных, а затем и региональных, и центральных, – по мере приобретения опыта в этом благом начинании.

Иного пути относительно «бескровной» передачи власти народу пока, на наш взгляд, не просматривается.

IX.

Имеется здесь ещё одно непреложное условие, которое должно быть непременно соблюдено, иначе у нас ничего не получится.

Состоит оно в том, что борцы за Советскую власть должны без всяких отговорок владеть новейшей формой марксистского учения: идеологией современного советского патриотизма.

Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин сотворили нечто грандиозное и всемирноисторическое: новый общественный строй, новую общественно-экономическую формацию. Но созданного ими оказалось недостаточно, чтобы устоять в эпоху глобальных межцивилизационных войн с применением новейших информационно-психологических методов ведения боевых действий.

Сталин, последний из классиков, ушёл из жизни 67 лет назад.

Но марксизм, как всякая научная доктрина, созидательный потенциал которой далеко ещё не исчерпан, не мог, конечно же, стоять на месте, несмотря на все происки и старания классового врага.

Он развивался, появлялись новые имена и новые люди: Ким ИР Сен в Корее, Мао Цзэ-дун в Китае.

В оккупированном СССР марксистская наука целостно вышла на исторически новую ступень своего углубления и совершенствования, принявши облик ИССП – идеологии современного советского патриотизма.

Всякий подлинный, искренний приверженец марксистских взглядов должен яснее ясного представлять себе: того, о чём толкует ИССП, нельзя прочитать ни у Ленина, ни у Сталина, тем паче у Маркса. Т.е., как нам себя вести в период тотальной империалистической оккупации первого в мире рабоче-крестьянского государства, что такое национально-освободительная борьба Советского народа в эпоху строительства социализма и коммунизма, и т.д., и т.п.

И это не какое-то «упущение» основоположников, а это просто объективная общественно-историческая новизна, которая пришла в свой срок, никого не спрашивая, как она обычно и приходит.

И мы, отправляясь от предупреждений тех же классиков, должны быть готовы к её неизбежному приходу, не упираться по-бараньи, не прятаться за спины корифеев, не вопить, что этого, – мол, – нет у Сталина, нет у Ленина, нет в академических изданиях середины прошлого века, – но смело погружаться в представшую нам новизну, какое бы «непривычное» имя под ней ни значилось. Смелее погружаться, – тем более, если мы видим, что она, в общем-то, прекрасно работает на наши цели, на наше дело, изучать её и активно к этому нашему делу применять.

Да, пока что идеология ССП досконально, строго по пунктам не представлена в некоем подобии «Краткого курса истории ВКП(б)». Но в целом её подробнейшее изложение содержится на центральном сайте Движения граждан СССР, а в качестве временного заменителя «Краткого курса» можно использовать Постановления и другие основополагающие документы (Отчётные доклады и пр.) Съездов граждан СССР всех пяти созывов, от первого до пятого.

Читайте их подряд, ничего существенного не пропуская, вот и будет вам почти что «Краткий курс». А если добавить ещё Программные заявления Большевистской платформы, в особенности Заявление 2001г. (опубликовано недавно в «Ленинском пути»), то не то, что «будет», а будет наверняка даже с избытком. И это при том, что для особо любознательных есть ещё и материалы Расширенных пленумов Исполкома СГ СССР, они также все размещены на нашем центральном сайте.

Итак, когда мы говорим об усвоении основ идеологии современного советского патриотизма, то имеем в виду, в первую очередь:

  • понимать и уметь довести до понимания окружающих нынешний геополитический статус СССР как страны, временно оккупированной силами и структурами транснационального капитала и нуждающейся в освобождении заново сплотившимся Советским народом;
  • понимать, что Советский народ есть совокупность граждан СССР;
  • понимать роль и значимость гражданства СССР как главного консолидирующего фактора, делающего население Народом;
  • понимать смысл нашей освободительной борьбы как повсеместного массового воссоздания Советов – первичных ячеек законной власти;
  • понимать роль и значимость сталинских моделей – экономической и демократической – для выруливания страны, по её освобождении, на траекторию нормального социалистического и коммунистического развития;
  • понимать роль и значимость материалистической диалектики как всеобъемлющего учения о РАЗВИТИИ – о высшем виде движения, об «универсальном мировом процессе» (В.И.Лениин);
  • понимать роль и значимость основной объяснительно-предсказательной схемы марксистской политэкономии – ЗАКОНА СООТВЕТСТВИЯ производственных отношений (базиса общества) характеру и уровню развития производительных сил; понимать, что главная производительная сила общества – это РАБОЧИЙ, ТРУДЯЩИЙСЯ (В.И.Ленин), а не «техника»;
  • иметь достаточно ясное представление о двухфазном строении коммунистической общественно-экономической формации и о том, что поражение в Третьей мировой войне мы потерпели на переходе от низшей фазы этой формации (от социализма) к высшей – собственно коммунистической;
  • покончить с путаницей в вопросе о диктатуре пролетариата; понимать, что диктатура пролетариата в её государственной форме – это есть Советская власть (В.И.Ленин), она у нас будет, пока мы не построим полный коммунизм; прекратить поиски диктатуры пролетариата где-то «вокруг и около» Советской власти и понять, что в базовых Советских Конституциях – Сталинской и 1977 года – изображена именно она – диктатура пролетариата, и она никуда не денется, пока Конституция СССР 1977 года будет у нас действовать де-юре, а затем де-факто;
  • понимать, что рабочий класс в широком смысле слова – как СОВЕТСКИЙ рабочий класс – также никуда не денется, и что Советский народ есть современная форма его революционной гегемонии, а не какое-то «внеклассовое» понятие.

 

Дорогие друзья, единомышленники и соратники,
приведённый нами перечень можно продолжать и продолжать, он далеко не исчерпывающий.

Среди всех «никуда не девшихся» едва ли не первое место занимает марксизм-ленинизм – великое учение о построении людьми труда под руководством коммунистов-ленинцев самого справедливого и человечного общества на Земле.

Снова и снова повторяем, что марксизм в это Смутное время никуда не «исчезал» и не уходил со всемирноисторической арены; он РАЗВИВАЛСЯ, невзирая на те условия, в которые был поставлен, и успешно поднялся на новую ступень этого своего неотвратимого неостановимого развития – на ступень, всецело отвечающую тем жестоким, но и обнадёживающим реалиям, с которыми столкнула нас История.

И это всё надо ЗНАТЬ, ЗНАТЬ и ещё раз ЗНАТЬ, иначе все разговоры о счастливом нашем будущем останутся пустой болтовнёй.

Если мы, призывая к освобождению нашей Родины, хотим вернуться в социализм, но не застрять в нём (как в позднесоветский период), а сразу же начать прокладывать пути в высшую фазу нашей формации, то и теорией следует пользоваться той, которая соответствует, вот именно, этапу развёрнутого строительства коммунизма, но не более ранним стадиям, возможности которых уже реализованы.

И такая теория есть, создана, существует, – советские патриоты время зря не тратили минувшие 25 лет.

Или кто-то считает, что четверть века – это слишком уж долгий срок для того, чтобы вытащить учение Маркса–Энгельса–Ленина–Сталина из той пропасти, куда его без малого столетие старались спихнуть, и не только вытащить из пропасти, но ещё и вознести на новый виток всемирноисторической развитийной спирали? Что ж, попробуйте сами – убедитесь, что мы ещё довольно проворно управились.

Итак, друзья и сограждане, – вперёд, в СССР, освобождённый от империалистической оккупации, а затем и в Союз, уже коммунистический, к которому будут присоединяться новые и новые страны и народы нашей планеты. Вот такой завет шлёт нам наш вдохновенный Съезд 1995 года и все четверо его собратьев 2001, четвёртого, седьмого и девятнадцатого годов.

И пусть судьба дарует если не всем, то хотя бы большинству из нас встретить и отпраздновать тот лучезарный день, когда завет этот окажется полностью осуществлён.

Москва, октябрь 2020г.


[1] См. Праздник на другой день после «праздника». Информбюллетень Московского центра БП в КПСС №6, июнь 1992г.

[2] См. О Союзе граждан СССР и др. материалы Расширенного пленума Оргкомитета Большевистской платформы в КПСС 24 июля 1993г. Информбюллетень «Светоч» №19, июль – август 1993г.; материалы V Политклуба Московского центра БП в КПСС Гражданство СССР: дальше отступать некуда. Информбюллетень Московского центра БП в КПСС №17, сентябрь 1994г.

[3] См. Ф.И.Тютчев. Стихотворения. – Советский писатель, Ленинград, 1953, стр.338.

[4] См. об этом материалы уже упоминавшегося Расширенного пленума Оргкомитета БП в КПСС 24 июля 1993г.

[5] См. также Страна, которую мы не потеряли. Вступительное слово и Доклад члена Исполкома СГ СССР, председателя Конституционной комиссии Съезда Т.Хабаровой, 27 декабря 1997г.


Короткая ссылка на этот материал: будет добавлена позже.
Этот материал на cccp-kpss.narod.ru